Святитель архіеп. Аверкій (Таушевъ) – Какъ пріобрѣтается евангельская любовь и почему ея нѣтъ въ современномъ обществѣ?

Изъ цикла бесѣдъ на тему: «Современность и духовная жизнь».

«Сынъ Человѣческій пришедъ найдеть ли вѣру на землѣ?»

(Лук. 18. 8.)

«И, по причинѣ умноженія беззаконія, во многихъ охладѣетъ любовь»

(Матѳ. 24,12.)

Современный міръ погибаетъ отъ оскудѣнія любви. Единственная сила, которая могла бы спасти погибающій міръ – это евангельская любовь. Но какъ пріобрѣтается евангельская любовь и почему ея нѣтъ въ современномъ обществѣ? Отвѣтъ на эти вопросы даетъ намъ Слово Божіе и творенія великихъ наставниковъ духовной жизни, которые самою жизнью своею засвидѣтельствовали, что они путемъ долгихъ подвижническихъ трудовъ стяжали эту любовь евангельскую, а потому и намъ были вправѣ оставить указанія пути, которымъ эта любовь пріобрѣтается. Къ сожалѣнію, ни Слово Божіе, ни эти дивныя творенія вдохновенныхъ подвижниковъ вь наше время большинствомъ людей, называющихъ себя «христіанами», не читаются, ибо интересы ихъ направлены совсѣмъ въ другую сторону. Удивительно ли послѣ этого, что весь міръ въ ХХ-омъ вѣкѣ, отъ котораго ожидали столько благъ для человѣчества, зашелъ въ непроходимый нравственный тупикъ и стоитъ буквально на краю страшной пропасти, готовой поглотить его?!

Но все это бѣдственное состояніе современнаго человѣчества за много-много лѣтъ предвидѣло Слово Божіе, предвидѣли и эти дивные духоносные отцы-подвижники. Обратимся же къ ихъ авторитетному ученію и посмотримъ, какой отвѣтъ они даютъ на поставленные нами выше первостепенной важности вопросы, отъ правильнаго разрѣшенія которыхъ зависятъ, если не судьбы всего міра, слишкомъ ужъ далеко отошедшаго отъ истины евангельскаго ученія, то, по крайней мѣрѣ, личная судьба каждаго изъ насъ, еще не утратившихъ интереса къ этимъ важнѣйшимъ вопросамъ человѣческой жизни.

Истинная евангельская любовь, что необходимо знать и помнить прежде всего, чужда нашему поврежденному грѣхомъ естеству. Для нашего естества въ теперешнемъ его поврежденномъ состояніи естественнымъ, природнымъ является ЭГОИЗМЪ, СЕБЯЛЮБІЕ, «САМОСТЬ», по мѣткому выраженію наставника духовной жизни Епископа Ѳеофана Вышенскаго.

Эта «»самость» –дѣтище самоутверждающейся человѣческой гордыни.

Чѣмъ можно убить эту гордыню и разбить о камень ея исчадія – себялюбивыя эгоистическія мысли и чувства, – мы знаемъ. Это можно сдѣлатъ только духомъ Христова СМИРЕНІЯ. Мы должны усвоиться Христу, научиться отъ Него, какъ Онъ Самъ насъ къ этому призываетъ, «кротости» и «смиренію» (Матѳ. XI, 29). Но для этого, само собой понятно, НЕОБХОДИМО прежде всего УВѢРОВАТЬ ВО ХРИСТА, признать Его, какъ Сына Божія, пришедшаго въ міръ спасти человѣка. А для того, чтобы увѣровать во Христа и принять Его Евангеліе, какъ благую вѣсть о спасеніи міра и человѣка, надо сначала расположить свое сердце вообще къ вѣрѣ въ Бога, въ существованіе духовнаго міра сверхъ этого міра чувственнаго. Этого-то именно, то-есть ВѢРЫ ВЪ БОГА, ВЪ ДУХОВНЫЙ МІРЪ, И НЕДОСТАЕТЪ СОБРЕМЕННОМУ ЧЕЛОВѢЧЕСТВУ. Откуда же взять ему тогда евангельскую любовь? – Въ этомъ и кроется одна изъ основныхъ причинъ современнаго оскудѣнія любви.

Для того, чтобы пріобрѣсти въ своемъ сердцѣ евангельскую любовь, необходимо, прежде всего, ГОРЯЧО, ВСѢМЪ СЕРДЦЕМЪ УВѢРОВАТЬ ВЪ БОГА, КАКЪ НАШЕГО ТВОРЦА И ПРОМЫСЛИТЕЛЯ. Необходимо углубиться въ созерцаніе дивныхъ дѣлъ Божіихъ, какъ они проявились и доселѣ проявляются въ твореніи и промышленіи. Необходимо живо представлять себѣ величіе, премудрость и благость Бога – Творца вселенной и человѣка. Надо глубоко осознать и прочувствовать величіе всемогущества Божія, сказавшееся въ твореніи, поражающую душу глубину, поистинѣ «бездну богатства и премудрости и вѣдѣнія Божія», «непостижимость судебъ Его» и «неизслѣдимость путей Его» (Рим. XI, 33), съ которыми все создано и ведется неуклонно къ Ему Одному вѣдомымъ цѣлямъ, а въ особенности – неизреченную любовь Божію къ созданной Имъ твари. Если мы представимъ себѣ все это ясно и глубоко прочувствуемъ, если вникнемъ, наконецъ, въ то, что, Богъ печется о насъ, какъ любящій отецъ и даже еще нѣжнѣе – какъ любящая мать, и того больше (Исаіи 49, 15), то сердце наше не можетъ не преисполниться самой пламенной и благоговѣйной любовью къ столь любящему насъ Богу.

Если же мы дадимъ себѣ трудъ вдуматься въ то, что Богъ не только нашъ Творецъ и Промыслитель, но и СПАСИТЕЛЬ: что Онъ не только не отвернулся отъ падшаго человѣка, отплатившаго Ему черной неблагодарностью за всѣ Его благодѣянія, но Сына Своего Единороднаго не пожалѣлъ ради насъ, окаянныхъ, а отдалъ Его на страшныя истязанія и позорную мучительную смерть (Іоан. 3, 16), лишь бы только вернуть намъ возможность вѣчнаго блаженства въ общеніи съ Нимъ, то при такомъ углубленномъ размышленіи объ этомъ дивномъ, всякое человѣческое разумѣніе и постиженіе превосходящемъ, подвигѣ Божественной любви, надо быть поистинѣ безчувственнымъ камнемъ, чтобы не отвѣтить Богу любовью на любовь!

Къ сожалѣнію, наше глубоко падшее естество само по себѣ неспособно къ такой любви въ совершенно чистомъ, идеальномъ видѣ. Къ этой любви, если она и есть у человѣка – назовемъ ее «естественной», по терминологіи свв. отцевъ, – всегда примѣшивается нѣчто отъ эгоизма, отъ духа самоутверждающейся гордыни, нѣчто чуждое чистой духовности, связанное съ душевно-тѣлесностью. Многіе поэтому, мнящіе о себѣ, что они любятъ Бога, въ дѣйствительности любятъ только свою мечту, любятъ самихъ себя, услаждаясь возникающимъ при этомъ естественнымъ движеніемъ тѣлесныхъ чувствъ, нервныхъ ощущеній и душевно-тѣлесныхъ явленій въ организмѣ.

«Люби Бога», говоритъ нашъ отечественный наставникъ духовной жизни Епископъ Игнатій (Брянчаниновъ), «такъ, какъ Онъ заповѣдалъ любить Его, а не такъ, какъ думаютъ любить Его самообольщенные мечтатели...». «Не сочиняй себѣ восторговъ, не приводи въ движеніе своихъ нервовъ, не разгорячай себя пламенемъ вещественнымъ, пламенемъ крови твоей» («Аскетическіе опыты», т, I, стр. 129). Иными словами, истинная любовь къ Богу должна быть любовью ЧИСТО-ДУХОВНОЙ, свободной отъ всякой душевно-тѣлесности. Для того, чтобы научиться любить Бога такой чисто-духовной любовью необходимо подавить въ себѣ всякое проявленіе самоутверждающейся гордыни, необходимо «смиреніе сердца» и «сокрушеніе духа», о чемъ такъ часто любитъ напоминать своимъ духовнымъ чадамъ другой нашъ великій наставникъ Епископъ Ѳеофанъ Вышейскій, многократно повторяя, что «сила молитвы», черезъ которую мы вступаемъ въ общеніе любви съ Богомъ, – «духъ сокрушенъ, сердце сокрушенное и смиренное» (напр. «Послѣдніе завѣты» стр. 5, 11).

ТОЛЬКО СМИРЕННЫЙ СПОСОБЕНЪ ВПОЛНѢ ЧИСТО ЛЮБИТЬ БОГА ИСТИННО-ДУХОВНОЙ ЛЮБОВЬЮ. Гордый же любитъ не Бога, а свою «любовь» къ Богу, восхищается ею, любуется своими чувствами и переживаніями, услаждается разгоряченіемъ крови и нервовъ, которое всегда бываетъ слѣдствіемъ такой эгоистической чувственной любви, иными словами: ГОРДЫЙ, ВООБРАЖАЯ, ЧТО ЛЮБИТЪ БОГА, ВЪ ДѢЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ЛЮБИТЪ ТОЛЬКО САМОГО СЕБЯ, СВОИ ОЩУЩЕНІЯ, СВОИ ПЕРЕЖИВАНІЯ и ими дорожитъ, а не дѣйствительной своей вѣрностью и преданностью Богу.

Каковъ же критерій истинной, а не мнимой, подлинной духовной любви къ Богу?

Онъ данъ намъ въ Евангеліи. Господь сказалъ ясно:

«АЩЕ КТО ЛЮБИТЪ МЯ, СЛОВО МОЕ СОБЛЮДЕТЪ. НЕ ЛЮБЯЙ МЯ СЛОВЕСЪ МОИХЪ НЕ СОБЛЮДАЕТЪ» (Іоан. XIV, 23-24). Понятно и убѣдительно! Истинно любитъ Бога только тотъ, кто искренно всей душей старается исполнять Божественныя заповѣди.

«Ты хочешь научиться любви Божіей?» спрашиваетъ Еп. Игнатій: «удаляйся отъ всякаго дѣла, слова, помышленія и ощущенія, воспрещенныхъ Евангеліемъ. Враждою твоею ко грѣху, столько ненавистному для всесвятаго Бога, покажи и докажи любовь твою къ Богу. Согрѣшенія, въ которыя случится впасть по немощи, врачуй немедленно покаяніемъ» (тамъ же).

Какой отсюда прямой выводъ? – Для того, чтобы научиться истинной любви къ Богу, необходимо ЧТЕНІЕ И ИЗУЧЕНІЕ ЕВАНГЕЛІЯ, въ которомъ полно изложено, какъ мы должны жить, чтобы угодить Богу, все то, чего Богъ отъ насъ хочетъ. Еп. Игнатій такъ и говоритъ: «Ты хочешь научиться любви Божіей? тщательно изучай въ Евангеліи заповѣданія Господа». Но, конечно, одного формальнаго, внѣшняго изученія мало. Необходимо все узнанное и изученное стараться примѣнить къ себѣ, приложить къ своей жизни, сдѣлать изъ всего, выражаясь по современному, практическое употребленіе. «Старайся», говоритъ Еп. Игнатій: «исполнить заповѣданія Господа самымъ дѣломъ, старайся обратить евангельскія добродѣтели въ навыки, въ качества твои. СВОЙСТВЕННО ЛЮБЯЩЕМУ СЪ ТОЧНОСТЬЮ ИСПОЛНЯТЬ ВОЛЮ ЛЮБИМАГО» (тамъ же, стр. 130). Чтобы дѣйствительно любить Бога, мы должны всегда хранить неизмѣнную и ничѣмъ непоколебимую вѣрность Ему: «Вѣрность – непремѣнное условіе любви. Безъ этого условія любовь расторгается» (тамъ же).

Итакъ, пріобрѣсти евангельскую любовь къ Богу нельзя иначе, какъ только черезъ изученіе Евангелія и черезъ искреннее стремленіе воплотить въ жизни все, что заповѣдуетъ Евангеліе. Посмотримъ же, насколько доступно все это и пріемлемо для современнаго человѣка.

Современный человѣкъ, съ эпохи такъ называемаго «гуманизма», богомъ для себя, по большей части, практически, а весьма часто и теоретически, признаетъ лишь  с а м о г о   с е б я : свой собственный умъ или «разумъ», а иногда даже самыя низменныя чувства, плотскія удовольствія и наслажденія, по слову Апостола: «Богъ у нихъ чрево» (Филип. III, 19). И дѣйствительно, всѣ новѣйшія политико-экономическія теоріи, изъ-за которыхъ спорятъ, ссорятся и дерутся между собой всевозможныя политическія партіи, а въ послѣднее время и цѣлыя націи, очень напоминаютъ религіозныя системы съ «богомъ-чревомъ« во-главѣ. «ЧРЕВО» и служеніе ему поистиннѣ стало идеаломъ главной массы современнаго человѣчества, какъ нѣкій новый Ваалъ, которому приносятся страшныя кровавыя жертвы, съ полнымъ забвеніемъ стыда, чести и совѣсти. И всѣ новѣйшія достиженія техники, всевозможныя открытія и изобрѣтенія, вплоть до атомной и, какъ говорятъ, еще болѣе страшной, водородной бомбы, направляются всѣ къ той же цѣли – безпрепятственнаго служенія «чреву». Высшіе, подлинно-духовные идеалы жизни забыты, и о нихъ не хотятъ даже вспоминать современные государственные и общественные дѣятели, фактическіе вершители судебъ и руководители жизни современнаго человѣчества, отъ которыхъ при нынѣшнемъ порядкѣ вещей очень и очень многое, если не все, въ земной жизни теперешнихъ людей зависитъ. Они и направляютъ эту жизнь по желательному для нихъ руслу, тщательно вытравляя изъ сознанія людей, рожденныхъ въ христіанствѣ завѣты Евангелія, и подмѣняя религію Бога истиннаго религіей бога – «чрева». Внимательно наблюдающіе жизнь современныхъ людей и сравнивающіе ее съ жизнью, какая была хотя бы 40-50 лѣтъ тому назадъ, не могутъ не видѣть, насколько успѣшно идетъ въ мірѣ эта повсемѣстная работа по религіозно-нравственному разложенію, и какихъ поистинѣ кошмарно-жуткихъ плодовъ она достигла.

Конечно, для людей, уже поддавшихся этой разлагающей работѣ, евангельская любовь къ Богу, безъ предварительнаго чудеснаго перерожденія ихъ, недоступна, ибо они всецѣло поглощены самолюбіемъ эгоизмомъ, «самостью»; о Евангеліи они и слышать не хотятъ, ибо оно только мѣшаетъ имъ жить въ свое удовольствіе, работая низменнымъ страстямъ своимъ. Теоретически они, большей частью, даже отвергаютъ самое бытіе Божіе, духовный міръ, возможность Божественнаго Откровенія. Мы говоримъ «теоретически», ибо настоящихъ безбожниковъ-атеистовъ на свѣтѣ, собственно говоря нѣтъ, или они встрѣчаются, какъ нѣкая ненормальность, нѣкое извращеніе природы, подобно идіотамъ, физическимъ уродамъ, только въ видѣ исключенія. Современные безбожники, въ главной массѣ своей, – вовсе не безбожники, а богоборцы. Это они сами засвидѣтельствовали, объявивъ на нашей несчастной родинѣ, войну Богу, на такъ называемомъ ими самими «Противобожественномъ Фронтѣ». Само собой понятно, что такіе люди не только не хотятъ размышлять о Богѣ, о Его Божественномъ величіи, премудрости и благости, но нѣкоторые даже искуственно возбуждаютъ въ себѣ ненависть къ Богу, какъ Существу, мѣшающему имъ спокойно предаваться своимъ низменнымъ животнымъ инстинктамъ. Къ Евангелію они подходятъ съ самой строгой придирчивой критикой и, не будучи въ состояніи какъ-либо опорочить его высокое нравственное ученіе, стараются тѣмъ не менѣе такъ или иначе унизить его авторитетъ въ глазахъ вѣрующихъ. Главнымъ предметомъ – мишенью ихъ нападокъ являются, въ особенности, дивныя и непостижимыя для человѣка, чрезвычайныя проявленія Промысла Божія, называемыя обычно «чудесами». Они утверждаютъ, что эти чудеса, какъ и всякія вообще чудеса, невозможны, невѣроятны, неправдоподобны, такъ какъ ими якобы нарушаются незыблемоустановленные разъ навсегда законы природы.

Такъ ли это, однако, на самомъ дѣлѣ и дѣйствительно ли чудо является нарушеніемъ законовъ природы?

Для правильнаго рѣшенія этого, вопроса необходимо прежде всего имѣть въ виду слѣдующее. Разсуждать о возможности или невозможности того или другого явленія съ точки зрѣнія незыблемости законовъ природы, съ положилельностью и авторитетностью, имѣетъ право только тотъ, кому доподлинно извѣстны всѣ, безъ исключенія, законы природы. Кто можетъ сказать это о себѣ? Развѣ не величайшую наглую самоувѣренность проявилъ бы тотъ, кто осмѣлился бы это утверждать? Мы прекрасно знаемъ, что ученые, занимающіеся изученіемъ окружающей насъ природы, безпрерывно открываютъ все новые и новые законы природы, дотолѣ бывшіе неизвѣстными, и каждое новое открытіе часто производитъ потрясающее впечатлѣніе, иногда цѣлый переворотъ въ наукѣ и въ человѣческой жизни. Что еще вчера представлялось невозможнымъ и невѣроятнымъ, съ точки зрѣнія законовъ природы, то сегодня является уже безспорнымъ для всѣхъ реальнымъ фактомъ. Вспомнимъ, какъ сравнительно совсѣмъ еще недавно французская Академія Наукъ объявила сумасшедшимъ человѣка, который заявилъ, что онъ въ теченіе сутокъ пошлетъ сообщеніе изъ Европы въ Америку и получитъ отвѣтъ. Теперь, когда мы имѣемъ телеграфъ и еще болѣе замѣчательное изобрѣтеніе – «радіо» – въ этомъ для насъ уже нѣтъ ничего удивительнаго, и мы видимъ, что никакіе законы природы при этомъ не потерпѣли ровно никакого ущерба. Точно также еще недавно серьезные ученые считали безуміемъ попытку изобрѣсти летательный аппаратъ, который былъ бы тяжелѣе воздуха, а теперь для насъ это уже воплощенная въ жизнь дѣйствительность, и при томъ, увы, къ сожалѣнію, какай печальная и мрачная дѣйствительность!

Что же? Развѣ нарушены были здѣсь какіе-нибудь законы природы?

Нисколько! Извѣстные прежде законы остались незыблемыми, нетронутыми, но наряду съ ними обнаружено дѣйствіе еще новыхъ законовъ, дотолѣ неизвѣстныхъ.

Такъ и всякое чудо мы должны разсматривать не какъ нарушеніе законовъ природы, а КАКЪ ДѢЙСТВІЕ ЗАКОНОВЪ ПРИРОДЫ, НАМЪ ЕЩЕ НЕИЗВѢСТНЫХЪ, умомъ человѣческимъ еще не постигнутыхъ. А кромѣ того необходимо всегда помнить, что ВЫСШИМЪ ЗАКОНОМЪ ПРИРОДЫ, который доминируетъ надъ всѣми прочими, является ВОЛЯ ТВОРЦА ПРИРОДЫ И ВСѢХЪ ЕЯ ЗАКОНОВЪ – ВОЛЯ БОЖІЯ, которая управляетъ всѣми этими законами, по Своему Высочайшему усмотрѣнію, въ полномъ согласіи со Своимъ всеблагимъ Промысломъ.

Слѣдовательно, всякое истинное ЧУДО НЕ ПРОТИВОЕСТЕСТВЕННО, А ТОЛЬКО СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННО, поскольку превосходитъ всѣ извѣстные намъ законы естества. Отсюда видно, что нападки безбожниковъ на евангельскія чудеса нисколько не достигаютъ цѣли: наличіе чудесъ въ Евангеліи отнюдь не даетъ права имъ отвергать Евангеліе и его непререкаемый Божественный авторитетъ для людей.

Нѣкоторые, впрочемъ, отвергаютъ Евангеліе по болѣе высокимъ, будто бы, мотивамъ. Они говорятъ, что Евангеліе нежизненно, что евангельская мораль неприложима, непримѣнима къ жизни. Такъ любятъ говорить, между прочимъ, не только явные безбожники, но и люди, повидимому, положительно относящіеся къ евангельскому ученію, но «скорбящіе» объ его неосуществимости и старающіеся изобрѣсти какой-то «минимумъ» христіанства. На это можно только сказать, что Евангеліе дѣйствительно нежизненно, если современную жизнь людей считать естественной, нормальной, непоколебимой въ своихъ устояхъ. Но мы, кажется, теперь уже ясно видимъ, къ чему ведетъ людей эта, якобы, нормальная, естественная жизнь. Ея неизбѣжный, логичный конецъ – неминуемая гибель, самоистребленіе, самоубійство человѣческаго рода. Злобу и ненависть, господствующую и все растущую въ современномъ человѣчествѣ, можно изжить только противопоставленіемъ ей евангельской любви. А ЭТА ЛЮБОВЬ, ЕДИНСТВЕННО МОГУЩАЯ СПАСТИ МІРЪ, ВДОХНУТЬ ВЪ НЕГО ИМПУЛЬСЪ НОВОЙ ЖИЗНИ, НЕВОЗМОЖНА, ЕСЛИ ЕВАНГЕЛІЕ НЕ БУДЕТЪ СДѢЛАНО ОСНОВОЙ ЧЕЛОВѢЧЕСКОЙ ЖИЗНИ. Tertium non daturl – Иного, третьяго пути, для чело, вѣчества, зашедшаго въ нравственный тупикъ, нѣтъ: или обновленіе жизни евангельской любовью, или страшная катастрофа – окончательная гибель всего человѣчества, къ которой прямо и неуклонно ведетъ его все разрастающаяся злоба и ненависть. Всѣ власть имущіе, не утратившіе окончательно разума и здраваго смысла, общественные и государственные дѣятели должны стать сейчасъ проповѣдниками евангельской любви и не только проповѣдниками, но и исповѣдниками. А всѣ эти «лиги», «общества» и «конференціи» съ безконечными разговорами и переговорами объ устройствѣ такой системы управленія въ мірѣ, при которой могъ бы быть достигнутъ прочный миръ, – ни къ чему! Все это – праздныя мечты, и удивительно, какъ люди этого не могутъ или, вѣрнѣе, не хотятъ понять.

Что имъ мѣшаетъ?

Да все тотъ же духъ самоутверждающейся человѣческой гордыни,  д у х ъ   а н т и х р и с т о в ъ , не пріемлющій духа Христова – духа кротости и смиренія. Вотъ и причина, единственная причина, почему мы катимся въ погибель и уже висимъ надъ бездной, вотъ-вотъ готовой поглотить насъ.

И тѣмъ не менѣе, современные люди, глубоко погрузившіеся въ атмосферу эгоизма, если и невполнѣ сознательно, то гдѣ-то въ подсознаніи чувствуютъ, что имъ недостаетъ любви, инстинктивно ищутъ ее и не находятъ по вполнѣ понятнымъ причинамъ.

Они, далеко ушедшіе отъ Бога, не знаютъ, что основа всего это чистая искренная, подлинно-духовная любовь къ Богу, доказываемая искреннимъ стремленіемъ, искреннимъ стараніемъ исполнять всѣ заповѣди Божіи. Эта же любовь къ Богу уже естественно пораждаетъ въ насъ чувство ЛЮБВИ КЪ БЛИЖНЕМУ. Любовь къ ближнему такъ тѣсно связана съ любовью къ Богу, что Слово Божіе считаетъ ее какъ бы пробнымъ камнемъ истинности и искренности любви къ Богу.

«Кто говоритъ: "я люблю Бога", а брата своего ненавидитъ, тотъ ЛЖЕЦЪ», утверждаетъ Апостолъ (I Іоан. IV, 20).

И это, конечно, такъ, уже прежде всего потому, что, какъ учитъ дальше тотъ же Апостолъ: «Мы имѣемъ отъ Него такую заповѣдь, чтобы любящій Бога любилъ и брата своего» (I Іоан. IV, 21).

Любить ближнихъ это – естественная, врожденная потребность нашей природы, совершенно такъ же, какъ врождена нашей природѣ потребность любви къ Богу. И если эта потребность не сознается достаточно современнымъ человѣкомъ, то только потому, что ее заглушаетъ, подавляетъ эгоизмъ. Эгоизмъ много обѣщаетъ человѣку, но когда захватываетъ человѣка, обѣщанною счастья ему не даетъ. Любовь, подлинная евангельская любовь къ ближнему, наоборотъ, ничего не обѣщаетъ, но все даетъ. Всякое проявленіе искренней любви къ ближнему радуетъ, возвышаетъ, облагораживаетъ душу человѣка, даетъ ей ощутить нѣкій свѣтъ и духовный восторгъ и умиленіе. Злоба и ненависть, наоборотъ, помрачаютъ душу человѣка, тѣснятъ и угнетаютъ его. Достаточно хоть немного понаблюдать за собой, въ своей личной жизни, дабы легко убѣдиться, что это такъ. Вотъ почему великій знатокъ человѣческой души Епископъ Игнатій (Брянчаниновъ) съ такой рѣшительностью утверждаетъ: «Что можетъ быть прекраснѣе, насладительнѣе любви къ ближнему? ЛЮБИТЬ – БЛАЖЕНСТВО; НЕНАВИДѢТЬ – МУКА» («Аскет. опыты», т. I стр. 121).

Подсознательно чувствуетъ это и современный человѣкъ, порабощенный, подавленный человѣконенавистническимъ эгоизмомъ. Ему недостаетъ любви, онъ томится и воздыхаетъ по ней, хотя бы внѣшнія, наружныя дѣла его этого и не показывали. Часто (что, конечно, звучитъ парадоксально, но это такъ) даже злоба и ненависть проявляются особенно сильно у человѣка именно отъ этой тяготящей его внутренней неудовлетворенности. Ему не хватаетъ свѣта и воздуха любви, онъ задыхается въ своей душной внутренней атмосферѣ, не знаетъ, какъ отъ нея избавиться, гдѣ найти выходъ своему мучительному гнетущему состоянію, – ищетъ виновниковъ своего тяжелаго нравственнаго состоянія среди окружающихъ и, такъ сказать, срываетъ на нихъ всю свою злобу, все больше и больше, такимъ образомъ, закоснѣвая во злѣ. Онъ ищетъ любви, но не находитъ, потому что путь къ любви идетъ не иначе, какъ черезъ вѣру въ Бога, а Бога отвергаетъ его гордыня. Мучительно страдая безъ подлинной любви, такой человѣкъ изобрѣтаетъ себѣ всевозможные ея суррогаты. Всякаго рода суррогаты вообще характерны для нашего времени. Какъ много было суррогатовъ питанія во время послѣдней страшной міровой войны, такъ еще больше, можетъ быть, распространилось всевозможныхъ суррогатовъ духовной пищи въ наши злосчастные дни. Такъ, вмѣсто истинной религіи – вѣры во единаго Бога, сотворившаго небо и землю, – множество суррогатовъ религій – вѣра въ «вождя», или въ «демократію», или въ какую-нибудь философскую или политико-экономическую систему, въ оккультизмъ или спиритизмъ; вмѣсто любви къ ближнимъ, – «свободная любовь», партійное товарищество, поддержка своихъ единомышленниковъ по политическимъ убѣжденіямъ, доходящая иногда даже до самопожертвованія.

Все это – ничто иное, какъ суррогаты евангельской любви къ Богу и ближнимъ, наглядно доказывающіе, что человѣку врождена потребность любви, и дышать постоянно и всецѣло лишь одной атмосферой злобы и ненависти онъ не можетъ.

Но тѣмъ не менѣе, все это, какъ и обычная, всѣмъ свойственная кровная, родственная, плотская любовь, неизмѣримо ниже настоящей евангельской любви. Подлинная евангельская любовь, хотя потребность ея и живетъ въ нашемъ сердцѣ, трудна для осуществленія. Прекрасно говоритъ объ этомъ Еп. Игнатій: ,«Не подумай, возлюбленнѣйшій братъ, чтобы заповѣдь любви къ ближнему была такъ близка къ нашему сердцу: заповѣдь – духовна, а нашимъ сердцемъ овладѣли плоть и кровь; заповѣдь – новая, а сердце наше – ветхое» («Аскет. опыты» т. I, стр. 123). Иными словами: подлинная евангельская любовь постольку недоступна для насъ, поскольку мы изъ состоянія духовности ниспали въ состояніе душевно-тѣлесности, поскольку мы не живемъ жизнью духовной, а живемъ только жизнью душевно-тѣлесной.

«Естественная любовь наша», говоритъ далѣе Еп. Игнатій: «повреждена паденіемъ»; она отравлена ядомъ эгоизма. Тотъ, кто любитъ естественной, родственной любовью своихъ близкихъ, родныхъ или лицъ, къ которымъ чувствуетъ особое влеченіе, – любить непремѣнно, въ большей или меньшей степени,  э г о и с т и н е с к и ; такая любовь всегда связана съ извѣстной примѣсью эгоизма, такъ что, любя другого, человѣкъ не столько любитъ его  с а м о г о , сколько  с в о е  чувство къ нему, любитъ, въ сущности, въ немъ не его, а  с а м о г о   с е б я . Ученіе же Христово все направлено противъ эгоизма. Задача Христовой вѣры въ томъ, чтобы уничтожить въ человѣкѣ всякія проявленія эгоизма, искоренить самый эгоизмъ и насадить  п о д л и н н у ю  любовь, исключающую всякій эгоизмъ, – любовь духовную, евангельскую. Поэтому-то Евангеліе и не даетъ никакой цѣны обыкновенной плотской, душевно-тѣлесной любви – оно рѣшительно отвергаетъ любовь, зависящую отъ движенія крови, отъ чувствъ плотскаго сердца.

Въ этомъ именно смыслѣ Христосъ Спаситель и говоритъ: «Не думайте, что Я пришелъ принести миръ на землю; не миръ пришелъ я принести, но мечъ; ибо я пришелъ раздѣлить человѣка съ отцомъ его, и дочь съ матерью ея, и невѣстку со свекровью ея. И ВРАГИ ЧЕЛОВѢКУ ДОМАШНІЕ ЕГО» (Матѳ. X, 34-36). Это мѣсто Евангелія для многихъ кажется непонятнымъ и соблазнительнымъ, на первый взглядъ чуть ли не нротиворѣчащимъ остальному евангельскому ученію. На самомъ дѣлѣ смыслъ его, въ связи съ другими, подобными же мѣстами Евангелія (Напр., Луки XIV, 26 или Матѳ. X, 37) ясень: естественная плотская любовь, какъ любовь эгоистическая по природѣ своей, только мѣшаетъ проявленію подлинной духовной евангельской любви, а поэтому для того, чтобы пріобрѣсти эту высшую евангельскую любовь, необходимо пренебречь низшей плотской любовью, вмѣнить ее ни во что, БЛИЖНЯГО НАДО ЛЮБИТЬ СВЯТО, БЕЗЪ ВСЯКОЙ ПРИМѢСИ ЭГОИЗМА, и ЧИСТО, БЕЗЪ ВСЯКОЙ ЧУВСТВЕННОСТИ и ПРИСТРАСТІЙ.

Насколько низкопробна естественная любовь, по сравненію съ подлинной евангельской любовью, видно изъ того, что, какъ показываетъ жизненный опытъ, «пламеннѣйшая естественная любовь легко обращается въ отвращеніе, въ непримиримую ненависть». «Естественная любовь», говорить Еп. Игнатій: «выражалась и кинжаломъ» (тамъ же). Даже высшій видъ естественной любви – любовь материнская – и та, сама по себѣ, не будучи одухотворена любовью евангельской, весьма низкопробна, ибо она всегда желаетъ своимъ чадамъ однихъ земныхъ благъ, земного благоденствія и блаполучія, часто не думая о благахъ духовныхъ и даже прямо въ ущербъ имъ. Въ окружающей жизни мы видимъ весьма часто, какъ родительская любовь нерѣдко бываетъ очень неразумной и приноситъ одинъ только вредъ своимъ чадамъ, когда поблажаетъ ихъ дурнымъ наклонностямъ и поддерживаетъ въ нихъ эгоистическія стремленія. «Естественная любовь», подтверждаетъ это Еп. Игнатій: «доставляетъ любимому своему одно  з е м н о е ; о небесномъ она не думаетъ» (тамъ же).

Особенно плохо и непріемлемо для истинной духовной жизни то, что естественная плотская любовь связана всегда съ  п р и с т р а с т і я м и   и  н е с п р а в е д л и в ы м ъ  отношеніемъ къ другимъ людямъ. Любящій естественной плотской любовію обладаетъ нездоровымъ пристрастіемъ къ тому лицу, которое онъ любитъ, идеализируетъ его, не хочетъ замѣчать его недостатковъ, готовъ потакать всѣмъ его дурнымъ, порочнымъ свойствамъ, иногда даже, какъ бы помимо своей воли; готовъ ради него, обижать, оскорблять другихъ людей, чинить имъ всякія несправедливости и даже способенъ иногда пойти на любое преступленіе, если это угодно любимому имъ лицу. Иными словами, естественная плотская любовь слѣпа, несправедлива и держитъ въ жестокомъ рабствѣ обладаемаго ею. Обычное, особенно въ наше время; явленіе: мать, любящая своихъ дѣтей, настолько ихъ идеализируетъ, что они представляются ей во всѣхъ отношеніяхъ превосходящими всѣхъ другихъ дѣтей, и она готова бываетъ все отнять у другихъ дѣтей, чтобы дать своимъ. Ясно, что такая любовь тѣсно связана съ эгоизмомъ, ибо мать, любящая такой пристрастной любовью своихъ дѣтей и готовая, ради нихъ, обидѣть другихъ, любитъ въ своихъ дѣтяхъ  с а м о ё   с е б я .

Не такова истинная любовь къ ближнему – любовь духовная, евангельская.

Она основана, какъ на твердомъ камени, на вѣрѣ въ Бога, она вся – въ Богѣ. Вспомнимъ, какъ отвѣчалъ Господь іудеямъ, пришедшимъ сказать Ему во время проповѣди, что Матерь Его и братія Его внѣ стоять и ждутъ Его, желая говорить съ Нимъ. «Кто матерь Моя и кто братія Моя?» сказалъ Онъ въ отвѣтъ, и указывая рукою Своею на учениковъ Своихъ сказалъ: «вотъ матерь Моя и братія Моя, ибо кто будетъ исполнять волю Отца Моего Небеснаго, тотъ Мнѣ братъ, и сестра, и матерь» (Матѳ. XII, 47-50). Этими словами Господь, конечно, не отрекся отъ Своей Матери, Которую сыновне чтилъ и о Которой сыновне заботился (см. Іоан. XIX, 26-27), но только хотѣлъ въ назиданіе всѣмъ подчеркнуть, что духовныя узы любви евангельской выше узъ плотской, родственной любви, что любви духовной надо давать предпочтеніе.

Любовь духовная чужда всякихъ несправедливыхъ пристрастій, она разумна и строга и желаетъ своему любимому не обманчивыхъ и зачастую вредоносныхъ земныхъ благъ, а благъ подлинныхъ, благъ духовныхъ. ЛЮБОВЬ ДУХОВНАЯ – СВЯТА, ЧИСТА, СВОБОДНА, – ОНА ВСЯ ВЪ БОГѢ. ОНА ЕСТЬ ДѢЙСТВІЕ ДУХА СВЯТАГО ВЪ ДУШѢ ЧЕЛОВѢКА, ПРЕДАВШАГО СЕБЯ БОГУ. Поэтому, кто любитъ святой духовной любовью своего ближняго, тотъ, прежде всего, желаетъ помочь ему въ самомъ главномъ – въ дѣлѣ спасенія его души, въ его духовномъ совершенствованіи и приближеніи къ Богу.

Отсюда – насущнѣйшая задача наша: слѣпую, плотскую, страстную любовь, свойственную нашему падшему естеству, всячески очищать отъ незаконныхъ, нездоровыхъ, грѣховныхъ пристрастій и стараться претворить ее въ духовную, разумную, чистую, святую. Безъ вѣры въ Бога, безъ любви къ Богу – это, конечно, невозможно. Вотъ и причина, почему въ современномъ человѣческомъ обществѣ нѣтъ подлинной евангельской любви. Откуда взять ее, если большинство современныхъ людей, руководимыхъ чувствомъ самоутверждающей гордыни, настроены болѣе или менѣе богоборчески и о Богѣ, а тѣмъ болѣе – о любви къ Богу, и слышать не хотятъ? Это богоборческое настроеніе значительныхъ массъ современнаго человѣчества и является, въ сущности, главной и, пожалуй, единственной причиной того оскудѣнія любви, о которомъ предрекалъ Самъ Господь нашъ Іисусъ Христосъ въ Своей бесѣдѣ съ учениками о послѣднихъ временахъ міра (Матѳ. XXIV, 12).

Между тѣмъ, безъ любви жить нельзя. Любовь – это жизнь, а злоба и ненависть – это смерть. Не наглядное ли подтвержденіе этой истины мы видимъ теперь повсюду вокругъ себя? Уже цѣлый продолжительный рядъ лѣтъ всѣ мы чувствуемъ надъ собой ЗЛОВѢЩЕЕ ДЫХАНІЕ СМЕРТИ, чувствуемъ его и теперь, когда окончилась война, но все еще НѢТЪ МИРА. Безъ любви Христовой никогда и не будетъ мира, а только вражда, толкающая людей къ самоистребленію.

Вотъ почему и трагично и смѣшно читать всѣ эти безконечныя газетныя сообщенія или слушать радіовѣщанія о взаимныхъ встрѣчахъ «вождей» современнаго человѣчества, о мирныхъ переговорахъ и конференціяхъ, цѣлью которыхъ якобы является установленіе прочнаго мира на землѣ. Поистинѣ воочію для всѣхъ насъ теперь исполняется предсказаніе слова Божія о томъ, что люди будтъ говорить: «МИРЪ! МИРЪ! А МИРА НѢТЪ» (Іер. VI, 14).

Отчего же это?

А оттого, что какъ говоритъ тотъ же пророкъ Іеремія, точно прозрѣвая наши времена: «ВСѢ ОТЪ МАЛАГО ДО БОЛЬШОГО ЛЮДИ ПРЕДАНЫ КОРЫСТИ, И ОТЪ ПРОРОКА ДО СВЯЩЕННИКА – ВСѢ ДѢЙСТВУЮТЪ  Л Ж И В О . СТЫДЯТСЯ ЛИ ОНИ, ДѢЛАЯ МЕРЗОСТИ? – НѢТЪ, НИСКОЛЬКО НЕ СТЫДЯТСЯ И НЕ КРАСНѢЮТЪ" (Іерем. VI, 13-15). Какъ это удивительно похоже на то, что дѣлается теперь, неправда ли?

Нечего-намъ и думать о мирѣ безъ Христа, ибо только подлинная евангельская Христова любовь можетъ намъ дать дѣйствительно прочный и надежный миръ. «МИРЪ МОЙ ОСТАВЛЯЮ ВАМЪ, МИРЪ МОЙ ДАЮ ВАМЪ, НЕ ЯКОЖЕ МІРЪ ДАЕТЪ, АЗЪ ДАЮ ВАМЪ», говорилъ Онъ Самъ, нашъ Божественный Учитель любви, въ Своей предсмертной бесѣдѣ съ учениками на Тайной Вечери (Іоан. XIV, 27). Кто хочетъ подлиннаго мира на землѣ, тотъ долженъ идти къ нему не черезъ «мирныя конференціи», «конгрессы» и «комитеты сторонниковъ мира», гдѣ все основано на лжи и неискренности, а черезъ «миръ Христовъ», чрезъ насажденіе Христовой евангельской любви въ сердцахъ людей.

 

Архимандритъ Аверкій.

Прибавленіе къ оффиціальной части журнала «Церковная Жизнь». 1950. № 9-10. С. 25-39.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: