Святитель Амфилохий епископ Иконийский - БЕСЕДА О ПОКАЯНИИ, или о том, что не должно отчаяваться в спасении

Почему вы, сыны истины, присутствуя здесь во Святой и Кафолической Церкви, не перестаете печалиться? Если сему есть какая причина, скажите, откройте мне, как возлюбленныя чада отцу, исполненному любви, дабы вам получить от сего утешение. Ибо неприлично облекшимся от самого рождения чрез святое Крещение во Христа, Истиннаго Бога нашего, мучиться и терзаться скорбию. Да не будеть! Преблаженный Павел за­поведует непрестанно радоваться, когда гово­рить: Радуйтеся о Господе: и паки реку, радуйтеся; кротость ваша известна да будет всем человеком (Филип. 4, 4).

И так, какая причина сего уныния? Из­ъясните, хотя еще прежде изъяснения я уразумел ясно оную: Бог открыл ее моему неразумию. Знаю, знаю, что завистливый диавол обуревает ваше сердце нечистыми и скверными помыслами и помрачает разум­ное око души. Одним внушает нечестивыя хулы и другия ужасныя и нелепыя мысли. В других влагает ереси, мрачныя чувства, и, злобный, извращает для них таинства веры. Сих наклоняет к тщеславию, а тех вооружает против святых икон, называя их безполезными и ненужными. Иных подстрекает к любодейству и сладострастью и другим гнуснейшим порокам; особливо же в церкви, во время молитвы, уязвляет сердца людей слабодушных, не имеющих силы противоборствовать. А некоторых приводит к тому, чтобы не веровали бессмертной и животворящей Евхаристии и терзались от недоумений, изясняя им, что это про­стой хлеб, простое вино, и более ничего.

Все сии преступные мысли для того так заботливо всевает темный оный демон, чтобы каким-нибудь образом ввергнуть сердца человеческия в нестерпимую печаль и скорбь, от скорби привести в охлаждение и нерадение, от нерадения в отчаяние. Но умо­ляю вас, святая паства Великаго Пастыря Иисуса Христа! не занимайтесь много наваждениями, происходящими от демона, и не обращайте их в предмет вашего размышления. Только не было бы осуществлено самым делом мыслимое. Только не было бы приве­дено в действие всеваемое в душу вашу,— и семя врага тотчас будет попрано.

Ибо как о человеке, который слушает Писание и научается от него, но не исполняет учение, говорится, что он попирает семя Божественное, так и тот, кто допускает к себе соблазны диавола, но ничего соблазнительнаго не делает, попирает семя диавольское. Поскольку, как тот не есть еще свят, кто, слушая Писание, не исполняет его повеление, но кто слушает и исполняет заповедуемое им: так равно и тот еще не есть грешник, кто приемлет внушения от диавола и не исполняет оных, но приемлющий и исполняющий. Какую ты получишь пользу, если будешь каждогодно сеять и не будешь собирать жатвы? Только потерпишь труд, и ничего более. Так и диавол влагает нечистыя мысли, внушает страшныя хуления, дабы низринуть тебя и предать в руки врага твоего. Ибо мы враги темным демонам. Более всех они ненавидят род христианский, поскольку он один из всех отвра­щается от суеты их.

Посему, когда Диавол будет всевать в тебя греховные помыслы, смотри, чтобы тебе не соблазниться. Ибо для того сеет, чтобы собрать жатву. Но если ты и примешь семя его, то есть, злыя помышления, умертви оныя упражнением в Слове Божественном, духовным бодрствованием, страхом смер­ти, притрепетным воспоминанием суда;— и он пожнет солому и прах. Когда сим образом будешь противиться нечистым помыслам, победишь, без сомнения. Ибо он, лютый зверь, если увидит, что человек, допуская в себе худыя мысли, ничего, одна­ко же, худаго не делает, довольствуется пока и тем, что видит его в скуке и досаде, и говорит: «Хотя он и не исполняет того, что я приказываю ему, но довольно того, что терзаю его сердце, чтобы мне восхищаться».

И так, любезнейшие чада, отцы и мате­ри, и братья! с сего времени остерегите себя впредь от оных сетей врага. Не будем унывать, часто помышляя злое от помрачения и соблазна демонов. Более будем радо­ваться и веселиться, совершая дела духовныя, и надеясь, что ныне или завтра переселим­ся в Небесное Царство.

Когда диавол не перестает часто оболь­щать тебя греховным помыслом, ты не печалься от сего и не ослабевай сердцем твоим. Не разбирай подробно умом своим его хитрости. Но лучше с негодованием напади на него и скажи: «Все то зло, к ко­торому ты подстрекаешь меня, о диавол, сокрушит Господь Бог о главу твою, поскольку от тебя происходит и тебе вменится во грех в день суда; ибо видит Бог, откуда рождается коварство». Так скажи, не исследуя более мыслью твоею худых помышлений. Но когда приводишь в исполнение внушение диавола, тогда печалься, сокрушайся, плачь, поскольку стремишься в вечный огонь.

Если же диавол соблазняет помыслами, а ты отвергаешь их и не осуществляешь на деле, то для чего унываешь? Что печалит тебя? Не бойся. Сего никто не избежал из благоугодивших Богу. Сему подверглись и мученики, которым сколько подобнаго тому вла­гаемо было в уши, но они не были побеждены. Мучители говорили им: «Отвертитесь Христа». А они отвечали: «Нет, Господи Боже наш! не будет того, чтобы мы отверглись Твоей благости».— Неужели пото­му, что ушами своими слышали повеление отвергнуться Распятаго, они потерпели какой-нибудь вред, или уклонились от пути истиннаго? Неужели же вменено им будет в грех? Нет, не должно так думать. Если бы они, слыша такие нечестивыя слова, при­вели оныя въ исполнение, то по справедли­вости заслужили бы осуждение. Но поскольку не послушали и не отверглись, посему не тол­ько не были осуждены, но еще получили и чудные венцы от Христа Бога нашего.

Итак, возлюбленный! когда сатана бу­дет смущать тебя и говорить: «Иди, пре­дайся сладострастию», отвратись от него и скажи: «Не попусти сего, о Господи Боже!» Если будет внушат тебе: «Иди и обругай такого-то», скажи: «Не попусти, о Господи Боже»! Если будет подучать тебя и гово­рить: «Погуби того или другого, или третья-го», скажи: «Не попусти, Господи Боже»! когда будет распалять душу твою огнем за­висти, не медля отвратись от него. Опят, если будет подвигать тебя на гневъ, не слу­шай. Когда будет возмущать тебя, не отвечай, и ты победил противника! Смятохся, сказано, и не глаголах (Псал. 76, 5). Если будет ловить тебя унынием, по причине падения твоего, мужайся. Если будет призы­вать к тщеславию, ты, как грешный и несчастный, посмейся ему и смири душу свою. Ибо диавол часто вдыхает тщеславие и в тех, которые ничего добраго не сделали.

Если будет приманивать к гордости, вспомни, кто был он и откуда ниспал; а также и то, что есть человек? Лежа во гробе, издает запах хуже всякаго животнаго. Гордость же состоит в том, если ты гнушаешь­ся бедными, и рабами твоими, и служащими тебе, потому что одеты в рубища. Если не­истовый будет поощрят к любострастию, удержи руку твою. Ибо многих сей лукавый, не могши ввергнут в явный блуд, любодянием тайным тем сильнее сокрушил.

Диавол безстыден и всяким образом искушает человека. И когда увидит, что кто-нибудь занят страстно, наступает, и оружием сей страсти умерщвляет его. Посему, когда он подсматривает в тебе сребролюбие, отдай излишнее бедным, если только имеешь золото или серебро. О жизни же своей не заботься ни мало. О тебе будет заботиться и печься до последняго твоего издыхания Бог, Который в лице бедных принимает дар твой. Если же ты ничего не имеешь, а диавол воюет против тебя, желая сделать душу твою сребролюбивою, не стремись собирать неправдою и похищать чужое. Может быть, это послужит некоторою благовидною причиною к твоему оправданью.

Опять, если разжигает и воспламеняет ко вражде против твоего брата, возбуждая в тебе неукротимую ярость, нетерпение, мщение и быстроту на беззаконие, берегись, чтобы не впасть в сию слепую страсть, непрестанно снедающую человека. Но принуж­дай сердце твое к молитве за оскорбляющих тебя, и немедленно скроются от тебя злоба и ненависть, побежденные тобою, и все то, что сродно и подобно им. Сим образом победили сию страсть все благоугодившие Господу. И вообще, если диавол будет к чему-либо подстрекать, противостань немед­ленно и скажи ему: «Нет, никогда не сделаюсь столь беззаконным исполнителем злых твоих советов». Ибо все то зло, которое ты помышляешь в каждый день и час — знай и помни — посевает в тебе сатана по древнему своему обычаю, хитростью ста­раясь тайно обмануть твое чувство и после ввергнуть тебя в пропасть.

Но, может быть, ты спросишь: «Если все таковыя страсти успел уже посеять во мне диавол, то что я буду делать, обремененный и отягченный таким множеством беззаконий?» Кайся, брате, трудись в духовных подвигах, и опят поставлен будешь в преж­нее твое состояние. Но скажешь: «Сомневаюсь, буду ли принят в покаяние, ибо осквернил святое Крещение и боготканную одежду очернил». Что ты осквернен — знаю, любез­ный! Впрочем, раскайся, и, я твердо уверяю тебя, ты будешь принят. Мы примирим тебя с Богом, не бойся. Имееш спасение, имеешь покаяние. Только откажись от греховной своей работы. Чрез нас Сын Божий отверзает рай. Только покайся. Только обра­тись. Хотя мы, предстоятели, и сами грешники, но Христос Бог наш с величайшим благоволением вручил ключ от рая в руки нас, смиренных. Что свяжете на земли, говорит, будет связано на небесе. И что разрешите на земли, будет разрешено на небесех». (Мф. 18,18). Посему с упованием раскайся, и получишь прощение от Того, Кто имеет власть на земле отпускать грехи.

«А что ест покаяние? — спросишь. — Я не имею о нем яснаго понятия, поскольку никог­да не упражнялся в нем». Хочешь, я изъ­ясню тебе, в чем оно состоит? Не вкушай неумеренно, подобно безсловесным; не упи­вайся каждодневно; возлюби пост, слезы, прилепись сильне к молитве, чаще будь в церкви, и найдешь успокоение для души твоей. Не слушай тех, которые говорят: «Какая польза целый день молиться»? Так говорит научает некоторых диавол, дабы вовсе обессилить дух молящагося. Ибо род страстей и демонов ничем другим не изгоняется, кроме молитвы и истиннаго пощения. Посему, спеши в церковь, торопись к исповеданию; повергнись в объятия Божии, ибо врата Божия прообразуют объятия Бога и Отца. Та­кова Церковь. Никого не отвергает, но всех принимает, всех вмещает в лоно свое, всех утешает, всех лобызает, всех объемлет, поскольку драгоценна для нея польза каждаго. Приди, послушай. Я докажу тебе и другим образом, что не должно совершенно отчаяваться в спасении своем. Возьмем пример из книги святых, прославивших себя подвижничеством.

Один достойный удивления старец рассказывал, что некоторый брат был побежден демоном блуда до такой степени, что весьма часто впадал в грех сей, но также весьма часто умилостивлял и Господа своего слезами и молитвами. После такого раскаяния, побуждаемый навыком, опят падал в грех. Но и опят, по падении, стремился в церковь, и там, взирая на честное и славное изображение Господа нашего Иисуса Христа, повергался пред оным с гор­ькими слезами, и говорил: «Господи! помилуй меня. Отыми от мене страшное искушение сие, поелику побежден от него, и жестоко уязвляюсь, пленяемый горечью удовольствия. Не могу лицом моим и взирать с дерзновением на святое Твое изображение, о Владыко! и видеть медоточную лепоту лица Твоего, дабы сердце мое, зря Тебя, возвеселилось». После таковых слов выходил из церк­ви и снова низвергался в ту же пропасть. Однако и тогда не отчаявался, но спешил в церковь и взывал, подобно как и преж­де, к Человеколюбивому Господу. Много лет так он делал: не переставал грешит, не переставал и раскаяваться.

Однажды сей человек, такой дал обет Милосердому Богу: «Господи! Тебя с сего времени делаю поручителем в том, что отсел никогда уже боле не сотворю греха сего. Только, Благий, прости те согрешения, которыя соделаны от начала доныне». Когда он учинил стол страшный договор, опят сделался повинным греху. Здесь видно неизреченное человеколюбие Божие и бесконечная благость, терпеливо переносящая безмерныя преступления брата, и по множеству милости ищущая покаяние его, и ожидаю­щая, когда он возненавидит до конца греховную свою привычку. Кроме того, не год, не два, не три протекли в такой жизни, но десять лет, или и более.

Видите, возлюбленные, безмерное терпение, бесконечное человеколюбие Господа, как Он всегда долготерпит, милосердствует, переносит, и еще переносит ужасныя беззакония наши. И это тогда, когда мы, жалкие, посмеваемся Ему. Здесь должно изумлять­ся богатству милосердия Божия.— Дал брат пред Богом обещание не делать греха, и скоро оказался лжецом! ибо выходя из церкви, нарушил клятву преступлением. В сем случае нельзя не видеть бесконечной бла­гости Человеколюбиваго Бога, которая даже пренебрегла слова пророческия: погубиши вся глаголющая лжу (Пс. 5, 7). Далее; но прошу слушать внимательно. Ибо слова не непонят­ны, как часто вы говорите, слушая другое учение, и жалуетесь: «Поскольку он говорит непонятно, то и мы не можем разуметь». Вот, теперь и речь простая, и история весь­ма полезная. Посему удвойте внимание.

В один день, когда сие случилось, и по худому навыку сделан был грех, сей брат идет в церковь. Справедливо говорится: навык — как долг. Если кто привык грешит, что невольно и без желания грешит, навыком, как заимодавцем принуждаемый. И так, сделав грех, поспешно идет он в церковь, повергается лицем своим на зем­лю, плачет, рыдает, стенает, умоляя Милосерднаго Владыку сжалится над ним и подать руку помощи, дабы он мог изъят себя из нечистоты сладострастья. Когда он так поступал, диавол, видя, что нисколь­ко не успевает, ибо что он соплетал грехами, то сей разрывал упованьем на Гос­пода — бесстыдный является очам брата.

Войдя за ним в церковь и став пред дверьми, когда увидел его повергшагося ниц в слезах, обратился к святому оному изображение Господа нашего Иисуса Христа и громко возревел: «Что Тебе до меня, Иисусе Христе? Твое сострадание бесконечно. Побеждаешь меня и низвергаешь множеством милости Твоей и безмерною Твоею благостью. Для чего приемлешь сего блудни­ка, сластолюбца нечистаго, омраченнаго, оскверненнаго с ног до главы, который обманывает Тебя ежедневно, шутит властью Твоею и презирает Владычество Твое, изменяя слову истины? Для чего же не сожигаешь его страшною Твоею молниею, но долготерпишь и ожидаешь, и снисходишь? Мы слышали, что Ты будешь судить блудников и прелюбодев, и однако не хочешь погубить ни одного грешника! Подлинно, Ты неспра­ведливый Судя, и по Своему желанно превращаешь суд и склоняешь взоры на неправ­ду. Меня за гордость — неважное преступ­ление — Ты стремглав низверг с небес в преисподнюю, не пощадив ни мало; а сей и лжец, и блудник, и сластолюбец, и пья­ница и обжора, поскольку, повергшись пред лицем Твоим, проливает слезы, Ты ми­лостиво приклоняешь к нему уши Твои, кротким являешь пред ним величество Твое, и спешишь помиловать его! За что же называют Тебя праведнейшим Судею? Ибо вижу, что и Ты по великому милосер­дию произвольно смотришь на лица и нет правды в суде Твоем».

Так говорил диавол, с яростью столь великою, что из рта его выходило пламя. После того, как умолк безумный, исходит глас от жертвенника, подобный отголоску сильнейших ударов, и еще более страш­ный. Так вещал Господ к нему: «О змей лукавый и губительный! не насытил ты зло­бы своей тем, что поглотил вес мир, коварный! но и прилипившагося к неизречен­ной милости благоутробия Моего спешишь похитить и пожрать, жадный! Или столько у него грехов, что ты уравновесил их с пречистою кровью, Мною за него излиянною на Кресте? Вот страдания, смерть и кровь Моя исходатайствовали снисхождение к малым проступкам его. И ты сам, когда он идет ко греху, не отгоняешь его, но с радостью принимаешь, надеясь завладеть им, и не отказываешься от прибретения его себе, а Я, столь Благий и Милостивый, непостижимый в милосердии, повелевший уче­нику и апостолу Моему Петру прощать седимижды семьдесят раз в день оскорбивше­му его, неужели не пощажу? не сжалюсь? не помилую? Нет! поскольку прибегает ко Мне, не отвращусь от него, пока не приобрету его. Ибо за блудных, за беззаконных, за грешных Я распялся, и пречистыя Мои руки за них же распростер, дабы хотящи спастись притекал и спасался. Ни от кого не отвращаюсь и никого не отго­няю от Моей благости, хотя бы кто тысячу раз в день приходил ко Мне и исходил, и опять приближался ко Мне. Поскольку Я приходил не праведных, но грешных призвать на покаяние».

Когда исходил глас сей, диавол не в силах был бежать и удалится. Потом опят был глас: «Выслушай, обольститель, и то, за что обвиняешь. Праведен Я, и в чем

кого обрету, за то сужу. Вот, Я нашел его в покаянии и исповедании, и в праведнос­ти, поскольку лежит у ног Моих и яв­ляется победителем твоим. Посему приму дух его, и обращу душу его, как однаго из святых, поскольку в течение стол многих лет не отчаялся в спасении своем, стяжав твердую надежду на Мою благость. А ты зри славу души сей и мучься завистью и ревностью, погибельный!» Тогда брат, лежавший ниц на лице своем в слезах и рыдании, предал дух свой. Немедленно мщение в вид горящаго огня ниспало на сатану и пожрало его, потому что не устыдился Гос­пода Бога.

Вот доказательство! Довольно было бы и сего примера, но хочу предложит вам, лю­безные, и другой, стол же полезный, ясно показывающий, что Бог не отвращается ни от кого из приближающихся к Нему. Предложу и сей пример из книги отцев.

Один великий старец [1] столько превзошел искушение демонския, что боле уже не боролся с ними мыслию, но зрел очами и Ангелов, и демонов, как первые стараются о спасении человеческом, а другие о погибе­ли. Он столько был велик и высок в духе, что пребывал спокоен, когда видел нечистых духов. Часто укорял их и приводил в досаду, напоминая им приготов­ленную для них огненную геенну. Напоследок и темные оные демоны разгласили между собою один другому о старце, и положили в совете своем, чтобы с сего времени никто из них не сообщался с ним, из опасения, дабы кому-нибудь не нанес он вреда, по­скольку достиг удивительнаго безстрастия. Действительно, старец как бы обоготворен был Всесвятым Духом.

Итак, когда старец был так строг, а демоны так робки, один из демонов сказал другому: «Брат Зерефер! (так назы­вался сей демон) если кто из нас, демонов, раскается, примет ли того Бог, или нет? Кто это знает? скажи мне». Зерефер отвечал: «Хочешь, я пойду к тому великому старцу, который не боится нас, и выпытаю у него?» «Иди, говорил другой. Но смотри, он прозорлив, узнает обман твой, ибо не преминет вопросить Бога своего. Одна­ко, иди. Может быт, ты и успеешь в намерении, а если и нет, то, сделав свое дело, возвратишься назад».

Тогда Зерефер отправился к старцу, и приняв на себя притворный вид, начал плакать и рыдать пред ним, как человек. Бог же, желая показать, что Он никого не отвращается, но всех прибегающих к Нему принимает, на сей раз не открыл старцу, что это диавол, пришедший искусит его. Ста­рец смотрел на него, как на простого человека. Увидев его, говорит ему: «Кто ты, о человек? и что с тобою случилось, что ты так горько плачешь и сильно рыдаешь»? «Святый отец! — отвечал диавол.— Я не чело­век, но демон злой, каковым признаю себя за множество грехов моих». Старец спросил: «Чего же ты хочешь от меня?» — ду­мая, что он по смирению назвал себя демоном, а Бог еще доселе не открыл старцу обмана. Демон сказал: «Ничего более, кроме того, чтобы ты упросил Господа Бога тво­его открыт тебе, допустит ли Он диавола к покаянию. Ибо я не принимал Крещения, и почитаю себя как бы демоном». Старец ответил: «Сегодня пока иди в дом свой, а ко мне приди завтра, я скажу тебе ответ».

И в тот самый вечер, простерши святыя руки свои, молился Человеколюбивому Богу и говорил: «Владыко, Господи, Благий и Милостивый, хотящий всем человеком спастися и в разум истины приити! послу­шай меня в час сей и открой недостой­ному рабу Твоему: приимешь ли человека, превозшедшаго грехами и демонов». После сих слов старца вдруг, как блеск мол­нии, предстал пред ним Ангел Госпо­день и сказал: «Вот что говорит Господь: Для чего ты за демона просил Мое могущество? Ибо он приходил с лестью иску­сит тебя».

Старец спросил: «Почему же Господ Бог не объявил мне истины?» Ангел отвечал: «Не смущайся. Домостроительство спасения требовало того для пользы грешников, дабы открыто было неизреченное человеколюбие Божие и то, что Бог никого из приближающихся к Нему не отвергаете от Себя, хотя бы пришел диавол или сам сатана, или кто другой из числа сих погибельных. А вместе — дабы некоторым образом от­крылось и непреклонное отчаяние демонов. Итак, когда опят придет к тебе искуситель. Ты не тотчас обличи его, но сначала скажи ему: знай, что Человеколюбивый Бог ни­кого из приходящих к Нему никогда и ни за что не отвращается, и возвестил, что ты можешь быт принят, если исполнишь то, что я прикажу тебе. Когда же он, услышав сию, спросит, в чем состоит приказание, отвечай ему: так заповедал тебе Бог: знаю тебя, кто ты, и откуда пришел искусит Меня. Ты — древнее зло, ты — гордыня неприступная; как же можешь принести достойное покаяние? Впрочем, чтобы ты не имел никакого предлога к извинению в день суда, слушай, как должен ты начат покаяние. Господ говорит: пробудь три года на одном месте, не сходя с него; днем и ночью, обратившись к востоку, говори: Господи! помилуй меня — древнее зло. И еще по сто раз говори гром­ко так: помилуй меня, омраченную прелесть. Скажи ему: когда выполнишь сие с должным смирением, тогда сопричислен будешь Ангелам Божиим. Если согласится это сде­лать, прими его в покаяние. Но знай, что древнее зло не делается новым добром. И что напоследок случится, запиши, дабы желающие раскаяться не отчаявались. Пусть из сего опыта твердо уверятся люди, что никогда не должно скоро отчаяваться в спасении своем».

Сказав сие, Ангел Божий вознесся на небо. На другой день рано поутру приходит Диавол и начинает издалека показывать вид плачущего человека и просит милости старца. Но старец сразу не обличил его за­мысла, а только в сердце своем говорил: в худой час ты пришел, хищник диавол, ядовитый скорпион, древнее зло, тиран, чудовище! Потом говорит ему: «Знай, что я просил Бога, как общался. Бог приемлет тебя в покаяние, если только выполнишь то, что Он приказал тебе, как Сильный и Вседержавный». Демон спрашивает: «Что же Он приказал мне? Старец отвечал: «Приказал, чтобы ты простоял на одном месте три года, днем и ночью громогласно произнося по сто раз таковыя слова: Боже! умилостивись над моим окаянством. И опят подобным же образом по сто раз: Боже! помилуй меня — древнее зло. И еще в третий раз: Боже! спаси меня, омраченнаго и проклятаго. Если не сделаешь, Бог при­мет твое покаяние и причислит тебя, как и прежде, к Ангелам Своим».

Демон Зерефер много смеялся на сии слова старца и сказал ему: «Если бы я хотел назвать себя окаянством и древним злом, и омраченною прелестью, и темным, и проклятым, то я позаботился бы это сделать еще с самого начала и спасся бы немед­ленно. Но теперь я назову себя древним злом? Нет — невозможно. Ибо теперь я покрыт славою. Все служат мне, боятся и трепещут меня. И теперь-то я назову себя окаянством и прелестью, и древним злом? Нет, старик, нет. Чтобы я, господству­ющий над всеми грешниками, сделался непотребным рабом, смиренно раскаявающимся? Нет, старик, нет». Сказав сие, не­чистый демон с воплем исчез. Старец, видев то, встал на молитву, говоря: «Поистине, справедливо сказал Ангел, что древнее зло не делается новым добром». Все сие, возлюбленные мои, я не просто и не без намерение предложил вам, но дабы вы знали великую и неизреченную милость и безконечную благость Господа. Если и диавола кающагося принимает, то тем более принимает людей, притекающих к Нему, за которых Он пролил и кровь Свою. Ибо, когда бы и диавол сказал и сделал то, что повелено ему чрез святаго старца, Господь не переменил бы обещание Своего, и принял бы его, по несказанной Своей благости. Но по­скольку диавол посмеялся сему повелению, то осужден будет на жесточайшее мучение в день суда, в день страшный для злых демонов, и еще страшнейший для тех из них, которые превосходят злобою других. Бог строже накажет и людей, которые поступают подобным образом, искушая Господа.

Ты грешник? Кайся. Не хочешь? будешь мучится в геенне горние самых демонов, если не позаботишься и прежде смерти не сбросишь с себя бремя грехов своих. Но боюсь, говоришь, потому что думаю, что нет для меня спасения. Что ты говоришь, человек? Когда блудодействуешь, неужели Бог не может умертвит тебя молниею? Но Он пока медлит, о возлюбленный, дабы ты умуд­рился, и, раскаявшись, очистился от страсти твоей. Ибо, с чем кого застанет смерть, с тем и провожает умершаго. Если умрешь рабом диавола, ты несчастен в будущем. А если освободишься от греха прежде смер­ти, твой жребий будет блажен и в буду­щем веке, и ты отойдешь ко Господу.

Один опытнеший монах, служа Богу сорок лет, получил дар воскрешать мертвых и исцелят благодатью Св. Духа всякия болезни и недуги. Будучи на такой степени совершенства, он соблазнился, сделался блудником и убийцею. Но смотри, как через покаяние опят приобрел себе прежние дары! Отвратившись от греха и воспрянув душею, подвизаясь в слезах, молитвах и пощениях, он снова получил дар совершать чудеса. Видишь силу покаяния? Видишь долготерпение Владыки? Когда блаженный сей проходил подвиг покаяния, в то время случилось совершенное бездождие, и была засуха чрезвы­чайная. Вес народ постился, молился и бодрствовал, и однако ничего не мог сделать для себя. Просили подвижники, ходатайство­вали пастыри, священники, монашествующие и мирские. Но Бог никого не послушал.

Что ж последовало? Сила покаяния наконец засвидетельствована была свыше. Прогремел с неба глас: «Не послушаю вас, не послушаю. Но идите к рабу Моему Иакову, пуст он помолится, и пошлю дождь». Какой же был успех с той и другой стороны? О, новое чудо покаяние! Сам Бог просит кающагося. Помолись, говорит, и дам дождь. Кающагося просит Господ всех, просят и люди. Скажи слово, говорят, раб Господа! скажи, и дай нам, оставленным, дождь. Инок, слышав сие, ужаснулся, потому что не надеялся, чтобы покаяние его было принято.

Видишь смирение, родившееся от покаяния? Тот, который прежде пал от гордос­ти и надменности, прельстившись красотою праведности своей, теперь возвеличивается покаянием. И так просил его народ помолится, дабы исходатайствовал им дождь; но он отказался, почитая себя недостойным. Что же сделали? Опят возопили к Богу, и услышали в ответ: «Если не попросит раб Мой, не послушаю вас». Посему опять стали просить праведника с горькими слеза­ми, чтобы помолился. Едва, едва он послу­шался, воздел руки на высоту и принес молитву Господу, и тотчас земля исполнилась обильнейшим дождем, так что и реки, прежде безводныя, потекли, и долго-долго не могло утишиться стремление воды.

Видишь славу покаяние? Удивительно действие его. Почему и мы, как можно скорее примемся за оное: поскольку нет ничего равнаго, ничего подобнаго, ничего скорейшаго к уврачеванию душевных ран. Начнем же покаяние, пока живем. Ибо оно даровано нам только в сей жизни, доколе носим смерт­ное сие тело. А бездейственность в мире сем произведет в день суда ужасную скорбь в тех, которые дремлют в оной. Итак, умоляю: потрудимся в подвигах духовных, поработим и тело трудам и подвигам духа, дабы с многим усердием и усилием собрав для себя в путь благое и полезное, перешли к нескончаемой жизни во Христе Иисусе Господе нашем. Слава Ему и держа­ва ныне и всегда, и во веки веков! Амин.

[1] Св. Антоний Великий. См. житие его в Чет. Минеях, 17 января.


«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку:



КАНОН - Свод законов православной церкви

Сайт для детей и родителей: