Святые Мученики. (Изъ твореній св. Астерія, епископа Амасійскаго.)

Св. Астерій былъ однимъ изъ преемниковъ сй. Григорія Чудотворца; воспитаніе получилъ въ Антіохіи, занималъ сначала должность адвоката; вступивъ впослѣдствіи на каѳедру Амасійскую, былъ проповѣдникомъ Православія, трудолюбивымъ наставникомъ добродѣтели, «жилищемъ благочестія», исправлялъ нравы, испорченные аріанствомъ, поучалъ народъ назидательнѣйшими проповѣдями, сохранившими свое значеніе и въ настоящее время, и скончался въ глубокой старости около 404 г. Память его совершается 30 октября.

Иногда бываетъ возможно получить великую пользу даже отъ самыхъ извѣстныхъ и непримиримыхъ враговъ. Если бы злой духъ не преслѣдовалъ христіанъ и не воздвигалъ бы брани на Церковь, то мы не имѣли бы мучениковъ. А если бы не было мучениковъ, то жизнь наша была бы угрюма и безъ празднествъ. Теперь же, что можетъ сравниться съ настоящими нашими торжествами (въ дни памяти мучениковъ)? Что можетъ быть величественнѣе и прекраснѣе зрѣлища видѣть весь городъ исходящимъ за городскія стѣны и окружающимъ святое мѣсто, чтобы совершить тамъ пречистыя Тайны съ искреннѣйшимъ благочестіемъ, къ которому относится и почитаніе и чествованіе тѣхъ, которые съ твердостью перенесли страданія за Господа, противостали самой крайней опасности — опасности умереть, славною смертью стяжали безсмертіе, презрѣніемъ къ жизни пріобрѣли жизнь вѣчную, цѣною крови купили Царство Небесное и превратили козни плоти въ источникъ благъ для души?

Итакъ, мы имѣемъ мучениковъ, которые не только поучаютъ насъ доброй жизни, но и обличають насъ въ грѣхѣ. Какъ же мученикъ можетъ быть обличителемъ? Выслушай. Мученикъ съ твердостью побѣдилъ пламя огненное; какъ же ты не укрощаешь невоздержанія цѣломудріемъ? Мученикъ ни во что вмѣнилъ богатство и деньги; почему же ты не пожертвуешь небольшой суммы на добрыя дѣла? Мученикъ не предпочелъ Богу семейства, но разстался съ женою, съ друзьями, съ дѣтьми; какъ же ты не обуздываешь пристрастія, и для лицъ, сдѣлавшихся для тебя близкими неожиданно, попираешь справедливость и не помышляешь о страхѣ Божіемъ? Мученикъ для Бога совлекъ даже тѣло; а ты не хочешь разстаться даже съ одной изъ одеждъ, чтобы прикрыть нагого.

Противопоставленія такого рода изобличаютъ нашу испорченность. Итакъ, будемъ, съ одной стороны, благоговѣть къ святымъ, какъ къ нашимъ учителямъ, а съ другой — бояться ихъ, какъ обличителей; будемъ подражать въ жизни своей чтимымъ нами святымъ и повиноваться Богу такъ же, какъ повиновалисъ заповѣдямъ Его и твердо надѣялись на обѣтованія Его святые.

Надежда духовныхъ благъ есть наилучшая наставница мужества и твердости. Какъ какой нибудь вѣрный залогь и надежный задатокъ, находящійся въ мысляхъ, она заставляетъ насъ смотрѣть на всякую опасность безтрепетно и переносить ее мужественно. Поэтому, внимая обѣтованію Спасителя, Который, увѣщевая святыхъ ратоборцевъ и Боголюбцевъ, говоригъ, что «всякаго, кто исповѣдаетъ Его передъ людьми, исповѣдаетъ и Онъ передъ Отцемъ Небеснымъ» (Мѳ. 10, 32), всѣ мученики ради этого исповѣданія съ непоколебимымъ духомъ переносили острыя желѣзныя орудія, восходили на костры, отдавали тѣло на съѣденіе звѣрямъ, подставляли спины подъ бичи, а ребра на растерзаніе острыми когтями, переносили желѣзныя узы и мрачную жизнь въ темницахъ, мучились голопомъ и изнывали отъ жажды, подставляли лица, какъ бы глухіе молчали передъ поносившими и оскорблявшими ихъ, какъ бы нѣмые выводились для поруганія въ собранія народа и на зрѣлища и водились по площадямъ и по улицамъ совершенно нагіе не только мужчины, но и что всего безжалостнѣе — женщины; одни сгорѣли въ огнѣ, другіе замерзли отъ стужи, въ разныхъ видахъ оставили намъ свои славные подвиги, чтобы и въ смерти явиться побѣдителями.

Поэтому, прилично украсивъ благочестивыя дѣла ихъ, мы хранимъ эти избранные сосуды, орудія блаженныхъ душъ, жилища любителей мудрости, какъ драгоцѣннѣйщее сокровище въ продолженіе всей жизни, и ограждаемся ими, какъ собственными стяжаніями, и Церковь ограждается мучениками, какъ храбрыми оруженосцами; учреждаются всенародныя торжества, и мы наслаждаемся праздничнымъ веселіемъ. А претерпѣвающіе свойственныя людямъ несчастія или бѣдствія спѣшатъ къ мѣсту покоя блаженныхъ, какъ къ какому-нибудь убѣжищу. По великому дерзновенію ихъ мы обращаемся къ ихъ ходатайству въ молитвахъ и прошеніяхъ. Помощью ихъ облегчается бѣдность, исцѣляются болѣзни, смягчаются угрозы князей, а священные храмы мучениковъ служатъ тихими пристанями отъ всѣхъ житейскихъ волненій и бурь.

Такъ, отецъ или мать, взявъ больное дитя и заключивъ его въ объятія, минуя врачебницы и врачей, обращается къ необученной наукою помощи, приходитъ къ одному изъ мучениковъ, возноситъ черезъ него молитву ко Господу, взываетъ къ ходатаю своему такъ: «пострадавшій за Христа! Помолись объ исцѣленіи отъ страданія и болѣзни. Имѣющій дерзновеніе! Промолви слово за сорабовъ; хотя ты и оставилъ нашу жизнь, но тебѣ извѣстны страданія человѣчества; и ты нѣкогда прежде чѣмъ самъ сдѣлался мученикомъ, призывалъ мучениковъ; тогда ты просилъ и получалъ, а теперь имѣешь и даруй; да уврачуемся язвами твоими, какъ уврачевался міръ язвами Христовыми».

Семейства бѣдныхъ и толпы нищихъ почитаютъ мѣста, гдѣ покоятся мученики, общимъ прибѣжищемъ. Мучениковъ повсюду прославляютъ на землѣ и на морѣ. И справедливо и достойно, потому что они исполнили долгъ свой не такъ, какъ большая часть людей, но понесли крестъ на самомъ тѣлѣ; не деньги раздали, но пролили кровь, не пожалѣли о бѣдныхъ, но не пощадили самихъ себя, не страждущаго въ темницѣ посѣтили, но сами понесли узы, почему и славу и честь стяжали соотвѣтственныя ихъ терпѣнію и мученіямъ.

Таковы мученики! Гдѣ же ихъ мучители и убійцы, мудрствовавшіе высоко грозившіе съ надменіемъ, возсѣдавшіе на высокихъ престолахъ и не познавшіе своего Начальника? Въ свое время они рычали сильнѣе львовъ, преслѣдовали быстрѣе тигровъ, терзали свирѣпѣе медвѣдей, проливали кровь, какъ волки, хитрили, какъ лисицы; а теперь ихъ положеніе отвратительнѣе, чѣмъ положеніе труповъ; жизнь ихъ предана забвенію, гробомъ для нихъ служитъ адъ, памятникомъ — нечестіе, поминовеніемъ — безчестіе; ихъ раскаяніе безполезно, стенанія — тщетны. И напротивъ того, тѣ, кого они безчестили, стяжали память нескончаемую, похвалу неувядаемую, потому что повѣствованія о нихъ и чествованія ихъ, переходя преемственно отъ предковъ къ потомкамъ, дѣлаютъ прославленіе ихъ безсмертнымъ. И время преемственно сохраняетъ (въ честь мучениковъ) праздники, какъ какое-нибудь неподверженное никакой опасности наслѣдство, или, вѣрнѣе, какъ стяжаніе, драгоцѣннѣйшее наслѣдства. Наслѣдствен-ныя блага то воромъ уносятся, то непріятелемъ разграбляются, то отъ несчастныхъ случаевъ утрачиваются, но празднества въ честь святыхъ не уничтожитъ ни одинъ годъ, пока будутъ существовать годы, пока будетъ бѣжать время, пока на небѣ будетъ солнце, и даже, когда прекратится дѣятельность стихій, слава мучениковъ, вопреки мнѣнію нѣкоторыхъ, не угаснетъ, и ничто, касающееся прославленія ихъ, не умретъ вмѣстѣ съ видимымъ міромъ, а напротивъ, тогда они процвѣтутъ еще болѣе, потому что природа человѣческая начнетъ тогда жить нетлѣнною жизнью.

Впрочемъ, невѣрующіе и сомнѣвающіеся относительно будущей надежды нашей могутъ найти вѣрные залоги добраго упованія нашего въ томъ, что совершается въ настоящей жизни.

Ратоборцами Христовыми наполнена вселенная; память святыхъ совершается на всякомъ мѣстѣ; всякое время года доставляетъ празднующимъ память мучениковъ больше радости, чѣмъ дары и плоды земные, такъ что если бы кто былъ столь ревностнымъ любителемъ мучениковъ, что захотѣлъ бы праздновать страданія всѣхъ ихъ, то онъ и дня въ году не прожилъ бы безъ праздника. Всякій день имѣетъ украшеніе лучшее, чѣмъ солнечный дискъ, разумѣю подвиги доблестныхъ христіанъ. Утѣшаемые откровеніями, наученные свыше терпѣнію и мужеству, они подвизались новымъ и необычнымъ подвигомъ, потому что одерживали побѣды не пораженіями, но мужествомъ среди страданій, когда ихъ самихъ избивали.

Не поклоняемся мы мученикамъ, но чтимъ ихъ, какъ истинныхъ поклонниковъ Божіихъ; не боготворимъ людей, но дивимся тѣмъ, которые во время искушеній славно принесли себя въ честь Богу. Мы полагаемъ ихъ въ богато украшенныя раки и воздвигаемъ на мѣстахъ упокоенія ихъ великолѣпныя церкви, чтобы ревновать почестямъ скончавшихся съ такою славою. И не безплоднымъ остается наше попеченіе о нихъ, но мы пользуемся ихъ предстательствомъ у Бога.

И какой же порокъ въ томъ, что мы, чествуя мучениковъ, и сами стараемся угодить Богу? Какое преступленіе арибѣгать къ предстателямъ? Святые много могутъ, хотя и скончались они, хотя и отошли изъ этой жизни, но благотворятъ людямъ. Великое дѣло — праведникъ! Прежде всего, онъ приноситъ пользу себѣ самому, а потомъ онъ — богатое сокровище для послѣдующихъ поколѣній. Хотя онъ невидимь, но всегда нрисущъ другимъ и научаетъ. ихъ самыми дѣлами; хотя онъ давно почилъ, но славою дѣлъ своихъ живъ до сихъ поръ. Онъ — прекрасное и неподверженное никакой опасности наслѣдство дѣтей, котораго ни время не уничтожаетъ, ни воръ не уноситъ, потому что оно безтѣлесно и невещественно обитаетъ въ безтѣлесныхъ душахъ.

И каждый день явно совершаются однр за другимъ различныя благодѣянія мучениковъ, которыми освобождаются страждущіе отъ злого духа: кто недавно подверженъ былъ невыразимымъ несчастіямъ бѣшенства, тѣ стали теперь здравомыслящими, и мы видимъ на нихъ силу предстательства святыхъ, засвидѣтельствованную самымъ дѣломъ. Какъ очищенные отъ проказы и исцѣленные отъ слѣпоты, или какъ какой-нибудь разслабленный, получивъ возстановленіе и крѣпость членовъ, безпрепятственно ходили среди народа еврейскаго, какъ несомнѣнныя доказательства силы Спасителя нашего, такъ и теперь, понесшіе крестъ ради Распятаго на крестѣ представляютъ очивидныя доказательства благодати, полученныя ими оть Господа, исцѣляя различныя и разнообразныя болѣзни сорабовъ. Такъ Павелъ и Петръ обратили евреевъ и язычниковъ въ послушаніе Евангелію совершеніемъ чудесъ, тотъ — изгнаніемъ прорицательнаго духа (Дѣян. 6, 16), а этотъ — возстановленіемъ хромого при дверяхъ храма (Дѣян. 3, 2-8). Но нечестивое и несчастное полчище еретиковъ и невѣрующихъ, злобно возмущающее настоящую жизнь нашу, не благоговѣетъ къ мученикамъ, несмотря даже на величіе чудесъ, а украшенныя пещеры и гробницы святыхъ называеть обыкновенными могилами и гробами, гнушается даже самыми входами въ нихъ, какъ скверною какою, говоря: «не человѣкъ-ли былъ тоть, кто здѣсь погребенъ?... Не истощилось-ли тѣло его? Неужели память мучениковъ въ небольшихъ и притомъ погребенныхъ останкахъ?», и не припоминаетъ Божественнаго изреченія, воспѣваемаго устами каждаго христіанина: «честна предъ Господемъ смерть преподобныхъ Его» (Псал. 115, 6).

«Православная Русь». Церковно-общественный органъ Русской Православной Церкви Заграницей, 1987 года, № 10, С. 1-3.


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку:





КАНОН - Свод законов православной церкви