Священнопропов. М. М. Джега – МОСКВА ПАТРИАРШАЯ. Справка по статусу московской патриаршей кафедры.

21 ноября 1917 митр. Московский и Коломенский свт. Тихон (Беллавин) был поставлен патриархом Московским и всея России, правящим архиереем Московской епархии.

8 декабря 1917 г. было принято постановление Поместного Собора Русской Церкви «О правах и обязанностях Святейшего Патриарха Московского и всея России». В нем отмечалось, что «Патриаршей областью управляет по указаниям патриарха патриарший наместник с титулом архиепископа Коломенского и Можайского»; в случае кончины патриарха его обязанности по руководству Московской епархией должен был временно взять на себя архиепископ Коломенский и Можайский.

Определение Священнаго Собора о правах и обязанностях Святейшего Патриарха от 8 декабря 1917 г. (Деяние 63-е):

5) Патриарх состоит епархиальным архиереем патриаршей области.

6) Патриаршую область составляют город Москва и вся Московская епархия, а также ставропигиальные монастыри Российской Церкви. Для облегчения Патриарха в его попечениях об общецерковных делах патриаршею областью управляет, по указам Патриарха, патриарший наместник, с титулом Архиепископа Коломенского и Можайского.

Таким образом Московская Епархия с 8 декабря 1917 г. составляет Патриаршую область.

Епископская кафедра в Коломне (совр. Московская обл.) была восстановлена в результате реорганизации управления Московской епархией после восстановления в Русской Церкви Патриаршества.

На Соборе было отмечено, что архиепископ Коломенский – помощник (старший викарий) патриарха в управлении только Московской епархией, а не всей Церковью; был подчеркнут особый статус Коломны, как титулярной архиепископии, архиерею определено находиться в Коломне. Оговаривалось, что Коломенский викарий имел кафедральные храмы в Москве (Христа Спасителя храм) и в Коломне. В 1920 г. титул Наместника изменился, он стал именоваться не по Коломенской и Можайской кафедре, а по Крутицкой. С 1924 г. Патриаршим Наместником являлся митр. Крутицкий Петр (Полянский). В апреле 1925 г., после кончины Патриарха Тихона митр. Петр принял на себя полноту прав московского епархиального архиерея, возглавив одновременно и всю Русскую Православную Церковь как Местоблюститель Патриаршего Престола. Вступив в должность Патриаршего местоблюстителя, митр. Петр автоматически стал столичным епархиальным архиереем. Наместника себе он не назначал, а состав московских викариев был на тот момент следующим: епископ Можайский Борис (Рукин), епископ Серпуховский Алексий (Готовцев), епископ Клинский Гавриил (Красновский), епископ Бронницкий Иоанн (Василевский), епископ Сергиевский Амвросий (Смирнов). Ситуация с управлением Московской епархией драматическим образом изменилась в декабре 1925 г. после ареста митр. Петра. Патриаршего Наместника в Москве больше не было, и епархией стали временно управлять, сменяя друг друга, викарные епископы.

Архиереям, управлявшим Московской епархией в период ее вдовства, приходилось осуществлять свое служение в крайне тяжелых условиях. Интересные сведения о положении дел московского епархиального управления после ареста Местоблюстителя можно найти у М. Е. Губонина: «В те дни, в действительности, Московской епархией управлял триумвират викариев, Преосвященные: Бронницкий Иоанн (Василевский), Сергиевский Амвросий (Смирнов) и Клинский Гавриил (Красновский) – вместо назначенных завещательным распоряжением Патриаршего Местоблюстителя Преосвященных: Серпуховского Алексия (Готовцева), Клинского Гавриила (Красновского) и Бронницкого Иоанна (Василевского) под председательством Дмитровского Серафима (Звездинского), кои в совокупности должны были образовать “Совет Московских викариев”. Изменение это произошло, по-видимому, в силу обычных тогда “независящих обстоятельств”... Канцелярия триумвирата, составлявшего Епархиальное Управление, ютилась в одной из сводчатых коморок в подвале приходского храма Николы “что в Кошелях” – у Яузских ворот (позже снесен); именно здесь был сосредоточен тогда церковно-административный центр патриаршего стольного града Москвы». Управление Московской епархией «триумвиратом» викариев продолжалось до 13 мая 1926 г., когда епископ Амвросий (Смирнов) был арестован и сослан. В течение примерно года после этого управляющим Московской епархией продолжал состоять епископ Алексий (Готовцев), но в июне 1926 г. был выслан в свой кафедральный город Серпухов.

Летом этого года митр. Сергий (Страгородский) обратился в НКВД с ходатайством о легализации иерархии и разрешения жить ему в Москве, для того чтобы саму вступить в управление столичной епархией. Уже в мае 1927 г. получив на это разрешение, он переехал в Москву, где по согласованию с большевиками был учрежден самозванный «Временный Патриарший Священный Синод», легализованный НКВД. Митр. Сергий не был большевиками допущен к управлению столичной епархией, управляющим Московской епархией был назначен архиепископ Звенигородский Филипп (Гумилевский) (секретный сотрудник ОГПУ из числа архиереев Московской Патриархии). Подобного рода условие для выдвижения на ключевые церковные должности с 1927 г. становилось более менее обязательным. Прежний управляющий Московской епархией епископ Алексий (Готовцев) был переведен на Рыльскую кафедру. Затем происходила большая ротация на посту управляющих Московской епархией, и была прекращена только в период с 12 мая 1932 г. по январь 1936 г., когда был временно управляющий Московской епархией был архиепископ Дмитровский Питирим (Крылов) (как и архиеп. Филипп, секретный сотрудник НКВД). Когда только его деятельность в Москве перестала устраивать органы госбезопасности, архиеп. Питирим был перемещен на Великоустюжскую кафедру. Москва оставалась без правящего архиерея до 27 апреля 1934 г., когда на патриаршую (Московскую) кафедру самозванным «Временным Патриаршим Священным Синодом» был возведен митр. Сергий (Страгородский) с титулом «Блаженнейший митрополит Московский и Коломенский», хотя Московское патриаршество при этом упразднено не было (sic!).

Русская Зарубежная Церковь высказалась против этого захвата Московской Кафедры: «Как известно, Московская епархия в качестве епархиального архиерея имеет Патриарха, в период же от кончины Патриарха до избрания нового, она по положению управляется митрополитом Крутицким. За ссылкою его она все эти годы управлялась то одним, то другим викарием, подобно тому, как имели временно управляющих и другие епархии, главы которых подвергались ссылке. Патриарх Тихон особенно строго соблюдал этот порядок, явно показывая таким образом, что гонение не может лишить архиерея его канонических прав. Но митрополит Сергий стал на другой путь. Очевидно под давлением большевиков, он стал увольнять сосланных архиереев и назначать на их места уже не временно управляющих епархиями, а новых епархиальных, что, конечно, вызывало много возражений (…) Теперь он также поступил с митрополитом Петром, прибавляя к прочим своим незаконным действиям новое нарушение правил. Если бы митрополит Сергий просто взял на себя временное управление Московской епархией, то в этом не было бы ничего незаконного, ныне же он устраняет митрополита Петра и становится выше того, чьим заместителем является» («Незаконный акт». // «Церковная жизнь», печатный орган Архиерейского Синода РПЦЗ. 1934. № 6. С. 107-108.).

Церковное законодательство предусматривает также случай вдовствования епископских кафедр, согласно которому в случае смерти предстоятеля церкви новый епископ должен быть поставляем на вдовствующую кафедру не позднее трех месяцев, «если какая-нибудь неизбежная необходимость не принудит продлить время» (15 правило Анкирского собора, толк. Аристина). К числу таких уважительных для продления срока вдовства епископской кафедры причин относятся: 1) занятие канонической территории враждебным государством во время войны или 2) захват церковных установлений еретиками. В этом случае Церковью дозволялось ВРЕМЕННО поминать «Всякое Епископство Православное» до избрания нового епископа. В XIII в. только при смене Константинопольского патриарха до избрания нового клир патриаршей области поминал «Всякое Епископство Православное».

В Греческой Церкви в двух случаях предусматривается поминовение Епископства, впрочем, не собственной церкви, а «Всякое Епископство Православное» (πάσης επισκοπής Ορθοδόξου): 1) при вдовстве патриаршей кафедры, предписывается архиепископу до выбора нового патриарха, церковные законоположения Греческой Церкви; 2) В случае, когда служит сам патриарх или архиепископ предписывается поминать «Всякое Епископство Православное и священный наш Синод», чем подтверждается единство и общение с епископами других поместных православных церквей. Но поминовение «Православного Епископства Церкве Российския», т.е. поминовение епископата собственной церкви не предусмотрено уставом Греческой Церкви и не имеет прецедентов в греческой практике, оно уникально по своей формулировке.

В связи с кончиной Местоблюстителя патриаршего престола священномученика Петра, Митр. Крутицкого, на Архиерейском Соборе Русской Зарубежной Церкви в декабре 1937 г. был составлен «Акт о законном преемстве звания Местоблюстителя Московского патриаршего престола и возглавления Русской Православной Церкви после смерти Митрополита Крутицкого Петра». Архиерейский Собор РПЦЗ признал незаконными притязания митр. Сергия (Страгородского), считая последнего церковным бунтовщиком против священноначалия Русской Церкви. Архиерейский Собор признал митр. Казанского Кирилла законным Местоблюстителем (не зная о том, что митр. Кирилл был расстрелян 20 ноября 1937 г.). В виду гонений Архиерейский Собор признал невозможным открыто поминать митр. Кирилла, постановил поминать «Православное Епископство Церкве Российския». Эта формулировка обозначала, что Архиерейский Собор не признал митр. Сергия возглавителем Церкви Российской. Поминовением «Православного Епископства Церкве Российския» констатируется чрезвычайное каноническое положение в Поместной Русской Церкви: отсутствие Высшей Церковной Власти и вдовство Патриаршей Кафедры.

Подлинный план по восстановлению Высшей Церковной Власти в Русской Церкви представил митр. Анастасий (Грибановский) в письме от 1 октября 1943 г. архиепиепископу Серафиму (Ляде): «С того времени, как будет прояснена судьба Митрополита Кирилла и других старейших иерархов русской Церкви, не скомпрометировавших себя сотрудничеством с митрополитом Сергием и особенно своим участием в его Синоде, было бы необходимо как можно скорее в Москве, после освобождения русской столицы, созвать Собор, в котором должны участвовать все епископы Российской Церкви во главе со старейшими. Этот собор должен создать Временное Высшее Церковное Управление, которое потом созовет Всероссийский Собор, с целью восстановления патриаршества и принятия решения о дальнейшей организации российской Церкви в соответствии с существующей ситуацией». К сожалению, такой заботы о востановлении Высшей Церковной Власти в Русской Церкви до селе НЕ БЫЛО.

Современное положение требует от канонического епископата Российской Церкви принятия соответствующих мер, но они не могут противоречить церковному законодательству. Думается, что лучшим вариантом было бы назначение для Подмосковья Правящего Епископа (уместнее для чего избрать город Коломну), которому было бы вверено ВРЕМЕННОЕ ОКОРМЛЕНИЕ Московской епархии. Тогда такой Епископ именовался бы к примеру – Коломенским и Подмосковным, временно управляющим Московской епархией.

В случае канонического избрания Всероссийским Собором нового Московского Патриарха, этот епископ становится Его Наместником, как это определено Всероссийским Собором 8 декабря 1917 г.

Надо твердо держатся одного – МОСКВА ПАТРИАРШАЯ.

Священнопроповедник Михаил М. Джега

7 / 20 августа 2019 г.

Преп. Пимена Многоболезненного, Печерского


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: