Священномученикъ Никонъ (Рождественскій) - Евангельскіе волхвы и мудрецы нашего времени.

Возсіяетъ Звѣзда отъ Іакова и возстанетъ Человѣкъ отъ Израиля...(Числ. 24, 17).

Видѣхомъ звѣзду Его на востоцѣ и пріидохомъ поклонитися Ему (Мѳ. 2, 2).

Звѣздамъ служащіи звѣздою учахуся Тебѣ кланятися Солнцу правды и Тебе вѣдѣти съ высоты Востока (Тропарь праздника).

Дивны пути Промысла Божія въ судьбахъ міра, неисповѣдимы они въ домостроительствѣ спасенія рода человѣческаго! Самыя заблужденія людей, если только они искренни, если только человѣкъ ищетъ истины Божіей отъ чистаго сердца, Господь направляетъ ко спасенію человѣка.

Господь Богъ нашъ не есть Богъ только іудеевъ, но и язычниковъ: Онъ есть Творецъ и Спаситель всѣхъ сыновъ Адамовыхъ. Народъ еврейскій избранъ былъ изъ всѣхъ народовъ земныхъ только для того, чтобы сохранить въ немъ, посредствомъ особаго водительства Божія, начатки истиннаго богопознанія среди той тьмы, въ какую погрузилось грѣшное человѣчество ко времени пришествія въ міръ Спасителя міра. Ко спасенію же и призывалъ и приготовлялъ Господь всѣхъ людей, весь родъ человѣческій. У ветхозавѣтнаго евангелиста, какъ называютъ великаго пророка Божія Исаію, есть небольшая, но чудная картина, изображающая какъ бы въ лицахъ состояніе и чаянія древняго языческаго міра подъ образомъ мрачной ночи. Пророкъ говоритъ о потомкахъ Исава, но слово его можетъ быть отнесено ко всему языческому міру.

«Кричатъ мнѣ съ Сеира, говоритъ пророкъ: сторожъ! сколько ночи? сторожъ! сколько ночи? Сторожъ», то-есть, самъ пророкъ, «отвѣчаетъ: приближается утро, но еще ночь!» (Ис. 21, 11-12).

Не слышится ли въ этомъ нетерпѣливомъ вопросѣ обитателей горы Сеира томительное желаніе всѣхъ народовъ земныхъ, сѣдящихъ во тьмѣ и сѣни смертнѣй (Мѳ. 4, 16), скорѣе узрѣть Солнце правды — Хріста, скорѣе видѣть обѣтованнаго Примирителя, вожделѣнное Чаяніе всего рода человѣческаго? И лучшіе изъ язычниковъ, дѣйствительно, сами глубоко чувствовали слабость своего ума къ познанію истины Божіей и желали помощи свыше. «Не надѣйтесь исправить человѣческіе нравы», говорилъ великій мудрецъ языческой древности Сократъ, «доколѣ Самъ Богъ не благоволитъ послать особеннаго Мужа для наставленія насъ самихъ». — «Не быть на землѣ порядку», говорилъ другой мудрецъ, Платонъ, «если только Самъ Богъ, сокрывшись подъ образомъ человѣка, не разъяснитъ намъ наши отношенія къ Богу и къ ближнему». А въ преданіяхъ народовъ восточныхъ чрезъ двѣ тысячи лѣтъ сохранялось пророчество Валаама, мудреца, современнаго Моисею: возсіяетъ Звѣзда отъ Іакова и возстанетъ Человѣкъ отъ Израиля...

И вотъ, желанная, столь давно ожидаемая звѣзда возсіяла, наконецъ, и мудрецы Востока двинулись въ путь, въ далекую Іудею, водимые чудною звѣздою... И достигаютъ они смиреннаго града Давидова, Виѳлеема, и падаютъ до праха земнаго предъ Божественнымъ Отрочатемъ... Умилительно это глубокое смиреніе волхвовъ, по преданію, не простыхъ мудрецовъ, а носившихъ даже царственное достоинство: не знали они еще завѣтовъ Хрістова Евангелія, не знали даже ветхозавѣтнаго ученія объ этой матери добродѣтелей — смиреніи, но сколько смиренной мудрости является въ патріархальной простотѣ сихъ ученыхъ мужей языческихъ, у коихъ должно бы поучиться многимъ ученымъ мужамъ хрістіанскимъ! Не соблазнило ихъ то, что не въ царскихъ чертогахъ обрѣли они Царя, самимъ Небомъ имъ возвѣщеннаго, а въ убогой храминѣ, быть можетъ, въ хижинѣ какого-нибудь бѣдняка-ремесленника. Имъ дѣла нѣтъ до того, что Онъ возлежитъ, если уже не въ ясляхъ скотіихъ, то въ убогой колыбели, повитый столь же убогими пеленами, яко сынъ убогаго древодѣля... Они видятъ въ Немъ великаго Царя, видятъ — исполненіе древнихъ обѣтованій Божіихъ и чаяній человѣческихъ. За то и удостоились они великаго счастія — быть первенцами Церкви Хрістовой отъ язычниковъ и апостолами для своихъ соплеменниковъ прежде самихъ богоизбранныхъ Апостоловъ.

Такъ звѣзда явилась для волхвовъ безмолвною проповѣдницею Бога, явльшагося во плоти, и звѣздамъ служащіи звѣздою учахуся кланятися Солнцу правды — Хрісту Спасителю міра. Такъ Промыслъ Божій, снисходя немощи человѣческой, самое заблужденіе смиренныхъ язычниковъ, поклонявшихся звѣздамъ, обратилъ въ средство для ихъ же вразумленія и обращенія къ вѣрѣ, — чрезъ то, чему они служили, какъ Творцу, привелъ ихъ къ познанію Самого Творца, смирившагося даже до рабія зрака — до воплощенія отъ Дѣвы-Матери.

Прошло почти двѣ тысячи лѣтъ съ того времени, какъ совершились сіи евангельскія событія. Отъ благословенной ночи Рождества Хрістова наша мысль невольно обращается къ нашему грѣшному времени, отъ звѣзды Виѳлеемской — къ тому, что творится вокругъ насъ, отъ волхвовъ-мудрецовъ — къ тѣмъ, кто мнитъ себя нынѣ носителемъ мудрости, представителемъ науки и, такъ называемой, культуры. И совѣсть настойчиво требуетъ сравнить что было тогда — съ тѣмъ, что видимъ теперь, и сравнить уже при свѣтѣ правды Хрістовой, при свѣтѣ Хрістова Евангелія. Вѣдь, то, что въ ветхомъ завѣтѣ и во времена язычества прощалось, какъ грѣхъ невѣдѣнія, какъ грѣхъ безблагодатнаго времени, то нынѣ, во времена хрістіанскія, среди народовъ, носящихъ имя Хрістово, является уже великимъ преступленіемъ, тяжкимъ грѣхомъ — нерѣдко грѣхомъ противъ Духа Святаго.

Да, глубокая тьма богоневѣдѣнія покрывала всѣ народы земные въ то время, когда надъ Виѳлеемомъ возсіяла звѣзда отъ Іакова и въ его убогомъ вертепѣ родился единый безгрѣшный Человѣкъ отъ Израиля. Въ самомъ народѣ еврейскомъ едва мерцалъ свѣтъ истиннаго богопознанія въ лицѣ немногихъ избранниковъ Божіихъ; мракъ суевѣрій, впослѣдствіи исказившій богооткровенное ученіе до неузнаваемости, до богохульства, въ лабиринтѣ талмудическихъ хитросплетеній, уже сгущался и искажалъ истинное понятіе о Мессіи, превращая Его въ народномъ сознаніи въ Царя — завоевателя, Царя — владыку міра. И однако же, какъ въ языческомъ мірѣ въ сердцахъ лучшихъ людей, каковы были на Востокѣ волхвы, звучалъ томительный вопросъ: «сторожъ! сколько ночи?» — такъ въ средѣ народа Божія были великіе праведники, каковы были Симеонъ старецъ и Анна пророчица, коихъ сердца взывали къ Богу: «Господи, приклони небеса и сниди!» Эти лучшіе люди того времени, въ простотѣ сердца, всѣмъ существомъ своимъ какъ бы тянулись ко Хрісту, какъ тянутся лепестки цвѣтка къ солнцу, какъ жаждущій олень — къ источнику водъ... А нынѣ — куда устремлены сердца именующихъ себя «интеллигентами», считающихъ себя цвѣтомъ человѣчества, гдѣ и въ чемъ хотятъ они видѣть истину, найти свое счастіе? Увы — только не ко Хрісту, только не во Хрістѣ, а напротивъ — отъ Хріста тянутся куда-то въ темную, мутную даль всяческихъ мудрованій, туманной лжефилософіи, якобы научныхъ гипотезъ, — словомъ отъ хрістіанства къ язычеству, отъ Хріста — къ Его и нашему вѣчному врагу и противнику... Тогда мудрецы Востока искали свѣта духовнаго, какъ бы прислушивались къ указаніямъ Неба, слѣдуя въ благоговѣніи за чудесною звѣздою — туда, куда она вела ихъ, отвергая свое смышленіе и въ то время, когда, можетъ быть, помыслъ ученаго самоцѣна подсказывалъ имъ: «куда вы идете? ужели можно найти что доброе въ этой презрѣнной Іудеѣ?» — они, съ полною преданностью водительству Божію, шли за звѣздою именно въ эту Іудею, чтобы поклониться ея новорожденному Царю. А нынѣ, современные намъ мнимые мудрецы, считающіе себя представителями науки, отвращаются отъ Солнца правды — Хріста и стремятся — не къ Церкви, носительницѣ благодати и истины, а — иные въ область древнихъ языческихъ заблужденій, якобы ищутъ истины въ бредѣ прельщенныхъ послѣдователей іогизма и спиритизма, а другіе — въ область полнаго отрицанія духовнаго міра, во тьму матеріализма, при чемъ и тѣ и другіе, въ концѣ концовъ, попадаютъ въ сѣти, искусно разставленныя исконнымъ врагомъ Бога и людей въ тайнѣ беззаконія, именуемой «масонствомъ». Ибо что такое всѣ эти якобы новыя ученія — іогизмъ, оккультизмъ, пантеизмъ, спиритизмъ, матеріализмъ и атеизмъ — въ области теоріи, и соціализмъ, либерализмъ и всяческіе «измы» — въ жизни, въ практикѣ, — что, говорю, все это, какъ не возвращеніе къ язычеству временъ до-хрістіанскихъ? А поелику все это нынѣ проявляетъ себя въ средѣ именующихъ себя хрістіанами, то не есть ли это то великое отступленіе, о коемъ пророчествовалъ Апостолъ Павелъ, отступленіе отъ истинной вѣры во Хріста, имѣющее быть на концѣ вѣковъ?..

И вотъ, дерзость врага Божія, врага Церкви Хрістовой, по грѣхамъ нашимъ, достигла уже такихъ предѣловъ, что не считаетъ нужнымъ прикрываться и выставляетъ всѣмъ на показъ свое знамя, свой символъ, свою печать: въ противоположность знаменію креста она измыслила свой знакъ — шести или пятиугольную звѣзду, представляющую пересѣченіе двухъ равностороннихъ треугольниковъ: одного — вершиною вверхъ, изображающаго нашъ символъ вѣры во Святую Троицу, а другаго — вершиною внизъ, изображающаго, по толкованіямъ масоновъ, символъ зла, будто-бы побѣждающаго нашу святую вѣру. Для многихъ этотъ символъ пока непонятенъ и его берутъ, такъ сказать — изъ подражанія модѣ, какъ фабричный знакъ, — но для тѣхъ, кто его выдумалъ, для слугъ сатаны — масоновъ — онъ совершенно понятенъ...

И достойно примѣчанія, что это не какой-либо особый знакъ, а именно — звѣзда, какъ бы напоминаніе о культѣ звѣздопоклонничества: невольно вспоминается звѣзда языческаго «бога Рефмана», которую почитали евреи, когда измѣняли истинному Богу. Мнѣ скажутъ, что я увлекаюсь, что напрасно придаю такое значеніе невинной геометрической фигурѣ, случайно употребляемой въ качествѣ заводскаго знака. Не спорю, что многіе употребляютъ его просто изъ подражанія модѣ; но самая мода-то откуда пошла? Кто знакóмъ съ исторіей богопротивнаго масонства, тотъ хорошо знаетъ и происхожденіе этого знака, и его значеніе у масоновъ...

Но что же это? Ужели стало возможно среди хрістіанъ то отступленіе, какое было у жестоковыйныхъ сыновъ Израиля?..

Увы! Люди — всегда люди, и когда они отступаютъ отъ Божіей благодати, то и благодать Божія отступаетъ отъ нихъ, и они становятся безпомощными, и никакая «культура» не замѣнитъ имъ Божіей благодати! Если еще языческіе мудрецы замѣтили, что кого Богъ хочетъ наказать, у того отнимаетъ умъ, то что сказать о томъ, у кого Онъ отнимаетъ Свою благодать?.. Такіе люди скоро падаютъ — до одичанія!

И къ этому одичанію идутъ тѣ, которые бѣгутъ отъ Церкви Хрістовой на страну далече, которые не идутъ за боготечною звѣздою съ волхвами къ Божественному Младенцу въ Виѳлеемъ, а спѣшатъ за звѣздою «бога Рефмана», слѣдуютъ ученіямъ богопротивнымъ, измѣняя Хрісту и Его святой Церкви. Къ этому одичанію ведутъ человѣчество всѣ проповѣдники новыхъ, якобы научныхъ, теорій, стыдящіеся Хріста, стремящіеся извратить самое ученіе Хрістово по духу вѣка сего лукаваго.

Послѣ сего, какъ не сказать: не осудятъ ли вотъ такихъ хрістіанъ язычники временъ до-хрістіанскихъ, не осудятъ ли ихъ мудрецы древняго міра, съ такимъ нетерпѣніемъ ожидавшіе Дня невечерняго, Свѣта превѣчнаго, ожидавшіе Мужа — посланца Божія для наставленія людей?.. Не осудятъ ли вотъ эти волхвы, пришедшіе издалека, чтобы поклониться Царю Іудейскому и вмѣстѣ Богу превѣчному, звѣздою чудесною имъ благовѣствованному?.. Братіе возлюбленные! Милостію Божіей, тьма суемудрыхъ, безбожныхъ, антихрістіанскихъ лжеученій еще не обуяла насъ съ вами, и мы вотъ сегодня, въ священный день Рождества Хріста Спасителя нашего, собрались въ храмъ Божій, чтобы перенестись духомъ въ смиренный Виѳлеемъ и тамъ поклониться Божественному Отрочати, сему Агнцу Божію, насъ ради во яслехъ возлежащему, вземлющему на Себя грѣхи всего міра и готовому на крестное закланіе... Возблагодаримъ же Его, премилосердаго, за таковую милость Его къ намъ, грѣшнымъ, раскроемъ предъ Нимъ свои раны душевныя, покажемъ Ему язвы своего измученнаго грѣхомъ сердца: вѣдь, пока мы не бѣжимъ отъ Его смиренныхъ яслей, дотолѣ и Онъ не покинетъ насъ, а пока Онъ не покинетъ насъ, дотолѣ не закрытъ намъ доступъ къ Его отеческому сердцу, дотолѣ открыты и для насъ Его отеческія объятія.

Но и этого мало. Волхвы принесли Ему дары. Принесемъ и мы сердце сокрушенное и благоуханный ѳиміамъ любви къ ближнему. Повергнемъ предъ Нимъ нашу глубокую скорбь о тѣхъ несчастныхъ собратіяхъ нашихъ, которые бѣжатъ отъ Его яслей на страну далече, чтобы тамъ питаться тѣмъ рождіемъ, коимъ желалъ когда-то насытиться несчастный сынъ блудный, вдали отъ родины, вдали отъ любящаго отца. О, да коснется Божественное Отроча сердецъ ихъ, да согрѣетъ ихъ Своимъ Божественнымъ смиреніемъ, да возсіяетъ имъ на пути блужданій ихъ Своею звѣздою благодатною и возвратитъ къ Себѣ, къ Своимъ яслямъ, къ Своему кресту Своею любовію безпредѣльною! Аминь.

Епископъ Ніконъ. «Мои дневники». Томъ IV. 1913. (№№ 151-200). Свято-Троицкая Сергіева Лавра 1913. С. 201-205. (Оттискъ изъ №№ «Троицкаго Слова» за 1913 г.)


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: