СОБОР ТРЕХ СВЯТИТЕЛЕЙ – ТОРЖЕСТВО ПОБОРНИКОВ ПРАВОСЛАВИЯ НАД ЕРЕСЯМИ.

Соборная (совместная) память Трех Вселенских учителей и святителей – Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста, отмечается 30 января / 12 февраля. Хотя они жили в IV столетии, однако их общий праздник стали отмечать гораздо позднее, лишь с XI века. 

Согласно синаксарю, помещенному в греческих и славянских служебных минеях под 30 января, во времена правления императора Алексия I Комнина (1081-1118) – великого ревнителя и защитника Православной Веры; принимавшего активное участие в борьбе с ересями своего времени, в Константинополе возник большой спор об этих трех иерархах (в 1084 г. или 1092 г.).

Некоторые считали, что Василий Великий (ок.330-379) выше прочих, т.к. он был выдающимся оратором, превзошел всех своих современников делом и словом, имел ангелоподобный, но твердый темперамент, и был чужд всему земному. Иные возвышали Иоанна Златоуста (ок.347-407) за то, что он был более всех любящим и милосердным, с пониманием относился к человеческим немощам, а также был красноречивым проповедником, приводящим всех к покаянию своими убеждениями. Третьи, наконец, поддерживали Григория Богослова (329-390), считая, что по убедительности речи, искусности в толковании свящ. Писания и изящности состава его проповедей он превзошел всех выдающихся глашатаев эллинской мудрости, как живших ранее, так и его современников. Таким образом, если одни превозносили одного отца Церкви, иные принижали его важность. Некоторые даже усваивали себе имена василиан, иоаннитов и григориан.

После краткого времени трое святых явились в видении митрополиту евхаитскому Иоанну Мавропу (ум. между 1075-1081), который записал подробности этого спора. В видении святители сказали ему, что все трое из них равны перед Богом, и повелели увлекшимся спорами прекратить свои разногласия и объединиться, почтив память всех трех святителей в один день. Также они приказали епископу составить песнопения для этого праздника. Поскольку память каждого из троих святителей праздновалась в январе, Иоанн решил установить общий праздник 30-го числа, что положило конец диспутам.

 

Три Святителя и латиняне.

В богослужебных текстах, посвященных Трем Святителям, составленных митрополитом Иоанном, говорится о равенстве иерархов между собой, их борьбе за торжество церковных догматов, их риторическом даре. Три святителя подобны Св. Троице и верно учат о Св. Троице – «Во единой Троице трегубо богословствуете нерождение Отца, Сына рождество и Духа единого исхождение». Они сокрушают ереси – дерзость еретических движений «тает, словно воск, пред лицем огня» святительских речей.

Три Святителя изображены как некое догматическое всеоружие Православной Церкви, их учения автор называет «третьим заветом». Обращение к их троическому богословию, т.е. учению о Св. Троице, можно рассмотреть в контексте схизмы 1054 г., отделения от Вселенской Церкви Западной Церкви, одним из нововведений которой, было еретическая прибавка Filioque к Символу Веры. Указания канонов и «Похвалы» на сохранение Церкви и прекращение святителями еретических движений, поминание их многочисленных «трудов и болезней», которые они претерпели за Церковь «с Востоком и Западом борящеся» т.е. можно понять как использование догматических сочинений святителей в борьбе с заблуждениями латинствующих и неверно понимающих отношения внутри Святой Троицы.

Именно эти Святители используются в полемике с папистами в XI в., православные авторы часто подтверждают сказанное цитатами из этих Святых Отцов. НЕПОЧИТАНИЕ ТРЕХ СВЯТИТЕЛЕЙ является одним из обвинений. Патриарх Константинопольский Михаил Керуларий в своем послании к патриарху Антиохийскому Петру, так высказывается о латинствующих: «И не причисляют к другим святым наших святых и великих Отцев и учителей и святителей – сиречь Богослова Григория, Великого Василия и Иоанна Златоуста, – а то и вовсе отвергают их учение. И приводят каких-то других, которых затруднительно даже отчасти причислить к святым». В «Стязании с Латиною» митр. Киевского Георгия (1062-1079), в послании митр. Киевского Никифора (1104-1121) к Владимиру Мономаху латиняне также обвиняются в отсутствии уважения к Трем Святителям и пренебрежению к их церковным учениям.

Образ Трех Святителей, возникший из глубин народного почитания, мог быть окончательно сформирован и официально введен в богослужебный церковный год в придворных кругах Константинополя в третьей четверти XI в. как одна из мер по БОРЬБЕ С ЛАТИНСТВОМ.

Учения Трех Святителей, их богословские сочинения и они сами воспринимались Церковью как твердая основа Православной веры, необходимая в дни духовных шатаний и нестроений. Пример их собственной борьбы с современными им ересями IV в. стал актуален в церковной ситуации XI в. Поэтому был установлен праздник, сочинены каноны, стихотворные эпиграммы, «Похвала» Мавропода, появились первые изображения. Возможно, именно этот сюжет стал основной причиной установления в Византии праздника Трех Святителей – «святых Василия, Богослова и Хризостома».

Также надо сказать, что в то время имп. Алексий I, из-за угрозы для Византии со сторон сельджуков, обратился к папе римскому с просьбой – помочь в борьбе с агарянами. Для достижения этого, император был готов даже восстановить поминовение в диптихах папы римского Урбана II в Православной Церкви. Тем более, что в 1089 г. папа отлучил императора Алексия за запрет последнего совершать латинскую евхаристию на опресноках и опечатывание латинских храмов в Константинополе.

Вопрос о включении имени папы в диптихи Православной Церкви вызвал бурный протест со стороны православного епископата, поэтому император был вынужден собрать в Константинополе в сентябре 1089 г. большой собор с участием патриархов Константинопольского и Антиохийского, двух архиепископов и восемнадцать митрополитов, среди них и митрополита из России. Собор проходил под председательством самого императора, который и советовал Церкви, хотя временно, восстановить имя папы в диптихах; но соборные отцы ответили: «Не по синодальному приговору и суждению Римская Церковь была изглажена из общения с нами, но, как представляется, через наше желание настороженного попечения имя папы не поминается в священных диптихах». Патриарх константинопольский Николай III Грамматик направил папе письмо, в котором просил его изложить свое исповедание Веры, только после чего Православная Церковь сможет рассмотреть вопрос о возможном восстановлении его имени в церковных диптихах. Папе давалось восемнадцать месяцев. Поскольку ответа от папы не последовало, этот вопрос был Православной Церковью отклонен.

И хотя 26 ноября 1095 г. папа Урбан II на Клермонском соборе призвал всех западных христиан направиться на Ближний Восток и отвоевать Иерусалим от рук агарян, но Крестовые Походы никак не помогли Православной Византии, а наоборот, даже содействовали ее уничтожению.

 

Три Святителя и ересь богомилов.

Подобные споры о трех святителях происходили не только среди православных. Немного времени спустя после установления общего праздника святителям аскет Василий, предводитель ереси богомилов, пришел в Константинополь со своими 12-ю учениками (которых он сам именовал апостолами), желая обратить православных в свое лжеучение.

Оба спора проходили одновременно и, похоже, что богомилы просто пытались дать о себе знать через свое НЕПОЧТЕНИЕ ТРЕХ СВЯТИТЕЛЕЙ И ОТРИЦАНИЕ ИХ ПАМЯТИ. Это также показывает, как высоко православные чтили Трех Святителей, принимая враждебное к ним отношение как войну против Православия. Возможно даже, что и сами споры среди православных были спровоцированы богомилами, поскольку еще столетием ранее Косма болгарин говорил, что болгарские богомилы винили Златоуста за введение в свою литургию искаженного учения о Евхаристии.

Богомилы учили о существовании двух враждующих начал в мире – Небесного Отца и демиурга или сатанаила. Первый причастен всему доброму, светлому, духовному и будет иметь власть только в будущей жизни, а второй причастен всему злому, темному, материальному и является творцом и правителем видимого мира. Богомилы отвергали Ветхий Завет, не посещали храм, отрицали молитву, за исключением «Отче наш», не считали Деву Марию Богородицей, не почитали Креста Господня, не признавали Воскресение Христово, церковные Таинства, не почитали святые мощи, иконы, праздники.

Богомилы считали, что между Богом и человеком не нужен посредник (духовенство). Поэтому ОТВЕРГАЛИ ЦЕРКОВНУЮ ИЕРАРХИЮ – и выступали за социальное равенство – ОТВЕРГАЛИ СВЕТСКУЮ ВЛАСТЬ И ЦАРЯ, от чего часто участвовали в бунтах против светской власти. БОГОМИЛЬСТВО БЫЛО АНТИКЛЕРИКАЛЬНЫМ И АНАРХИЧЕСКИМ ДВИЖЕНИЕМ. Богомилы не признавали ни решений Вселенских и Поместных Соборов, ни сочинений церковных авторов. Многие прельстились ересью богомильства за ее мнимую аскетичность (осуждали богатство) и сверх-благочестие.

От сего видно, насколько опастным была ересь богомилов не только для православного христианства, так как их учение в корне противоречило традиционной православной доктрине, но и стабильности Византийского государства.

В то время император Алексий I Комнин был вынужден из-за особой опасности многих ересей, тогда прельщающих жителей Византии, взять под личный контроль борьбу с ересями – армян (монофизитов), павликиан и богомилов в Филиппополе. Во время военной кампании против половцев, в 1114 г., император начал в свободное от военных дел время процесс по искоренению местных ересей. Для этого царь проводил публичные дискуссии, которые продолжались с утра до глубокой ночи, император не прекращал беседы и часто оставался без пищи. Всех упорствующих еретиков он заключал в темницу и периодически вызывал на беседу, а если они и после этого не отказывались от своих заблуждений, то через какое-то время император прекращал свои беседы, и еретики проводили остаток дней в заточении, точно так же, как это было в Константинополе. Всем же отказавшимся от заблуждений, император покровительствовал и даровал титулы и земли.

Чтобы Василий-богомил раскрыл свое учение, император вызывал его к себе во дворец под предлогом желания стать его учеником. Комната, в которой император принимал ересиарха, была разделена на две половины занавесом, за которым находился писец и записывал все, что говорил еретик. Василий-богомил был обличен в ереси, притом не отрёкся от нее, за что был приговорен к сожжению. До исполнения приговора император посадил Василия-богомила в темницу, откуда часто его призывал и предлагал отказаться от своих заблуждений, но еретик был непреклонен. Император тогда вызвал к себе «12 апостолов Василия», желая узнать, согласны ли они со своим учителем. Все они также были приговорены к сожжению. Затем мудрый царь вызвал других единоверцов Василия-богомила, некоторые из них также упорствовали в ереси, другие отрицали все обвинения.

Чтобы избежать осуждения истинных христиан как богомилов, и одновременно не позволить богомилам притвориться православными, император придумал подобно мудрому царю Саломону, способ разоблачения неправды. Император приказал распалить два костра, а в центре одного из них вбить крест. На костёр с крестом должны взойти непритворно придерживающиеся Православной Веры, для того чтоб пострадать за свою веру, как подобает истинному христианину. Обвиняемые поделились на две группы, и как только пришло время им войти в огонь, император приказал остановить казнь. Отличив истинных христиан от богомилов, император освободил их, а еретиков приказал вновь поместить в темницу. Чтобы и далее не возмущать души людей, Василий-богомил был помещен в отдельную камеру.

Пока Василий-богомил был в темнице, император послал к нему известного догматиста и апологета, монаха Евфимия (Зигабена), чтобы узнать о его вероучении. По поручению императора монах Евфимий (Зигабен) написал в 1110 г. сборник «Догматическое всеоружие православной веры» («Догматическая паноплия»). Первые семь глав посвящены изложению православного вероучения. С 8-й главы начинается опровержение различных еретических учений.

Среди многих ошибок, Василий явил также и ОТВРАЩЕНИЕ К ТРЕМ СВЯТИТЕЛЯМ, особенно к свт. Иоанну Златоусту, которого богомилы называли «Иоанн вздутые уста». Они считали его исказителем Нового Завета, обвиняли в сокрытии «важных мест» Евангелия, которые сами же в него и добавили. В своей главе «О богомилах» монах Евфимий (Зигабен) рассказывает, как богомилы поясняли определенные места Евангелия от Матфея, приводя и собственные комментарии. Вот что он пишет о трактовке богомилами отрывка из Мф. 7, 15 («Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные»): «Они говорят, что лжепророки – какая нелепость! – это свт. Василий, Великий который был великим учителем, и свт. Григорий Богослов, звезда богословия, и свт. Иоанн Златоуст, ибо они описали доктрину. Опускаю здесь прочие нелепые нарекания этой секты на этих святых, более чем на иных, которые заслуживают быть пораженными громом, брошенными в пропасть и прочих других наказаний».

Остальные богомилы призывались к покаянию и наставлялись в истинной вере. Некоторые из еретиков покаялись и были освобождены, а упорствующие богомилы закончили свою жизнь в тюрьме. Что касается Василия-богомила, то он был окончательно приговорен к сожжению на ипподроме. Ему также дали выбрать между простым костром и костром с крестом, но еретик умер не раскаявшись.

Вскоре после того, как Василий-богомил был сожжен на ипподроме, Константинополь был избавлен от влияния секты, благодаря усилиям христолюбивого и благоверного императора Алексия.

 

«Приидите, Василия, Григория восхвалим и Иоанна Златоустого, Троицы поборники

(Полиелейный припев трем святителям)

 

Сост. Ред. Миссионерского Центра.

 

«Духовная Брань». Свято-Афанасьевское издание. № 3 (7) – 1 февраля. 2018. С. 9-21.


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку:





КАНОН - Свод законов православной церкви