Схимонахъ Русика Иларій и его наставленія.

Члены Братства русских обителей на Афоне

Схимонахъ Иларій, въ мірѣ Іоаннъ Симеонидъ, изъ македонскихъ болгаръ, былъ много лѣтъ учителемъ въ Терновѣ; послѣдніе годы провелъ на Аѳонѣ, въ русскомъ св. Пантелеимона монастырѣ, гдѣ принялъ схиму; онъ отъ юности и до кончины (†1864 г.) велъ подвижническую жизнь. – ред.

Въ концѣ 1864 года въ русской на Аѳонѣ обители св. Пантелеимона скончался мирно маститый старецъ изъ болгаръ, схимонахъ Иларій. Благочестивый отъ юности и образованный, онъ посвятилъ часть своей жизни па христіанское воспитаніе дѣтей, часть на монашеское жительство. Онъ имѣлъ обильнѣйшій даръ радостотворныхъ слезъ и другіе благодатные дары благочестія. Старческій видъ его, при согбенности и выплаканныхъ глазахъ, являлъ въ немъ простосердечіе и смиреніе евангельскихъ дѣтей (Матѳ. 18, 3-4) съ полнотою любви, готовой всякаго «не тѣсно вмѣстить» въ свое боголюбивое сердце.

О. Иларій, въ мірѣ Іоаннъ Симеонидъ, уроженецъ Македонскій, прибылъ на Аѳонъ, послѣ Севастопольской войны, облеченъ въ Русикѣ въ св. схиму, и отъ начала до конца житія своего въ обители былъ постоянно въ молитвенномъ настроеніи; онъ молился иногда вслухъ, и тогда какія дивныя, умилительныя воззванія къ Богу можно было услышать проходившему возлѣ его кельи! Въ Бозѣ почившій о. духовникъ Іеронимъ любилъ и уважалъ сего старца и, по близости его кельи, иногда навѣшалъ его. Увидѣвши въ немъ рѣдкую способность выражаться просто и ясно о высокихъ и трудно-изъяснимыхъ духовныхъ предметахъ, о. Іеронимъ поручалъ ему писать аскетическія статьи съ цѣлію издать оныя въ послѣдствіи въ свѣтъ, но, къ сожалѣнію, сочиненія о. Иларія утратились. Впрочемъ, по оставленіи учительства въ Терновѣ, онъ изъ написаннаго имъ въ мірѣ многое собралъ и издалъ въ 1850 г., озаглавивъ книгу: Ὀδηγὸς τῆς εὐσεβίας — Путеводитель къ благочестію; тамъ не мало статей и аскетическаго содержанія.

Въ статьѣ означенной книги: «Новыя чудеса Богоматери, бывшія въ 1806 г.» о. Иларій сообщаетъ кое-что о себѣ, упоминаетъ и о родителяхъ своихъ. Мы займствуемъ отсюда эти свѣдѣнія въ дополненіе къ нашимъ скуднымъ біографическимъ свѣдѣніямъ о немъ.

«Юноша нѣкій изъ села Тарлиза (разумѣется самъ о. Иларій — Іоаннъ Симеонидъ) читалъ частно со вниманіемъ Священное Писаніе и творенія св. отцевъ и преуспѣвалъ къ лучшему: онъ позналъ, что человѣкъ какъ трава, нынѣ цвѣтущая, а завтра увядающая, что жизнь человѣческая проходитъ какъ сонъ въ этомъ мірѣ, что только богопочитаніе и добродѣтельная жизнь приводятъ къ блаженному безсмертію, поэтому ихъ возлюбилъ и рѣшился, призывая Бога въ помощь, держаться благочестиваго настроенія до конца своей жизни. При такой настроенности, онъ всегда желалъ и искалъ случая дѣлать добро во славу Божію, во спасеніе свое и ближнихъ». Далѣе сообщается, какъ онъ, «юноша нѣкій», молясь цѣлый годъ о двухъ христіанкахъ, совращенныхъ въ магометанство, былъ услышанъ Богомъ. Затѣмъ обратилъ дѣвицу, убѣжавшую отъ родителей христіанъ къ магометанамъ, научивъ ее въ мужскомъ одѣяніи удалиться въ другое христіанское село. Когда начальникъ того мѣста Летивъ-паша узналъ о виновникѣ возвращенія дѣвицы къ христіанамъ, родителей юноши сослалъ на поселеніе, а самого его, заключивъ въ темницу, присудилъ бить палками по пятамъ, и "юноша" правды ради съ радостію готовился къ этой пыткѣ; но, когда другіе передали ему, что онъ отъ такой казни, если не на всю жизнь, то на долгое время можетъ сдѣлаться неспособнымъ ходить, — онъ помолился къ Богоматери, предавая себя Ея св. волѣ, и паша на другой день велѣлъ отмѣнить это наказаніе, но спустя нѣсколько времени, приговорилъ юношу къ повѣшенію. Послѣ всенощной молитвы его къ Богоматери, Она, милосердная заступница христіанъ, къ утру явилась къ женѣ паши «въ сопровожденіи св. Ангеловъ, сіяя паче солнца», и повелѣла сказать мужу, чтобъ выпустилъ юношу, приговореннаго къ смерти; если же не исполнитъ повелѣваемаго (т. е. если умертвитъ его), то и самъ потребится отъ земли со всѣми дѣтьми своими. По освобожденіи изъ темницы, его выслали въ Драму, куда поселены были родители, и гдѣ отецъ его, чрезъ 8 мѣсяцевъ страдальческой жизни на чужбинѣ, скончался. О кончинѣ родителя о. Иларій сообщаетъ, что, заболѣвъ, онъ 40 дней приносилъ слезное покаяніе Богу, прося прощенія грѣховъ, и самъ простилъ отъ сердца врагамъ своимъ, изгнавшимъ его съ родины; послѣ исповѣди и причастія онъ тихо скончался. «Юноша» съ матерью оплакали и погребли его. О матери своей о. Иларій пишетъ: «она была женщина благоговѣйная, цѣломудренная, незлобивая, смиренная, тихая, пожила на поселеніи жизнію добродѣтельною 25 лѣтъ». Такъ, присовокупляетъ онъ, вcu хотящій благочестно жити о Христѣ гоними будутъ; такъ и благочестивыхъ родителей, и сына ихъ Господь сподобилъ потерпѣть гоненіе за любовь къ Нему, изліявшему кровь Свою за животъ міра. Упомянувъ, что отецъ захворалъ въ Меленикѣ, о. Иларій замѣчаетъ: «въ Меленикѣ "юноша" учился 4 года у знаменитаго учителя Адама Месовита, который былъ мужъ благочестивый, благонравный, обходительный, терпѣливый, цѣломудренный, милостивый, правдолюбивый, любомудрый, богословъ и по всему добродѣтельный».

Далѣе о. Иларій разсказываетъ, какъ онъ ("юноша нѣкій") «удалялся на св. гору Аѳонскую поучиться у преподобныхъ отцовъ евангельскому узкому пути, вводящему въ животъ вѣчный и, по Божественному устроенію, нашелъ тамъ духовника добродѣтельнаго, который обучалъ его молитвѣ, бдѣнію, пощенію, цѣломудрію, молчанію, терпѣнію, воздержанію, смиренномудрію и прочимъ добродѣтелямъ». Между прочимъ духовникъ далъ ему такую заповѣдь: когда пробудишься ночью, немедленно вставай и, сколько можешь, тяни четки съ земными поклонами и молитвой: Господи Іисусе Христе, Сыне Бога живаго, помилуй мя грѣшнаго. Помолившись, ложись, если будетъ рано; и такъ дѣлай при всякомъ пробужденіи до времени церковной службы. Навыкнувъ вышесказанному, онъ по благословенію старца-духовника возвратился въ отечество свое. Въ Аллистратіонѣ о. Иларій нашелъ учителя Христофора, человѣка весьма добродѣтельнаго, котораго онъ называетъ сосудомъ божественной благодати; у него довольно времени онъ слушалъ изложеніе догматовъ православной вѣры. Оттуда прибылъ въ Голесово, и нашелъ училище запертымъ, по неимѣнію учителя, опредѣлился въ наставники дѣтей, тѣмъ охотнѣе, что тамошніе жители были люди добрые, и мѣсто оказалось удобнымъ для безмолвія. Такъ сталъ онъ учить дѣтей, и самъ обучался подвижнической жизни: бдѣлъ, постился, молился съ колѣнопреклоненіемъ и читалъ писанія св. отцовъ. Соблюдая заповѣдь святогорскаго старца о нощной молитвѣ, о. Иларій кромѣ того и утромъ и вечеромъ тянулъ по 10 четокъ, подъ дни же воскресные и подъ великіе праздники всю ночь пребывалъ въ молитвѣ, преуспѣвая благодатію Божіею въ добрыхъ дѣлахъ. Далѣе описывается, какъ врагъ діаволь навелъ на него сначала плотскую брань, а потомъ хульные помыслы на Богоматерь, отъ каковаго искушенія избавленъ былъ Ею, послѣ сорокодневнаго моленія во храмѣ св. Димитрія. При этомъ трое сутокъ чувствовалось имъ дивное благоуханіе, исходившее отъ иконы Владычицы, исполнившее его великой радости; предстательствомъ Богоблагодатной сподобился онъ божественной благодати; дѣйствіемъ оной сердце его начало ощущать несказанную сладость. Этимъ ограничиваются свѣдѣнія объ о. Иларіѣ, заключающіяся въ статьѣ о новыхъ чудесахъ Богоматери.

Въ началѣ книги: Ὀδηγὸς τῆς εὐσεβίας о. Иларій сообщаетъ о своемъ пребываніи въ Терновѣ слѣдующее: восемь лѣтъ прожилъ онъ въ общежительномъ монастырѣ Преображенія Господня; потомъ жилъ годъ при Митрополитѣ Неофитѣ, который принялъ его съ великого радостію, раздѣляя съ нимъ (о. Иларіемъ) трапезу. Затѣмъ выпросили его у Митрополита братія монастыря Калифарійскаго въ помощники новому игумену своему, гдѣ онъ пробылъ пять лѣтъ, и тамъ приготовилъ къ печати Ὀδηγὸς τῆς εὐσεβίας. Еще въ 1840 г. имъ изданы двѣ книги: І., Ἐκλογιον — избранныя статьи изъ св. отцовъ и другихъ писателей о благонравіи (для дѣтей) и 2., Κῆπος πολυανθὴς — Многоцвѣтный Садъ, заключающій въ себѣ нравственныя наставленія изъ Библіи и св. отцовъ, назидательныя изреченія древнихъ мудрецовъ и мысли непоименованныхъ писателей. Все собранное въ этихъ двухъ книгахъ переведено о. Иларіемъ съ еллинскаго на простой новогреческій языкъ, а трудно понимаемыя мѣста истолкованы. Изъ «Путеводителя ко благочестію» и изъ «Мноцвѣтнаго Сада» мы, чтобы познакомить читателей съ трудами сего благочестиваго мужа, приводимъ нижеслѣдующія извлеченія.

 

Іоанна Симеонида (схимонаха русиковскаго Иларія)

нѣсколько вопросовъ и отвѣтовъ. Изъ книги его: Ὀδηγὸς τῆς εὐσεβίας.

Вопросъ: Какая наука изъ всѣхъ наукъ нужнѣйшая человѣку?

Отвѣтъ: Нужнѣйшая наука для человѣка есть искусство проводить жизнь благоразумно, праведно, благочестиво, есть искусство побѣждать страсти тѣлесныя и душевныя, есть искусство соблюдать заповѣди Божіи, есть искусство различать доброе отъ худаго и творить добрыя дѣла для стяжанія добродѣтельною жизнію царства небеснаго. Миогоученость есть удѣлъ немногихъ, а Богопочитаніе и добродѣтельная жизнь приличествуютъ всѣмъ.

Вопр. Прошу тебя, отецъ, научи меня, какъ пользоваться мнѣ чувствами тѣла моего, чтобы оными не оскорблять Бога, но благоугождать Ему?

Отв. Объ этомъ выслушай ученіе св. отцовъ: когда устремишь глаза твои на творенія Божіи, чтобы видѣть божественную благость Творца, Его всемогущество, безпредѣльную мудрость и промышленіе, тогда чувствомъ зрѣнія ты благоугождаешь Богу; когда же устремишь зрѣніе на суетные предметы, особенно же на плотскую красоту съ чувствомъ похотливости, тогда глаза твои дѣлаешь рабами грѣха. Если отверзаешь уши твои на слушаніе словесъ Господа Бога твоего, пѣсней церковныхъ и славословія Ему; тогда слухъ твой служитъ дѣлу спасенія твоего; если же слушаешь оглаголанія ближняго, сквернословія безчестныя пѣсни, тогда слухомъ твоимъ ты уготовляешь себѣ муку, если не исправишься. Когда ты славословишь Бога, или совѣтуешь ближнему доброе, или утѣшаешь его въ скорби, тогда языкъ твой бываетъ орудіемъ добродѣтели; когда же говоришь хулы, ложь, лесть, осужденіе и навѣты на ближняго, тогда языкъ твой творишь органомъ грѣха. Самыя руки твои можешь простирать или къ небу — на благодареніе Божіе, или къ землѣ — на хищеніе чужаго; самыми ногами твоими ты течешь или на помощь или на вредъ ближнему твоему. И когда посвятишь члены твои на совершеніе добродѣтели, тогда получаешь освященіе; когда же употребишь ихъ на твореніе грѣха, ввергаешь себя въ нечистоту и оскверненіе.

Вопр. Одни называютъ богатство зломъ, другіе же бѣдность. Кто изъ нихъ говоритъ правду?

Отв. И тѣ и другіе судятъ неправильно. Ни богатство ни бѣдность не есть зло, но употребленіе оныхъ бываетъ худымъ или добрымъ, что зависитъ отъ произволенія человѣка. Если богатый употребляетъ тлѣнныя сокровища свои на милостыню, на питаніе бѣдныхъ — стариковъ, вдовъ и сиротъ и на другія богоугодныя дѣла, на учрежденіе или поддержаніе сиротскихъ пріютовъ, больницъ, на построеніе храма и проч., этимъ освящаетъ душу свою и получитъ нетлѣнное богатство на небеси; но если употребляетъ богатство свое на дѣла непотребныя, худыя, на обиду и озлобленіе ближнихъ, этимъ готовитъ себѣ наказаніе отъ Бога. И бѣдность, если употребляется на труды, на воздержаніе и пощеніе, на терпѣніе и благодареніе и на другія добрыя дѣла, то этимъ освящается душа бѣднаго; если же бѣдность служитъ поводомъ къ лѣности, воровству, блуженію, ропоту, богохульству и къ другимъ худымъ дѣламъ, то уготовляетъ душѣ бѣднаго мученіе.

Вопр. Молю тебя, отецъ, вразуми меня ради любви Христовой, какимъ образомъ я долженъ посвящать всегда умъ мой и сердце Богу?

Отв. Касательно этого выслушай ученіе премудраго мужа Никифора Ѳеотоки. Если посвятишь, говоритъ онъ, часть ума твоего и сердца Богу и часть міру, часть, посвященная міру, утверждается на предметахъ непостоянныхъ, удобопремѣняемыхъ, того ради ты получишь вмѣсто пользы ущербъ и вредъ. Если посвятишь часть ума твоего и сердца на сребролюбіе, на стяжаніе, на чины міра сего, наутріе тать крадетъ, навѣтникъ похищаетъ и разрушается счастіе отъ нечаяннаго несчастія, отчего предметъ любви твоей и услажденія дѣлается для тебя предметомъ горести и безутѣшной скорби; едва послѣ многихъ подвиговъ и трудовъ усладитъ сердце твое полученіе оныхъ, какъ лишеніе ихъ претворяетъ капли сладости въ море горести. Сегодня радуешься о пріобрѣтеніи, а завтра плачешь о потерѣ. Но если посвятишь все Богу, поелику Онъ есть источникъ благъ, и непреложенъ и неизмѣняемъ, никогда не получишь вреда, но всегда будешь имѣть пользу; спокойствіе твое пребудетъ неизмѣннымъ, миръ твой невозмутимымъ, радость твоя безъ печали, счастіе твое всегдашнимъ. Если же посвятишь часть души твоей и помышленія твоего, и сердца твоего Богу и часть міру, тогда въ часть, посвященную Богу, входятъ лукавыя помышленія и желанія плотскія, входитъ грѣхъ, который сквернитъ и повреждаетъ часть, посвященную Богу. Но если ты посвятишь все сердце твое, и душу твою и помышленіе твое Богу, тогда грѣхъ не найдетъ мѣста, чтобы войти въ тебя, такъ какъ сердце твое и душа твоя и помышленіе твое посвящены Богу.

 

Мысли разныхъ писателей, собранныя Іоанномъ Симеонидомъ

(схимонахомъ Русика Иларіемъ). Изъ книги его: Κῆπος πολυανθὴς

Если бы человѣкъ помнилъ всегда о концѣ жизни своей на землѣ, никогда не обижалъ бы человѣковъ.

Мы люди больше слѣдуемъ развращеннымъ обычаямъ вѣка сего, нежели добрымъ примѣрамъ праотцевъ нашихъ.

Источникъ жизни и просвѣщенія человѣка — бояться Бога и хранить повелѣнія Его. «Зане свѣтъ повелѣнія Твоя па земли», взываетъ Исаія.

Внимай, никогда не кляться Богомъ, презирая имя Его святое и страшное, чтобы и Онъ не презрѣлъ тебя на вѣки.

Нѣтъ другаго прибѣжища человѣку безопаснѣйшаго, какъ страхъ Божій. Я во 1-хъ боюсь Бога, во 2 -хъ благоговѣю къ Царю и въ 3-хъ боюсь того, кто не боится Бога и не чтитъ Царя.

Кто имѣетъ страхъ Божій, тотъ умерщвляетъ постомъ нечистыя влеченія тѣла, и никогда не ходитъ во тьмѣ грѣховной.

Благочестіе есть величайшая мудрость въ человѣкѣ, и наоборотъ нечестіе есть величайшая глупость въ немъ.

Если ты въ благополучіи, не нужно искать отмщенія завидующему тебѣ; довольно ему печали, которою онъ снѣдается о счастіи твоемъ.

Смиреніе есть сильное средство къ полученію того, чего желаешь.

Предки наши померли, и насъ ожидаетъ тоже, какъ человѣковъ смертныхъ. Поэтому надобно подвизаться въ твореніи дѣлъ добрыхъ; день-ото-дня все ближе къ намъ время смерти, безпощадно пожинающей всякаго человѣка.

Сколько человѣкъ употребляетъ тщанія къ стяжанію вещей міра сего! Если бы онъ такъ же былъ старателенъ о пріобрѣтеніи добродѣтелей для будущей жизни, то онъ былъ бы тамъ въ первыхъ святыхъ.

Будь внимателенъ къ тому, чтобы не грѣшить, и будешь имѣть самую малую печаль въ часъ смерти твоей.

Благоразумный человѣкъ, помня, что настоящая жизнь кратковременна, приводитъ въ дѣйствіе сіи три вещи: 1) оставляетъ міръ, т. е. злыя дѣла міра, прежде нежели совсѣмъ оставитъ этотъ міръ; 2) устраиваетъ себѣ гробъ, т. е. поминаетъ всегда о смерти, да не согрѣшаетъ Богу, и предъуготовляетъ себя къ иной жизни прежде, нежели положенъ будетъ во гробъ, и 3) творитъ всякое доброе дѣло, чтобы угодить Богу, прежде нежели явится предъ Нимъ.

 

«Душеполезный Собесѣдникъ» (Изд. Аѳонскаго Русскаго Пантелеимонова Монастыря). 1889. Вып. 1. С. 6-10, Вып. С. 29-33.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: