Объ отношенiи РПЦЗ къ Гитлеру. Отъ канцеляріи Архіерейскаго Синода Русской Православной Церкви Заграницей – 1947 г.

Со времени окончанія послѣдней войны въ Совѣт­ской печати стали распространяться извѣстія о томъ, будто Архіерейскій Сѵнодъ Русской Православной Церкви заграницей вмѣстѣ со своимъ Предсѣдателемъ Высокопреосвященнымъ Митрополитомъ Анастасіемъ во время пребыванія Гитлера у власти были въ сотрудничествѣ съ послѣднимъ и съ его правительствомъ и даже якобы установили во время войны моленія о даро­ваніи побѣды нѣмецкому оружію. Изъ совѣтскихъ источниковъ такіе слухи проникли въ совѣтофильствующую часть заграничной русской и иностранной пе­чати.

Хотя эти обвиненія, построенныя на завѣдомо не­вѣрныхъ или тенденціозно истолкованныхъ фактахъ, неоднократно опровергались въ другихъ безпристраст­ныхъ органахъ печати, они, къ сожалѣнію, продолжа­ютъ повторяться вновь людьми, сознательно желающи­ми представить дѣло въ извращенномъ видѣ. Ввиду сего Канцелярія Архіерейскаго Сѵнода считаетъ необ­ходимымъ дать слѣдующее разъясненіе.

Исходнымъ пунктомъ упомянутыхъ выше утверж­деній является поднесеніе, отъ имени Архіерейскаго Сѵнода благодарственнаго адреса Адольфу Гитлеру. Такой фактъ дѣйствительно имѣлъ мѣсто въ іюнѣ 1938 г., т. е. значительно ранѣе наступленія войны, къ которой онъ не могъ имѣть никакого отношенія.

Единственнымъ побужденіемъ для поднесенія адреса, было желаніе выразить признательность Фюреру какъ главѣ Германскаво Правительства, за щедрое пожертвованіе, полученное отъ послѣдняго на со­оруженіе новаго русскаго православнаго храма въ Бер­линѣ. Исполняя распоряженіе своего Канцлера, оно пріобрѣло за 15.000 марокъ прекрасный участокъ зем­ли для этого храма и ассигновало 30.000 марокъ на со­оруженіе его, каковая сумма впослѣдствіи была значи­тельно увеличена. Взявъ на себя наблюденіе за пост­ройкой черезъ назначеннаго для этого архитектора, Правительство очень много содѣйствовало строитель­ной комиссіи, составленной изъ представителей при­хода, въ пріобрѣтеніи строительныхъ матеріаловъ и своевременномъ доставленіи ихъ на мѣсто. Храмъ строился около двухъ лѣтъ и оконченъ былъ къ началу іюня 1938 г., когда въ день Пятидесятницы и было на­значено торжественное освященіе его.

Для русской православной общины въ Берлинѣ сооруженіе новаго храма явилось тѣмъ болѣе важнымъ и отраднымъ событіемъ, что она испытывала большую скорбь послѣ продажи съ торговъ созданнаго ею съ большими жертвами обширнаго храма (съ домомъ при немъ) за неуплату долга строительной комиссіи, про­изводившей постройку этого храма.

Мысль о томъ, что въ Совѣтской Россіи въ это время безпощадно закрывались и разрушались храмы Божіи, еще болѣе возвышало въ глазахъ русскихъ лю­дей значеніе дѣла, предпринятаго Германскимъ пра­вительствомъ для удовлетворенія религіозныхъ потреб­ностей православныхъ людей всѣхъ національностей и прежде всего, конечно, обширной русской колоніи въ Берлинѣ.

Все это и побудило Архіерейскій Сѵнодъ согласиться на выполненіе ходатайства Берлинскаго прихода о выраженіи А. Гитлеру и въ лицѣ его Герман­скому правительству своей благодарности въ нарочито изготовленномъ адресѣ, пріурочивъ поднесеніе его ко дню освященія храма 12 іюня 1938 г. Къ этому дню долженъ былъ прибыть въ Берлинъ и Предсѣдатель Сѵнода Митрополитъ Анастасій.

Текстъ адреса былъ составленъ заранѣе приход­скимъ совѣтомъ означеннаго храма. Ознакомившись съ содержаніемъ его, Высокопреосвященнѣйшій мит­рополитъ Анастасій не одобрилъ приданной ему редак­ціи и хотѣлъ измѣнить ее, исключивъ изъ адреса все, что не имѣло прямого отношенія къ главной цѣли его. — выразить благодарность жертвователю — Герман­скому правительству и его главѣ А. Гитлеру за соору­женіе храма. Однако, это оказалось практически неосу­ществимымъ ввиду того, что адресъ въ такомъ видѣ прошелъ уже черезъ оффиціальную цензуру. Въ день освященія храма онъ и врученъ былъ присутствовав­шему на торжествѣ статс-секретарю Министерства Церковныхъ Дѣлъ г. Муссъ для передачи его по наз­наченію.

Освященіе новаго храма въ Берлинѣ явилось зна­менательнымъ событіемъ не только для Русской Церк­ви, но отчасти и для всего православнаго міра. На него отозвались Сербская и Болгарская Церкви, прислав­шія своихъ представителей на это торжество, а также Патріархъ Антіохійскій Александръ и Архіепископъ Аѳинскій Хризостомъ, привѣтствовавшіе его особыми грамотами. Послѣдній выражалъ сожалѣніе, что не могъ прибыть на освященіе храма лично. “Но мыслен­но, писалъ онъ — я былъ тамъ и благодарилъ Бога за учрежденіе православнаго храма на чужбинѣ. Это со­бытіе должно утѣшать тѣхъ, которые или сами страда­ютъ отъ гоненія противъ Церкви въ Россіи или слѣдятъ на этимъ гоненіемъ, которое напоминаетъ гоненіе пер­выхъ вѣковъ христіанства”.

Такимъ образомъ, само собой становится очевид­нымъ, что поднесеніе адреса А. Гитлеру отъ имени Архіерейскаго Сѵнода отнюдь не было актомъ поли­тическимъ: это было простое и вполнѣ оправданное выраженіе благодарности Германскому Правительству за важную услугу, оказанную имъ не только Русской, но въ нѣкоторой степени всей Православной Церкви, от­мѣтившей этотъ фактъ, какъ новое торжество Право­славія въ инославной странѣ, находящейся въ самомъ центрѣ Европы.

Громадное значеніе Берлинскаго собора особенно опредѣлилось во время послѣдней войны, когда, вопре­ки всѣмъ запретамъ властей, онъ сталъ духовнымъ цен­тромъ для многихъ вывезенныхъ изъ Россіи рабочихъ, т. н. “Остов”, обслуживая ихъ духовныя нужды.

Не нужно также упускать изъ виду того обстоя­тельства, что въ это время съ Гитлеромъ и его прави­тельствомъ поддерживали дѣятельныя политическія от­ношенія сосѣднія съ Германіей государства и болѣе другихъ, быть можетъ, Совѣтское правительство, под­готовлявшее извѣстное соглашеніе, подписанное по­томъ Молотовымъ и Рибентропомъ.

Послѣ вышеописаннаго освященія храма въ Бер­линѣ у Архіерейскаго Сѵнода не было почти никакихъ поводовъ для сношеній съ Германскимъ правительствомъ и даже никакого соприкосновенія съ нѣмцами вообще вплоть до того момента, когда германскія вой­ска въ 1940 г. вошли въ Бѣлградъ, гдѣ Архіерейскій Сѵнодъ имѣлъ свое пребываніе.

Отношеніе оккупантовъ къ послѣднему скоро нашло свое выраженіе въ томъ, что по ихъ распоряженію былъ произведенъ двукратный обыскъ въ помѣщеніи Высо­копреосвященнаго Митрополита Анастасія, обыскъ вызвавшій возмущеніе какъ въ русской общественной средѣ, такъ и въ сербскихъ церковныхъ кругахъ въ Бѣлградѣ.

Судя по вопросамъ, сдѣланнымъ Владыкѣ Митро­политу Анастасію со стороны присланныхъ агентовъ полиціи, его подозрѣвали въ сношеніяхъ съ англичана­ми ввиду десятилѣтняго пребыванія его въ Палестинѣ, откуда онъ переѣхалъ въ Югославію. Одновременно были произведены тщательные обыски въ Канцеляріи Архіерейскаго Сѵнода и на квартирѣ у Правителя Дѣлъ Сѵнодальной Канцеляріи, сопровождавшіеся вы­емкой цѣлаго ряда документовъ, которые никогда не были возвращены потомъ, несмотря на настоянія Сѵ­нода.

Объявленная Гитлеромъ въ іюнѣ 1941 г. война Совѣтскому Союзу вызвала у многихъ русскихъ эми­грантовъ, въ томъ числѣ и жившихъ въ Югославіи, надежду на скорое освобожденіе Родины. Имъ хотѣ­лось видѣть въ этомъ актѣ новый крестовой походъ, предпринятый якобы Гитлеромъ для освобожденія на­шего Отечества отъ безбожной коммунистической власти.

Въ соотвѣтствіи съ такимъ взглядомъ на дѣло къ Высокопреосвященнѣйшему Митрополиту Анастасію былъ обращенъ цѣлый рядъ настойчивыхъ просьбъ, чтобы онъ издалъ обращеніе ко всему русскому разсѣ­янію, приглашая его привѣтствовать продвиженіе нѣ­мецкихъ войскъ въ Россіи и всячески содѣйствовать успѣху его (на подобіе воззванія къ паствѣ, изданнаго въ это же время Митрополитомъ Серафимомъ въ Пари­жѣ). Но Митрополитъ Анастасій рѣшительно отклонилъ эти ходатайства на томъ основаніи, что Гит­леръ намѣренно не хотѣл ясно указать цѣлей войны съ Совѣтами, которыя легко могли обратиться въ борьбу противъ Русскаго народа, какъ это и оказалось потомъ въ дѣйствительности. По той же причинѣ Архіерейскій Сѵнодъ не считалъ возможнымъ разрѣшить служеніе торжественныхъ и частныхъ молебствій о дарованіи побѣды нѣмецкому оружію, чего хотѣли нѣкоторые недальновидные русскіе патріоты въ Югославіи, отож­дествлявшіе заранѣе нѣмецкія побѣды съ успѣхомъ русскаго національнаго дѣла. Отрицательное отноше­ніе нацистовъ къ религіи еще болѣе должно было укрѣ­питъ его въ такомъ рѣшеніи.

Если въ русской церкви въ Бѣлградѣ съ начала войны совершались передъ Курской Чудотворной ико­ной молебны каждый воскресный день, то никакихъ другихъ моленій на нихъ не возносилось, кромѣ обыч­ныхъ, положенныхъ на такомъ молебнѣ съ присоеди­неніемъ возносившихся и до войны прошеній о спасе­ніи Отечества: “возстави, спаси и помилуй стражду­щее Отечество наше”.

Германскія оккупаціонныя власти не могли быть довольны тѣмъ, что Зарубежная Церковь не оказыва­етъ имъ во время войны той поддержки, какую они хотѣли бы имѣть отъ нея. Однако, они не пытались проявлять прямого давленія на Архіерейскій Сѵнодъ, предоставляя ему продолжать свою дѣятельность на прежнихъ основаніяхъ, какъ не препятствовали они въ Парижѣ Митрополиту Евлогію въ управленіи подчиненными ему приходами. Будучи вѣрны своей политикѣ расчлененія Россіи, германскія власти препятствовали только сношеніямъ Сѵнода съ другими церковными об­разованіями на занятой ими территоріи Россіи.

Въ связи съ настояніемъ Сѵнода только въ октяб­рь 1943 г. въ Вѣнѣ допущено было совѣщаніе зару­бежныхъ русскихъ епископовъ, въ которомъ принялъ участіе и Архіепископъ Гродненскій Венедиктъ. Для созыва его по условіямъ военнаго времени требовалось и разрѣшеніе и нѣкоторое содѣйствіе Церковнаго ми­нистерства, которое, однако, ни прямо ни косвенно не вмѣшивалось въ ходъ его занятій, посвященныхъ раз­смотрѣнію накопившихся во время войны церковныхъ вопросовъ, хотя, конечно, за работой его издали велось тщательное наблюденіе. Совѣщаніе подало Министерству меморандумъ съ критикой Германской политики въ отношеніи Церкви и съ рядомъ требованій, направ­ленныхъ къ предоставленію ей большей свободы. Митрополиту Анастасію во время Совѣщанія дѣлалось на­стойчивое предложеніе дать интервью въ газеты и выступить по радіо, на что онъ отвѣтилъ категорическимъ отказомъ.

Спустя 10 мѣсяцевъ послѣ этого, въ сентябрѣ 1944 г. Архіерейскій Сѵнодъ со своими служащими и частью своего архива долженъ былъ самъ эвакуироваться въ Вѣну при приближеніи большевиковъ къ Бѣлграду. Мѣстныя германскія власти оказали ему, какъ и цѣлому ряду подобныхъ организацій и учрежденій другихъ націй, устремившихся сюда изъ сосѣднихъ странъ по мѣрѣ приближенія къ нимъ фронта, свое содѣйствіе при размѣщеніи и устройствѣ его въ незнакомомъ наполненномъ бѣженцами городѣ.

Но отвѣтственные представители нацистскаго правительства и особенно тѣ, которые принадлежаликъ т. н. Восточному Министерству, оказывали видимое недовѣріе Архіерейскому Сѵноду и подвѣдомому ему духовенству. Это явствовало изъ того, что они всячес­ки препятствовали проникновенію послѣдняго въ оккупированные германскими войсками районы Россіи, а равно рѣшительно отстраняли и архіереевъ и священниковъ отъ посѣщенія лагерей русскихъ военно­плѣнныхъ и такъ называемыхъ рабочихъ лагерей, на­полненныхъ насильственно вывезенными изъ оккупированныхъ областей русскими людьми: имъ не позволялось обслуживать духовныя нужды русскихъ лагерей и даже посѣщать своихъ соотечественниковъ. Многократныя ходатайства, обращенныя Архіерейскимъ Сѵнодомъ въ разныя инстанціи о снятіи этого запрета, отдѣлившаго его отъ его православной паствы, остава­лись безъ всякаго отвѣта. Только уже къ концу войны отдѣльныя тщательно повѣренныя духовныя лица стали допускаться къ исполненію пастырскихъ обязанностей и въ лагеряхъ.

Въ послѣдній, наиболѣе критическій моментъ - военныхъ дѣйствій у Церковнаго Министерства возникла мысль о созывѣ Собора изъ всѣхъ зарубежныхъ русскихъ епископовъ, къ какой бы юрисдикціи они не принадлежали, якобы для выраженія общаво ихъ протеста противъ угнетенія Церкви со стороны Совѣтской власти. За этимъ формально выставленнымъ поводомъ къ созыву Собора у Правительства несомнѣнно скры­вались и другіе, ему одному извѣстные виды и надеж­ды на Соборъ русскихъ епископовъ. Въ предвидѣніи этого Архіерейскій Сѵнодъ не пошелъ навстрѣчу желаніямъ Правительства въ осуществленіи такой задачи. Соборъ такъ и не былъ созванъ до тѣхъ поръ, пока не потерпѣли полное пораженіе Германскія арміи, что вызвало крушеніе и Правительства и всего дѣла Гит­лера.

Такое объективное изложеніе фактовъ, опредѣля­ющихъ подлинную картину отношенія Архіерейскаго Сѵноду къ Гитлеру и его Правительству.

Трудно питать надежду, что сообщаемыя здѣсь данныя переубѣдятъ тѣхъ, кто не хочетъ видѣть исти­ны: они сознательно сѣютъ и повторяютъ неправду, дѣйствуя по извѣстному правилу: “клевещите, клеве­щите, что-нибудь останется”, но тѣ, кому дорога цер­ковная историческая правда, надѣемся, найдутъ здѣсь для себя достаточно основаній, чтобы убѣдиться въ не­основательности вышеуказанныхъ обвиненій, возводимыхъ на Архіерейскій Сѵнодъ его противниками.

«Православная Русь», №12, августъ 1947 г. C. 1-3.


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку:





КАНОН - Свод законов православной церкви