Протоиерей Лев Лебедев – ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА?

В каком мире мы живем?

Как только мы начинаем осознавать себя и окружающее, перед нами открывается картина бытия, удивляющая нас своей двойственностью. С одной стороны, перед нами прекрасная природа, звездное небо, мир, полный манящих возможностей и загадок; в самих себе мы ощущаем могучие силы духа, души и тела, способности к познанию и освоению мира. Кажется, все устроено для нашего блаженства, счастья, бесконечных наслаждений, игры собственными силами! Но, с другой стороны, мы ясно видим, что в этом мире все, буквально все обречено на страдания и гибель. В природе стихийные бедствия и бедствия, вызванные человеческой деятельностью, в обществе распри, ссоры, вражда и войны, в нас самих переживания, потрясения, болезни... Слава не держится, богатство не радует, наслаждения надоедают или просто губят, друзья обманывают, любимые изменяют, люди звереют, познания приводят к катастрофам, мечты не сбываются, бесконечное счастье не дается, на смену юности приходит старость, всех и во всяком возрасте стережет смерть, неизбежный для всех уход из этой жизни навечно!

Что же это за жизнь, и почему она так устроена, что с одной стороны привлекает и заманивает, а с другой — тут же бьет и убивает?! И откуда в нас при таком устройстве мира эта неистребимая потребность в счастье, блаженстве и не каком-нибудь кратком, маленьком, а в необъятном, всестороннем и вечном? Почему мы в связи с этим не хотим примириться с неизбежностью смерти? Откуда такой протест души, ее нежелание умирать, если смерть — это естественное явление в данном мире, такое же естественное, как и всякие несчастья?

Не означает ли это, что стремления и желания нашей души противоестественны? Но не может же все, поголовно все человечество на протяжении всей истории быть противоестественным! Тогда, может быть, противоестественны несчастья и смерть? Однако, сколько времени человечество живет на земле, столько времени эта противоестественность и существует. Пора бы примириться, но не хотят! Все пытались и пытаются ее преодолеть, с помощью науки обещая продлить жизнь чуть не на сотни лет, с помощью партийных программ покончить с несчастьями... А ничего не получается и, судя по всему, уже не получится. Но даже когда ум наш это вполне начинает понимать, душа все равно не хочет, не желает смириться, явно протестует против страданий и смерти.

Приходится признать, что по крайней мере для человеческой души страдания и смерть в этом мире являются чем-то без сомнения противоестественным, таким, чего не должно быть!

Иными словами, мир сей нас, людей, никогда не устраивал и не устраивает; с этой жизнью, как она есть, мы не согласны; нам нужен другой мир и другая жизнь!

Все это может означать, что мы, люди, пришли в этот мир, в эту жизнь из какого-то совсем иного мира, где нам предстояла совсем иная жизнь, и мы об этом помним, мы это в душе своей знаем! Поэтому с данным бытием и не смиряемся и никогда не сможем смириться.

В каком мире мы должны жить?

Опираясь на неоспоримые сознательные и подсознательные стремления и желания человеческой души, мы совершенно определенно можем ответить на этот вопрос так: мы, люди, должны жить в мире, где нет бедствий и страданий, нет никакого зла и болезней, нет увядания и смерти, но есть бесконечная, вечная жизнь, вечная, непрекращающаяся радость и веселие!

Но существуют ли такой мир, такая жизнь в реальности, в действительности? Безусловно существуют! Иначе мы никогда бы не помнили о них, то есть не имели бы в них потребности.

Множество религий, разных учений и теорий пытались и пытаются дать человеку рецепты, как приобщиться к миру счастья. И люди пробуют использовать их, убеждаясь потом с горечью, что не могут достичь желаемого. Ибо эти религии и учения ведут или к созданию у людей некоей личной иллюзии пребывания в блаженстве, или предлагают переделать, перестроить данную земную реальность так, чтобы возникла общественная иллюзия чего-то вроде райской благополучной жизни. Но при этом страдания остаются, смерть тоже остается... Это значит лишь то, что в условиях, в рамках данного земного бытия своими силами достичь желанного счастливого мира или создать его каким-либо искусственным способом невозможно.

В мир вечного блаженства можно войти (или вернуться) каким-то особым, иным путем.

Каким?

Путь

Верно и точно отвечает на этот важнейший для нас всех вопрос только христианство и притом только Христианство Православное и не такое, которое лишь называет себя «православным», а такое, которое действительно является православным, а это значит — право славит, или право исповедует Бога и те истины бытия, которые Он благоволил Сам сообщить (открыть) людям.

В определенный, предсказанный Богом через пророков момент истории человечества, около 2000 лет тому назад в среде Ветхозаветной Церкви, учрежденной Творцом в древнем Израильском народе, явился Сын Божий, воспринявший на земле имя Иисус Христос. Не переставая быть Богом, чистейшим Духом, Он в то же время стал совершенным Человеком, во всем подобным нам, кроме греха. Как Всемогущий Он взял на Себя, невинного, грехи всего мира, всех людей, от первых до последних, и как Человек распялся за эти грехи на Кресте, умер и в третий день воскрес, основал здесь на земле среди людей Церковь Нового Завета, которой сообщил все, что нужно для того, чтобы каждый жаждущий в Нем и через Него мог соединиться с Богом духовно уже здесь, в условиях земного бытия, а затем в полной мер в Царстве Небесном, в том мире вечного блаженства, для которого и замыслен и сотворен был Богом человек. При этом Христос Сказал: «Я есмь путь и истина и жизнь» (Иоан. 14, 6).

Итак, Иисус Христос, Сын Божий, Богочеловек, есть Путь, которым все люди могут восходить в мир вечного счастья и радости, вечной жизни.

Понятно, что если Самому Богу пришлось воплощаться в человеческое естество, сходить на землю и принимать на Себя последствия греховности всего мира, то не может быть в принципе никаких иных путей к Истине и вечной жизни, кроме как через Него и в Нем. Но вот вопрос: почему это так? То есть, что же представляют собою этот земной мир и эта земная жизнь, если Богу пришлось идти на такие чрезвычайные, из ряда вон выходящие деяния? Каковы же смысл, содержание и цель жизни человека? Что произошло и происходит с миром?

На все эти и подобные вопросы в полной мере отвечает Священное Писание Ветхого и Нового Заветов, право истолкованное по Божиему вразумлению святыми отцами и учителями Православной Христовой Церкви, то есть то учение, которое принес людям Господь Иисус Христос.

Истина

Мы видели, что Христос не только «Путь», но и «Истина». Это слово может иметь очень много значений. Но если мы условимся, что сейчас будем понимать под ним только учение, только совокупность основных истин об устройстве бытия, то это учение состоит в следующем.

Бог сотворил из ничего невидимый ангельский мир (духовное небо) и видимый вещественный так, что венцом, как бы некоей скрепляющей оба мира вершиной поставил человека, духовно-телесное существо, созданное «по образу» и «по подобию» (Быт. 1, 26-27) Божию. Все сие творение Божие было прекрасным и чистым и предназначено было для вечной жизни и вечного блаженства в благодатном единении со своим Создателем (вот почему наша душа, иногда в отличие от разума хорошо знает и помнит об этом!). Творец почтил ангелов и человека как разумные существа удивительным даром абсолютной свободы воли, а это значит, совершенной свободы выбора между стремлением к Нему или от Него... Почему? Для чего? Исключительно из Своей любви к Своему Творению! Ибо «Бог есть любовь» (Иоан. 4, 8-12), как многократно свидетельствует Писание, особенно в Посланиях апостола Иоанна Богослова, и для того, чтобы разумные создания добровольно, непринужденно могли искать единения с Богом из чистой любви к Нему.

Не случайно поэтому Богу было угодно открыть людям поразительную истину о Себе Самом, состоящую в том, что он, Бог, не есть, монада, единица, но — Святая Троица, единосущная и нераздельная: Отец, Сын и Святой Дух, так что не три «бога», но Един Бог в трех Лицах (Ипостасях). При одной и единой Божественной Природе (Сущности) — Три свободно-разумных Личности, — Отца и Сына и Святого Духа. Они пребывают в совершенном согласии и любви, будучи совершенно свободными, и основой такой любви является единство Божественной Природы.

Теперь понятно, почему окружающее нас устроено по подобному же принципу — единства природы и множественности ее носителей (обладателей). Например, у деревьев общая природа, но все деревья — разные. Даже у одного вида их, скажем, — березы, природа одна, но является в каждой березе по-своему, так что нет двух одинаковых...

Но прежде всего этот принцип относится к человеку, как созданному непосредственно «по образу» и «по подобию» Бога. Первый же человек был сотворен не как «я» только, но сразу и как «мы». Сперва Господь создает Адама, затем изводит из него жену Еву, и заповедует им множиться, так что каждый родившийся от них ребенок будет вершиной своеобразного треугольника (муж — жена — ребенок). У них всех одна единая природа, природа Адама, но все три: Адам — Ева — сын суть особые, свободно разумные личности! Так и ныне все многомиллиардное человечество имеет в своей основе троичную структуру: муж — жена — ребенок и оказывается тем самым сообразным Святой Троице. Но образ и подобие Божие не только в структурном устройстве: они и в духовном состоянии, прежде всего — в любви и согласии! В Божестве Отец является источником общей Всем Божественной Природы (это Его ипостасное свойство), Сын предвечно «рождается» от Отца, Дух Святой предвечно от Отца «исходит» (это Их ипостасные свойства, особенности) и действуют Божественные Личности в соответствии с этим, но так, что из совершенной любви Друг ко Другу — всегда в совершенном, добровольном согласии!

К такому именно образу бытия и был призван человек, прежде всего во внутренней жизни, семейных отношениях, затем в масштабах человечества в целом.

Однако свобода, дарованная людям и ангелам, есть свобода! А значит, может быть использована не только в положительном, но и в отрицательном направлении, то есть не только для все большего единения с Богом, но и для отхода, отпадения от Бога через отказ от любви. Первым отпал от Своего Создателя один из самых высоких архангелов и увлек за собою часть (как полагают, третью часть) всех ангельских существ. Он возомнил, что, поскольку свободен, то не обязан действовать по воле Божией, а может творить волю свою. Так было положено начало самым страшным из всех грехов, какие только могут быть, — гордости и самоугодию. «Отец» этих грехов, падший архангел, стал называться диаволом, сатаною, древним змием, драконом, люцифером. Пошедшие за ним ангелы стали демонами или бесами. Змий-диавол соблазнил к отпадению от Бога и первосозданную чету Адама и Еву. Они стали смертными, лишились райской жизни, лишились призвания «наполнить землю и обладать ею» (Быт. 1, 28). А «земля» на языке Писания — это не только планета, суша, почва, территория, — это вся материя природы, космоса.

Лишившись руководства своим господином — человеком, «земля» попала под временную власть диавола и демонов его.

Так оказалось, что прекрасный, сотворенный Богом мир, погрузился в состояние зла, где царствуют вражда, ложь, беззакония, страдания, смерть...

Из этого видно, что добро есть все то, что совершается в единении с Богом, из чистой любви к Нему, а зло есть простое отсутствие добра, то есть то, что делается вне союза с Богом, не из любви к Нему.

Ныне, по слову апостола, «весь мир во зле лежит» (Иоан. 5, 19). Вот почему данное земное бытие, несмотря на божественное происхождение, есть сущая тюрьма для человеческого духа, юдоль скорбей, тесноты, печали и мрака.

После грехопадения прародителей Адама и Евы все происшедшее от них человечество, умножая зло, иначе — грехи, дошло до такого состояния поврежденности греховной, что даже при искреннем раскаянии и желании уже неспособно было освободиться от этой порчи, от власти над собою диавола. Более того, многие люди помрачились настолько, что уже утратили и верное представление о Боге, а иные прониклись духом диавола так, что возненавидели Бога и предпочли Ему люцифера.

При таком положении вещей спасти людей (и то не всех, а лишь желающих!) мог только их Создатель — Бог, любящий Творец человечества. В назначенное Им и возвещенное задолго до этого время Он послал в мир Сына Божия, Который, не переставая пребывать в Божественной области бытия, вместе с тем по наитию Святого Духа воплотился от чистейшей и прекраснейшей из дочерей человеческих, Приснодевы Марии, и тем самым в одной Своей личности уже навечно соединил (воссоединил) две природы, — Божественную и человеческую, вплоть до ее вещественного состава. Только Он, как Богочеловек, имел власть и возможность взять на Себя грехи всего человечества и неизбежные их последствия — страдания, Богооставленность, смерть. Только Он имел власть и силу, чтобы воскресить умершее! Все сие Сын Божий Господь Иисус Христос и совершил. Так что после Его Воскресения и Вознесения от земли все желающие, верующие Ему и любящие Его, посредством установленных Им таинств Крещения, Причащения Его Плоти и Крови, Покаяния и иных могут достичь сближения и единения с Богом уже в этой земной жизни, а затем совоскресать со Христом в жизнь вечную Царства Небесного, в неизреченную радость бесконечного общения с Самим Богом, ангелами, святыми и друг с другом!

Во время этого Первого Своего Пришествия Христос не только совершил подвиг избавления человека от власти греха и диавола, но и проповедал Благую весть (по-гречески — Евангелие) о том, что «приблизилось» к людям «Царствие Божие», что оно уже предначинается в душах верующих («внутрь вас есть»), словом и примером научил людей, как нужно жить в этом мире, чтобы взойти в мир Царства Небесного, открыл людям истину и о Своем Втором Пришествии.

Оно совершится уже не так, как Первое. Христос во всей славе Небесной придет как Царь и Судья для суда над человечеством, от первых людей до последних. В этот момент закончится земная история нашего человеческого рода, огненному пламени будет предана земля, все дела на ней, весь космос, вся материя мира. Но это страшное огненное горнило будет не уничтожением вещественного мира, а его преображением, как бы переплавкой, очищением от всякой скверны и греха, и откроются «новое небо и новая земля» (Откр. 21, 1-2), как вечное царство праведников, вечная Церковь Божия. В этот же момент произойдет всеобщее воскресение мертвых, так что тела всех людей, когда-либо бывших на земле, во мгновение ока будут воссозданы из праха и соединятся со своими душами. Вспомним, что человек сотворен духовно-телесным единым существом. Поэтому гибель тел человеческих была лишь временной, до Второго пришествия. А души человеческие вообще никогда и не умирали.

Иначе говоря, смерти как полного уничтожения, превращения в небытие, совсем не существует в природе! Смертью первой называется лишь временное разлучение души и тела, когда тело идет разлагаться, очищаться в землю или иную стихию природы, а душа со всем своим сознанием и самоощущением, то есть личность человеческая в ясном уме, поступает в некие неведомые нам сферы бытия, где пребывает до Страшного Суда Христова.

Суд Христов при Его Втором Пришествии произойдет не только над людьми, но и над диаволом и демонами его, после чего они и все те люди, которые не пожелали ответить Богу любовью на любовь, в особенности же — последний губитель человеческого рода антихрист, число имени которого 666, последний «вождь и учитель» человечества и все поверившие ему и принявшие на лоб или правую руку печати с именем его или числом этого имени, будут осуждены на вечное отлучение от Бога в область ада. Это — смерть вторая, пребывание в вечной тьме и вечных мучениях. В некотором смысле для жителей Царства Небесного ад будет как бы небытием, поскольку, строго говоря, бытием может быть названа только жизнь в благодатном единении и общении с Богом в духе любви и согласия с Ним.

На «новой земле» под «новым небом» в «Иерусалиме новом» и начнется эта новая, радостная и вечная жизнь для тех, кто воспринимает описанные истины и следует им с верой, надеждой и любовью!

Вот это все и называется спасением.

Жизнь

Как видим, спасение означает наследование вечной жизни в Царстве Небесном, которое предначинается уже здесь, в царстве земном. После всего сказанного становится понятным, что возлюбивший нас, людей, Создатель и Отец наш Небесный, не ждет от нас ничего иного, как только того, чтобы мы ответили Ему такой же искренней, чистой и бескорыстной любовью, какою любит нас Он.

Такая любовь и есть источник, текущий из этой временной жизни в прекрасную вечную жизнь. Тогда мы должны признать, что смыслом жизни человека является достижение его сближения с Богом и пребывание в единении с Ним; содержанием жизни становится ежедневное, ежечасное утверждение в душе человеческой всего, что этому содействует, и отсечете всего, что этому мешает, а целью жизни оказывается вхождение в радость Небесного Царства, Нового Иерусалима.

Но как возжечь в душе огонек такой любви и таких стремлений? А после возжжения, как сохранить его, не дать погаснуть, а по возможности даже превратить в спасительный пламень, опаляющий в сердце всякую скверну?

Даже при самом искреннем желании человек одними своими силами сделать этого не может; слишком сильны ветры и волны страстей, исходящих здесь от трех враждебных человеку начал: мира, плоти и диавола. Для спасения нужно каким-то образом крепко прилепиться ко Христу, стать едино с Ним, чтобы Его сила, Его благодать, Его любовь хранили, освящали, питали нас и вели узким, но единственным путем, и тесными, но единственными вратами, которые вводят в жизнь Богообщения и временного и вечного (Матф. 7, 14). Он Сам так и говорит: «Я есмь Лоза, а вы — ветви; не может ветвь приносить плода, если не пребудет на лозе» (Иоан. 15, 5). Иными словами, невозможна духовная жизнь с Богом для человека, если он не станет некоей органической частью Иисуса Христа. Но — как?

Только в Церкви Христовой, потому что она, по слову апостола Павла, есть Тело Христово, глава которому — Он Сам, мы же, верующие, суть члены (или частицы) этого таинственного Тела (Рим. 12, 4-5; I Кор. 10, 17; 12, 12-30; Ефес. 1, 22-23; 4, 15-16; 5, 23-30).

Это великое премудрое, превосходящее всякое наше разумение таинство Церкви Господь Христос устроил следующим образом. Сначала, крестившись от Иоанна во Иордане, при наитии Святого Духа и гласе Отца Небесного, Он освятил водное естество, очистив его от вредоносных демонских сил, ибо вода есть первичная материя мира. Тем самым освященная Богом вода стала начатком обновленного нового мира, — «новой земли» и «нового неба», о которых уже говорилось. Поэтому человек, как духовно-телесное существо, может войти в жизнь этого нового (обновленного Христом) мира только «родившись от воды и Духа» в таинстве Крещения, как говорит Сам Господь (Иоан. 3, 5). Затем Христос начал учить: «Верующий в Меня имеет жизнь вечную. Я есмь Хлеб жизни... Хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира.... Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. ...Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я нем. Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною» (Иоан. 6, 45-57).

Накануне Своих Крестных страданий Христос Сам впервые на Тайной Вечере претворил хлеб в Свою истинную Плоть и вино в свою истинную Кровь и причастил Ими Своих учеников, показав тем самым, как именно должно совершаться таинство вкушения людьми Его Плоти и Крови. После этого оно постоянно совершается в Церкви. Тогда оказывается, что все люди, причащающиеся Плоти и Крови Иисуса Христа, становятся едино с Ним не только в каком-то отвлеченном, чисто духовном смысле, но и телесно, кровно! То есть все целостное духовно-телесное естество человека приобщается духовно-телесной жизни Богочеловека Иисуса Христа.

Отсюда очевидно, что вся совокупность людей, связанных единым Крещением и единым Причащением, становится ничем иным как живым организмом, который и невозможно назвать иначе, чем назвал его апостол Павел — Тело Христово. Это и есть Церковь!

Положив основание Своей Церкви, Господь Христос после Вознесения на Небо послал ей от Отца «иного Утешителя» — Духа Святого, нисшедшего на учеников Христа в день Пятидесятницы и с той поры постоянно пребывающего в Теле Христовом — Церкви, животворя, просвещая, возращая это таинственное Тело, как живой организм множества входящих в него людей.

Таким образом, человек спасается не умозрительным признанием истин христианской веры и даже не стремлением соблюдать заповеди Божии, жить нравственно чистой жизнью, а своей органической принадлежностью к живому целому организму Церкви как Тела Христова, которое животворится, освящается, питается и хранится Самим Богом. Только в этом случае и вероучительные истины, и добродетельная жизнь становятся полезными, необходимыми и спасительными для человека. В ином же случае, то есть если человек не входит частицей, клеткой в живой благодатный организм Церкви, — ни вера, ни добродетели не принесут ему никакой пользы, не будут спасительными.

Вне Церкви, без Церкви нет спасения!

Родившись в дни Апостолов, Новозаветная Церковь Христова, приемлющая людей из любых народов мира, постепенно возрастала от силы в силу «в меру полного возраста Христова» (Ефес. 4, 13), как растет из малого семени дерево или лоза, как возрастает из младенческого состояния тело человека, и к настоящему времени достигла своего полного расцвета, превратившись в многоветвистое и многолиственное прекрасное древо с развитыми учением, литургикой, символикой, канонами, или правилами, охватывающими все стороны ее жизни и жизни каждого отдельного верующего, канонами, которые суть законы жизнедеятельности, подобно тому, как имеет такие законы организм живого человеческого тела.

Отсюда мы можем предельно ясно видеть, что Церковь Христова может быть только едина и одна. У Христа не может быть нескольких «тел»...

Но в современной действительности люди встречаются с фактом существования множества «христианских» объединений, которые все называют себя «церквами». Католики, протестанты разных толков, баптисты, адвентисты, иные сектанты, — все претендуют на истинность своих сообществ. Более того, в среде бывших некогда православными церквей в наши дни тоже нет единства. Как это воспринимать?

Извечный враг рода человеческого диавол, которого Христос назвал «лжецом и отцом лжи», конечно же ополчился на Церковь Христову с особенной силой и коварством изначала. Самым опасным его приемом по отношению к тем, кто упорно хотел веровать во Христа, сделалось стремление оторвать, сколько удастся, людей если не от веры, то от Церкви, и тем лишить их благодатной жизни во Христе и со Христом. Делалось (и делается) это всегда под очень «благовидными» предлогами «улучшения», или «очищения», или «дополнения» христианского учения в каком-то одном догмате или в нескольких сразу. При этом людям внушается, что Церковь или заблудилась в чем-то, или не желает принять истинных учений каких-либо новоявленных «учителей» и потому перестает быть Церковью, а Церковью становится такое сообщество людей, которые принимают некое новое учете как якобы более соответствующее христианской вере, более истинное.

Так возникали все древние ереси, например, арианство, монофизитства, иконоборчества, затем — римско-католической ереси, протестантской, реформатской, различных сектантских ересей. Современные ереси по существу являются повторением древних в новом варианте и подпадают поэтому вкупе с древними под анафемы Семи Святых Вселенских Соборов, десяти общечтимых древних Поместных соборов и других определений, принятых всей Церковью.

В древнем Символе веры, оформленном на двух первых Вселенских Соборах, сказано: «Верую во единую святую соборную и апостольскую Церковь». Такая вера предполагает единство Церкви как единство живого организма, где все теснейшим образом связано, то есть единство вероучения, литургической жизни и канонического строя. Все это обеспечивает общение верующих в главном — в Евхаристии (греч. — «благодарение»), как называется богослужение, на котором происходит важнейшее таинство Причащения людей Плоти и Крови Христа Спасителя. В таком единстве находились древние Православные Церкви, представлявшие собою, в сущности, одну Церковь как бы в разных лицах (теперь мы знаем, что это исходит от Троического единства Божества). От этого церковного единства и единения в таинствах постепенно отпадали монофизиты (коптская, сирояковитская, малабарская индийская, армянская «церкви»), затем — римо-католики, от них, в свою очередь, отпали протестанты, реформаты, а от них — различные сектанты, вроде баптистов. От Российской Православной Церкви в свое время отпали раскольники — старообрядцы... А в наше время началось массовое отпадение — отступление (по-гречески — «апостасия») от Церкви многих прежде православных, что было давно предсказано как один из признаков скорого пришествия антихриста и конца мира, то есть земной истории человечества.

Возникли теории, учащие, что некогда единая Церковь Христова «разделилась» на части и что каждая такая часть или «христианская церковь» (от католиков до баптистов) хранит в себе как бы часть истины. Поэтому все они должны теперь объединяться сначала в «диалоге любви», потом — в молитве, а затем и в Евхаристии, но так, что каждая из этих «церквей» будет оставаться при своем еретическом учении, а все вместе они объединятся в некую «суперцерковь». Прообразом ее стал образованный в нашем веке «Всемирный Совет Церквей». Это называется «экуменизмом», «экуменическим движением» (от греческого слова, означающего «общее обиталище», «вселенная», или «обитаемая вселенная»).

Но мы видели, что у Христа не может быть нескольких «тел» («церквей»). И живое единое Тело Христово разделяться тоже не может! Поэтому и не было никогда и ныне нет никакого разделения Церкви, а были и есть только еретические, или раскольнические, отпадения от нее! Древние правила (каноны) Церкви строго запрещают какое-либо молитвенное общение с отпадшими, то есть с еретиками, пока те не вернутся в Церковь через покаяние. Нарушители этих правил подвергаются лишению сана, отлучению от Церкви, поскольку духовное соединение их в молитве с еретиками неизбежно и их сделало причастными ереси, а значит отсекло от живого организма Тела Христова — Церкви. Таинства в еретических объединениях не совершаются. Причастие еретиков есть трапеза бесовская, по учению отцов Церкви.

Поэтому только в подлинном Православии как действительном Теле Христовом и возможно спасение для каждого жаждущего его, и притом жаждущего из чистой любви ко Христу! В ней все дело! Ради этой любви существует и делается в Церкви все!

И когда, по наущению «отца лжи» — диавола, некоторые нынешние «мудрецы» говорят, что Бог Один, но к нему ведут разные (практически все) пути, как на вершину горы могут вести разные тропинки с разных сторон, следует помнить, что Тот, Кто предложил Себя Самого как единственный Путь, Истину и Жизнь, и Пищу и Питие, есть Сын Божий, Богочеловек, сказавший, что все учителя, которые приходили в мир, кроме Него, «воры суть и разбойники» (Иоан. 10, 8).

Един Бог в Троице славимый, едина Истина Его, Един Господь Иисус Христос, едина Церковь Его, едино Причастие, и нет никаких иных «путей» и «церквей», кроме единственной подлинной Православной Церкви, сохранившей и возрастившей то, что она восприняла и продолжает воспринимать от Главы своего Христа и Духа Святого, живущего и действующего в ней.

Немногочисленна она в наши дни. Но к ней относятся Божии слова: «Не бойся, малое стадо, ибо Я победил мир» (Лук. 12, 32) и еще: «... ты не много имеешь силы, и сохранил слово Мое, и не отрекся имени Моего. Вот, Я сделаю, что из сатанинского сборища, из тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, но не суть таковы, а лгут, — вот Я сделаю то, что они придут и поклонятся пред ногами твоими и познают, что Я возлюбил тебя. И как ты сохранил слово терпения Моего, то и Я сохраню тебя от годины искушения, которая придет на всю вселенную, чтобы исправить живущих на земле» (Откр. 3, 8-10).

Главное же в этих испытаниях — найти Истину, найти Христа, найти Его подлинную Церковь.

Настоящим словом мы хотели облегчить ищущим их задачу. Но всякий, кто искренне нам не поверит, пусть столь же искренне проверит и убедится сам!

Курск, 1996 г.

«Православная жизнь». 2003. № 5. С. 37-50.


«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку:



КАНОН - Свод законов православной церкви

Сайт для детей и родителей: