Протоіерей Николай Благоразумовъ – Событіе Преображенія Господня, между многимъ другимъ, заключаетъ въ себѣ нѣкоторое откровеніе для насъ о Церкви небесной-прославленной.

Слово произнесенное въ придворномъ Спасоборскоиъ соборѣ 6 августа 1907 г.

Повторимъ себѣ, братіе и сестры во имя Христово, (слышанное нами на утрени) повѣствованіе св. евангелиста Луки, какъ болѣе полное, о славномъ Преображеніи Господа нашего Іисуса Христа: «взявъ съ Собою Петра, Іоанна и Іакова, взошелъ Онъ (Iисусъ Христосъ) на гору помолиться. И когда молился, видъ лица Его измѣнился, и одежда Его сдѣлалась бѣлою, блистающею. И вотъ два мужа бесѣдовали съ Нимъ, которые были Моисей и Илія. Явившись въ славѣ, они говорили объ исходѣ Его, который Ему надлежало совершить въ Іерусалимѣ (т. е. о крестной смерти Его). Петръ же и бывшіе съ Нимъ отягчены были сномъ; но, пробудившись, увидѣли славу Его и двухъ мужей, стоявшихъ съ Нимъ. И когда они отходили отъ Него, сказалъ Петръ Іисусу: Наставникъ! Хорошо намъ здѣсь быть; сдѣлаемъ три кущи (палатки), одну Тебѣ, одну Моисею и одну Иліи, самъ не зная, что говорилъ. Когда же онъ говорилъ это, явилось (свѣтлое – Мѳ ХVII, 5) облако, и осѣнило ихъ; и устрашились, когда вошли въ облако» (Лк. IX, 29-34).

Въ этомъ повѣствованіи евангельскомъ, между многимъ другимъ, намъ дано нѣсколько, какъ бы сквозь край приподнятой завѣсы, прозрѣвать состояніе святыхъ въ славѣ небесной. О Моисеѣ и Иліи прямо сказано, что они «явились въ славѣ»; объ Іисусѣ же Христѣ здѣсь говорится, что три ученика «увидѣли славу Его». Такимъ образомъ событіе Преображенія Господня, взятое все въ совокупности, можетъ считаться откровеніемъ о Церкви небесной, прославленной, «торжествующей», выражаясь богословски; въ немъ мы видимъ одновременно и Главу Церкви и членовъ ея. Пр. Илія предстаетъ передъ нами, какъ вѣрующій, котораго и душа и тѣло уже находятся въ состояніи славы небесной, потому что, Илія, подобно Еноху, «переселенъ былъ въ страну вѣчности такъ, что не видѣлъ смерти», а пp. Моисей являетъ намъ состояніе вѣрующаго, духъ котораго пребываетъ въ царствѣ славы, а тѣло еще лежитъ въ могилѣ. Въ виду раскрываемыхъ этимъ событіемъ тайнъ міра горняго, эти два обитателя его являются передъ нами какъ знающіе другъ друга и могущіе бесѣдовать другъ съ другомъ, хотя они жили на землѣ неодновременно. Ибо законодатель Моисей «приложился къ народу своему» (т. е. умеръ) за сотни лѣтъ ранѣе, чѣмъ родился Илія, этотъ великій ревнитель закона, и, однакожъ, когда они встрѣтились въ небесной славѣ, то могли тотчасъ же узнать другъ друга и бесѣдовать другъ съ другомъ.

Но здѣсь есть еще нѣчто большее: мы видимъ, что тремъ апостоламъ новозавѣтной Церкви дано было узнать великихъ праведниковъ Церкви ветхозавѣтной, ихъ посѣтившихъ. Отсюда мы можемъ быть убѣждены, что если названнымъ ученикамъ Господа было дозволено имѣть общеніе съ Моисеемъ и Иліею еще въ настоящей жизни, то ихъ общеніе съ ними, конечно, не только не умалилось, но стало много больше или ближе съ тѣхъ поръ, какъ они сами перешли въ одинъ съ ними горній міръ.

Далѣе событіе Преображенія Господня удостовѣряетъ насъ равно въ томъ, что души праведниковъ, достигшихъ совершенства, отнюдь не остаются въ безсознательномъ, сноподобномъ состояніи – до времени общаго воскресенія, напротивъ, и теперь, въ ихъ безтѣлесномъ состояніи, вполнѣ дѣятельны и способны не только бесѣдовать между собою, но даже являться въ видимомъ образѣ. Ибо Моисей, тѣло котораго еще почиваетъ «на долинѣ въ землѣ Моавитской, противъ Веофегора» (Второзак. XXXIV, 6), не только говорилъ съ Иліею и Самимъ Господомъ, но и «стоялъ», и былъ видимъ ученикамъ Христовымъ, какъ одинъ изъ двухъ мужей.

Наконецъ евангельское повѣствованіе о Преображеніи Господнемъ доказываетъ также, что святымъ, находящимся въ небесной славѣ, вѣдомо состояніе Церкви земной, еще «воинствующей» съ врагами нашего спасенія, и что они принимаютъ живое и близкое участіе въ жизни ея. Здѣсь сказано, что когда вышеназванные представители «закона и пророковъ» явились въ славѣ и бесѣдовали съ Іисусомъ Христомъ, то они говорили именно объ исходѣ Его, который Ему надлежало совершить въ «Іерусалимѣ» (т. е. о крестной смерти Богочеловѣка), – изъ чего становится ясно, что то страшное событіе, которое должно было вскорѣ совершиться на Голгоѳѣ, было небезъизвѣстно обитателямъ горняго міра, и что оно было событіемъ, ожиданіе котораго поглощало все вниманіе небожителей.

Такъ – вообще – безсмертіе или вѣчное существованіе человѣка за гробомъ нужно представлять не иначе, какъ съ увѣренностью, что сознаніе и память наши будутъ продолжать свою дѣятельность и тамъ. Если бы этого не было, то мы не могли бы вполнѣ знать ни того, чѣмъ мы были нѣкогда – въ естественно-грѣховномъ стостояніи, ни того, чѣмъ мы стали чрезъ всеосвящающую благодать Христову. Продолженіе дѣятельности сознанія и памяти нашихъ необходимо какъ для того, чтобы мы восчувствовали все, чѣмъ обязаны Своему Божественному Искупителю, такъ и для того, чтобы мы могли достойно благодарить и прославлять Его. Значитъ, искупленіе должно быть предметомъ нашего воспоминанія или, вѣрнѣе сказать, непрестаннаго памятованія, чтобы оно могло стать предметомъ нашей радости и Богохваленія.

Продолженіе дѣятельности сознанія и памяти нашихъ требуется и для того, чтобы сохранилось самое тождество нашей личности, потому что сознательная память составляетъ существенную часть духовно-нравственной природы нашей, и безъ нея мы не были бы болѣе тѣмъ, что мы есть, а явились бы какимъ-то новымъ родомъ существъ. Но Господь Іисусъ Христосъ приходилъ на землю не разрушитъ человѣка; а искупить его, уврачевать и возродить, очистить и освятить. Поэтому въ будущемъ мірѣ не будетъ существеннаго измѣненія въ нашей природѣ какъ умственной, такъ и нравственной; стремленія и чувства нашего безсмертнаго духа не только не будутъ разрушены, напротивъ – раскроются и разовьются въ вѣчности гораздо болѣе, чѣмъ когда либо на землѣ.

Вотъ почему мы и видимъ, что все свящ. Писаніе свидѣтельствуетъ о томъ, что дѣятельность сознанія и памяти нашихъ будетъ продолжаться черезъ вѣчность, – напр., во всѣхъ сказаніяхъ о послѣднемъ – страшномъ судѣ, и во всѣхъ тѣхъ мѣстахъ, которыя говорятъ о будущей отвѣтственности нашей передъ Богомъ. Такъ ап. Павелъ говоритъ: «каждый изъ насъ дастъ за себя отчетъ Богу» (Римл. XIV, 12). Но если бы созпаніе и память наши разрушались смертію, тогда мы, представъ престолу Небеснаго Судіи, не сознавали и не помнили бы ничего п не могли бы, слѣдовательно, дать отчетъ въ чемъ либо. А равно для того, чтобы каждый человѣкъ могъ быть убѣжденъ въ праведномъ воздаяніи, получаемомъ соотвѣтственно тому, что онъ дѣлалъ живя въ тѣлѣ, необходимо, чтобы онъ сознавалъ и помнилъ дѣла, какія имъ совершены были съ тѣломъ, въ земной жизни, – помнилъ, дѣлалъ ли онъ «доброе или худое» (2 Кор. V, 10).

Мало того, мы будемъ знать и помнить не только собственныя дѣла, но даже дѣла и другихъ людей, съ которыми такъ или иначе общились на землѣ. Тотъ жеап. Павелъ, увѣщевая христіанъ изъ евреевъ, говоритъ: «повинуйтесь наставникамъ вашимъ и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душахъ вашихъ, какъ обязанные дать о васъ отчетъ (Христу Богу); чтобы они дѣлали это съ радостью, а не воздыхая, потому что это для васъ неполезно» (Евр. ХIII, 17). Въ этихъ словахъ твердо выражено вѣрованіе, что пастыри Церкви, на которыхъ здѣсь указывается, давая отчетъ о тѣхъ, кого они пасли и наставляли на землѣ, будутъ хорошо ихъ помнить и узнаютъ ихъ на небѣ; такъ какъ, иначе, если бы исчезли сознаніе и память о преждебывшемъ, то нельзя было бы дать никакого отчета, и тѣ чувства радости и скорби, о которыхъ здѣсь говорится, и не могли бы имѣть мѣста.

Такъ и каждый изъ насъ, въ частности, долженъ принимать за несомнѣнное, что, сохранивъ сознательную память и въ загробномъ мірѣ, онъ узнаетъ своихъ близкихъ – родныхъ и друзей (по духу), проникнется еще болѣе высокою и чистою – духовною любовію къ нимъ о Господѣ Христѣ и соединится съ ними, какъ и со всѣми святыми небожителями, уже на вѣки («плоть же и кровь Царствія Божія не наслѣдуютъ» (1 Кор. ХV, 50), т. е. плотскія наши узы съ ними, какъ обусловливаемыя земными и чувственными отношеніями, тогда совершенно прекратятся).

Съ такимъ христіански-церковнымъ убѣжденіемъ вѣрующему и любящему своего Спасителя не только не страшно, а далее утѣшительно встрѣтить смерть; только помогъ бы намъ Господь исправиться прежде смерти отъ своихъ грѣховъ истиннымъ покаяніемъ и сподобилъ бы насъ дать «добрый отвѣтъ на страшномъ судищѣ Его».

Протоіерей Николай Благоразумовъ.

«Вера и Церковь» 1907. Т. 2 Отд. 1. Кн 6-8. С. 6-10.


«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку:



КАНОН - Свод законов православной церкви

Сайт для детей и родителей: