Проф. М. Ковальницкий (буд. Архиеп. Херсонский и Одесский Димитрий) - О значении национального элемента в историческом развитии христианства.

Речь, произнесенная в торжественном собрании Киевской духовной Академии, 28 сентября 1888 г. экстраординарным профессором Академии проф. М. Ковальницкимъ. Киев 1880.

Речь полностью выложена здесь >>> (PDF)

Национальные особенности и стремления местных на­циональных Церквей к самостоятельности разорвали когда-то единство христианского мира, но это не разрушило Церк­ви вселенской. Невзгоды исторические отломили не мало ее ветвей, и даже очень значительных, но стройное дерево ее, со здоровыми корнями и свежей цветущей вершиной, прочно стоит, готовое принять под тень свою всех ищущих успокоения от религиозных колебаний и нрав­ственных шатаний. Теперь мир христианский ищет восстановления единства, утверждаясь на почве той же самой национально-церковной самобытности. Отломленные, и даже полууничтоженные, ветви ищут своего прежнего истори­ческого места на живом дереве Церкви вселенской, что­бы опять привиться к нему, и оживить себя его здоровы­ми и свежими соками. И на Востоке, и на Западе ищущие единения пытаются проследить в истории нить, связывавшую их с Церковью вселенскою, чтобы поднять концы этой нити там, где она оборвалась, опять связать их верою и скрепить любовью. Но они нуждаются в ободре­нии, поддержке, указании направления, по которому бы они безошибочно пришли к своей цели. Конечно, не Рим даст эту поддержку. Рим сам есть отломившаяся ветвь, хотя и самая значительная. Рим – это национальность, возведенная во вселенскость. Он не может допустить суще­ствования рядом с собою других национальных церквей. „Рим – это смерть национальных церквей”, восклицает один из вождей антиримского движения последних лет. Для римлянина только тот истинный католик, кто прошел под Ферулой римской дисциплины. Не Рим поруководит взявших дорожный посох, в их исторических поисках древнего отечества. „Бог даст, сказал пред открытием последнего папского собора один из столпов Рима (кар­динал Маннинг), в ответ на докучливые ссылки на историю, – Бог даст, что собор покончит со всякою историею”. Рим с холодностию отвернулся от серьезных и искренних людей, в старокатолических попытках искавших выхода из затруднения, и презрительно обозвал все это „профессорской оппозицией”. „Если германские епископы отделятся от нас, выразился, говорят, папа Пий, то Церковь этим только очистится”.

„Свет с Востока!” восклицают ищущие религиозно­го обновления. Но на Востоке есть несколько національных Церквей, живых частей великого вселенского Целого. Ко­торая же искренно поддержит и одобрит ищущих? Едва ли греческая! Константинополь, долго шедший рядом с Римом, то в мире, то в борьбе с ним, усвоил себе слишком много римских повадок. Для нынешних Ви­зантийцев „эллинизм и православие” тождественны, как для римлян романизм и католичество. „Эллинизм, гово­рит один из просвещенных епископов греческих на­шего времени (Григорий Хиосский), это – предзнаменование православия; а древне-греческая полития – прототип право­славной Церкви. Стоит на место слова πολιτεία поставить ἐκκλησία, и – выйдет определение православия”. „Миссия эллинизма – божеская и всемирная”, выразился тот же епископ; а с такой миссией плохо мирятся национальные стремления церквей. В глубине души грек считает истинно православным только того, кто входит в интересы великой панэллинской идеи. И холодность, с какою Византия относи­лась доселе к заявлениям желаний единения как с За­пада (напр. дело Овербека), так в особенности – с Во­стока, от древних общин христианских, Несториан и Якобитов, которые она не трудилась даже узнать побли­же, – не ручается за более теплое отношение ее к подоб­ным вопросам в будущем. Печальная болгарская рас­пря, еще свежая в памяти у всех, слишком ясно вынаружила мечты и стремления греков. „Чтобы оградить, как они выражаются, Церковь от варварства”, каким будто грозила замена „царственного языка греческого” „варвар­ским и неблагозвучным болгарским”, Греки на своем соборе заклеймили законные национально-церковные стрем­ления, как ересь – филетизм, „вносящий, говорили они, доселе неизвестные и неслыханные племенные и народные различия в православную Христову Церковь, в которой, по апостолу, нет ни эллина, ни иудея, ни варвара, ни скифа”. Забыли они только, что если в Церкви нет раз­ницы между эллином – византийцем и скифом – славянином, то они равноправны, а не – один раб другому....

За то, в каком величаво-спокойном виде высту­пает наша русская Церковь! С каким достоинством, и в то же время участием и любовью она протягивает руку помощи ищущим „древнего отечества”! Наша Церковь не нуждается в восхвалениях ее сочувствия к правам и уважения к особенностям национальных Церквей. Для нее в этом случае достаточно одной похвалы, что к ней обращаются с доверием, минуя Рим, западные, на нее с надеждой устремляют взор, минуя Константинополь, южные, начиная от Армении и чуть не до Абиссинии. (C. 41-42.)

Об авторе. Архиепископ Херсонский и Одесский Димитрий (Ковальницкий; 1839-1913) – духовный писатель и церковно-общественный деятель, профессор Киевской духовной академии по древней церковной истории (с 1867). Соч.: «О значении национального элемента в историческом развитии христианства». // ТКДА. 1880. № 11. С. 389-432; «Христианская Церковь и римский закон в течение двух первых веков». // ТКДА. 1892. № 5. С. 3-92; № 6. С. 181-303; «Еще по вопросу: Христианская Церковь и римский закон в течение двух первых веков». // ТКДА. 1893. № 2. С. 195-260.


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку:





КАНОН - Свод законов православной церкви