Праздникъ православной церкви въ Китаѣ въ честь Св. Мучениковъ (1904 г.).

Инициатор постройки храма Всех Святых Мучеников Митрополит Иннокентий (Фигуровский). Храм был разрушен в 1956 г. по распоряжению посла СССР в КНР.

 

Во время боксерскаго возстанія въ 1900 году Православная Церковь въ Китаѣ перенесла тяжелее испытаніе. Никогда не изгладятся изъ памяти Пекинцевъ лѣтніе мѣсяцы этого года, а особенно дни 10 и 11-го іюня. Наша миссія, только начавшаяся устраиваться и развиваться, была разрушена, какъ говорится, до основанія: святыни поруганы, храмъ и зданія превращены въ кучи развалинъ, могучія деревья – эти безыскусственныя украшенія природы уничтожены; православные китайцы подвергались страшнымъ мученіямъ и убійствамъ.

Чтобы увѣковѣчить дни 10-го и 11-го іюня и навсегда имѣть память о кровавыхъ ужасахъ этихъ дней, благодаря ходатайству Начальника Пекинской Духовной Миссіи Архимандрита Иннокентія (нынѣ благополучно здравствующаго Епископа Переславскаго), Указомъ Его Императорскаго Величества Самодержца Всероссійскаго изъ Святѣйшаго Сѵнода отъ 22-го апрѣля 1902 года за № 2874, разрѣшено устроить на мѣстѣ разоренной церкви храмъ въ честь Св. Мучениковъ, со склепомъ подъ алтаремъ, и установить для православной общины въ Китаѣ праздники: 10-го и 11-го іюня, при чемъ 10-го – соблюдать строгій постъ, а 11-го – отправлять торжественное Богослуженіе во имя Святыхъ Мучениковъ Православной Церкви съ крестнымъ ходомъ на мѣста избіенія христіанъ.

Въ прошломъ 1903 году останки православныхъ христіанъ извлечены изъ земли и колодца и перенесены въ склепъ подъ церковью Св, Мучениковъ, гдѣ были спеленевы въ шелковыя ткани и масляный холстъ и опущены въ землю.

Въ настоящее время кладка церкви Всѣхъ Св. Мучениковъ закончена и уже красуется на ней золотой куполъ съ водруженнымъ крестомъ; отдѣлка алтаря въ склепѣ окончилась какъ разъ къ 10-му іюня.

Наканунѣ 10-го іюня въ склепѣ была отслужена торжественная всенощная съ колѣнопреклоненіемъ и послѣ, всю ночь въ склепѣ раздавалось мѣрное чтеніе псалтари; читали монахини изъ женской общины.

Въ 7 часовъ утра, послѣ водосвятнаго молебна, состоялось торжественное освященіе склепа и, послѣ перенесенія съ крестнымъ ходомъ Св. Мощей изъ Иннокентьевской крестовой церкви, колокольный звонъ возвѣстилъ о началѣ службы.

Въ первый разъ молящіеся услышали звуки Божественной литургіи на мѣстѣ погребенія останковъ православныхъ христіанъ. Вмѣсто запричастнаго стиха, іеромонахомъ о. Антониномъ было сказано слово.

По окончаніи заупокойной литургіи, Епископъ Иннокентій въ своей краткой, но увлекательной рѣчи коснулся того, что успѣхи миссіонерской дѣятельности Духовной Миссіи начались съ момента отдѣленія ея отъ дипломатической. Не смотря на то обстоятельство, что прочія Миссіи въ Китаѣ подвергались втеченіи многихъ лѣтъ неоднократнымъ нападеніямъ со стороны язычниковъ, наша православная Миссія не подвергалась гоненіямъ до 1900 года.

«Послѣдовательное, быстрое возстановленіе поруганныхъ святынь въ новомъ, лучшемъ видѣ, не по днямъ, а по часамъ, у насъ на глазахъ возрастающія грандіозныя зданія – это ли не доказательство незримаго, но ощутимаго присутствія руки Божіей?» – этими словами Владыка закончилъ свою рѣчь.

Послѣ чего началась панихида по убіеннымъ зa вѣру православную китайцамъ. Какъ нельзя лучше подобранный мотивъ пѣсни «Со святыми упокой», съ неподдѣльною искренностью исполненный соединеннымъ хоромъ русскихъ и китайцевъ, наполняетъ наши сердца непонятнымъ, благоговѣйнымъ чувствомъ и неволно переноситъ наше воображеніе къ моменту смерти тѣхъ мучениковь-христіанъ, за упокоеніе душъ которыхъ мы торжественно молимся. Колѣнопреклоненные ловимъ каждое слово этой печальной пѣсни! Каждый оттѣнокъ мелодіи укладывается въ нашей душѣ, а мысли, опережая одна другую, развертываютъ передъ нами картину будущаго, которое заставляетъ насъ содрогнуться при воспоминаніи о вѣчныхъ мученіяхъ, – заслуженномъ удѣлѣ грѣшниковъ. 200 человѣкъ!... 200 изуродованныхъ труповъ!... 200 жертвъ церкви Христовой.... 200 жизней.... стерты съ лица земли, вѣроломно вырваны изъ нашего круга! Тѣла ихъ покоятся здѣсь, но души предстали предъ лицемъ Бога, и, можетъ быть, Онъ, Всемилостивый, Любвеобильный, Всещедрый Господь внемлетъ нашимъ горячимъ молитвамъ и удѣлитъ имъ должную часть неистощаемаго блаженства, дарованнаго прежнимъ Мученикамъ! При заключительныхъ словахъ панихиды «вѣчная память» сердце не выдерживаетъ: у многихъ на глазахъ навертываются слезы....

Въ 1 часъ дня окончилась служба. Послѣ маленькаго отдыха всѣ, безъ исключенія, и русскіе и китайцы исповѣдывались. Въ 8 часа, послѣ малой вечерни, на канонахъ Спасителю, Божіей Матери, Всѣмъ Святымъ и Ангелу Хранителю прочитаны два акаѳиста.

Ровно въ 6 часовъ вечера въ Успенской трапезной церкви началось торжественное всенощное бдѣніе. Храмъ опытными и заботливыми руками монахинь изъ женской общины былъ убранъ зеленью изъ лозъ дикаго винограда и живыми цвѣтами.

Западныя двери, выходящія на улицу, были открыты и толпы язычниковъ наполнили церковъ. Пораженные благолѣпіемъ храма, стройнымъ пѣснопѣніемъ, праздничными одеждами священнослужителей, они съ серьезнымъ вниманіемъ, благопристойно слушали Божественную службу. Любопытно, когда Владыка обращался къ молящимся, благословляя, говорилъ: «миръ всѣмъ» (на китайскомъ языкѣ анъ-хо юй-чжунъ), язычники въ смущеніи наклоняли свои головы, присоединяясь къ православнымъ соотечественникамъ, и чувствовали въ этомъ восклицаніи что-то для нихъ новое, доброе.

Послѣ первой каѳизмы катихизаторъ Иннокентій Жунъ на китайскомъ языкѣ произнесъ поученіе; кругомъ воцарилась тишина, только его старческій тихій но внятный голось мѣрнымъ темпомъ разносился по церкви. Звуки его поученія достигали и заднихъ рядовъ, гдѣ стояли китайцы-язычники. Онъ говорилъ о гоненіяхъ на христіанъ во времена апостольскія. Родной языкъ поученія, учитель соотечественникъ, горячо молящіеся китайцы, можетъ быть, все это пробѣжало по воспріимчивымъ стрункамъ человѣческаго сердца язычниковъ, можетъ быть, слова поученія коснулись любознательнаго разума, можетъ быть уже и въ этой толпѣ язычниковъ есть готовые принять Св. Крещеніе!

Послѣ второй каѳизмы г. Сафоновъ обратился къ русскимъ православнымъ христіанамъ съ слѣдующею рѣчью:

«Богослуженіе, совершаемое въ семъ храмѣ въ настоящее время, обставленное всѣми торжественностями великихъ праздниковъ Православной Церкви, охватываетъ наши сердца благоговѣйною радостью и напоминаетъ намъ о величайшемъ событіи изъ жизни Христовой Церкви въ Китаѣ.

Мы, русскіе, составляющіе меньшую половину собравшихся здѣсь православныхъ христіанъ, отдѣленные отъ дорогаго отечества громаднымъ пространствомъ, слились вмѣстѣ и раздѣляемъ радость нашихъ братьевъ по вѣрѣ. Въ столицѣ китайской Имперіи всюду насъ окружаютъ незнакомыя лица язычниковъ, чуждые сердцу порядки, нравы и обычаи; только здѣсь, въ храмѣ Божіемъ, дышетъ все роднымъ, всюду видимъ знакомые предметы, слышимъ ласкающія слухъ Божественныя пѣснопѣнія; мы окружены не язычниками, а братьями по вѣрѣ, раздѣляющими наши чувства, порывы и желанія.

Благодаря Господа Бога и неутомимой дѣятельности нашего Преосвященнаго Начальника Миссіи, мы имѣемъ возможность любоваться видимымъ благоустройствомъ, посѣщать храмъ и въ общихъ молитвахъ возносить благодареніе Богу.

Сегодня 11-е іюня. Перенесемся мысленно къ этому дню 1900 года. Что было на мѣстѣ красующихся зданій въ тотъ страшные день? Груды развалинъ, на которыхъ лежали изуродованные мученіями трупы православныхъ китайцевъ, кровавыя громадныхъ размѣровъ пятна на землѣ, указывали на варварскія звѣрства, происходившія здѣсъ; колодецъ, заваленный убитыми; стонъ, плачъ надрывали сердце. Всѣхъ жертвъ насчитывается 222 человѣка; имена ихъ поминаются у насъ на Божественной проскомидіи, какъ пострадавшихъ и положившихъ жизнь свою за вѣру Христову. Вѣра ихъ настолько была сильна, что они, поручая себя Богу и молитвамъ святыхъ Его, безропотно переносили муки страданій, умирая на глазахъ мучителей. Избіеніе христіанъ не охладило порывы китайцевъ принимать Св. Крещеніе и проповѣдывать вѣру православную; доказательствомъ сего служитъ увеличеніе числа христіанъ китайцевъ, Діаконъ церкви города Ханькоу Сергій Чанъ, лишившійся во время безпорядковъ отца матери и брата, въ настоящее время ревностно подвизается на миссіонерскомъ поприщѣ, проповѣдуя слово Божіе въ кругу своихъ соотечественниковъ. И здѣсь въ храмѣ вмѣстѣ съ нами присутствуютъ нѣкоторые, потерявшіе своихъ родныхъ, своихъ близкихъ знакомыхъ, вспоминаютъ скорбный день 11-го іюня.

Церковь Христова, съ начала своего существованія до нашихъ дней, переживала болѣе тяжелые моменты; исторія ея развертываетъ передъ нами ужасныя картины гоненій на христіанъ изъ временъ Декія, Діоклетіана, Нерона и друг. Сами апостолы умирали мученическою смертію, внѣдряя въ своихъ послѣдователей мужество духа и твердость вѣры.

Но не смотря на гоненіе, на всевозможныя препятствія исповѣдываніа православной вѣры, церковь Христова росла, крѣпла, цвѣла, причислила къ лику Святыхъ православныхъ Христіанъ принявшихъ мученическій вѣнецъ за вѣру свою. Вознесемъ и мы горячія молитвы къ Богу за мучениковъ-китайцевъ объ упокоеніи душъ ихъ и дарованіи отъ Господа Бога Царства Небеснаго».

Поліелей и великое славословіе пѣлись посреди храма съ выходомъ Преосвященнѣйшаго Владыка Иннокентія и всего со служащаго ему духовенства, со свѣчами въ рукахъ. Пѣніе канона отличалось особой торжественностью и полнотой.

Вокругъ всего храма и архіерейскаго дома были развѣшены разноцвѣтные фонарики, своимъ мерцаніемъ привлекающіе китайцевъ. Толпа любопытныхъ росла: въ ней можно замѣтить и матерей съ малютками, и стариковъ съ подростками, и просто одѣтыхъ кули, и въ роскошныхъ одеждахъ китайцевъ обоего пола. Всѣхъ привлекало торжественное богослуженіе и всѣ разошлись только съ окончаніемъ всенощной въ 9½ часовъ вечера.

11-е іюня, 7 часовъ утра. Еще стоящая въ воздухѣ утренняя прохлада уже поглощается лучами жаркаго Пекинскаго солнца. Чуть замѣтный вѣтерокъ слегка колышетъ вѣткіи могучихъ деревьевъ и скользитъ по верхушкамъ вновь насаженныхъ яблоней абрикосовъ и акацій. Въ китайскомъ вкусѣ богато отдѣланный архіерейскій домъ выглядываетъ какъ то особенно празднично. Монастырское духовенство во главѣ съ о. архимандритомъ и хоръ пѣвчихъ ожидаютъ у покоевъ выхода Владыки. На значительномъ разстояніи толпятся любопытные китайцы. Слышенъ перезвонъ колоколовъ. По выходѣ Владыка, въ сопровожденіи ожидавшихъ, «со славою» направился въ Успенскую церковь.

Послѣ облаченія Преосвященнаго, началось чтеніе часовъ. Всѣмъ присутствующимъ были розданы букеты живыхъ цвѣтовъ. Раздавшійся звучный недюжинный басъ высокой представительной фигуры протодіакона, словами «Благослови Владыко» возвѣстилъ о началѣ Богослуженія. Всѣ встрепенулись и приготовились слушать. Убранный зеленью храмъ, цвѣты въ рукахъ, праздничныя одежды молящихся и священнослужителей, торжественность архіерейскаго Богослуженія – все это напоминаетъ намъ большой лѣтній праздникъ: Троицынъ день въ Россіи. Но стоящіе въ храмѣ китайцы, нѣкоторые возгласы и пѣснопѣнія на китайскомъ языкѣ, говорятъ намъ, что ми въ столицѣ Китайской Имперіи, что этотъ праздникъ принадлежитъ православной общинѣ въ Китаѣ, которая, омывшись кровью мучениковъ, обновилась и возноситъ свои горячія молитвы къ Богу, вмѣстѣ съ православными китайцами, предшественники которыхъ доказали свою непоколебимость и стойкость въ православной вѣрѣ.

Язычники-китайцы внимательно слушали слова на родномъ языкѣ, когда произносилъ діаконъ китаецъ ектеніи. Учитель Хрисанфъ Инъ, вмѣсто запричастнаго стиха, обратился съ поученіемъ на китайскомъ языкѣ на тему Ев. отъ Матѳея, гл. 24, ст. 4-11: «зрите не ужасайтеся!». Язычники удваиваютъ вниманіе, напрягаютъ слухъ, чтобы услышать хоть немного изъ сказаннаго. Къ слову – Хрисанфъ Инъ, до принятія православія, былъ хорошимъ китайскимъ ораторомъ, навѣрно и теперь краснорѣчіе не покинуло его, и развернутая имъ картинно исторія изъ жизни первыхъ христіанъ навела слушателей на нѣкоторыя размышленія. Долго и убѣдительно онъ говорилъ. Его интонація и жесты служили яснымъ доказательствомъ того, что онъ, стоя на твердой почвѣ, преданный православной вѣрѣ душой и сердцемъ, напрягаетъ всѣ свои способности, дабы его слова не пропали даромъ. Даже и тѣ русскіе, которые не понимаютъ китайскаго языка, догадывались, что онъ, увлекаясь, увлекалъ. Когда онъ закончилъ, русскіе исполнили тріо «Отъ юности моея мнози борютъ мя страсти» Воронежское. Удивительно, что китайцы, вообще чуждые чисто художественнаго вкуса, не нарушали относительной тишины и чудный мотивъ этой пѣсни нѣжно разносился по храму. Ужели музыка русскаго композитора нашла въ этихъ сынахъ поднебесной имперіи своихъ почитателей?

Послѣ обычнаго возгласа «со страхомъ Божіимъ» и предпричастныхъ молитвъ, всѣ православные христіане сподобились причаститься Св. Таинъ.

По окончаніи литургіи начался молебенъ Всѣмъ Св. Мученикамъ. При пѣніи ирмосовъ «Волною морского» всѣ присутствовавшіе въ церкви крестнымъ ходомъ отправились на мѣста избіенія христіанъ. Въ склепѣ отслужена литія сь провозглашеніемъ «вѣчной памяти убіеннымъ христіанамъ». Нѣсколько сѣвернѣе церкви, перейдя водный каналъ, водруженъ небольшой крестъ. Здѣсь былъ замученъ священникъ Митрофанъ Цзи со своимъ семействомъ. Оставшійся въ живыхъ сынъ его, Сергіи, въ своихъ запискахъ такъ говоритъ объ этомъ: «прихожу вечеромъ во дворъ своего дома и моимъ глазамъ представилась такая картина: въ передней лежатъ два трупа, изъ которыхъ одинъ принадлежалъ сестрѣ законоучителя, а другой – учительницѣ; перекрестившись, и перешагнулъ эти трупы, пошелъ внутрь двора; опять натыкаюсь на трупъ, лежащій навзничь; грудь, на подобіе пчелиныхъ сотовъ, исколота копьями, кровь струилась изъ многочисленныхъ ранъ. Въ этомъ трупѣ я узналъ моего отца. Смахнувъ навернувшіяся слезы, я сказалъ про себя: "до будущаго свиданія, отецъ, прости, что не могу проводить и похоронить тебя". На другой день я нашелъ трупы матери и трехъ братьевъ...».

Послѣ провозглашенія протодіакономъ «вѣчная память» всѣмъ мученически пострадавшимъ здѣсь за православную вѣру, крестный ходъ направился къ новому корпусу женской общины. Это большое свѣтлое каменное зданіе, съ длиннымъ корридоромъ посрединѣ, началось строиться въ концѣ апрѣля; текущаго года, а въ настоящее время уже покрывается черепицей. На мѣстѣ этого корпуса тоже были убиты православные китайцы.

Отъ женскаго корпуса крестный ходъ направился къ святымъ воротамъ подъ построенной и совсѣмъ отдѣланной колокольней. Архитектура колокольни представляетъ собою точную копію съ колокольни Никольской церкви, что на Пыжахъ въ Москвѣ. Колокола подвѣшены и звонъ ихъ разносится далеко по окрестностямъ. Винтовая, желѣзная лѣстница, вся до мельчайшихъ деталей сдѣланная однимъ кузнецомъ изъ братіи, пока еще не вполнѣ окончена, но, какъ видно по ходу работъ и по старанію брата Василія, – скоро будетъ готова. Какъ только прошли пѣвчіе, двери воротъ затворились и оставались закрытыми до словъ Преосвященнаго «Господь силъ, Той есть Царь Славы». Послѣ литіи и провозглашенія вѣчной памяти крестный ходъ вышелъ за монастырскую стѣну и по улицамъ Пекина вытянулся въ длинную линію. Впереди несли крестъ и хоругви, за ними послѣдовательно – иконы: Св. Иннокентія Иркутскаго чудотворца, Успенія пресвятой Богородицы и Св. Мучениковъ. За иконами шли два іеромонаха со святой водой и евангеліемъ, архимандритъ съ крестомъ, а подъ китайскимъ балдахиномъ, несомомъ четырьмя китайцами, слѣдовалъ Преосвященый Иннокентій, Начальникъ Пекинской Духовной Миссіи. За нимъ шли протодіаконъ и два діакона, изъ которыхъ одинъ китаецъ. Далѣе шли: братія, ученицы-китаянки изъ женской школы въ сопровожденіи своихъ учительницъ и монахинь изъ общины, ученики изъ мужской школы; всѣ въ праздничныхъ одеждахъ, съ радостными лицами. Хоръ китайскихъ пѣвчихъ шелъ между хоругвями и балдахиномъ и пѣлъ на китайскомъ языкѣ «Христосъ Воскресе». Всю эту процессію замыкала толпа китайцевъ, которая все увеличивалась и увеличивалась. Въ крестномъ ходѣ еще принимали участіе солдаты 1-й роты 5-го В.-Сибирск. Стр. полка, занимающіе караульную службу при русскомъ посольствѣ. Жара усиливалась (на солнцѣ температура доходила до 59° Цельзія) и отсутствіе хотя бы маленькаго вѣтерка еще болѣе ее увеличивало. Въ предупрежденіе солнечнаго удара и его нежелательныхъ послѣдствій, всѣ европейцы и большинство китайцевъ шли подъ зонтиками. По неполитымъ китайскимъ улицамъ, напоминающимъ узкіе переулки отдаленныхъ окрестностей Петербурга, носились цѣлыя облака пыли. Но не смотря на это, торжественная процессія двигалась своимъ чередомъ, держа направленіе къ Андинмынскимъ воротамъ. Звучные китайскіе голоса звонко раздавались на открытомъ воздухѣ. Язычники, удивленные торжественностью и пѣніемъ «Христосъ Воскресе» на своемъ родномъ языкѣ, все больше и больше увеличивали толпу. Передъ входомъ въ Андинмынскія ворота толпа увелачилась на столько, что уже чувствовалась тѣснота.

Пройдя ворота, дорога пошла широкая, ровная, менѣе пыльная. Отъ маленькаго, охватывающаго со всѣхъ сторонъ вѣтерка, чувствовалась освѣжающая прохлада. Всѣ выступали бодрѣе, звучные голоса пѣвчихъ на просторѣ разносились далеко.

На мѣстѣ массоваго избіенія христіанъ, купленномъ у китайцевъ, строится часовая, гдѣ и была отслужена литія обыкновеннымъ порядкомъ. Отъ часовни виднѣется ограда православнаго кладбища, а изъ-за нея замѣтно выдѣляется вновь воздвигаемая церковь во имя преподобнаго Серафима Саровскаго. Небольшая, но красивой архитектуры, уютная церковь занимаетъ почта центральное мѣсто, если не считать сосѣдняго пространства военнаго кладбища.

Послѣ литіи, всѣмъ участвовавшимъ въ крестномъ ходѣ былъ предложенъ чай и маленькій отдыхъ. Всѣ вздохнули свободною грудью, пройдя разстояніе около 4-хъ верстъ по пыльнымъ переулкамъ Пекина, подъ палящими лучами жаркаго солнца.

Широкій навѣсъ изъ циновокъ давалъ достаточно прохлады и открывалъ со всѣхъ сторонъ видъ на старое кладбище – мѣсто упокоенія прежнихъ тружениковъ-миссіонеровъ, гдѣ видны были продолговатые, плоскіе монолиты съ русскими и китайскими надписями на обѣихъ сторонахъ съ пьедесталами и вершинами, устроенными въ китайскомъ вкусѣ. Нѣкоторые изъ нихъ были сильно повреждены во время погрома, однако славянскія письмена, которыя еще можно было прочитать, давали подробныя біографическія свѣдѣнія о почившихъ, или въ стихотворной формѣ выражали чувства товарищей, и такой стариной вѣяло отъ этихъ памятниковъ, такъ живо возставалъ образъ почившаго! Воображеніе переносилось въ тѣ отдаленныя времена, когда горсть русскихъ миссіонеровъ дружной семьей проживала въ Пекинѣ, совершенно и надолго отдѣленная отъ всего цивилизованнаго міра. Каждый памятникъ, начертаніемъ надписей и содержаніемъ ихъ, говорилъ о времени сооруженія его. Нѣсколько памятниковъ уже возстановлены и красуются бѣлыми мраморными орнаментами.

Съ кладбища крестный ходъ возвращался уже не пыльными улицами города, но по городской стѣнѣ, гладко вымощенной крупнымъ кирпичемъ, гдѣ участники крестнаго хода вдыхали чистый, свѣжій воздухъ и любовались открывающимися красивыми видами на обѣ стороны стѣны. Въ гущѣ зелени садовъ возвышались причудливыя крыши пагодъ, а подъ ними блистали позолоченныя главы миссійскихъ храмовъ.

У угловой башни крестный ходъ спустился внизъ и, обойдя съ сѣвера миссійскій дворъ, вступилъ главными дверьми въ Успенскую церковь, гдѣ былъ оконченъ молебенъ, провозглашено многолѣтіе Царствующему Дому, Свят. Сѵноду. Преосвященнѣйшему Иннокентію и всѣмъ православнымъ христіанамъ.

Переобзачившись въ мантію, Преосвященный съ духовенствомъ и братіей прослѣдовала съ пѣніемъ тропарей на старое пепелище, гдѣ въ спеціально выстроенномъ павильонѣ приготовлена была общая поминальная трапеза для русскихъ и китайцевъ, во все продолженіе которой православные китайцы съ ихъ семьями представлялись Его Преосвященству и поздравляли съ праздникомъ, а въ концѣ – братія пропѣла «многая лѣта».

Празднество закончилось вечерней въ 4 часа по полудни. (Извѣст. Брат. Прав. Церкви въ Китаѣ за 1904 г.).

 

«Калужскія Епархіальныя Вѣдомости». 1904. № 18. Ч. Неофф. С. 576-586.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: