Отвѣтъ Митрополита Антонія и Архіерейскаго Синода Русской Православной Церкви Заграницей на требованіе о лояльности къ совѣтской власти (1928).

Немедленно, по полученіи письма митрополита Евлогія и указа митрополита Сергія, владыка Антоній, не отвѣчая лично митрополиту Евлогію, опубликовалъ слѣдующее посланіе.

Окружное посланіе Предсѣдателя Православного Русскаго Синода заграницей Митрополита Кіевскаго Антонія.

 

«И изъ васъ самихъ возстанутъ люди, которые будутъ говорить превратно,

дабы увлечь учениковъ за собою»... (Дѣян. 20, 30).

 

Такъ говорилъ Св. Апостолъ къ епископамъ и пресвитерамъ г. Ефеса, идя въ Іерусалимъ, чтобы принять страданія, а потомъ и смерть за слово Божіе и за Св. Церковь.

Неустойчива человѣческая душа! Даже просвѣщенныхъ вѣрою, св. крещеніемъ и благодатнымъ рукоположеніемъ на степень священства она подвергаетъ искушеніямъ предательства и нерѣдко отпадаетъ отъ Христова стада, внѣ котораго нѣтъ спасенія, а вѣчная смерть.

Нынѣ повсюду пропечатаны въ газетахъ и читаются во многихъ храмахъ, которые еще недавно были православными, то-есть церковными, два посланія моихъ, увы, когда-то единомышленныхъ и любимыхъ учениковъ – Митрополитовъ Сергія и Евлогія, нынѣ отпавшихъ отъ спасительнаго церковнаго единства и связавшихся съ врагами Христа и Св. Церкви – гнусными богохульниками большевиками, подчинившимися во всемъ представителямъ еврейскаго лжеусенія, которое извѣстно подъ именемъ коммунизма ил матеріялизма. Это ученіе, кромѣ того, проповѣдуетъ непримирную ненависть ко Христовой вѣрѣ и Церкви, оправдываетъ безпощадное убійство всѣхъ, кто ему не послѣдуетъ, разоряетъ Божіи храмы, ввергаетъ въ темницы и въ ссылку архіереевъ, іереевъ, монаховъ, монахинь и благочестивыхъ мірянъ и воспрещаетъ покоренному имъ народу учиться Закону Божію и печатать св. евангеліе и прочія православныя книги. Послѣдователи сего ученія свергли и православнаго русскаго Царя съ его семействомъ и подчинили себѣ въ наше горестное время всю русскую землю, возлагая насильно на русскихъ воиновъ антихристову печать, то-есть пятиконечную звѣзду, на чело или на правую руку, такъ что сбывается пророчество Іоанна Богослова: "никому нельзя будетъ ни покупать, ни продавать, кромѣ того, кто имѣетъ это начертаніе или имя звѣря или число имени его" (Апок. 13, 17).

И пусть тѣ новые обольстители не оправдываются, заявляя что они не друзья большевиковъ и евреевъ, стоящихъ во главѣ большевицкаго царства: въ душѣ они можетъ быть и не друзья имъ, но они этимъ врагамъ Христовымъ, хотя и неохотно, подчинились и стараются расширить власть послѣднихъ не только надъ злосчастными жителями Святой Руси, но и надъ всѣми русскими людьми, хотя бы и далеко отъ русской земли ушедшими (тѣломъ, но содержащими русскій духъ въ сердцахъ своихъ). Они боятся тѣхъ православныхъ русскихъ людей, которые: "побѣдили звѣря и образъ его и начертаніе его" (15, 2).

Ихъ боятся враги Христовы, ибо знаютъ, что они безъ труда будутъ вразумлять своихъ единомышленниковъ, русскихъ братьевъ, и убѣждать ихъ не покоряться звѣрю.

Вотъ почему они побудили митрополита Сергія, который сперва въ своемъ первомъ посланіи 1926 года заявлялъ, что не будетъ касаться православныхъ соотечественниковъ живущихъ заграницей и не подчиняющихся антихристовой совѣтской власти, а теперь уже видитъ себя принужденнымъ приманивать и притягивать ихъ подъ свою руку черезъ митрополита Евлогія.

Вотъ почему митрополитъ Сергій, разсылая свое постыдное посланіе, не озаботился ни тѣмъ, чтобы испросить разрѣшеніе Мѣстоблюстителя Патріаршаго Престола митрополита Петра, сохранившаго за собою «общее руководство церковной жизнью», ни даже запросомъ отзыва отъ вѣрныхъ церковнымъ канонамъ владыкъ, коихъ обвиняетъ, но дѣлаетъ видъ, будто онъ вполнѣ удовлетворился донесеніями соборне запрещеннаго митрополита Евлогія, и заявляетъ, что предсѣдательствуемый имъ Московскій Синодъ, неизвѣстно откуда взявшійся, снимаетъ это запрещеніе и утверждаетъ запрещенныхъ въ ихъ прежнемъ достоинствѣ. А между тѣмъ правила Вселенскихъ Соборовъ ясно говорятъ о томъ, что снять запрещеніе можетъ только іерархъ или же власть, которая его наложила (12, 16 и 32 Апост. правила; 5 правило І Вселенскаго Собора и др.). На Евлогія же и его послѣдователей запрещеніе наложено цѣлымъ Соборомъ іерарховъ, даже болѣе многочисленнымъ, нежели сомнительный Синодъ при митрополитѣ Сергіи, какового Синода распоряженія для нашаго Собора и нашихъ іерарховъ не имѣютъ никакого значенія, какъ послѣдній заблаговременно предупредилъ Христову Церковь въ своемъ посланіи отъ 27 августа/9 сентября 1927 года[1]. Итакъ, мы продолжаемъ считать митрополита Евлогія находящимся подъ запрещеніемъ, вмѣстѣ со своими послѣдователями, а власть надъ всею Русскою Церковью митрополита Сергія считаемъ болѣе чѣмъ сомнительной, ибо общаго признанія отъ русскихъ іерарховъ онъ не получилъ, а нынѣ многими изъ нихъ прямо отвергнутъ.

Необходимо пояснить, что претензія митрополита Евлогія почитать себя назначеннымъ отъ Свят. Патріарха Тихона архипастыремъ всей Европы есть недоразумѣніе или даже обманъ, которымъ онъ ввелъ въ заблужденіе митрополита Сергія, ибо подъ выраженіемъ «Западной Европы» Соборъ Архіереевъ нашихъ разумѣлъ въ своемъ учредительномъ постановленіи Западную Европу въ отличіе отъ Центральной Европы, а въ послѣднихъ документахъ митрополита Сергія и др. это выраженіе имѣетъ уже болѣе широкое значеніе, т. е., въ отличіе Европы отъ Россіи, которая здѣсь разумѣется, какъ Европа Восточная. Затѣмъ по проекту того же митрополита Евлогія, какъ одного изъ членовъ нашего Всезаграничнаго Синода, установлены границы заграничныхъ епархій, а также и предѣлы власти самого Всезаграничнаго Синода, который получилъ, по постановленію Собора Архіереевъ, основанному на указѣ патріарха Тихона отъ 7/20 ноября 1920 г., власть открывать и новыя епархіи; таковую Соборъ въ послѣднее время открылъ въ Германіи съ епископомъ Тихономъ во главѣ. Митрополитъ Евлогій и всѣ три Западно-Европейскіе епископа признали подобныя права Синода и удостовѣрили это особою подпискою, а въ Москву митрополитъ Евлогій доноситъ тайно отъ Синода совершенно другое.

Наконецъ, всѣ они вовсе отказались отъ послушанія Собору и Синоду, за что митрополитъ Евлогій подлежалъ бы лишенію сана, но Соборъ, въ надеждѣ на его покаяніе, подвергъ его, послѣ многократныхъ увѣщаній, только запрещенію въ священнослуженіи и освобожденію отъ управленія епархіей, чему онъ не подчинился, навлекая на себя всѣ прещенія Вселенскихъ Соборовъ за прямое противленіе Соборной власти, въ установленіи и признаніи которой онъ самъ принималъ живое участіе. По послѣднему указу на его имя митрополита Сергія[2] совершенно ясно, что послѣдній не имѣлъ никакихъ свѣдѣній о центрально-восточной европейской и западно-европейской церковной жизни, кромѣ извращенныхъ доносовъ отъ Митрополита Евяогія, при невозможности сноситься съ Москвой Заграничному Синоду, котораго доклады въ Москву не были допускаемы тамошней большевицкой администрацией, такъ что если бъ власть митрополита Сергія и его Синода была вполнѣ законною, а не столь сомнительной, каковою она является, то и тогда подобныя постановленія ея, какъ послѣдній указъ, не имѣли бы силы, какъ обнаруживающія полную неосвѣдомленность въ дѣлѣ. Если же къ этому присовокупить вполнѣ опредѣленное заявленіе нашего Архіерейскаго Собора о томъ, что Синодъ Московскій лишилъ самъ себя всякаго авторитета, войдя въ согласіе съ безбожниками и перенося безъ борьбы закрытіе и разрушеніе святыхъ храмовъ и безчисленныя преступленія совѣтскаго правительства, открыто отрицающаго всякую религію и ведущаго послѣдовательно противъ нея гоненіе, – то должно признать, что незаконно составленное и вошедшее въ единеніе съ врагами Божіими учрежденіе, которое Митрополитъ Сергій называетъ православнымъ Синодомъ и отъ признанія котораго отказались лучшіе русскіе архіереи, духовенство и міряне, вовсе не должно быть признаваемо нашими православными церквами, ни нашимъ Архіерейскимъ Синодомъ съ его заграничной паствою, а учредители Московскаго Синода должны быть признаваемы такими же отступниками отъ вѣры, какъ древніе либеллисты, то-есть христіане, хотя и отказавшіеся открыто похулить Христа и принести жертву идоламъ, но принявшіе отъ идольскихъ жрецовъ ложное удостовѣреніе, будто они находятся въ полномъ согласіи съ послѣдователями языческой религіи; эти удостовѣренія избавляли ихъ отъ преслѣдованія правительства, но подвергали совершенному отлученію отъ Церкви, въ которую кающіеся изъ нихъ, послѣ отреченія отъ идолопоклонства, и принимались только черезъ нѣсколько (15) лѣтъ.

Избави Богъ всѣхъ васъ, православные христіане, уподобиться древнимъ либеллатикамъ, на которыхъ Св. Церковь, взирала, какъ на прямыхъ отступниковъ отъ Христовой вѣры[3].

Будемъ же твердо держаться нашей Святой Церкви Православной и не входить въ молитвенное общеніе съ тѣми, кто такъ мало утвердился въ ней, что изъявляетъ вѣрноподданическія чувства ея врагамъ, а будемъ молиться Богу и Его святымъ, чтобы благодать Господня просвѣтила ихъ разумъ и ихъ совѣсть и всѣхъ насъ, вмѣстѣ съ ними, вдохловила на безстрашное исповѣданіе нашей православной христіанской вѣры и Церкви, а души самихъ невѣрующихъ отступниковъ и гонителей Христовыхъ смягчила покаяніемъ согрѣла вѣрою, дабы снова возсіяла благодать Св. Церкви въ нашей странѣ, издавна просвѣщавшей язычниковъ; іудеевъ и еретиковъ, дабы русскій народъ, очистившись покаяніемъ и вѣрой, могъ воскликнуть съ древними пророками "научу беззаконные путемъ Твоимъ и нечестивіи къ Тебѣ обратятся".

☦ Митрополитъ Антоній.

22 іюля ст. ст. 1928 г. № 892.

 

По заслушаніи сего посланія въ Архіерейскомъ Синодѣ члены Синода присоединились къ сему посланію.

 

Опредѣленіе Архіерейскаго Синода

о вторичномъ указѣ Митрополита Сергія и посланіи Митрфолтита Евлогія.

22 іюня/5 іюля 1928 года послѣдовало подробное опредѣленіе Архіерейскаго Синода заграницей, устанавливающее его отношеніе къ современной церковной власти въ совѣтской Россіи.

Послѣ тщательнаго разсмотрѣнія всѣхъ документовъ, относящихся къ этому вопросу, Архіерейскій Синодъ усматриваетъ ниже слѣдующее:

1. Митрополитъ Сергій впалъ въ полное противорѣчіе себѣ и своимъ бывшимъ указаніямъ и распоряженіямъ. А именно: въ проектѣ своей первой деклараціи отъ 28 мая/10 іюня 1926 года, разосланной имъ всѣмъ Преосвященнымъ въ Россіи по своей волѣ, но не утвержденной совѣтской властью, а также въ частномъ письмѣ, обращенномъ имъ къ Святителямъ Заграничной Церкви по поводу возникшей церковной смуты, отъ 30 августа/12 сентября того-же года, Митрополитъ Сергій ясно и точно указываетъ на невозможность для Московской церковной власти руководить русскими православными церквами и епархіями заграницей и ограничиваетъ область своего вѣдѣнія духовными учрежденіями внутри Россіи, предоставляя Заграничной Церкви управляться своимъ церковнымъ органомъ и оттѣняя, что за непризнаніе совѣтской власти нельзя налагать каноническихъ мѣръ взысканій.

Между тѣмъ въ деклараціи своей, отъ 16/29 іюня 1927 года, утвержденной уже совѣтской властью, Митрополитъ Сергій, не справляясь съ управленіемъ Церковью въ самой Россіи, уже простираетъ свою власть и на Заграничную Церковъ, принимая ее въ свое управленіе. Причемъ требуетъ отъ заграничныхъ іерарховъ и духовенства признанія совѣтской власти, но мѣрой наказанія за отказъ отъ этого опредѣляетъ исключеніе изъ вѣдѣнія Московской Патріархіи. Съ положеніемъ объ административномъ отдѣленіи Заграничной Церкви отъ Московской церковной власти

Митрополитъ Сергій затѣмъ уже примирился, что отмѣтилъ во второмъ своемъ завѣщательномъ посланіи къ паствѣ Русской Пр:шославной Церкви, не желающей подчиниться ему (декабрь 1927 года), объявленномъ въ журналѣ «Церковныя Вѣдомости» №1-2 за 1928 годъ и умолчанномъ парижской и лѣвой печатью.

Наконецъ, въ настоящемъ указѣ Митрополитъ Сергій уже угрожаетъ карами и прещеніями, церковнымъ судомъ и запрещеніемъ въ священнослуженіи. Во всемъ этомъ Архіерейскій Синодъ не можетъ не усмотрѣть полнаго противорѣчія въ дѣйствіяхъ и рѣшеніяхъ Митрополита Сергія и крайне грубаго воздѣйствія на него со стороны совѣтской власти, поставившей цѣлью упраздненіе во что бы то ни было органовъ заграничной церковной власти.

2. Настоящій указъ въ положеніе Заграничной Церкви ничего новаго не вноситъ. Онъ является повтореніемъ того же пресловутаго указа Святѣйшаго Патріарха Тихони въ 1922 году, въ свое время рѣшительно отвергнутаго всей Заграничной Церковью.

3. Каноничность власти самого Митрополита Сергія подвергается сомнѣнію въ самой Россіи и, по установившемуся въ Россіи порядку, права и церковная власть Мѣстоблюстителя Всероссійскаго Патріаршаго Престола Замѣстителямъ его передавались въ ограниченномъ видѣ, верховное управленіе и разрѣшеніе вопросовъ общецерковнаго характера сохраняются за Мѣстоблюстителемъ. Между тѣмъ Митрополитъ Сіергій позволилъ себѣ не одинъ разъ грубое превышеніе власти, что отмѣчено и іерархами, находящимися въ Россіи, въ письменныхъ протестахъ, поданныхъ Митрополиту Сергію.

4. Митрополитъ Сергій, не урегулировавъ своихъ отношеній къ Русской Православной Церкви въ совѣтской Россіи и ея іерархамъ, въ большинствѣ не признающимъ его, какъ главу Церкви, позволяетъ себѣ вторгаться въ область церковныхъ дѣлъ Зарубежной Церкви при явномъ сознаніи о невозможности ему руководить сей Церковью, обосновавшей свое каноническое временное самостоятельное существованіе на церковныхъ актахъ Всероссійской церковной власти, изданныхъ въ то время, когда таковая власть не была стѣснена въ свободѣ своего волеизъявленія.

5. Изъ настоящаго указа митрополита Сергія, а еще болѣе изъ его второго увѣщательнаго посланія, обращеннаго имъ къ паствѣ Россійской Церкви, и посланія къ Петроградской епархіи (отъ 17/30 января за №189), не признающимъ его, и писемъ преосвященныхъ архіереевъ въ Россіи на имя митрополита Сергія видно, что большинство епископата и вѣрная Православной Церкви русская паства не идутъ за митрополитомъ Сергіемъ, обвиняя его въ принесеніи внутренней церковной свободы въ жертву политиканству и совѣтской власти, перекрашиваніи въ совѣтскій цвѣтъ и, отмѣчая «недовольство и осужденіе со стороны многихъ представителей православнаго епископата, смущеніе, осужденіе и ропортъ въ средѣ клира и широкихъ круговъ мірянъ», отдѣленіе епархій и отпаденія приходовъ, – епископы требуютъ ухода митрополита Сергія отъ власти, а многіе изъ епископовъ даже объявили Митрополита Сергія «внѣ ограды Православной Церкви».

6. Единолично, неканоническимъ путемъ образованный митрополитомъ Сергіемъ т. наз. Патріаршій Синодъ состоитъ изъ лицъ случайныхъ, довѣріемъ епископата не пользующихся, въ значительной степени проявившихъ неустойчивость своихъ православно-церковныхъ убѣжденій (отпаденіе въ обновленчество и одинъ въ расколъ бѣглопоповства) и потому въ Россіи Церковью не признается.

А посему Архіерейскій Синодъ опредѣляетъ:

«I. Подтвердить незыблемость опредѣленія Архіерейскаго Собора 1927 года о вынужденномъ временномъ административномъ отдѣленіи отъ Московской церковной власти, объ отношеніи къ митрополиту Сергію и его церковной политикѣ.

II. Стоя неуклонно на точкѣ зрѣнія означеннаго постановленія Архіерейскаго Собора, Архіерейскій Синодъ, въ согласіи съ бывшими рѣшеніями Архіерейскаго Собора и мнѣніями преосвященныхъ Заграничной Церкви, считаетъ исходящія отъ теперешней Московской церковной власти, при создавшихся тамъ условіяхъ, распоряженія церковно-административнаго характера не имѣющими обязательной силы для Заграничной Церкви и ея іерархіи и тѣмъ болѣе исходящія отъ митрополита Сергія, каноническое положеніе котораго не признается въ самой Матери Церкви.

III. Призвать заграничную русскую паству къ сохраненію церковнаго мира и, спокойно продолжая свое спасеніе подъ водительствомъ Архіерейскаго Собора и Синода, еще тѣснѣе сплотиться вокругъ своихъ Архипастырей, и пастырей, находящихся въ юрисдикціи Заграничнаго Архіерейскаго Собора и Синода, разъяснивъ ей, что въ лицѣ митрополита Сергія совѣтская власть ведетъ борьбу противъ Православной Заграничной Церкви, желая разрушеніемъ церковныхъ органовъ ея дезорганизовать Зарубежную Церковь подобно тому, какъ это ей удалось въ совѣтской Россіи, и тѣмъ лишить эмиграцію духовнаго руководительства и если не уничтожить совершенно, то ослабить оплотъ антикоммунизма.

IV. Вновь обратиться къ архипастырямъ, пастырямъ и мирянамъ, отколовшимся отъ зарубежной части Русской Православной Церкви, безусловно находящейся въ духовномъ единеніи со страждущей своей Матерью Церковью (но не съ самозваннымъ Синодомъ митрополита Сергія) въ Россіи, указавъ имъ на опасность не только для Русской Церкви, но и всего Православія, проводимой митрополитомъ Сергіемъ церковной тактики, диктуемой и поддерживаемой совѣтской властью.

V. Объяснить паствѣ, что никакія мѣры прещеиія и кары, могущія послѣдовать отъ митрополита Сергія и такъ называемаго его Синода, образованнаго не каноническимъ путемъ, а имъ самимъ избраннаго, по указанію большевиковъ, и въ Россіи не признаннаго, не могутъ имѣть канонической силы судебнаго акта, во-первыхъ, какъ исходящія отъ іерарховъ и учрежденія, каноническое положеніе которыхъ подвергается основательному сомнѣнію въ самой Россіи, во-вторыхъ, какъ послѣдовавшія въ результатѣ одностороннихъ неправдивыхъ донесеній митрополита Евлогія, безъ выслушанія другой стороны, и въ-третьихъ, какъ обращаемыя къ церковной власти, ранѣе объявившей себя, на основаніи актовъ Всероссійской церковной власти, временно самодовлѣющей частью Русской Православной Церкви.

VI. Предостеречь православную русскую паству отъ молитвеннаго общенія съ митрополитомъ Евлогіемъ и его послѣдователями, разъяснивъ, что митрополитъ Сергій и его такъ называемый Синодъ по священнымъ канонамъ не могли освободить ихъ отъ наложеннаго на нихъ прещепія, такъ какъ таковое можетъ быть снято только той же церковной властью, которая наложила его или же оно можетъ быть снято лишь по сужденію Соборомъ іерарховъ всей Русской Православной Церкви.

VII. Оставить указъ митрополита Сергія и обращеніе митрополита Евлогія безъ личныхъ къ нимъ отвѣтовъ.

VIII. Съ глубокой скорбью отмѣчаетъ Архіерейскій Синодъ неправду митрополита Евлогія, утверждающаго, что онъ не давалъ требуемаго митрополитомъ Сергіемъ обязательства о лояльности (что значитъ въ создавшихся условіяхъ и признаніе, совѣтской власти). Между тѣмъ митрополитъ Сергій ясно и опредѣленно отмѣчаетъ и въ своемъ указѣ и во второмъ посланіи своемъ ко всей Россійской паствѣ, что митрополитъ Евлогій, архіепископъ Владиміръ и епископы Сергій и Веніаминъ дали требуемое отъ нихъ обязательно и потому оставлены въ административно-каноническомъ вѣдѣніи Московской Патріархіи. Да и отъ другихъ іерарховъ Заграничной Церкви митрополитъ Сергій требуетъ именно опредѣленнаго обязательства, а не расплывчатой аполитичности митрополита Евлогія, который неоднократно уличался въ двойственной политикѣ.

IX. Еще съ болѣе великой грустью и печалью отмѣчаетъ архіерейскій Синодъ брошенное митрополитомъ Сергіемъ своимъ собратьямъ-іерархамъ мученикамъ совершенно неосновательное обвиненіе въ осуществленіи ими какой-то программы Заграничнаго Синода. Митрополитъ Сергій наложилъ на нихъ тяжелое клеймо передъ совѣтской властью, желая, можетъ быть, кровавымъ терроромъ освободиться отъ представителей Церкви, его осудившихъ.

X. Настоящее опредѣленіе разослать всѣмъ преосвященнымъ Православной Русской Зарубежной Церкви и объявить въ печати во всеобщее свѣдѣніе».

 

Посланіе владыки Антонія и опредѣленіе Архіерейскаго Синода было широко опубликовано въ печати, и заявленіе митрополита Евлогія о томъ, что на указъ митрополита Сергія, отправленный имъ въ Карловцы, «никакого отвѣта не послѣдовало», – надо понимать лишь, въ томъ смыслѣ, что Архіерейскій Синодъ не нашелъ необходимымъ отвѣчать митрополиту Евлогію.

 

Архіепископъ Никонъ (Рклицкій). Жизнеописаніе блаженнѣйшаго Антонія, митрополита Кіевскаго и Галицкаго. Томъ VII. Нью Іоркъ 1961. С. 218-227.

 

[1] Стр. 228 т. VI «Жизнеописанія».

[2] Полнаго текста указа митрополита Сергія въ нашемъ распоряженіи, къ сожалѣнію, не имѣется. Намъ извѣстны лишь вышеприведенные его пункты I и VIII, но, какъ видно изъ опредѣленія Архіерейскаго Синода, въ этомъ указѣ говорилось о снятіи митрополитомъ Сергіемъ и его Синодомъ запрещенія, наложеннаго Заграничнымъ Архіерейскимъ Синодомъ на митрополита Евлогія и его духовенство и объ упраздненіи Заграничнаго Синода и Собора.

[3] Въ этомъ посланіи владыки Антонія въ высшей степени важно, каноническое опредѣленіе іерархіи, подчинившейся безбожной совѣтской власти и ставшей орудіемъ ея политики при сохраненіи внѣшняго строя церковной организаціи. Начало такому подчиненію положилъ митрополитъ Сергій своей извѣстной деклараціей 1927 года о лояльности совѣтской власти и теперь въ полной мѣрѣ такое подчиненіе осуществляетъ современная Московская Патріархія. Владыка Атоній считаетъ ихъ «такими же отступниками отъ вѣры, какъ древнихъ либеллистовъ», (или либеллатиковъ). Историческое происхожденіе этого понятія таково. Въ царствованіе Декія возникло сильное гоненіе на христіанъ (249-251 г.г.) По свидѣтельству св. Діонисія, епископа Александрійскаго и Кипріана еп. Карѳагенскаго, въ это время было много падшихъ, отвергшихся отъ Христа. Падшіе были разныхъ степеней. Сакрификати (Sarificati) совершавшіе идольскія жертвоприношенія; Фурификати (Thurificati), по принужденію бросившіе фиміамъ въ идольскій жертвеішикъ и Либеллатики (Libellatici) – тѣ, которые подкупомъ или иными способами добывали ложныя свидѣтельства или билеты (libbelus – свидѣтельство, билетъ) о совершеніи языческаго обряда. Обладателей такими билетами и называли л и б е л л а т и к а м и – билетными. Традиторесы (Traditores), тѣ, которые выдавали имена христіанъ и указывали мѣста, гдѣ хранились священныя книги и акты фаціентас (acta facientes) тѣ которые давали ложныя показанія въ протоколахъ. Въ 251 г. въ Карѳагенѣ собрался соборъ африканскихъ епископовъ, на которомъ было рѣшено принимать падшихъ въ Церковь послѣ принесенія ими покаянія. При чемъ либеллатики считались совершенно отлученными отъ Церкви и принимались черезъ 15 лѣтъ покаянія. Вотъ подъ этотъ разрядъ владыка Антоній подводить всѣхъ заключившихъ союзъ, лояльности съ совѣтской властью.


«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку:



КАНОН - Свод законов православной церкви

Сайт для детей и родителей:

Создавайте открытки к праздникам самостоятельно