Обычай освящать ваія въ Вербное воскресенье.

Извѣстно, что обычай освящать ваія совершается Православною Церковью во время богослуженія недѣли Ваій. Обычай этотъ, составляющій главную и отличительную особенность этого богослуженія, связываетъ наше время съ глубочайшей христіанской древностью. Не всѣмъ, конечно, извѣстно, когда онъ получилъ свое начало и съ какими особенностями соединенъ былъ въ давнее время, а между тѣмъ, въ виду уразумѣнія смысла и значенія обычаевъ и обрядовъ нашей Православной Церкви вообще знать это для каждаго православнаго христіанина не только интересно, но и весьма важно. Посему постараемся вкратцѣ указать, гдѣ и когда появился этотъ обычай, какъ онъ совершался раньше и какое значеніе онъ имѣетъ для насъ, христіанъ.

Съ достовѣрностыо можно полагать, что разсматриваемый нами обычай появился одновременно съ установленіемъ праздника. Самый же праздникъ, если и не можетъ быть доведенъ до начала Апостольскихъ постановленій (т. е. но крайней мѣрѣ, до 148 года по Р. Хр.), то, во всякомъ случаѣ, въ Греческой Церкви былъ введенъ весьма рано. Это несомнѣнно, такъ какъ у древнихъ греческихъ отцовъ Церкви есть много указаній на этотъ праздникъ, какъ древній. Такъ отъ ІІІ-го вѣка мы имѣемъ, напр., слово св. Меѳодія, ен. Патарскаго († ок. 303 г.), сказанное имъ въ недѣлю Ваій. «Возьмемъ, говоритъ между прочимъ въ этомъ словѣ св. Меѳодій, вѣтви, подобно отрокамъ, и восплещемъ маслищными отраслями; тогда и насъ осѣнитъ Духъ Святый, и мы стройно воспоемъ богодухновенную пѣснь: "Благословенъ Грядый во имя Господне! Осанна въ вышнихъ!"». Въ указанномъ словѣ св. Меѳодія мы видимъ, такимъ образомъ, прямое свидѣтельство того, что настоящій праздникъ съ обычаемъ употреблять ваія во время богослуженія существовалъ уже въ ІІІ-мъ вѣкѣ. Отъ ІV же вѣка мы имѣемъ уже не одни только указанія, какъ напр., двѣ бесѣды св. Епифанія Кипрскаго «на ваія», а имѣемъ полное послѣдованіе всенощнаго бдѣнія на настоящій праздникъ, гдѣ обычай употреблять ваія, въ связи съ самымъ богослуженіемъ, представляется вполнѣ уже установившимся и древнимъ. Описаніе этого богослуженія, совершавшагося въ древней Іерусалимской Церкви, оставила намъ ученая западная паломница ІV вѣка, Сильвія Аквитанская[1]. Главную особенность его, которой мы нигдѣ не видимъ, кромѣ Іерусалима, составляли торжественныя процессіи или литаніи (Litania), направлявшіяся въ этотъ день къ тѣмъ мѣстамъ, которыя освятилъ Своимъ присутствіемъ Господь Іисусъ Христосъ. По описанію Сильвіи Аквитанской, въ воскресенье, начинающее собою пасхальную или великую недѣлю (страстная седмица въ древности называлась еще Пасхальной), совершалось все, что слѣдовало по уставу воскресныхъ великопостныхъ дней, утромъ въ Іерусалимскомъ храмѣ Воскресенія, а позже въ церкви, называемой «Мартиріумъ». До отпуска въ этой церкви архидіаконъ приглашалъ всѣхъ вѣрующихъ приготовиться, чтобы въ 7-мъ часу идти всѣмъ на Елеонскую гору. Итакъ, въ 7-мъ часу (т. е. по нашему въ 1-мъ часу дня) весь народъ всходитъ на гору Масличную, т. е. на Елеонъ въ церковь, вмѣстѣ съ епископомъ; поются пѣсни и антифоны, приличные этому дню и мѣсту, также чтутся чтенія. И когда наступаетъ 9-й часъ, идутъ съ пѣсноѣніями на то мѣсто, съ котораго Господь вознесся и гдѣ всѣ садятся; ибо весь народъ, въ присутствіи епископа, получаетъ приглашеніе возсѣсть, стоятъ всегда только діаконы. Поются и тамъ пѣсни и антифоны, приличные мѣсту и дню, также вставляются и чтенія и молитвы. И когда наступаетъ 11-й часъ, читается то мѣсто изъ евангелія, гдѣ дѣти съ вѣтвями и пальмами встрѣтили Господа, говоря: «Благословенъ грядый во имя Господне». И тотчасъ встаетъ епископъ и весь народъ, и затѣмъ съ вершины горы Масличной всѣ идутъ пѣшкомъ. И весь народъ идетъ предъ нимъ съ пѣснопѣніями и антифонами, припѣвая постоянно: «Благословенъ грядый во имя Господве». И всѣ дѣти, сколько ихъ есть въ этихъ мѣстахъ, даже тѣ, которыя не могутъ ходить, потому что очень слабы, и которыхъ держатъ родители на рукахъ, всѣ держатъ вѣтви – одни пальмъ, другія маслинъ; и такъ сопровождаютъ епископа въ томъ образѣ, въ которомъ нѣкогда сопровождали Господа. И идутъ съ вершины горы до города, и затѣмъ по всему городу до (храма) Воскресенія, всѣ пѣшкомъ, даже и знатныя женщины и знатныя лица; такъ сопровождаютъ епископа, припѣвая и идутъ медленно, чтобы не утомился народъ; поэтому уже вечеромъ приходятъ въ Воскресеніе. Когда же придутъ туда, хотя бы и было совершенно поздно, правится вечерня, затѣмъ произносится молитва и отпускается народъ.

Это описаніе торжественной литіи, обнимавшей довольно продолжительное время, помимо того, что знакомитъ насъ съ особенностью всенощнаго бдѣнія, совершавшагося въ Іерусалимской Церкви IV вѣка, вмѣстѣ съ тѣмъ еще ясно свидѣтельствуетъ, съ какой глубокой древности существуетъ обычай употреблять на богослуженіи въ этотъ праздникъ ваія. Изъ описанія видно, что настоящій обычай уже во время Сильвіи Аквитанской, т. е. въ IV вѣкѣ, былъ далеко не новымъ. Порядокъ богослуженія представляется здѣсь уже вполнѣ выработаннымъ и установившимся, такъ какъ пѣснопѣнія, антифоны и чтенія были пріурочены къ мѣсту и вполнѣ соотвѣтствовали характеру воспоминаемаго событія. Если сопоставимъ съ этимъ то, что ученая паломница придаетъ этому послѣднему обстоятельству весьма важное значеніе и особенно отмѣчаетъ его, то, въ связи съ указаннымъ свидѣтельствомъ III вѣка, нужно заключать отсюда что настоящій обычай относится къ болѣе древнему времени, нежели IV вѣкъ, такъ какъ для того, чтобы извѣстный обычай установился, а равно и для того, чтобы выработался извѣстный порядокъ богослуженія, необходимо болѣе или менѣе продолжительное время. Подобнымъ торжественнымъ характеромъ отличалось богослуженіе въ этотъ день и въ послѣдующее время, т. е. въ V, VI и т. д. вѣкахъ. Разница состояла въ томъ, что послѣдующая церковно-богослужебная практика соединила двѣ литіи, субботнюю и воскресную, въ одну, пріурочивши ее къ воскресенью ваій. Посему начиная съ IV-VI в., литія эта, съ которой сливался разсматриваемый нами обычай, совершалась въ такомъ порядкѣ.

На всенощномъ бдѣніи, именно, предъ седьмою пѣснію канона, положеннаго на этомъ бдѣніи, патріархъ, какъ замѣчено въ Іерусалимскомъ уставѣ IX вѣка, выходилъ съ народомъ въ Виѳанію къ масличнымъ деревьямъ. Виѳанія отстояла отъ Іерусалима въ одной милѣ, была окружена полемъ, въ изобиліи усаженнымъ масличными деревьями. Во время пути къ Виѳаніи успѣвали оканчивать канонъ съ седьмой пѣсни, пѣли экзапостилларій и стихиры «на хвалитехъ». Послѣ стихиръ, при пѣніи «Слава въ вышнихъ Богу», литія чрезъ поле, усѣянное масличными деревьями, слѣдовала изъ Виѳаніи дальше. Въ этомъ-то, именно, полѣ патріархъ читалъ на освященіе ваій молитву и раздавалъ ваія и вѣтви вмѣстѣ со свѣчами народу, и уже отсюда съ освященными ваіями и вѣтвями литія направлялась къ св. горѣ Елеонской, именно, на мѣсто вознесенія Господня. Во время этого пути пѣли тропарь «Осанна въ вышнихъ», прокименъ «Горы взыграются» и читалось патріархомъ Евангеліе (Марк. XI, 1-2).

Послѣ эктеніи патріархъ читалъ вторую молитву, именно, ту самую, какая читается священникомъ предъ освященіемъ ваій и нынѣ. Съ горы Елеонской процессія двигалась къ подножію ея, на мѣсто, гдѣ и теперь находится церковь во имя Успенія Пресвятыя Богородицы. Здѣсь послѣ пѣнія двухъ стихиръ и прокимна читалось снова Евангеліе (Лук. XIX, 29-38) и третья молитва. Съ подножія горы Елеонской литія направлялась къ храму на мѣстѣ Овчей купели, или къ храму, называемому «Святая Святыхъ». И здѣсь, какъ и въ предыдущихъ мѣстахъ послѣ стихиры и прокимна читались Евангеліе (Іоан. XI, 11-18) и четвертая молитва, послѣ чего шли въ храмъ Воскресенія, гдѣ литія и оканчивалась. Въ храмѣ Воскресенія читали паремію (Зах. IX), пророчески изображающую торжественный входъ Христа въ Іерусалимъ и послѣ эктеніи читалось, наконецъ, послѣднее Евангеліе (Матѳ. XXI, 1-17). По прочтеніи Евангелія народъ растерзывалъ масличныя вѣтви въ подражаніе распятія Господа нашего Іисуса Христа, патріархъ въ это время читалъ послѣднюю молитву, которой всенощное бдѣніе и заканчивалось. Послѣдній страшный обычай растерзывать ваія нашему времени совершенно не извѣстенъ. Впрочемъ онъ, какъ замѣчено, имѣлъ свое значеніе, такъ какъ служилъ подобіемъ распятія Господа Іисуса, хотя очень отдаленнымъ и слабымъ. Появился онъ уже послѣ IV вѣка, такъ какъ Сильвія Аквитанская не говоритъ о немъ ничего. Существовалъ же онъ довольно долго, и не въ одномъ Іерусалимѣ, а и въ другихъ мѣстахъ. Такъ, мы видимъ его, напр., въ знаменитой и великой Церкви Константинопольской. И здѣсь въ недѣлю Ваій совершалась торжественная процессія отъ императорскихъ покоевъ въ храмъ св. Софіи; дорожка къ храму установлялась колоннами и украшалась миртовыми, лавровыми и оливковыми вѣтвями. Въ процессіи принималъ участіе императоръ и вельможи, всѣ одѣтые въ лучшіе одежды. Впереди всѣхъ со свѣтильникомъ шелъ лампадарій (свѣщеносецъ), затѣмъ императоръ съ сыномъ, если таковый былъ; императоръ имѣлъ на головѣ вѣнецъ, въ правой рукѣ несъ крестъ, а въ лѣвой полотенце и свѣтильникъ; имъ сопутствовали вельможи. Дальше слѣдовалъ архидіаконъ съ евангеліемъ, патріархъ – одинъ, или нѣсколько, если они присутствовали, одѣтые въ свои одежды, затѣмъ пять или больше священниковъ со святыми иконами. Когда вся эта процессія приближалась къ самому храму, то одинъ изъ мальчиковъ, по всей вѣроятности, назначенный для этого, на виду у всѣхъ разрывалъ вѣтвь; это служило сигналомъ, по которому всѣ, участвовавшіе въ церемоніи, спѣшили также разрывать свои вѣтви. Обычай этотъ существовалъ въ Іерусалимѣ до XVII столѣтія, въ настоящее же время онъ нигдѣ не встрѣчается. Изъ приведенныхъ свидѣтельствъ ясно видно, что обычай освящать и раздавать народу ваія (у насъ вербы) есть одинъ изъ древнѣйшихъ обычаевъ христіанскихъ. установленный матерію всѣхъ церквей, Церковію Іерусалимскою. Посѣщая во время богослуженія недѣли Ваій священныя мѣста, живо напоминавшія собою Господа Іисуса, древняя Іерусалимская Церковь, какъ бы наглядно воспроизводила самое шествіе Его на осляти въ Іерусалимъ. Особенно напоминаніемъ этого событія служило возвращеніе съ Елеонской горы въ городъ, когда всѣ участвовавшіе въ процессіи, съ ваіями въ рукахъ, сопровождали епископа въ томъ образѣ, въ которомъ нѣкогда сопровождали Господа. Установленный въ глубокой древности, именно въ первые вѣка христіанства, въ воспоминаніе торжественнаго входа Господа въ Іерусалимъ, обычай освящать и раздавать народу ваія, непрерывно хранится св. Церковью и до нынѣ. Какъ въ древности, такъ и нынѣ, св. Церковь, сохраняя этотъ обычай, особенно прославляетъ Іисуса Христа, какъ истиннаго Господа и Царя славы, какъ Побѣдителя смерти. Вѣрующіе, принимая нынѣ ваія, какъ знаменія побѣды Спасителя надъ всѣми Его врагами подражаютъ въ данномъ случаѣ жителямъ Іерусалима, встрѣтившимъ Его въ этотъ день съ ваіями въ рукахъ. Конечно, въ настоящее время у насъ этотъ древній обычай, не можетъ служить такимъ нагляднымъ напоминованіемъ о празднуемомъ событіи, какъ въ древней Церкви Іерусалимской, и по причинамъ понятнымъ, тѣмъ не менѣе религіозно-воспитательное зваченіе его въ настоящее время этимъ нисколько не умаляется. Доказательствомъ этого служитъ благоговѣйное отношеніе христіанъ въ настоящее время къ ваіямъ, которыя, какъ память великихъ дней хранятся ими цѣлый годъ украшая собою св. иконы. Въ нѣкоторыхъ же мѣстахъ существуетъ обычай вкладывать ихъ въ руки умершимъ въ знакъ того, что они вѣрою во Христа побѣдятъ смерть и выйдутъ во срѣтеніе Ему въ послѣдній день съ освященными ваіями.

Что касается времени освященія и раздаянія ваій въ древности, то въ этомъ отношеніи мы видимъ небольшую разницу сравнительно съ настоящимъ временемъ. Въ настоящее время ваія освящаются на утрени предъ канономъ. Въ ІV вѣкѣ ихъ освящали во время литіи или предъ восхожденіемъ на Масличную гору, или, можетъ быть, на возвратномъ пути, спустившись съ этой горы, въ масличномъ полѣ.

Послѣ ІV вѣка въ Іерусалимской Церкви ваія освящались во время второй литіи изъ Виѳаніи къ Елеонской горѣ въ томъ же самомъ полѣ послѣ пѣнія: «Слава въ вышвихъ Вогу». Существовала, впрочемъ, въ древности въ нѣкоторыхъ мѣстностяхъ еще иная практика, допускавшая освященіе ваій на утрени въ серединѣ канона, именно, между 5-й и 7-й пѣснями. Нынѣшняя молитва, читаемая на освященіе ваій, также древнѣйшаго происхожденія, – она находится уже въ Іерусалимскомъ Уставѣ IX вѣка, читалъ же ее патріархъ во время литіи на горѣ Елеонской. Наконецъ, послѣ ІV вѣка сюда присоединился, какъ мы видѣли, обычай растерзывать ваія, существовавшій довольно долго какъ въ Іерусалимской, такъ и въ Константинопольской Церкви. Въ настоящее время съ ваіями и зажженными свѣчами стоятъ до окончанія утрени. Свѣчи обыкновенно гасятъ по окончаніи канона. Въ древности, впрочемъ, былъ обычай стоять съ зажженными свѣчами до тѣхъ поръ, пока пропоютъ великое славословіе. Отголоскомъ торжественной процессіи, совершавшейся въ Іерусалимской Церкви, служилъ существовавшій у насъ до самаго конца XVII столѣтія благочестивый и назидательный обрядъ «шествія на осляти»[2], отмѣненный въ 1700 году патр. Адріаномъ. Въ настоящее же время, кромѣ литіи совершаемой при монастыряхъ, этимъ отголоскомъ служитъ также обычай дѣлать крестный ходъ съ ваіями при пѣніи стихиры «Днесь благодать Св. Духа насъ собра», но не предъ литургіей, а вечеромъ въ субботу Ваій (или Лазареву) предъ всенощнымъ бдѣніемъ, на воскресенье. Обычай этотъ сохраняется по преимуществу въ церквахъ южно-русскихъ.

 

«Вятскія Епархіальныя Вѣдомости». 1898. № 7. Отд. Неофф. С. 341-349.

 

[1]  Речь идет здесь о знаменитом «Паломничестве Эгерии» (Itinerarium Egeriae), которое автор данной статьи, следуя западным ученым кон. XIX в., ошибочно приписывает Сильвии Аквитанской (†ок.420). Цитируемое произведение, основанное на путевых записках галльской христианки Эгерии, посетившей Святую Землю в нач. 380-х гг. является найраннейшим письменным памятником жанра христианских паломничеств и важным историко-литургическим документом, описывающим богослужения и быт Иерусалимской Церкви до-Юстиниановской эпохи. – ред.

[2] Чинъ патріарша кругъ города на осляти шествия, бываемого въ день постановленія россійскихъ патріарховъ, и слѣдующіе по томъ обряды. // Древняя россійская вивліоѳика. Изд. 2-е. М. 1788. Ч. 6. С. 245-261. Подробнее см. И. Е. Забѣлинъ. Домашній бытъ русскаго народа въ XVI и XVII ст. Т. 1. Ч. 1. Домашній бытъ русскихъ царей в XVI и XVII ст. Изд. 4-е, доп. М. 1918. С. 425-437– ред.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: