Обрѣзаніе Господне.

По сказанію (еванг. Луки II, 21), въ осьмой день по рожденіи Божественный Младенецъ былъ обрѣзанъ по закону. Какъ объ общеизвѣстномъ обрядѣ, исполняемомъ всѣми евреями безусловно, евангелистъ говоритъ объ обрѣзаніи Господа нашего весьма кратко. Св. Лука не упоминаетъ даже, гдѣ совершено было обрѣзаніе, въ той же самой пещерѣ, гдѣ родился Іисусъ Христосъ, или въ другомъ какомъ-либо мѣстѣ. Ему достаточно было показать, что Божественный Младенецъ чрезъ обрѣзаніе принялъ на Себя обязанность подчиняться требованіямъ закона Моѵсеева (Гал. V, 3).

Является вопросъ: какой смыслъ имѣло обрѣзаніе у евреевъ и зачѣмъ обрядъ этотъ нужно было исполнять Спасителю?

Обрѣзаніе, одно изъ важнѣйшихъ священныхъ дѣйствій ветхозавѣтной религіи, было установлено самимъ Богомъ. Оно имѣло значеніе близкое къ тому, что мы называемъ теперь таинствомъ. Обрѣзаніе служило символомъ вступленія человѣка въ завѣтъ съ Богомъ и принадлежности его къ избранному Богомъ народу, и было отличительнымъ признакомъ чтителей истиннаго Бога. При вступленіи Авраама въ завѣтъ съ Богомъ, обрѣзаніе должно было служить праотцу евреевъ напоминаніемъ о томъ, чтобы онъ ходилъ предъ Богомъ всемогущимъ и былъ непороченъ (Быт. XVII, 1-11), а законъ Моѵсеевъ говоритъ народу, чтобы онъ обрѣзалъ крайнюю плоть сердца своего и не былъ жестоковыйнымъ (Втор. X, 15) и чтобы любилъ Господа Бога своего отъ всего сердца своего и отъ всей души своей (XXXVI, 6) и, слѣдовательно, смотритъ на обрѣзаніе, какъ на символъ покорности Богу (Лев. XXVI, 41). Такъ смотрятъ на это знаменіе завѣта и пророки, требуя обрѣзанія злыхъ склонностей (Іер. IV, 4; Іез. XLIX, 7). Такимъ образомъ обрѣзаніе было выраженіемъ очищенія отъ грѣховной порчи, которая путемъ естественнаго рожденія переходитъ на всѣхъ людей.

Сынъ Божій, сдѣлавшись сыномъ Пресвятой Дѣвы Маріи, благоволилъ подвергнуть Себя обрѣзанію, «яко человѣкъ осмодневный». Безъ сомнѣнія, Онъ не имѣлъ нужды въ этомъ внѣшнемъ знакѣ союза съ Богомъ, но если принялъ его на Себя, то въ знакъ Своего вступленія въ завѣтную, подзаконную жизнь того народа, среди котораго Онъ родился. Съ другой стороны, если бы Онъ не принялъ обрѣзанія, то никто не призналъ бы Его за обѣтованнаго Мессію, за того великаго потомка Авраамова, въ Которомъ одномъ должны были получить благословеніе всѣ народы земли. По ученію апостола Павла, Іисусъ Христосъ принялъ на Себя законъ грѣха для того, чтобы даровать намъ оправданіе (2 Кор. V, 21), и для того Онъ явился въ подобіи плоти грѣха, чтобы изгладить грѣхъ во плоти (Рим. VIII, 3).

Кромѣ сего, Своимъ обрѣзаніемъ Спаситель научаетъ насъ исполнять законъ Божій съ совершенною точностію, не изыскивать никакихъ предлоговъ къ нарушенію заповѣдей Божіихъ и ничѣмъ не оправдывать своего уклоненія отъ постановленій св. церкви. — Времена ветхаго завѣта прошли, обрѣзаніе отмѣнено, и вмѣсто его установлено благодатное таинство св. крещенія. Народъ избранный, сдѣлавшійся богоубійцею, отверженъ Богомъ, и внѣшній знакъ его избранія — обрѣзаніе — сдѣлался не нужнымъ. Однако и для насъ христіанъ есть обрѣзаніе, которому мы должны подвергнуть себя добровольно, — обрѣзаніе духовное, состоящее въ отсѣченіи отъ души плотскихъ страстей и пожеланій. Обрѣзани бысте, говоритъ св. Павелъ увѣровавшимъ изъ необрѣзанныхъ язычниковъ, обрѣзаніемъ нерукотвореннымъ, въ совлеченіи тѣла грѣховнаго плоти, въ обрѣзаніи Христовѣ, спогребшеся Ему крещеніемъ (Кол. XI, 11).

При самомъ обрѣзаніи Божественный Младенецъ получилъ имя: Іисусъ, нареченное Ему ангеломъ еще до зачатія (Лук. I, 31; Матѳ. I, 21), — такое имя, которое указывало на Его назначеніе и на Его божественную природу. Іисусъ съ еврейскаго значнтъ: Богъ намъ помощникъ, а по объясненію ангела Іосифу, Іисусъ значитъ Спаситель. Дѣйствительно, это имя выражало все, что весь міръ могъ ожидать отъ Него. Это было то имя, предъ которымъ должно преклониться всяко колѣно небесныхъ, земныхъ и преисподнихъ (Флп. II, 10). Оно выше всякаго имени (Флп. II, 9), да и нѣтъ кромѣ него, по словамъ апостола Петра, иного имени подъ небесемъ даннаго въ человѣцѣхъ, о немъ же подобаетъ спастися намъ (Дѣян. IV, 12).

Въ воспоминаніе обрѣзанія Господня въ осьмой день по рожденіи Его отъ Пресвятой Дѣвы Маріи, православная Церковь, изъ года въ годъ, 1 числа января совершаетъ издревле великій праздникъ. Начало его относится къ первымъ вѣкамъ христіанства. До насъ дошли многія слова св. отцовъ IV вѣка, произнесенныя ими въ этотъ праздникъ. Таковы, напримѣръ, поученія св. Амфилохія Иконійскаго, св. Григорія Нисскаго, Амвросія Медіоланскаго, и др. День обрѣзанія и нареченія Господа, какъ осьмой по рожденіи Его на землѣ, служилъ заключеніемъ праздника Рождества Христова. Посему древніе отцы церкви: Амфилохій Иконійскій, Григорій Богословъ и Григорій Нисскій, въ своихъ писаніяхъ называвали день Обрѣзанія «осьмымъ днемъ» по Рождествѣ Христовѣ. («Русск. палом.» 1895 г. № 1).
 

Праздничный отдыхъ христіанина. Собраніе общедоступныхъ духовно-назидательныхъ разсказовъ и размышленій. Сост. прот. Григорій Дьяченко. М. 1900. С. 711-712.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: