О. Серафим (Роуз) об «оранжерейном подходе» к Православию и исправлении «неполноценного крещения».

Из письма от 28.01/10.02.76 г.

Я писал и говорил с L. об этом оранжерейном подходе к Православию – исполненном сплетен и знания «что где происходит», когда на все всегда есть «правильный ответ», согласный с мнением «экспертов». Мне начинает казаться, что проблема в ней самой, а не в непосредственном влиянии отца Пантелеимона.

Например, она пришла в ужас оттого, что Т. был принят в Церковь [из римо-католичества] без крещения или миропомазания. Она утверждает, что «это – неправильно». Но мы ничего предосудительного в этом не видим; это должны решать священники и епископы, и это не наше (а, тем более, не ее) дело. Чин присоединения к Православию, через который был принят Т., был одобрен Церковью уже давно, исходя из правила икономии, и, скорее всего, в его случае это был самый лучший способ, потому что у Т. могли бы возникнуть сомнения на счет крещения. Снисхождение Церкви здесь продиктовано рассудительностью. Но L. хотела бы, чтоб кто-нибудь «прочитал владыке Антонию постановление собора» [о семъ вопросе]. Боже мой! Он был там, участвовал в составлении этого постановления, которое как раз и дает право епископу пользоваться икономией по его усмотрению! Нам очень не нравится такое отношение, потому что оно вносит никому не нужный безпорядок в церковную сферу. И если она теперь скажет Т., что он не является «истинным» членом Православной Церкви, то может причинить страшный вред его душе.

Другой пример: L. была очень рада, что Q. крестился [после того, как он уже был несколько лет членом Зарубежной Церкви]: «Наконец-то он сделал это правильно!» Нас это, наоборот, очень огорчило, потому что она, тем самым, проявила свою полную духовную незрелость, а те, кто это одобрили, – узкий фанатизм. Святой Василий Великий отказался крестить человека, который сомневался в истинности своего крещения, как раз потому, что тот уже много лет причащался, и тогда уже было поздно сомневаться, является ли он членом Церкви Христовой! В случае с нашими новообращенными ясно, что те из них, кто желает креститься, уже будучи членами Церкви, пытаются из чувства неполноценности получить то, что Таинства дать не могут: психологический уют, заглаждение их погрешностей, совершенных уже после обращения, чувство принадлежности к клубу тех, которые «правы», автоматическую духовную «правильность». Но такой поступок бросает тень на саму Церковь и ее служителей. Если священник или епископ, который принял этих людей, поступил неправильно (до такой степени, что надо полностью перекрещивать!), то создается тогда, как бы Церковъ внутри Церкви, клика, которая не в пример большинству священников и епископов «всегда права». И, конечно, на сегодняшний день это является нашей серьезной проблемой, которая в будущем только увеличится. Весьма трудно с зтим бороться, потому что они предлагают «ясный и простой» ответ на каждый вопрос, и наши страдающие неполноценностью неофиты находят в этом ответ на свои нужды.


Письма отца Серафима (Роуза). Типография преп. Иова Почаевского, Свято-Троицкий Монастырь, Джорданвилль, США, 2005. C. 173-174.

Оригинал на английском >>> (HTML)

 

Редакционный комментарий:

Будущий иеромонах Серафим, тогда – Юджин Роуз (получивший в молодости крещение и конфирмацию у методистов) 15 февраля 1962 г. – в день памяти св. Евгения Александрийского, был принят в Православную Церковь через таинство МИРОПОМАЗАНИЯ. Обряд присоединения к Православию совершил в Сан-Франциско протоиерей Николай Домбровский. Его крёстными стали русские эмигранты Димитрий Андрэ де Ланжерон и его мать Светлана Романовна. Со дня присоединения к Православию и до самой своей кончины Евгений Роуз принадлежал к юрисдикции Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ), причём до кончины святителя Иоанна Шанхайского (1966) был его духовным чадом. Иногда крещение у методистов совершается через обливание или погружение, однако общепринятым является окропление.

Нужно отметить, что когда о.Серафим написал эти строки, положение инославных церквей и модернистских Православных юрисдикций низошло до уровня, о котором автор не мог бы и помыслить и который привел бы его в ужас. По большому счету, Русская Зарубежная Церковь сегодня считает необходимым и приемлемым настаивать на использовании икономии в присоединении к Православной Церкви, а также повышенной пастырской строгости во избежание печальных ситуаций перекрещевания. Последнее есть проявление сектантского и крайне законнического мышления тех немногих, кто отрицает действительность из-за неполноты внешнего действия (см. Послание Патриархов Восточно-Кафолической Церкви о Православной вере 1723 г.), забывая о том, что главным в крещении является тайносовершительная формула Таинства – «Крещается раб Божий (раба Божия) (назвать имя крещаемого(ой) во имя Отца, аминь, и Сына, аминь, и Святого Духа, аминь».

ЧУЖДОЙ Православной Вере является ДОБАВКА «аще не крещен есть» к тайносовершительной формуле, которую в XII веке папа Александр III сделал обязательной для сомнительных случаев. Именно эта «условная» формула крещения для сомнительных случаев была заимствована Петром Могилой и через его Требник (1646 г.) вошла в употребление в Московской Руси. «Условное» крещение является не только догматическим и литургическим НЕДОРАЗУМЕНИЕМ, но и свидетельствует об УТРАТЕ первоначального смысла учения о таинствах. Таинства не являются магическими актами, а совершаются молитвенным призывом всей Церкви – о чем пишет выше о. Серафим. На практику «условного» крещения в Католической Церкви повлияло ее учение «ex opere operate» («в силу самого совершенного действия»), но Православная Церковь этого учения не содержит.


«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку:



КАНОН - Свод законов православной церкви

Сайт для детей и родителей: