О ДУХОВНОМЪ МУЧЕНИЧЕСТВѢ. Поучение протоіерея Григорія Дьяченко на памятъ св. великомученика Георгія.

Орудия, которыми пытали святого Георгия. Находятся в храме Георгия Победоносца в Каире (Египет).

I. Нынѣ прославляемый церковію святой великомученикъ Георгій побѣдоносецъ жилъ въ IV вѣкѣ, въ Каппадокіи, былъ знатнаго рода, отличался воинскими доблестями и достигъ высокаго званія тысяченачальника. Въ его время царствовалъ Діоклитіанъ, который воздвигъ страшнѣйшее изъ гоненій на христіанъ. Такъ однажды, въ ночь на праздникъ Рождества Христова, онъ сожегъ храмъ въ Никомидіи съ 20000 христіанъ. Св. Георгій исповѣдывалъ вѣру Христову, и вотъ, одинъ разъ, когда Діоклитіанъ, съ своими вельможами и сановниками производилъ безчеловѣчный и беззаконный судъ надъ христіанами, вошелъ въ собраніе Георгій и началъ обличать царя въ нечестіи и жестокости. Все собраніе было поражено поступкомъ Георгія. Тогда Діоклитіанъ, скрывъ свой гнѣвъ, началъ ласково склонять его къ отреченію отъ Христа; но видя непреклонность мученика, приказалъ бросить его въ темницу и потомъ жестоко мучить. «Скорѣе ты устанешь мучить меня, чѣмъ я терпѣть мученія», говорилъ свят. мученикъ царю. Царь приказалъ мучить его нагого на особомъ колесѣ. Подъ колесо подложены были доски съ гвоздями. Къ колесу привязали мученика и вращали его надъ этими досками. Гвозди, вонзаяеь въ тѣло страдальца, изрѣзали все его тѣло. Но Богъ сохранилъ его жизнь. Ангелъ снялъ его съ колеса. Увидя свят. мученика живымъ, императоръ былъ изумленъ, но не вразумился. Между тѣмъ, два претора: Анатолій и Протолеонъ, увѣровали во Христа, за что тотчасъ же императоръ приказалъ убить ихъ мечомъ. Сама императрица, жена Діоклитіана, Александра, тоже увѣровала во Христа. Свят. Георгія обули въ разожженные желѣзные сапоги съ острыми внутри гвоздями, и ударами плетей и палокъ заставили бѣжать въ темницу; но Господь исцѣлилъ свят. мученика. Тогда призванъ былъ волшебникъ Аѳанасій, чтобы онъ волшебствомъ одолѣлъ мученика. Аѳанасій приготовилъ самое ядовитое питье, но и оно не подѣйствовало на Георгія, такъ что Аѳанасій самъ увѣровалъ во Христа, и ему отсѣчена была голова. Наконецъ, императоръ позвалъ Георгія въ храмъ Аполлона, въ надеждѣ обратить его къ идолопоклонству; но свят. мученикъ молитвою сокрушилъ идоловъ. Тогда приказано было отсѣчь ему голову. Такъ воинъ царя земного, св. Георгій, явилъ себя побѣдоноснымъ воиномъ Царя небеснаго, отчего и получилъ названіе «Побѣдоносца». Мощи его, согласно завѣщанію его самого, положены въ Палестинѣ, въ Лиддѣ, родинѣ матери его.

II. Братіе христіане! Вотъ краткій очеркъ жизни и страданій св. великомученика Георгія; возблагоговѣемъ предъ страданіями его за Христа и подивимся крѣпости его св. вѣры; никакія мученія не могли заставить его поклониться бездушнымъ идоламъ и измѣнить истинному Богу.

Обратимся къ себѣ и спросимъ: подражаемъ ли мы твердости вѣры св. великомученика? Являемся ли мы побѣдителями если не внѣшнихъ враговъ — мучителей, то во всякомъ случаѣ — внутреннихъ, духовныхъ — нашихъ страстей, возбуждаемыхъ нашею плотію, міромъ и діаволомъ? Нѣтъ ли у насъ идоловъ, которымъ мы раболѣпно служимъ, отрекаясь своею жизнію отъ І. Христа?

а) Увы, у насъ есть идолы — это страсти наши и есть идолопоклонническое служеніе этимъ идоламъ — это потворство страстямъ.

Чревообъяденіе и пьянство — вотъ нашъ идолъ; гнѣвъ, блудная страсть, сребролюбіе — все наши идолы, а мы, служащіе этимъ страстямъ, тоже, что идолопоклонники. Всякая наша страсть грѣховная, всякій грѣхъ, обратившійся въ привычку, есть идолъ нашей души: грѣхолюбивое сердце — вотъ капище сего идола, грѣхолюбіе — это идолослуженіе, соизволеніе же на грѣхъ въ помыслѣ и грѣховномъ пожеланіи есть отверженіе Христа, а выполненіе задуманнаго грѣха самымъ дѣломъ — это и есть жертвоприношеніе идолу. Вотъ какъ содѣлавшійся рабомъ своихъ страстей грѣховныхъ становится идолопоклонникомъ.

б) А если въ насъ существуетъ и даже все увеличивается такое духовное идолопоклонство, то должны быть и духовные мученики, безъ пролитія крови страдальцы. Ибо какъ въ тѣ времена, когда нечестивые, невѣдавшіе Бога люди поклонялись бездушнымъ идоламъ, было безчисленное множество святыхъ мучениковъ, проливавшихъ кровь свою за Христа и умиравшихъ многоразличными видами смертей: такъ и въ наше время, когда въ нашихъ нравахъ повсюду господствуетъ идолопоклонство, то-есть, служеніе грѣху, истинные христіане должны изъ любви ко Христу быть мучениками, хотя и безъ пролитія крови, — должны постоянно умерщвлять въ себѣ страсти свои, должны умирать для грѣха, такъ чтобы уже быть неспособными къ совершенію грѣха, и не порабощать себя похотямъ грѣховнымъ. Вотъ какъ каждый христіанннъ можетъ содѣлаться духовнымъ мученикомъ Христовымъ, — хотя и не будетъ проливать онъ своей крови, но сподобится вѣнца мученическаго.

О семъ-то духовномъ мученичествѣ прекрасно разсуждаетъ св. Златоустъ, говоря: «ты скажешь, какъ можно подражать теперь мученикамъ? теперь не времена гоненій? Я хорошо это знаю: теперь не время гоненія, но время мученичества; не время такихъ подвиговъ мученичества, однако время вѣнцовъ; не преслѣдуютъ люди, но преслѣдуютъ бѣсы; не гонитъ мучитель, но гонитъ діаволъ, лютѣйшій изъ всѣхъ мучителей. Ты не видишь предъ собою горящихъ угольевъ, но видишъ разженный пламень похоти. Они попирали ногами горящіе уголья, а ты попирай огонь естества: они боролись съ дикими звѣрями, а ты обуздывай гнѣвъ, какъ дикаго и свирѣпаго звѣря; они устояли противъ невыносимыхъ скорбей, а ты побѣждай нечистые помыслы, отъ твоего сердца исходящіе, и ты будешь подражателъ мучениковъ. Нынѣ, по слову апостола, нѣсть наша брань къ крови и плоти, — но къ началамъ, и ко властемъ, и къ міродержителемъ тьмы вѣка сего, къ духовомъ злобы поднебеснымъ. Похоть плотская есть огонь, огонь неугасаемый и постоянный, — это песъ лютый и бѣснующійся; прогоняй его тысячу разъ, и онъ тысячу разъ будетъ нападать на тебя и не отступать. Жестокъ пламень горящихъ угольевъ, но пламень похоти еще хуже, еще сильнѣе; нѣтъ у насъ никогда отдыха отъ этой войны, никогда не видимъ покоя, пока живемъ на землѣ: постоянная у насъ борьба, непрестанный подвигъ, чтобы и вѣнецъ получить за сіе самый вѣрный».

Итакъ, умерщвленіе страстей грѣховныхъ есть мученичество безъ пролитія крови.

III. Да поможетъ намъ Господь молитвами св. великомученика и побѣдоносца Георгія быть побѣдителями всѣхъ страстей и соблазновъ, представляемыхъ плотію, міромъ и діаволомъ — врагомъ нашего спасенія. (Сост. по твор. св. Димитрія рост. свящ. Григ. Дьяченко).

Полный годичный кругъ краткихъ поученій. Составилъ Священникъ Григорій Дьяченко. Томъ первый. Первое полугодіе. М. 1896. С. 290-292.

***

Какимъ образомъ мы можемъ уподобляться св. мученикамъ?

Однажды старецъ Аѳанасій услышалъ, что нѣкоторые изъ иноковъ хотѣли уподобиться древнимъ мученикамъ и спрашивали: «гдѣ нынѣ гоненія на христіанъ и мученичество?» Онъ отвѣчалъ такъ: — «ты хочешь мученичества? мучься совѣстію, умри для грѣха, и будешь мученикомъ. Противъ мучениковъ были языческіе цари и князья; и у тебя есть противники — діаволъ, царь грѣхамъ, и князья — демоны. Тѣмъ предлежали капища (языческіе храмы), жертвы и скверное служеніе идоламъ (ложнымъ богамъ); знай и ты, что нынѣ есть также капище, жертва и идолы въ душахъ — мысленные; кто рабъ сладострастія, тотъ отрекся Іисуса и поклоняется идолу (ложному богу), кто побѣжденъ гнѣвомъ и яростію, тотъ также отрекся Іисуса и имѣетъ въ себѣ своего ложнаго бога; сребролюбецъ и сластолюбецъ, презирающій и не милующій ближняго своего, опять отрекся Іисуса и работаетъ своему идолу: онъ почитаетъ тварь больше Творца. Итакъ, если ты отъ всего этого удержишься, если сохранишь себя отъ неистовыхъ страстей, то ты попираешь языческіе кумиры и дѣлаешься мученикомъ». (Изъ «Дост. сказ. о подв. св. и бл. отцовъ»).

Праздничный отдыхъ христіанина. Составилъ Протоіерей Григорій Дьяченко. М. 1900. С. 771.


«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку:



КАНОН - Свод законов православной церкви

Сайт для детей и родителей: