О ЦЕРКОВНОМЪ ПѢНІИ.

Важность церковнаго пѣнія признавали и признаютъ съ давнихъ историческихъ временъ. Православная вѣра, какъ извѣстно, была принята нашими предками только (?) потому, что имъ очень понравилось церковное пѣніе грековъ, «Не знаемъ, гдѣ мы были: на небѣ, или на землѣ», говорили они, когда послушали пѣніе грековъ.

Важность пѣнія признана всѣми культурными народами; сознали эту важность и враги Православной Церкви – баптисты. Баптисты ревностно стараются объ улучшеніи своего пѣнія. У нихъ имѣются нотные сборники пѣснопѣній подъ названіемъ «Гусли», «Тимпаны», «Кимвалы» и «Пѣсни христіанина»[1]. Нѣкоторыя пьесы сихъ сборниковъ записаны даже на граммофонныхъ пластинкахъ.

Какія-же нужно принять мѣры для улучшенія церковнаго пѣнія? Краткость журнальной статьи не позволяетъ мнѣ подробно распространяться о любимой и дорогой моему сердцу темѣ, но все-таки по возможности я постараюсь со всѣхъ сторонъ коснуться этого вопроса.

Большинствомъ компетентныхъ лицъ утверждается, что скудное обезпеченіе хора является всегда первымъ препятствіемъ къ его постановкѣ. А посему первой мѣрой къ улучшенію церковнаго пѣнія и надлежащей его постановкѣ должно быть вознагражденіе пѣвчемъ и регенту, а такъ-какъ въ настоящее безвременье жизнь многихъ ставитъ въ очень тяжелыя условія, то при какомъ-бы то ни было дѣлѣ на первый планъ всегда ставится матеріальное обезпеченіе. Безплатные хоры обыкновенно слабы, кратковременны и часто по нѣкоторымъ причинамъ совершенно распадаются. Регентъ безплатнаго хора часто по причинамъ, не отъ него зависящимъ, не имѣетъ никакой возможности правильно поставить дѣло пѣнія, а посему въ силу необходимости халатно относится къ дѣлу. Въ настоящее время очень много хоровъ уничтожается совсѣмъ, или они сводятся до минимума за неимѣніемъ средствъ къ ихъ содержанію[2].

Въ дѣлѣ улучшенія церковнаго пѣнія большую пользу могли бы принести РЕГЕНГСКІЕ КУРСЫ. Регентскіе курсы сдѣлали бы значительный шагъ впередъ въ подготовкѣ опытныхъ, музыкально образованаыхъ регентовъ и въ развитіи болѣе правильно поставленной современной церковной музыки. Курсы необходимо бы устроить въ предѣлахъ нашей епархіи, чтобы ихъ имѣло возможность посѣтить большее число желающихъ. Но это доброе и необходимое предпріятіе врядъ ли скоро осуществится, ибо на него первымъ долгомъ опять-таки потребуются финансы, за неимѣніемъ которыхъ у насъ всегда создается первое препятствіе. Въ этомъ отношеніи далеко насъ опередила сосѣдняя губернія, Саратовская. Въ Саратовѣ (2 октября 1912 г.) открыта консерваторія, а посему изъ провниціальныхъ городовъ Саратовъ являетея теперь центромъ музыкальнаго образованія[3].

Что-же представляетъ изъ себя въ настоящее время сельскій регентъ? Большынство сельскихъ регентовъ неподготовлены, мало развиты музыкально, далеко отстали отъ современиыхъ задачъ церковнаго пѣнія. Сельскій регентъ все еще восхищается рукописными крикливыми концертами, музыка которыхъ часто не имѣетъ ничего общаго съ церковными, духовными пѣснопѣніями. Въ выборѣ пьесъ преобладаетъ безвкусица сельскаго регента, а о современной музыкально-пѣвческой, о литературѣ и о художественомъ исполненіи онъ къ сожалѣнію все еще мало имѣетъ представлевія – а это очень большой недостатокъ. Въ пѣніи, кромѣ голоса, слуха и зрѣнія, должны участвовать душа и сердце поющаго. Слѣдовательно, при пѣніи первымъ долгомъ нужно имѣть глубокое душевное настроеніе: «Исполняйтеся духомъ, гдаголюще себѣ въ псалмѣхъ и пѣніхъ, и пѣснѣхъ духовныхъ, воспѣвающе и поюще въ сердцахъ вашихъ Господеви» (Ефес. 5, 19).

Прежде чѣмъ приступить къ исполненію какого-либо духовнаго произведенія, нужно разобрать текстуальную и музыкальную его выразительность, а потомъ, сообразно съ характеромъ пьесы, пѣвцу нужно запастись и соотвѣтствующимъ ей настроеніемъ. Музыка духовныхъ пѣснопѣній должна быть вполнѣ согласна сь текстомъ ихъ. Давидъ сказалъ: «Пойте Богу, нашему, пойте... пойте разумно» (Псал. 46). Послѣднія два слова Давида, при пѣнiи, должны быть девизомъ каждаго пѣвца. При пѣніи должны соблюдаться всѣ малѣйшіе нюансы, ибо исполненіе ихъ служитъ однимъ изъ главныхъ средствъ для достиженія выразительности въ исполненіи.

Какъ чтеніе, когда оно сопровождается рисунками, производитъ сильное впечатлѣніе и надолго укрѣпляется въ памяти читающаго, такъ и пѣніе получается тогда только, красивымъ и выразительнымъ, когда пѣвцами исполняются всѣ употребительнѣйшіе мелизмы. Наравнѣ съ нотными произведеніями нужно стараться и объ истовомъ исполненіи пѣснопѣній простого напѣва, ибо и простое пѣніе, когда оно стройно исполняется, производитъ благотворное дѣйствіе на молящихся. Во многихъ сельскихъ хорахъ на простое пѣніе почему-то мало обращаютъ вниманія, а посему и исполняется оно большею частью поспѣшно и неряшливо. Недостатокъ этотъ замѣчается иногда и въ хорошо дисциплинированныхъ хорахъ.

Нѣкоторые регенты при пѣніи пѣснопѣній простого напѣва не дѣлаютъ даже и размѣра, отчего нѣкоторыя пьесы исполняются скачками, захватами. Особенно страдаютъ отъ этого недостатка пьесы, требующія исполненія речитатива, напр. «Вѣрую», «Отче нашъ» и проч.

Скажу, кстати, нѣсколько словъ и объ управленіи церковными хорами. Многіе сельскіе регенты управляютъ хоромъ съ такими неправильными пріемами, что дирижерство ихъ, полное самыхъ разнообразныхъ и вычурныхъ жестикуляцій, похоже болѣе всего на какое-то гимнастическое упражненіе, чѣмъ на управленіе хоромъ. Какихъ только жестовъ и условныхъ знаконъ не даетъ сельскій регентъ! Оборачиваясь по сторонамъ, регентъ даетъ знакъ, когда той или другой партіи нужно начать пѣніе послѣ паузы, а показывая пальцемъ вверхъ и строго смотря на басовъ регентъ уже предупреждаетъ ихъ, чтобы они «хватили верха». Особенную энергію регентъ проявляетъ при пѣніи концертовъ: тутъ въ ходъ пускаются не только руки, которыми регентъ махаетъ, насколько позволяютъ ему его мышцы, но и ноги, которыми онъ отбиваетъ темпъ пьесы иногда даже въ церкви. Нерѣдко съ такихъ дирижеровъ по окончаніи пьесъ, требующихъ особенной ихъ энергіи, катится градомъ потъ. Въ селахъ впрочемъ такіе регенты пользуются даже лестными отзывами отъ своей простой и невзыскательной публики. Мнѣ хвалилъ такого регента одинъ священникъ, что регентъ ихъ «регентуетъ съ душой». Подобные пріемы управленія хоромъ: 1) неправильны и не красивы, 2) они отвлекаютъ вниманіе молящихся, 3) эти же пріемы свидѣтельствуютъ о недостаточной подготовкѣ хора и 4) развиваютъ въ пѣвчихъ разсѣянность и невниманіе, такъ какъ въ подобвыхъ случаяхъ пѣвчіе обыкновенно надѣются, что регентъ сдѣлаетъ имъ всѣ предупрежденіями указанія. Но регентъ конечно ни въ коемъ случаѣ не долженъ дѣлать этого, ибо въ церкви не мѣсто подобнымъ указаніямъ. Всѣ указанія относительно способа исполненія той или иной пьесы нужно дѣлать во время подготовительныхъ спѣвокъ. Если, допустимъ, какое-либо мѣсто-въ пьесѣ должно быть исполнено тихо (piano), или съ постепенно возрастающимъ усиленіемъ (crescendo), или требуетъ исполненія другихъ какихъ-либо художественныхъ эффектовъ, а пѣвчіе не исполнили этого, то слѣдуетъ остановить пѣніе, указать пѣвчимъ на недостатокъ и неправильность ихъ исполненія и возобновить пѣніе пьесы сначала. Подобными пріемами можно пріучить пѣвчихъ къ самостоятельному, внимательному и болѣе точному исполненію музыкальныхъ произведеній, а съ достиженіемъ этого исполненіе можетъ быть доведено до степени возможной законченности.

Для улучшенія церковнаго пѣнія нужно обратить вниманіе и на подборъ музыкальныхъ произведеній, т. е. на матеріалъ церковнаго пѣнія. Въ настоящее время духовная музыкально-пѣвческая литература очень обширна: много въ ней прекрасныхъ и художественныхъ произведеній, но не мало и такихъ произведеній, музыка которыхъ носитъ антицерковный, свѣтскій характеръ. Приведу примѣръ. Недавно вышелъ изъ печати концертъ С.А. Дегтярева «Богоотецъ убо Давидъ»[4]. Основную мелодію этого концерта ведутъ дисканты и альты, а теноры и басы послѣ многихъ паузъ около 15-ти разъ подхватываютъ одно только слово «играя». Музыка сего концерта похожа скорѣе всего на маршъ, чѣмъ ва духовное пѣснопѣніе. Я согласенъ, что слова этой священной пѣсни выражаютъ духовную радость царя Давида, – но посему и музыка сего пѣснопѣнія должна быть только величественной и торжественной, но не тревіальной. Подобнаго рода пѣснопѣнія должны быть совершенно выведены изъ употребленія ихъ въ церковнымъ богоглуженіяхъ. Хотя музыкально-пѣвческое образованіе съ каждымъ годомъ все идетъ впередъ, но въ сельскихъ хорахъ еще господствуетъ рукописная церковно-пѣвческая литература.

Многіе регенты все еще неравнодушны къ крикливымъ концертамъ и другимъ имъ подобнымъ пьесамъ старинной нотной, литературы. У многихъ регентовъ и въ настоящее время красуются въ ихъ партитурахъ пьесы со слѣдующими примѣрно названіями: «Херувимская – подымемъ», «Херувимская – трубная», «Отче нашъ – птичка», «Господи помилуй – соловей» и проч. Пора бы ужъ регентамъ оставить подобныя пьесы и замѣнить ихъ произведеніями современныхъ авторовъ: Гольтисона, Лисицына, Кампанейскаго, Архангельскаго, Гречанинова, Панченко, Кастальскаго и др.

Къ числу любителей рукописной музыкальной литературы нужно отнести также отсталыхъ регентовъ, которые и увлекаются ею только потому, что она по своей малой сложности внолнѣ подходитъ въ ихъ вкусу и познаніямъ. Причиной отсталости у нѣкоторыхъ регентовъ, къ сожалѣнію, служитъ отсутствіе интереса и любознательности къ пѣнію. Я лично знаю нѣсколько способныхъ регентовъ изъ псаломщивовъ и недоумѣваю, какъ это можно быть служителемъ церкви, регентомъ, – но не интересоваться и не знать церковнаго пѣнія? Нужно заняться изученіемъ этого предмета, читать книги, журналы и брошюры по музыкѣ и пѣнію. Ссылаться въ этомъ случаѣ на недостатокъ средствъ, какъ я убѣдился, нѣтъ основанія. Я располагалъ и располагаю такими же скудными средствами, какъ и большинство псаломщиковъ, но мало-помалу у меня составилась порядочная музыкальная библіотека[5].

Многія пьесы рукописной нотной литературы находятся въ транспонированномъ видѣ, съ массой неизбѣжныхъ ошибокъ и искаженій. Впрочемъ разногласія по отношенію къ одному и тому-же произведенію бываютъ и въ печати. Вотъ примѣръ. Въ церковно-пѣвческомъ сборникѣ (всенощное бдѣніе) синодальнаго изданія на стравицѣ 388-й, за №76-мъ помѣщена пьеса «Взбранной воеводѣ» свящ. Старорусскаго. Написана эта пьеса въ мажорномъ тонѣ re-si-sol. Эта же самая пьеса въ сборникѣ пѣснопѣній всенощнаго бдѣнія, собранномъ и изданномъ помощникомъ регента Митрополичьяго хора Александро-Невской лавры, П.М. Кирѣевымъ, напечатана съ большой разницей въ мелодіи и транспонирована на тонъ выше. Вмѣсто фамиліи композитора поставлено: «неизвѣстнаго автора». Изъ примѣра видно, что въ рукописной музыкальной литературѣ существуетъ очень много духовныхъ произведеній, относительно принадлежности которыхъ тому или другому автору приходится сомнѣваться. Большое число произведеній рукописной музыкальной литературы приписывается Веделю и Дегтяреву[6]. Большая часть ихъ произведеній теряется въ массѣ нотной рукописной литературы; нѣкоторыя же произведенія ихъ обработаны и изданы другими авторами. Напримѣръ, концерты «Хвалите Бога во святыхъ Его», «Господи Боже, на Тя уповахъ», «Услыши, Господи, молитву мою» – приписываются Дегтяреву и Березовскому[7], изданы же и обработаны Лиринымъ[8]. Нѣкоторая произведенія, вмѣсто фамиліи композитора, обозначаются какими-либо общими названіями, напр.: Милость мира «Ипатьевская», Херувимская «Симоновская»[9].

Особенной популярностью изъ произведевій рукописной пѣвческой литературы пользуются конверты: «Днесь всяка тварь» Дегтярева, «Сей нареченный и святый день» Дегтярева, «Днесь Владыка твари» Beделя, «Преславная днесь» Дегтярева, и много другихъ.

Авторы этихъ произведеній – Ведель и Дегтяревъ, обучались музыкѣ и пѣнію у итальянца Сарти[10], а посему и въ произведеніяхъ ихъ преобладаетъ свѣтская, итальянская музыка. ИТАЛЬЯНСКОЕ ПѢНІЕ СТАРАЛСЯ ВЫВЕСТИ ИЗЪ РОССІИ ЕЩЕ ИМПЕРАТОРЪ НИКОЛАЙ 1-й. Съ этой цѣлью онъ привлекъ къ дѣятельности въ Капеллѣ М. И. Глинку и сказалъ ему: «Глинка, я имѣю къ тебѣ просьбу и надѣюсь, что ты не откажешь мнѣ. Мои пѣвчіе стоятъ, чтобы ты занялся ими. Только прошу, чтобы они не были у тебя итальянцами»[11]. Глинка ввелъ РУССКІЙ МЕТОДЪ при обученіи пѣнію, въ этомъ ему много помогалъ А. Ѳ. Львовъ[12].

Произведенія рукописной пѣвческой литературы большею частью слабы по музыкѣ и совершенно чужды пріемовъ и техники современныхъ требованій музыки, а посему онѣ не даютъ никакой эстетики любителямъ современной церковной музыки. Въ этомъ отношеніи авторовъ музыкальной рукописной литературы далеко опередилъ современникъ ихъ, Д. С. Бортнянскій. Хотя Бортнянскаго тоже коснулась итальянская школа[13], но въ произведеніяхъ своихъ онъ проявилъ полную самостоятельность. Бортнянскій далъ намъ массу талантливыхъ и художественныхъ произведеній, музыка которыхъ полна величія и духовной красоты. Музыка въ его произведеніяхъ вполнѣ согласна съ текстомъ церковныхъ пѣснопѣній. Настроеніе духа и состояніе души сильно отражаются въ нѣкоторыхъ произведеніяхъ Бортнянскаго. Взять, напримѣръ, его концертъ «Скажи ми, Господи, кончину мою», написанный имъ, когда онъ сталъ уже задумываться о близости своей кончины, или концертъ «Вскую прискорбна еси, душе моя?», подъ мощные и скорбные звуки котораго онъ скончался[14]. Со дня смерти Бортнянскаго (+1825) прошло уже 88 лѣтъ, но произведенія его не потеряли своей цѣнности, а все еще успѣшно и охотно исполняются всѣми хорами. Этимъ доказывается, что геній побѣждаетъ время.

Пьесы, для исполненія ихъ за церковнымъ богослуженіемъ, по моему мнѣнію, должны подбираться ТИХІЯ, СТРОЙНЫЯ, СЪ ПРЕОБЛАДАНІЕМЪ МИНОРА, такъ какъ мелодіи подобныхъ пьесъ носятъ большею частью задушевный и умилительный характеръ пѣнія, исполняющій особеннымъ состояніемъ души молящихся. Напротивъ, нужно избѣгать выбора пьесъ крикливыхъ, написанныхъ въ концертномъ стилѣ, но не въ церковномъ духѣ.

Еще для улучшенія церковнаго пѣнія нужно правильно поставить дѣло преподаванія пѣнія въ сельскихъ церковно-приходскихъ школахъ. Главная цѣль преподаванія церковнаго пѣнія въ школахъ – это приготовить учениковъ пѣть въ церковномъ хорѣ. На преподаваніе церковнаго пѣнія у насъ такъ мало обращается вияманія, что при существующихъ пріемахъ положительно трудно ожидать хорошихъ результатовъ. Обязанность учителя пѣнія возложена большею частью на псаломщиковъ и учителей, но обыкновенно этимъ не занимается ни тотъ, ни другой.

Обязанъ ли псаломщикъ безплатно заниматься пѣніемъ въ церковной школѣ? Вопросъ этотъ остается пока неразрѣшеннымъ и къ выясненію его у насъ, кажется, не дѣлали еще никакихъ попытокъ. Въ другихъ епархіяхъ вопросъ этотъ подвергался обсужденію. Тамбовскимъ Епархіальнымъ Училищнымъ Совѣтомъ былъ посланъ въ Св. Сѵнодъ запросъ слѣдующаго содержанія: «Обязаны ли діаконы и псаломщики безплатно заниматься по пѣнію въ церковныхъ школахъ; если не обязаны, то кто, безплатно или за плату, долженъ вести обученіе учащихся пѣнію въ означенныхъ школахъ?». Св. Сѵнодъ рекомендовалъ Епархіальному Училищному Совѣту, чтобы въ церковныя школы назначаемы были учащіе, способные обучать пѣнію[15]. Вь указѣ, который выдается лицу поступающему на должность псаломщика, значится слѣдующее: «Опредѣляется на должность псаломщика съ обязательствомъ усердно заниматься обученіемъ дѣтей въ церковной школѣ пѣнію, если къ этому не способенъ учитель мѣстной школы».

Для улучшенія преподаванія церковнаго пѣнія необходимо принять какія-либо мѣры, но мѣръ пока еще никакихъ не принимается. Впрочемъ, епархіальнымъ начальствомъ была сдѣлана въ этомъ одна попытка, хотя и была безрезультатна. Попытка эта заключалась въ слѣдующемъ. Въ 1909 году, о.о. благочинными (вѣроятно по распоряженію епархіальнаго начальства) были взяты съ псаломщиковъ подписки, въ которыхъ каждый псаломщикъ расписывался въ обязанности заниматься по церковному пѣнію въ мѣстной школѣ. «Документы» эти суть дѣла конечно впередъ не продвинули, – напротивъ, распространили еще большую халатность.

Такъ же плохо было поставлено раньше и преподаваніе Закона Божія. Въ настоящее время дѣло это обстоитъ сравнительно лучше, такъ какъ законоучители за труды по преподаванію этого предмета получаетъ вознагражденіе. Если оплачивается трудъ законоучителя, то тѣмъ болѣе долженъ оплачиваться тяжелый трудъ учителя пѣнія. Тогда только можно спокойно отдавать свои силы этому трудному дѣлу. Тратить же даромъ свои жизненныя силы и здоровье мало найдется желающихъ, ибо русская пословица «Сухая ложка ротъ деретъ» въ нынѣшнее время всѣми признается справедливой.

(Самарск. Еп. В.)

Псаломщикъ Николай Изолѣевъ.

 

«Томскіе епархиальныя вѣдомости». 15 сентября 1913. №18. Часть неофиціальная. С. 1002-1012.

 

1 «Музыка и пѣніе» за 1910 годъ, № 1-й, стр. 3.

2 «Музыка и пѣніе» за 1910 годъ, № 10-й, стр. 3.

3 «Музыка и пѣніе» за 1913 годъ, № 1-й, стр. 2.

4 Концертъ этотъ изданъ редакціей журала «Музыка и пеніе» и разосланъ подписчикамъ за 1913 годъ.

5 Въ настоящее время у меня имѣется около 3000 №№-овъ музыкальныхъ произведеній.

6 Артемій Лукіановичъ Ведель (+1808) – излюбленный авторъ рукописной пѣвческой литературы. Былъ глубоко религіознымъ, нѣкоторое время являлся по­слушникомъ въ Кіево-Печерской Лаврѣ, а въ послѣднее время роздалъ все свое имѣніе и сталъ юродствовать въ Кіевѣ. Умеръ в 1808 г., а не въ 1810-мъ, какъ значится въ нѣкоторыхъ брошюрахъ о немъ; впрочемь ошибка эта произошла по винѣ Турчанинова, который неправильно записалъ годъ кончины Веделя (см. «Музыка и пѣніе» за 1910 годъ, № 12, стр. 1). Степанъ Аникіевичъ Дегтяревъ (1766-1818) написалъ очень много духовныхъ произведеній, но большая часть ихъ непригодна къ исполненію за церковнымъ богослуженіемъ.

7 М. С. Березовскій (+24 марта 1771) – ученикъ Цопписа, а посему нѣкоторыя его произведенія написаны въ итальянскомъ стилѣ.

8 Василій Леонтьевичъ Лиринъ родился в 1840 г. въ Балашовѣ. Издалъ много произведеній рукописной пѣвческой литературы, подъ вліяніемъ чего и въ собственныхъ его произведеніяхъ видна склонность къ пріемамъ рукописной литературы.

9 Херувимская эта – произведеніе iеромонаха Виктора (1791-1871) и называется «Симоновской» потому, что iером. Викторъ въ 1818 г. принялъ монашество и поселился въ Симоновомъ Московскомъ монастырѣ, гдѣ былъ уставщикомъ и регентомъ монастырскаго хора.

10 См. Исторія музыки Перепилицына, стр. 78-ая.

11 «Музыка и пѣніе» за 1910 годъ, № 5-й, стр. 1-ая.

12 Алексѣй Ѳеодоровичъ Львовъ (1799-1870), творецъ гимна «Боже, Царя храни». Былъ нѣкоторое время директоромъ Каппелы.

13 Д. С. Бортянскій былъ ученикомъ Бальтазара Галуппи.

14 См. «О древнихъ и новыхъ пѣснотворцахъ» прот. М. Лисицына.

15 «Музыка и пѣніе» за 1910 годъ, № 11-й, стр. 2-3.

***

О ЦЕРКОВНОМ ПЕНИЙ.

Из духовного дневника «В объятиях Отчих. Дневник инока» священномученика митрополита Иосифа (Петровых):

Когда чѣмъ наслаждается душа, такъ хочется наслаждаться не одному; хочется, чтобы и другіе участвовали и понимали твое наслажденіе. Такова церковная красота, благолѣпіе Богослуженія нашего, умилительная сладость духовныхъ пѣснопѣній и молитвословій церковныхъ. Боже! Сколько умиленія, красоты, теплоты, чувства, сокрушенія сердечнаго въ Тріоди Постной! Какая неистощимая, неоцѣнимая сокровищница поэзіи и вдохновеннаго изліянія чувствъ души. Или обиходные напѣвы и мелодіи! Сколько неподражаемой прелести, музыкальности, вдохновенной осмысленности и умилительности, о коихъ никакъ нельзя судить по грубѣйшимъ искаженіямъ Бортнянскихъ и т. п., дерзко посягнувшихъ на дѣвственную чистоту, цѣлость и красоту нашего истоваго, настоящаго церковнаго пѣнія, заключеннаго въ обиходѣ. Въ частности, возмущаюсь искаженіями у Бортнянскаго чудныхъ обиходныхъ мелодій «Помощника и Покровителя» и др., къ величайшему прискорбію получившими право гражданства въ нашихъ церквахъ; и долго еще, вѣроятно, не найдутъ они истинной оцѣнки. А давно, давно пора отставить эти лживыя передачи Божественныхъ глаголовъ и музыки, давно пора возвратиться къ заброшенному, опозоренному, искаженному, обезображенному древнему напѣву, унисонно увѣковѣченному въ обиходѣ и нетерпѣливо ждущему правильной, строго выдержанной и разумной гармонизаціи. (№ 417)

Большую силу для возгрѣванія любви Божіей и духа умиленія имѣетъ частое, по возможности, ежедневное посѣщеніе службъ церковныхъ и внимательное выслушиваніе всего поемаго и читаемаго, съ разумѣніемъ смысла и значенія всего совершающегося. Непосредственное участіе въ чтеніи и пѣніи особенно помогаетъ этому, лучше оживотворяя все назидательное и умиляющее въ Церкви. (№ 420)

Вполнѣ можно сказать, что христіанская душа «не живетъ» тотъ день, когда она не выслушаешь дневной церковной службы, съ умилительными ея чтеніями и пѣніемъ. Поистинѣ она «теряетъ этотъ день» для себя безвозвратно, лишая себя многихъ благъ и утѣшеній. (№437)

Крайнюю острую жалость испытываю я по многимъ нашимъ церковнымъ дивнымъ мелодіямъ, напѣвамъ, уставамъ, сохраняющимся нынѣ развѣ въ самыхъ строгихъ пустынныхъ обителяхъ, тогда какъ въ другихъ мѣстахъ повсюду это дивное сладкопѣніе церковное крайне сокращено, искажено, опрощено, обнажено, оголено, какъ потравленное дерево, отъ своихъ несравненныхъ красотъ и умилительной силы и сладости. Были и есть композиторы, которые прямо ставили себѣ цѣлію упростить, т.е. обе зобразить, изнасиловать неприкосновенную святыню нашихъ церконыхъ мелодій и напѣвовъ. (Такъ сдѣлалъ и Бортнянскій съ «Помощникомъ и Покровителемъ»). Другие, не понимая ихъ прелестей, вмѣто нихъ предлагали и предлагаютъ свои фантазерскіе измышленія, щекочущія ухо и ничего не говорящія сердцу. И только третьи, болѣе благоразумные и призванные (Львовскій и др.), съумѣли создать себѣ истинную безсмертную славу точнѣйшимъ переложеніемъ на ноты дивныхъ церковныхъ мелодій, на коихъ всякій можетъ видѣть несравненное ихъ превосходство предъ убогимъ музыканьичаніемъ многихъ такъ называемыхъ духовныхъ композиторовъ. (№ 1795)

Какъ сильно дѣйствуетъ на душу хорошее пѣніе. Господи! Ты видѣлъ сегодня душу мою, какъ она прослезилась подъ впечателѣніемъ дивнаго хора (въ церкви при дворцѣ въ Бѣловѣжѣ). Если это не так часто бываетъ, то да извинитъ меня это, что къ величайшей скорби моей я лишень возможности наслаждвться постоянно чуднымъ пѣніемъ, и это высшее изъ моихъ лишеній, какимъ я когда-либо себя подвергалъ или переживалъ ихъ. (№ 3217)

Собрано Ред.


«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку:



КАНОН - Свод законов православной церкви

Сайт для детей и родителей: