Н. Н. Рышковскiй «ШЕСТВIЕ РАЗРУШИТЕЛЯ» (1909)

 

Н. Н. Рышковскiй

«ШЕСТВIЕ РАЗРУШИТЕЛЯ»,

безплатное приложенiе къ журналу «Путь жизни»,

Зарайскъ, изданiе 1909 г.

Видѣнiе

Я не знаю, что это было. Можетъ быть это сонъ, или экстазъ, или просто сложная, длинная галлюцинація. Но это случилось со мною въ дѣйствительности, безъ потери сознанія. И я чувствую неодолимую силу, понуждающую меня передать, пересказать обо всемъ, что я видѣлъ и слышалъ, — расказать о тѣхъ страшныхъ, чудовищныхъ обликахъ, которые предстали передъ моими глазами, когда я спалъ, или не спалъ, а можетъ быть и бредилъ какъ-то особенно, на яву и сознательно, лицомъ къ лицу съ той страшной и мрачной областью, которая предо мной открылась.

Когда я сидѣлъ въ своей рабочей комнатѣ, за письменнымъ столомъ, поздно, около часу за полночь, мнѣ вдругъ показалось, что я стремительно опустился въ какую-то темную глубину, внутрь земли, на 550 миль, и мнѣ почему-то вдругъ явилось въ мысляхъ именно это число 550, и запечатлѣлось въ памяти.

Кругомъ зіяла черная тьма, а на самомъ днѣ горѣли огни, подымаясь длинными языками, изливавшимися багровымъ пламенемъ цвѣта крови. А тьма была черная, чернѣе беззвездной ненастной ночи, и въ ней мелькали безъ числа круглые огоньки, пронизывавшіе насквозь и какъ бы жалившіе змѣиными жалами; наконецъ я разсмотрѣлъ, что это были искаженные чудовищнымъ безобразіемъ облики, черные, как сама эта бездна, а круглые жалившіе огоньки — были глаза ихъ.

И слышалъ я, тамъ, въ безднѣ, страшные голоса, подобные лязгу мѣднаго листа, отъ котораго падаетъ сердце, понижается и замираетъ, и тошнитъ... И я слышалъ дерзкія рѣчи и читалъ мысли этихъ обитателей бездны, и все тайны ихъ открылись передо мною. И кто-то былъ при мнѣ еще другой и удерживалъ меня, чтобы не умереть, — и я былъ силенъ надъ бездной черезъ Него.

Пусть все это объясняютъ, какъ хотятъ, но я долженъ разсказать о случившемся и передать то, что здѣсь записано и озаглавлено мною «Шествіемъ разрушителя». И я это исполняю.

Н. Р.

17 апрѣля 1909 г.

ШЕСТВIЕ РАЗРУШИТЕЛЯ

«Я обезсиленъ и побежденъ, но у меня есть еще великая сила внушенія, и я разобью цѣпи и оковы, переступлю грани вселенной и ополчусь съ моими легіонами, и склоню къ ополченію людей и выступлю на брань, послѣднюю брань съ этимъ Кроткимъ Агнцемъ, лучи славы Котораго, Его эта кротость, смиреніе, терпѣніе, чистота, невинность и святость жгутъ меня огнемъ невыносимымъ и угрожаютъ приближеніемъ низверженія моего во тьму внѣшнюю. А я знаю, что оттуда исходъ уже невозможенъ, ибо это — область вѣчнаго мрака небытія, гдѣ сроки для меня закрыты и закончены и средства все утрачены безповоротно — тамъ, въ области мрака, въ новой, безконечной для меня вѣчности.»

Такъ думалъ Люциферъ, скованный въ преисподней на день послѣдняго суда, и ужаснулся своей будущности. Ему вспомнились обители Свѣта вѣчной радости, красоты небесныхъ служителей славы съ ихъ кротостью, смиреніемъ и преданностью Творцу въ нескончаемой любви къ Нему и вѣчномъ славословіи міровъ вселенной... Вспомнились и дни пришествія на землю Божественнаго Агнца, передъ смиреніемъ, кротостью и терпѣніемъ Котораго склонилось познавшее Его человѣчество. Вспомнилась удавшаяся хитрость, измѣна и коварство: преданіе Богочеловѣка крестной смерти, и мнимая побѣда надъ Нимъ, и страшная минута окончательнаго пораженія свѣтоностнымъ воскресеніемъ Сына Божія... «Все кончено; міръ увѣровалъ въ Него, и совершилось спасеніе человѣчества отъ начала временъ, и этой верой будутъ спасены все нарождающіяся поколѣнія людей, — пока не войдетъ земля въ вѣчно-безсмѣнное существованіе съ мірами совершеннѣйшими, — на безконечные вѣка, закрытые для меня».

И цѣпи — скованныя, сплетенныя изъ мрака предательства, измѣны, стихiйной гордости, самомненія и лжи, опоясывавшія Люцифера — еще крѣпче облегли и связали его со всѣхъ сторонъ и омрачили умъ его еще большей затаенной злобой и местью, еще больше и безъисходнѣе и безнадежнѣе мучившими его своимъ безсиліемъ, угнетавшимъ сознаніе его безумной воли.

«Покориться — развѣ? — пасть въ прахъ передъ всемогущимъ свѣтомъ Всезиждущей Силы; передъ этой безпредѣльной любовью и милосердіемъ Того, Кто призываегь всѣхъ къ вечному бытію, счастью и блаженству познанія истиннаго разума?! Покориться?.. Пасть и поклониться, послѣ того, какъ я продержался въ борьбѣ столько вѣков, — испробывалъ столько средствъ и усовершенствовался въ своей культуре»? — гордо подумалъ Люциферъ, и жестокая боль безумія, отъ давившихъ его оковъ безсилія, обуяла его безмѣрно и страшно и онъ омрачился еще больше, еще безъисходнѣе, и извивавшаяся кольцами змѣя мысли его вытянулась во всю длину и замерла, и взвилась обратными кольцами, и свернулась въ клубокъ новой, черной мысли разрушенія, гибели и смерти, и дала Люциферу силу своей гибкости, силу внушенія людямъ змеиной мудрости знанія.

И задумался Люциферъ:

«Надо готовиться къ наступленію съ праваго фланга: — борьба съ вѣрой, и отъ исхода этой борьбы будетъ зависетъ весь успѣхъ побѣды нашей надъ спасеніемъ».

И вздохнулъ Люциферъ вулканическимъ изверженіемъ и вскрикнулъ подземными раската грома, и прошелъ страшный гулъ, оть котораго содрогнулась поверхность земли.

Люциферъ созвалъ свои легіоны и всѣхъ союзниковъ, отдавшихъ себя во власть тьмы, и они явились передъ повелителемъ все до единаго и, склонивъ свои чудовищные облики, слушали его наказъ.

И онъ кричалъ имъ:

«Эй, вы — обезсиленные крестомъ скитальцы лѣсовъ, пустынь, дебрей и болотъ, — оставившіе славу свою въ сказкахъ нянекъ, пугающихъ детей! Слушайте и исполняйте; — я даю вамъ новую власть и силу черной змѣи... Слушайте!

Крестъ и вѣра въ Распятаго побѣдили весь міръ, прошли во всю вселенную. Люди стоятъ уже на порогѣ у Царствія Божія, которое наступаетъ съ неодолимой силой, чтобы привлечь людей къ вѣчному блаженству, къ созерцанію той красоты и счастья и полноты разума, которая терзаетъ насъ мученіями о невозвратномъ. Люди сознаютъ уже, въ чемъ счастье и благо жизни; тѣлесными ощущеніями, сладостью страстей и пороковъ уже не прельстить ихъ. Необходимы новые средства, новые способы: тѣло пока надо оставить въ покоѣ. Надо дѣйствовать на центръ и непременно начинать съ праваго фланга: уничтожить вѣру — самый важный передовой фортъ, и какъ только этотъ фортъ будетъ взятъ у людей и разрушенъ, — мы победили. Для этого необходимо построить такую засаду, которой нельзя было бы людямъ открыть, и изъ за этой уже засады дѣйствовать усиленно и непрерывно, но такъ, чтобы каждый ударъ казался исходящимъ съ противоположной стороны. Понимаете ли настоящую военную тактику? Когда врага не видно, нельзя открыть его, — нельзя и побѣдить.

Я даю вамъ новую силу черной змѣи, — силу внушенія. Внушайте и только внушайте; — это могущественное и единственное средство противъ свободной воли человѣка, чтобы наклонить ее влѣво, въ нашу сторону, — завлечь такимъ образомъ врага и окружить его со всѣхъ сторонъ. Мысленныя внушенія — люди будутъ принимать за собственныя мысли, за пріобрѣтенія и достиженія своего ума, и неотразимо будутъ за ними слѣдовать, строить целыя теоріи, школы и науки, а изъ нихъ вы обязаны сплетать свою сѣть черной змѣи, пока умъ людей не запутается въ ней отовсюду, и они перестанутъ понимать одинъ другого — гдѣ и въ чемъ истина, и не будутъ даже въ состояніи подумать о спасеніи и выходѣ и утратятъ способность желать его. Тогда свѣтъ въ нихъ поляризуется мракомъ и станетъ нашей тьмой и они станутъ называть ее свѣтомъ, и свѣт будетъ казаться для нихъ тьмой, и они ополчатся въ наши черныя сотни и легіоны, и лѣвая сторона у нихъ станетъ правой, а правая будетъ считаться лѣвой, а эта лѣвая будетъ считать себя настоящей правой и рабство, плѣнъ свой будетъ считать настоящей свободой, которая есть произволъ. Тогда — еще одинъ шагъ — и мы погубимъ все живущее на землѣ. Люди станутъ, вместе съ нами, стремиться къ стихійному разрушенію и всеуничтоженію.»

«Ура!.. Ура»!..» — Огласилась преисподняя безумными, неистовыми криками черныхъ легіоновъ, разразившихся вслѣдъ затемъ изступленнымъ хохотомъ, ревомъ лютаго звѣря, металлическимъ лязгомъ — тошнымъ, отравляющимъ, разрывающимъ душу, понижающимъ туда, ниже за преисподнюю, въ темную вѣчность, въ безъисходную пропасть мрака, — въ неумирающую, нескончаемую муку... И зашипѣли черныя змѣи демонскаго замысла и взвились упругими кольцами, и вытянулись въ бездну бездны, и замерли, и взвились обратными кольцами, и засверкали глазами ехидны — ядовитыми, тошными мертвящими, убивающими все живущее... И мракъ усилился и сгустился, и наполнился воплями и стонами мученія, и злобы и безсилія и жажды погибели — безъисходной, вѣчной, нескончаемой.

И вдругъ заискрились, загорѣлись два огненные глаза, два темные зрачка — черные какъ ночь, пронизывающіе, удручающіе и леденящіе, и освѣтилась преисподняя съ легіонами чудовищныхъ обликовъ, и наступила тишина мертвая, страшная и зловѣщая.

И далъ Люциферъ легіонамъ своимъ программу наступленія.

«Прежде всего обольщайте внушеніями служителей Церкви Предвѣчнаго. Покажите имъ власть надъ душами спасающихся, надъ властелинами и царями и красотою женщинъ и возможностью легкаго обладанія надъ ними; покажите блага міра, богатства и внѣшнюю привлекательность обстановки, пышности, роскоши, и средства къ захвату ихъ. Святое благовѣствованіе Воскресшаго сдѣлайте орудіемъ въ рукахъ ихъ, скрытымъ отъ спасающихся, чтобы оно не изобличало преступности ихъ передъ людьми. Развращайте ихъ осторожно и постепенно, а когда внушенія ваши они примутъ за свои собственныя мысли и желанія страстныхъ похотей и обладанія душами въ тайнѣ и хитрости замысловъ, и власть надъ душами и сокровищами міра обольститъ умъ и сердце ихъ, и станутъ они судить и мучить и убивать невинныхъ и непокорныхъ имъ и противящихся лжи и притворству ихъ, и страхомъ закрѣпятъ власть свою, — тогда вы сдѣлали свое дѣло. Вѣра въ людяхъ поколеблется, ибо если служители и учители Церкви таковы, подумаютъ они, то вѣра, которую они возвѣщаютъ, не спасительна, а гибельна, и они лгутъ: проповѣдуютъ и учатъ смиренiю, а сами горды своимъ преступнымъ и вкрадчивымъ благочестіемъ; проповѣдуютъ чистоту и непорочность, а сами сквернятся блудомъ, пороками и прельщеніемъ женщинъ и развращеніемъ невинныхъ и чистыхъ, проповѣдуютъ любовь къ ближнимъ, а сами пытаютъ жестокими пытками, жгутъ на кострахъ и изобрѣтаютъ мученія; проповѣдуютъ воздержаніе и нищету духа, а сами распутны, корыстолюбивы, горды, любостяжательны и ненасытны къ захвату чужого иміущества. И соблазнъ будетъ такъ великъ, что немногіе устоятъ; — вѣра и религіозность станутъ искушеніемъ и подорвутся въ корнѣ.

Это дѣло поручаю вамъ: легіону Паллады и Молоха. А тебѣ — легіону черной змѣи — поручаю вотъ что: вы слѣдите по пятамъ и наблюдайте неотступно за людьми учеными, одаренными талантомъ и геніальностью. Это избранные и лучшіе изъ людей; — они стремятся къ изученію природы и дивнаго для нихъ строенія формъ ея и проникновенію въ тайну жизни, для славы Творца и познанія Его непостижимой мудрости. Назначеніе и цѣль ихъ такъ ясна и велика, что если они успѣютъ въ этомъ, то вся жизнь людей обратится въ хвалу Всевышнему и люди возвратятся къ безсмертію и вѣчному блаженству, и откроются передъ ними вся радость и счастье бытія и вѣра станетъ въ нихъ алмазнымъ камнемъ, а земля, со всѣми обитателями ея — Царствомъ Воскресшаго. И тогда все средства борьбы нашей и сроки времени нашего — кончены.

Спеши легіонъ черной змѣи! Спешите служители ея въ область этихъ избранниковъ, людей науки и геніевъ славы Креста, и внушайте имъ осторожно, скрыто и невидимо, — что ничего нѣтъ въ мірѣ сверхчувственнаго и таинственнаго, а въ постепѣнности развитія природы во всемъ разнообразіи, красотѣ и гармоніи формъ внушите имъ идею самосотворенія, внушите, для крѣпости впечатлѣнія, латинскимъ терминомъ — эволюція; это слово скорѣе привьется и пойдетъ въ ходъ, потому что люди сильно пристрастны къ наукамъ и крѣпко вѣрятъ посвященнымъ въ схоластику. Внушайте осторожно, по мѣрѣ опытнаго изслѣдованія состава матеріи и ея формъ, съ пребывающей въ тайнѣ душой и духомъ — вседержащей силой Творца, — что души этой и животворящей, какъ ее тамъ зовутъ, Силы — вовсе никакой нѣтъ, — что она лишь кажется, какъ движеніе, — простое движеніе, различное лишь въ скоростяхъ, разнообразимыхъ ощущеніемъ, или отраженіемъ на нервныхъ струнахъ организма, — а что есть только матерія, или вещество видимое и осязаемое и, въ движеніи своемъ, самотворящее. Это внушеніе такъ удачно, что люди легко перейдутъ къ отрицанію существованія и души, и Бога — Творца вселенной, и вещество обоготворятъ и высшее представленіе о немъ — божественность эту — объединятъ и увидятъ въ себѣ, т. е. въ умѣ своемъ; и возгордятся и возстанутъ противъ вѣры въ Единаго — Вѣчнаго. А увидавъ служителей Церкви Его такими, какими вы сдѣлали ихъ, окончательно соблазнятся о Богѣ, и войдутъ въ союзъ съ нами, и признаютъ настоящимъ прогрессомъ одну лишь нашу стихійную культурность и нашу свободу, а тогда и наша укрѣпленная позиція станетъ совершенно скрытой и недоступной для людей, ибо мы достигли того, что существованіе наше будутъ совершенно отрицать, и удары наши, внушенія легіона нашего, будутъ считать исходящими съ противоположной стороны, принимая ихъ за дружественные салюты ума своимъ геніальнымъ представителямъ. И никому уже не поверят, что мы враги, и всякаго, выслѣживающаго и напоминающаго о существованіи нашемъ въ дѣйствительности, осмѣютъ и причислятъ къ сумасшедшимъ.

Когда дѣло въ шляпе, — смѣло наступай впередъ. Необходимо дѣйствовать какъ можно настоятельнѣе и поспешнѣе, чтобы окончательно отвлечь мысль человѣческую отъ тѣхъ небесныхъ областей и надеждъ безсмертія, ради которыхъ люди блюдутъ свою нравственную чистоту и обостряютъ этотъ докучливый голосъ совѣсти, напоминаюшій имъ о Богѣ и Его святынѣ тамъ — въ заоблачномъ царствѣ, гдѣ вѣчно сіяетъ и манитъ ихъ немеркнущій свѣтъ Истины. Съ этимъ голосомъ совѣсти, съ этими вѣчными, упорными порывами души человѣческой труднѣе всего справиться... Такъ — вотъ что:

Слушай, легіонъ черной змѣи, и исполняй! — Побольше впечатленій людямъ — разнообразнѣйшихъ, захватывающихъ вниманіе безпрестанной смѣной новизны изобрѣтеній и открытій; — смѣны кипучей, ежеминутной, ежесекундной, — безъ конца, безъ устали: новой и новой, завлекательной, поражающей и приковывающей вниманіе. Прежде всего — способы быстраго, моментальнаго передвиженія воли, мысли, желанія, — всего существа. Видѣть на разстояніи, слышать на разстояніи, обмениваться мыслями на разстояніи — небываломъ, гигантскомъ, поражающемъ... Сблизить людей, сбить въ одну толпу, — прочь отъ обособленности, отъ этой индивидуальности — посредствомъ возбужденія любопытства къ блеску новизны и небывалому росту умственной изобрѣтательности. Передвиженіе паромъ: желѣзныя дороги и паровыя лодки, пароходы: шумъ поѣздовъ, быстрое, молніеносное передвиженіе — до отуманенія мысли, — шумъ, лязгъ, свистки, громады вокзаловъ, все съ тѣмъ же неустаннымъ шумомъ и гамомъ, смѣной лицъ и мѣстностей, и положеній — опасныхъ, смѣлыхъ до наглости, до головокруженія, до гибели цѣлыхъ поѣздовъ, съ ихъ человеческимъ грузомъ… Телеграфы, телефоны, подъемныя машины, воздухоплавательные приборы, аэростаты; фонографы и грамофоны… Электрическіе двигатели, электрическіе трамваи, электрическое освѣщеніе... Все въ рукахъ человѣка, во власти его ума — человѣка-царя, владыки надъ природой, которую онъ покорілъ себѣ... Нѣтъ вдохновеннаго искусства; оно въ эстампахъ, въ фотографіяхъ, въ олеографіяхъ, въ светописи, въ быстромъ механическомъ воспроизведеніи безчисленныхъ снимковъ... Пишущія машины, машины печатающія, машины швейныя; машины сѣялки, молотилки, мукомолки и пекарни, машины играющія, поющія и говорящія, живые синемотографы... Долой руки! Долой ручной трудъ!.. Умъ торжествуетъ. Умъ — царь; умъ господинъ; умъ — гордость человѣка. Ему станутъ поклоняться, его начнутъ боготворить. И гордо подниметъ человѣкъ голову и познаетъ свободу... Зачѣмъ ему власть надъ собою, когда онъ властвуетъ надъ всѣмъ? Зачѣмъ ему кому-то подчиняться, когда ему подчинились силы природы? И познаетъ человѣкъ нашу мудрость, мудрость нашей черной змѣи, исполненіе ея райскаго предсказанія послушной женщинѣ: «будете все знать, — будете — какъ боги».

И подыметъ человѣкъ голову, и вызоветъ на брань Небо, мучившее его испытаніемъ терпѣнія, и ополчится противъ кротости и подчиненія закону, и противъ смиренія, и невинности, и цѣломудрія, и посмѣется надъ ними, какъ надъ слабостью, трусостью и раболѣпствомъ и измѣнитъ ихъ въ свободу стихійнаго произвола, и сладость чувственныхъ наслажденій будетъ украшеніемъ этой свободы...

Жизнь, — движеніе безъ перерыва, безъ устали, въ безпрестанной смѣнѣ впечатлѣній — потечетъ всезахватывающимъ потокомъ и не дастъ времени, не дастъ одного мгновенія на воспоминаніе о Богѣ и Святынѣ Его, о жизни мира, любви и стремленія къ Свѣту, — туда гдѣ Его Источникъ и исполненіе завѣта. И ничто Святое, Божественное не будетъ уже удовлетворять и успокоивать людей, и голосъ совѣсти заглохнетъ въ нихъ: они будутъ бѣжать отъ него, и боязнь ихъ будетъ, какъ смертная мука, и будутъ искать стадности и бояться уединенія, чтобы не заговорила въ нихъ совѣсть. И такъ, вмѣсто этой младенческой, дѣтской чистоты и святости, которую называютъ они духовнымъ развитіемъ и совершенствомъ, какъ училъ ихъ Агнецъ, мы поставимъ нашу культуру, нашъ прогрессъ славы и гордости ума... Зачѣмъ этотъ ненавистный порядокъ; это подчиненіе закону, эта власть объединяющая и сдерживающая движеніе къ ненасытной жаждѣ страстей и упоенія всѣми красотами чувственной, безстыдно привлекательной жизни? Внушайте равенство права упоенія, насыщенія минутой безпечной, полной. всякому доступной жизни чувства, жизни горячей страсти, упоенія до конца, до дна наслажденій!..

Слушай, легіонъ черной змѣи и Мамоны! Слушай и дѣйствуй!.. Когда природная жизнь людей измѣнится въ искусственную, въ жизнь машиннаго, механическаго производства, — ручной трудъ станетъ не нуженъ; руки у людей освободятся и развяжутся, а желаніе жить, жить неудержимо, судорожно, всѣми нервами, всѣми фибрами тѣла, всѣми впечатлѣніями минуты, мгновенія, всей полной чашей страстнаго наслажденія радостями и благами нашей, нашей уже культуры, нахлынувшей страстной, всезахватывающей волной, станетъ расти и шириться непреодолимымъ желаніемъ испить чашу жизни до дна, до смерти, до агоніи наслажденій, — каждому испить, извѣдать и насладиться; потому что не будетъ уже вѣры, не будетъ надежды, не будетъ любви, — кроме чувственныхъ наслажденій. Надъ вѣрой, надеждой и любовью — этими сестрами наивной фантазіи людской, сами же люди будутъ смѣяться, — какъ и мы теперь — свободныя дѣти ада... Ха... ха... ха!!. Смѣйтесь же надъ ними, смѣйтесь надъ безумными безумные!.. Смѣйся, легiонъ черной змѣи!.. Смѣйся, старый Молохъ!... Смотри, смотри и наслаждайся безуміемъ людей!.. Трудъ, вѣра и надежда спасали ихъ, давали имъ покой и чистую радость жизни; въ умѣренности, въ разумномъ разсчетѣ, отъ жатвы до жатвы, отъ сбора плодовъ до новаго сбора, мирно текла ихъ жизнь. А богачи издавна намъ служили, наше дѣло дѣлали: пресыщались и смѣялись надъ терпѣливой беднотой, держали ее въ кандалахъ и тюрьмахъ, на работахъ на нихъ, на богачей: на ихъ пресыщеніе, на ихъ удобства, на ихъ наряды, парчи и моды, на ихъ тщеславный блескъ и величіе на ихъ праздныхъ наложницъ, на ихъ безстыдную роскошь и развратъ! У нихъ не было ни вѣры, ни надежды, ни любви и состраданія, и въ этомъ заслуга ихъ передъ нами велика. И когда машинное производство убьетъ ручной трудъ и массамъ голодающей бѣдноты некуда будетъ приложить рукъ, — цѣль наша достигнута. Пролетаріатъ ощетинится и встанетъ всемірной грозной лавой... Внушай же, внушай имъ легіонъ черной змѣи, и ты, старый Молохъ, — свободу, нашу культурную свободу произвола!.. Теперь справиться не трудно будетъ: — пусти въ моду нашего Маркса и поставь соціализмъ вмѣсто христіанскихъ идеаловъ вѣры, надежды и любви; вмѣсто той исповедуемой Церкви Агнца, которую намъ такъ ловко удалось разбить, при помощи союзной намъ услужливой іерархіи ея духовенства, — разбить на безчисленныя части, оспаривающія свое первенство и праведность, въ безконечной враждѣ и ненависти благочестивыхъ честолюбіемъ пастырей... Наша взяла! Кричи легіонъ черной змѣи и внушай людямъ: — да здравствуетъ Марксизмъ! да здравствуютъ соціалъ-демократы! да здравствуетъ рабочій пролетаріатъ! — общность требованія насильственнаго, скораго требованія счастья всѣмъ, — счастья, удобства и наслажденій нашей культуры — блещущей, заманчивой, — свободной отъ всякихъ этихъ туманныхъ вздоховъ о высокомъ и далекомъ небѣ... Воплощеніе, тамъ, ихнихъ идеаловъ слишкомъ далеко; усовершенствованіе по одиночкѣ слишкомъ продолжительно... Внушайте людямъ счастье минуты, — наслажденіе только здѣсь и здѣсь! Внушай всѣмъ и каждому силу, энергію, рѣшимость ради соціальнаго счастья, счастья всѣхъ. Смѣйся надъ грѣхомъ! Смѣйся надъ чистотою и святостью жизни! Смѣйся надъ совѣстью!.. Смѣйся и внушай крѣпкимъ внушеніемъ: убить, пролить кровь одного, двоихъ или цѣлаго сословія противниковъ, ради соціальнаго счастья — подвигъ и славное дѣло. Попасть въ оковы, въ тюрьмы, въ подземелья и рудники, ради общественнаго счастья — мученическій подвигъ и славное дѣло. Отнять, напасть и ограбить или обокрасть, ради соціальныхъ цѣлей — это доблестный подвигъ храбрости. Умереть на виселицѣ, на плахѣ и подъ разстрѣломъ, ради соціальнаго счастья нашей культуры — свободы, равенства и братства, избавившихся отъ этихъ пустыхъ, навязанныхъ людямъ мечтаній вѣры, надежды и любви, — это настоящій подвигъ, не христіанскихъ уже мучениковъ, ради какихъ то тамъ вѣчныхъ благъ, а мучениковъ нашихъ, современныхъ — за реальность, за всеобщее счастье здѣсь, на землѣ, счастье полнаго упоенія всѣми удобствами и страстными, могучіми порывами испить чашу жизни до дна, равноправно для всѣхъ и каждаго распределенными средствами. И эти славные мученики наши произведутъ небывалое вліяніе на обшество, потому что смѣшаютъ понятіе о подвигѣ и кроткой славѣ мучениковъ за Агнца, чтобы стать на мѣсто ихъ и отодвинуть память о нихъ и умалить истину мученическаго вѣнца ихъ. Эта тактика тоже стоитъ не мало усилій и труда, потому что вамъ, легіону черной змѣи, необходимо усиленными внушеніями поддерживать систему казней, уплотняющихъ и питающихъ вашу силу сопротивленія и уничтоженія среди людей завѣтовъ Агнца, необходимы для насъ, потому что обостряютъ отношенія между народомъ и правящей властью и приближаютъ исторію къ нашей развязкѣ, къ нашей власти надъ міромъ. Понимаете ли вы это — легіонъ черной змѣи, и ты старый Молохъ, и ты вѣчно игривый, вѣчно смѣющiйся Эротъ — ребенокъ черной змѣи!!. Внушайте же людямъ измененіе понятій! Омрачайте умы!»

И потянулся Люциферъ во весь ростъ и зѣвнулъ содроганіемъ преисподней и заскрежеталъ зубами и отъ этого скрежета пошатнулись легіоны безобразныхъ демонскихъ обликовъ. И взвилась черная змѣя мысли Люцифера и охватила, опоясала его упругимъ кольцомъ, и вытянулась, и снова взвилась упругими кольцами и свернулась въ черный клубокъ новой мысли разрушенія и гибели.

И Люциферъ продолжалъ:

«Слушайте внимательно: и ты, легіонъ черной змѣи, и ты, старый Молохъ, и ты, вѣчно смеющійся Эротъ, ребенокъ черной змѣи, родившійся подъ райскимъ деревомъ соблазна!.. Слушайте!

Вамъ предстоитъ самое трудное дѣло, безъ котораго мы ничего не успѣемъ и все замыслы наши безплодны. Есть одна, самая неприступная крѣпость у людей. Это — материнство: обновленіе потомства и его воспитаніе. Женщина дѣва и женщина — мать: вотъ та неприступная крѣпость человечества, которую имѣйте постоянно въ виду и ловко, осторожно направляйте въ нее свои удары внушенія. Если не возьмете, не покорите этой твердыни, — все напрасно, ибо не успѣете справиться съ однимъ поколѣніемъ, какъ выростетъ новое и воспитается противъ насъ новая сила. Въ женщинѣ надо взять намъ человѣчество въ его настоящемъ и будущемъ, взять его цѣликомъ»...

И вдругъ ужаснулся Люциферъ при этой мысли и скорчился, какъ бы отъ сильной боли. Змѣя черной мысли вползла въ раскрывшіяся отъ страха его челюсти и скрылась въ немъ. И затрепетала и потряслась вся преисподняя... Съ высоты неприступной проникъ въ преисподнюю, какъ молнія, лучъ чистаго свѣта и поразилъ тьму и разсѣялъ мракъ. То было напоминаніе Люциферу о его безумномъ безсиліи и о безконечномъ милосердіи Творца. И промелькнулъ передъ изступленнымъ взоромъ Люцифера, въ небесахъ свѣтоносный Ликъ Пречистой Дѣвы-Матери Агнца, неусыпной, вѣчной хранительницы и заступницы дѣвственности и материнства женщинъ.

И опять сгустился въ преисподней мракъ и заискрились глаза у Люцифера и выползла изъ челюстей его змѣя черной мысли и безобразный обликъ его исказился дерзкой, издевательской улыбкой.

«Знаемъ эти устрашенія!» — продолжачъ онъ наглымъ голосомъ, пронзительнымъ и тошнымъ, какъ лязгъ мѣднаго листа подъ молотомъ наковальни и вытянулся гордо, поднявъ безобразную, косматую руку съ длинными пальцами, сдвинутыми въ кулакъ, обнаруживавшій белые, острые когти.

«Мы не одни! У насъ есть союзникъ — «вѣнецъ творенія», и съ нимъ еще не такъ-то и страшно!.. На нашей сторонѣ мужчина, мужескій полъ, и онъ поможетъ намъ обделать дѣло!

Слушай легіонъ черной змѣи, и Мамона, и Молохъ, и особенно ты, смѣхотворный и игривый Эротъ! Внушайте мужчинамъ, особенно юношамъ, прельщеніе къ похоти. Внушайте, — что цѣломудріе, невинность дѣвушекъ, стыдливость и вся эта дѣвственная чистота и скромность въ молодежи — пустые предразсудки, стѣсняющіе требованіе природы и мѣшающіе наслажденіямъ жизнью. Склоняйте мужчинъ внушеніемъ къ свободной любви, безбрачной, не стѣсняющей личности привлекательной возможностью разнообразія. Внушайте отвращеніе к браку, угнетающему личность, налагающему тяжелые узы долга. Укажите и внушите способы сожительства и гражданскихъ браковъ безъ приплода. Медицина и марксисты особенно помогутъ вамъ своими популярными изданіями и руководствами произвольнаго безплодія съ практическимъ примѣненіемъ способовъ и употребленія особыхъ снарядовъ и приспособленій при половомъ наслажденіи. Пресса, въ этомъ случаѣ, верная наша подруга, окажется могущественнымъ орудіемъ быстраго распространенія этихъ въ высшей степени полезныхъ знаній для процвѣтанія эротическаго культа. Это съ одной стороны. А когда мужчины развратятся, вкушая съ юныхъ лѣтъ сладость исповеданія эротическаго культа и предпочтутъ законному традиціонному браку свободное сожительство, со всѣми прелестями поднавляющей ощущеніе полигаміи, тогда лучшимъ женщинамъ, болѣе сильнымъ дѣвственнымъ натурамъ внушай и внушай антагонизмъ въ отношеніяхъ къ мужчинамъ, задѣвай ловко ихъ самолюбіе и достоинство, сознаніе необходимости эмансипаціи, самостоятельности труда и уравненія въ гражданской равноправности съ мужчинами, виновниками ея обездоленности, лишившими ее семейнаго очага, посягнувшими на ея великія природныя права матери.

Нервы у женщины особенно сотканы и чутки къ внушеніямъ. Внушай имъ смѣло, но осторожно, полное уравненіе съ мужчиной, этой грубой тканью, которая легче поддается идеѣ безумія и сейчасъ же облекаетъ ее въ цѣлую научную теорію, съ системой доказательныхъ фактовъ, пріискиваемыхъ къ оправданію идеи, какъ бы она ни была безумна, какъ это прекрасно удалось намъ продѣлать надъ ученымъ старцемъ, внушивъ ему въ идеѣ «эволюціи» міровыхъ формъ природы, въ законѣ постепенности, поступательности и закономерности развитія ихъ въ процессѣ осуществленія представленій Божественной мысли совершеннѣйшаго разума, увидѣть Его отсутствіе, и въ дальнѣйшемъ развитіи и примѣненіи этой идеи — исключить изъ науки вѣру въ Творца вселенной... О!.. Это самая сильная наша сторона и полная побѣда надъ умомъ человѣческимъ, хотя онъ празднуетъ ее, какъ славную эпоху освобожденія... Ну, и пускай тѣшится!..

Но замѣчай, что женщіна дальновиднѣе мужчины, возвышеннѣе, чище и Божественнѣе въ своей свѣтоносной красотѣ души, въ своемъ обаятельномъ обликѣ, и вліяніе ея могущественно. Поэтому необходимо сначала постепенно и очень осторожно внушать ей извращеніе идей женственности, материнства, цѣломудрія, нѣжной граціи и любви, этой, выдуманной людьми, идеальной любви. А потомъ сильнѣе и сильнѣе, кресцендо — внушай презрѣніе къ этимъ формамъ чувства, какъ изобличающимъ слабость самки, ищущей зависимости и защиты сильнѣйшей стороны; — ловко и умѣло издѣвайся и задѣвай самолюбіе... Все то, что въ женщинѣ великая сила и свѣтъ — представляй въ глазахъ ея безсиліемъ и постыднымъ малодушіемъ; а главное — продолжай атаку на религіозное чувство, сильно коренящееся въ чуткой женской душѣ, чтобы въ одинъ разъ извратить въ женщинахъ потомство и убить въ немъ вѣру и религію, — эти сильныя преграды для нашей культуры. Для этого внушай, настойчиво внушай женщинамъ стремленіе къ высшимъ наукамъ, гдѣ будетъ господствовать уже полная наша система эволюціоннаго движенія мысли, приводящаго раціональнымъ путемъ опытнаго познаванія — къ отрицанію бытія Бога-Творца, безсмертія души и прочихъ прелестей вѣры, а чтобы очевидность безумія совершенно прикрыть и дать людямъ просторъ мысли, у нихъ живо составится позитивная философія. Тогда женщины пойдутъ на проломъ оспаривать у мужчинъ право науки, добьются поступленія въ университеты, займутъ кафедры, будутъ рѣзать вмѣсте съ студентами благоухающіе трупы и искать въ нихъ души, начала жизни, и, разумѣется, не найдутъ, а чрезъ постоянное сближеніе съ мужскимъ поломъ и развитіе товарищеской общительности съ мужчинами, въ аудиторіяхъ и анатомическихъ театрахъ, лабораторіяхъ, клиникахъ, на собраніяхъ, конференціяхъ, на школьныхъ скамьяхъ совмѣстнаго ученія и на казенной службѣ, въ разныхъ учрежденіяхъ, психика женщины естественно поляризуется въ одпополюсныя свойства съ мужской, и тогда вся сила обаянія, нѣжной ласки, женственной скромности и той Божественной привлекательности, развивающей возвышеннѣйшія чувства красоты и нравственнаго совершенства, которыми обладаетъ женщина — пропадутъ сами собой, и мы въ женщинѣ будемъ имѣть вѣрную нашу рабу и союзницу съ ея громаднымъ вліяніемъ на толпу, при видѣ мученическихъ подвиговъ ея въ тюрьмахъ, ссылкахъ и на виселицахъ, по государствеяному праву гражданской свободы... О! — это выдающiйся, небывалый еще въ нашихъ культурныхъ пріобретеніяхъ вызовъ Предвѣчному. Пусть-ка полюбуется теперь на «вѣнецъ Своего творенія»!... Ха... ха... ха!!. Захохоталъ Люциферъ, и страшно исказился его безобразнѣйшій обликъ широко расплывшимися губами звѣреподобныхъ челюстей, обнажившихъ оба ряда острыхъ — стального блеска зубовъ. И съ нимъ хохотали легіоны черной змѣи и всѣ чудовища преисподней и плѣнныя души, раболѣпные союзники, подъ трепетнымъ страхомъ окружающаго безумія и безъисходнаго отчаянія. И отъ этого дикаго, изступленнаго хохота всколыхнулась преисподняя и потряслась поверхность земли.

«Смирно!., Слушай»!.,» – скомандовалъ Люциферъ, и, когда возстановилась полная тишина, — продолжалъ:

«Есть еще одно очень важное обстоятельство, котораго никакъ не упускайте изъ вида и въ точности выполняйте инструкцію:

Часть Церкви вѣрныхъ Агнцу будетъ крѣпко держаться Его завѣтовъ и состязаться за вѣру съ учеными апостолами нашими, овладѣвшими большинствомъ умовъ. Здѣсь не такъ-то легко будетъ справиться тебѣ, легіонъ черной змѣи, и необходимо будеть привлечь въ помощь нашихъ замогильныхъ плѣнниковъ... Такъ вотъ что сдѣлайте:

Какъ только подмѣтите среди вѣрных Агнцу желаніе доказать нашимъ ученымъ союзникамъ существованіе загробной жизни и высшихъ ея областей, внушите имъ принять тайные способы магическаго сообщенія съ нами и нашихъ чудесъ отъ преданныхъ нашей философіи Іоговъ и учениковъ странъ разореннаго Эдема, и осторожно откройте нѣкоторые ритуальные пріемы преданныхъ намъ массонскихъ ложъ: ожиданія въ собраніяхь и способы вызыванія, на которыхъ всегда и вездѣ немедленно занимайте первыя позиціи, подъ прикрытіемъ блуждающихъ покойниковъ, какъ вассальныхъ намъ, такъ и рабовъ, которымъ немедленно появляться на первый же вызовъ въ собраніяхъ. Здѣсь необходима въ высшей степени осторожность, чтобы у ожидающихъ не было одновременно въ мысляхъ и въ сознаніи имени Единаго Святого, или Его Агнца. Для этого необходимо мѣшать имъ посредствомъ настойчивыхъ тайныхъ внушенiй и отклонять отъ сознательнаго религіознаго настроенія. Только въ присутствіи ученыхъ и, убитыхъ духомъ, невѣрующихъ не производить никакихъ явленій, чтобы не последовало вліянія обратнаго. Уже одни ожиданія со столами и нашими ритуальными пріемами — благопріятная для насъ сфера, какъ противная Свѣтоносному Агнцу и Церкви Его, мучащей насъ своей чистотой и святостью собраній на хвалу Создателю.

И такъ, знайте, что собранія магическія, подъ названіемъ спиритическихъ сеансовъ — ваше поле и вы — въ первыхъ рядахъ. Отступать — только при исключительномъ положеніи, если бы вздумали вмѣшаться въ дѣло свѣтлые стратеги, Ангелы, или святые покойники — служители Агнца, стерегущіе души вѣрныхъ. Тогда отступай храбро, не боясь ничтожныхъ неудачъ; оставятъ собраніе одинъ — два — бѣда не велика, — все равно возьмете остальныхъ крѣпкихъ. Главное старайтесь сблизиться съ участниками собранія, вездѣ появляясь отрядами, завлекая, пробуждая интересъ и любопытство. Прикасайтесь къ рукамъ и другимъ частямъ теѣла медіумовъ и участниковъ и смѣшивайте постепенно тонкое вещество вашей темной оболочки съ ихъ нервными токами и, такимъ образом, чего не успѣете внушеніемъ, того достигнете поляризаціей, чрезъ сообщеніе имъ вашихъ наклонностей воли, такъ что они будуть искать удовлетворенія и душевнаго покоя уже не въ общеніи съ Богомъ, въ молитвѣ и вѣрѣ, а въ общеніи съ вами, въ сообщеніяхъ писаній и бесѣдъ вашихъ и чудесъ, принимая ихъ за высшее откровеніе и находя въ нихъ удовлетвореніе стремленію проникнуть въ сокровенныя тайны. И когда собранія спиритическія замѣнятъ имъ Церковь Агнца; — тогда мы достигли цѣли. На сеансахъ удивляйте и прельщайте собраніе всякими чудесами: двигайте невидимо столами и предметами; стучите, играйте на инструментахъ и звоните, давайте письменныя сообщенія, подымайте предметы на воздухъ, пока не наберете силы и состава оболочки у медіумовъ и участниковъ собранія, и тогда облекайтесь и уплотняйтесь видимо, рекомендуясь именами покойниковъ, и укрываясь подъ обликомъ ихъ.

Посредствомъ этихъ временныхъ воплощеній, въ которыхъ воскресшимъ покойникамъ долго оставаться нельзя, чтобы не убить медіума, мы подготовимъ, чрезъ смѣшеніе съ людьми, воплощеніе и рожденіе отъ женщины нашего сына, котораго Апостолы Агнца назвали Антихристомъ. Онъ сосредоточитъ въ себѣ всю человѣческую ученость, ловко опрокинутую нами ввѣрхъ дномъ, и знаніе всѣхъ чудесъ нашей могущественной магіи и воскрешенія мертвыхъ. И такъ какъ ученые распространятъ къ тому времени новое ученіе, что Бога нѣтъ, а Онъ есть только представленіе въ человѣкѣ о самомъ себѣ, то люди примутъ нашего сына, по его могуществу и силе чудесъ, за Сына Божія, потому что онъ силою внушенія склонитъ людей къ раздѣлу земли, имуществъ и сокровищъ, чтобы все были сыты. И тогда общество будетъ называться не Церковью Христовой, а соціалъ-демократическимъ союзомъ на началахъ полной анархіи, подвластной невидимо и тайно только намъ. Такимъ образомъ на нашу сторону перейдутъ и избранники, а если тамъ и останется маленькое стадо вѣрныхъ, разсѣянное по лицу земли, то это уже никакого значенія для насъ не имѣетъ. Тогда, въ союзѣ съ человѣчествомъ, мы выступимъ на послѣднюю, рѣшительную брань противъ Агнца — Сына Предвѣчнаго и поставимъ на землѣ свое царство... А если бы и это послѣднее наступленіе не доставило намъ побѣды, то у насъ останется по крайней мѣрѣ среда нашихъ союзниковъ, которыхъ, при отступленіи во тьму внешнюю, мы удержимъ за собою, чтобы не остаться и тамъ безъ дѣла и власти надъ тѣми, которые несомнѣнно, по свойству человѣческой природы начнутъ тосковать и томиться о невозвратномъ прошломъ... Слышишь ли ты, легіонъ черной змѣи?! Слышите ли вы, вѣрные слуги мои и рабы?! Это послѣднее мое слово! Все ли вы поняли и усвоили достаточнымъ образомъ? — крикнулъ Люциферъ свирѣпымъ, изступленнымъ голосомъ.

И преисподняя огласилась неистовымъ, пронзительнымъ ревомъ: «Ура!!. Ура!!.»

А Люциферъ, вытянувшись въ безстыдную позу, въ одно безобразное, безформенное чудовище, превышающее всякое представленіе, высоко поднялъ кулакъ своей косматой, мускулистой руки и, осклабивъ стальные зубы, погрозился въ пространство. И, въ тоже мгновеніе, съ быстротою молніи, провалился, вмѣстѣ съ легіонами, въ свою сферу, — въ пылавшую пропасть, на дно преисподней...

Потому что надъ землею восходило, по прежнему, солнце, и цвѣты возносили къ небесамъ молитвенное благоуханіе Создателю, и у Престола Его плакали Ангелы о судьбахъ отпавшаго человѣчества последнихъ дней.


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: