Лествица даров Духа Феофана Монаха, памятник исихастской поэзии

 

Феофан Монах
 

ЛЕСТВИЦА ДАРОВ ДУХА

 

Недостойный монах, именем Феофан,
изрекаю лествицу благодатей Божиих,
которую попытался выведать у Богоносцев.

Сначала чистая молитва к нам приходит,

Тепло она с собой приносит сердца,
За ним энергию нездешнюю, святую,
И после – слез сердечных ток священный[1].
А с ними мир от помыслов блаженный.
Из мира этого росток дают нетленный
Незримо чистота ума и зренье
Всех таинств вышних, горних и надмирных.
За ними дивное бывает озаренье,
Неизреченное, нездешнее. Безсловно
Оно рождает просвещенье сердца:
Оттуда – безграничность совершенства.
И ширина ступени беспредельна,
Хотя бы заключалась в строчке малой.
А лествицы ступень – сама молитва,
Молитва чистая в бесчисленности видов.
И если б их перечислять взялись мы,
Пространным слишком слово бы казалось.
В других я видах ведал то же. Опыт
Учитель их, а не простое слово.
Се – лествица, простертая чудесно
К небесному сияющему своду.
Ступеней десять – и душа ожила.
Ступеней десять – путь преображенья.
И молвил так из Богоносцев некий:
«Кто в этой жизни жизнь души не примет,
Тщетой надежды пусть не обольщает
Себя, что эту жизнь он примет в горнем»[2].
Ступеней десять – Божия премудрость!
Ступеней десять – плод Святых Писаний!
Ступеней десять – точка совершенства.
Возводит в выси, дарит Богознанье.
Пусть кажется короткой, не смущайся,
Ведь если кто ее приимет в сердце,
Найдет сокровище, что мир вместить не может:
В иную жизнь струящий вечно воды
Источник. Для тебя учитель лучший
Сама вся эта лествица: пусть каждый
Через нее познает свою меру.
И если ты даров десяток Духа
На ней узрел и мнишь, что стал уж твердо:
Измолви, на какой стоишь ступени?
– Скажи беспечным, нам сейчас поведай.
– Не знаешь? Ну а хочешь знать, любезный?
Тогда отбрось заботы о всех нуждах:
Бесцельных и оправданных, конечно…
Чтобы ученье не было бесплодным.
То познается опытом, не в слове.
Все это лишь себе в напоминанье
Твержу, любезный, Богоносцев слово.
О, если бы ты весь явился слухом!
Ведь если кто себя не обретает
Ни на одной ступени, не учася
Такому деланию, в час прихода смерти
Поистине великий страх и ужас
Он испытает, робостью снедаем:
Как бы не стать отвергнутым, не сгинуть.
Я с трепетом слагал все эти строки,
Но их писал я лишь для пользы общей.
Не приведешь ведь добрыми речами
И к покаянию, и к жительству благому
Тех, кто невосприимчив. Я в них первый!
Таким же подобает, чтоб внушали
Суровыми речами, сколь возможно.
«Имеяй уши слышати, да слышит»[3].

Я говорю себе: «Размысли здраво,
Ты, написавший, как писать дерзнул ты,
Ни капли из такого не стяжавший?!
Учить такому как не ужаснулся?
Не слышал ты, как Оза поражен был[4],
Что испытал он, следуя желанью
Слегка коснуться Божьего Ковчега?
Себе я молвлю: «Не учу тебя я.
Свое ничтожество пред всеми открываю.
При этом зрю подвижников награды
И о своем бесплодьи сокрушаюсь».

 

Феофан Монах. «Лествица» (Κλίμαξ - ИАБ, № 6. 1895. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 549-550. 1958. Τ. 2. Σ. 315-317. Перевод с древнегреческого Дионисия Поспелова

Инок Феофан Умиленный учил о лестнице божественных даров, которые подвижник получает на молитве. Согласно Феофану, десять ступеней-даров божественного восхождения (Ἀνάβασις θεία) таковы: «молитва чистая, теплота сердца, действо (ἐνέργεια) святое, слезы сердечныя, мир помыслов, очищение ума ( Νοὸς κάθαρσις), видение таинств (Μυστερίων θεωρία), осияние странное (Ξένη ἔλλαμψις), просвещение сердца (καρδίας φωτισμός), совершенство» (Φιλοκαλία. Τόμος πρῶτς. Ἀθῆναι, 1893. Σ. 394). Преподобный Паисий (Величковский) в славянском «Добротолюбии» приводит текст инока Феофана: «Первее на лествице дольний степень, / Точию молитву чистую показует. / Виды же ея (Εἴδη δὲ αὐτῆς) сут и вельми многи: / И аще хотели быхом ныне оные исчислити / Продолжат наше слово» (Добротолюбие, или словеса и главизны священнаго трезвения, собранныя от писаний святых и богодухновенных отец, в немже нравственным по деянию, и умозрению любомудрием ум очищается, просвещается и совершен бывает. В двух томах. Т. 1. М., 2001. С. 250). Феофанова лествица духовных даров не совпадает с лествицей исихастского восхождения; одно дело — дары, а другое — ступени антропологического процесса. Если не различать дары от ступеней, то девять ступеней, которые мы описываем, можно представить так: покаяние, смиренномудрие, трезвение, сердечная теплая молитва (славянское «теплый» переводится на русский как горячий). Первая ступень у инока Феофана называется чистой молитвой не в смысле мистической ступени, о которой писал Исаак Сирин. Вероятно, у Феофана под чистой молитвой понимается молитва, очищенная от нечистых помыслов, прежде всего от помыслов блудных. Помыслы блудной страсти составляют препятствие — уводят монаха с аскетического пути в сторону, противоположную молитвенному движению: они способны доставлять подвижнику на молитве услаждение без явных признаков эротического возбуждения, иногда подвижник принимает эти помыслы за действие благодати и впадает в прелесть, о чем предупреждает Иоанн Лествичник. Под чистой молитвой Феофан Умиленный понимает умную или умно-сердечную молитву, которая очищает ум от помыслов и переходит в более высокие виды молитв. Интересно, что у Феофана после дара очищения ума следует видение таинств, что уже ближе к мистическим ступеням, но нельзя поручиться, что этот дар относится к мистической чистой молитве. Ступени-дары у Феофана могут соотноситься с разными ступенями. Так, мир помыслов может относиться к безмолвию, совершенство — к бесстрастию, просвещение сердца — к сведению ума в сердце. Заметим, что Феофан Затворник не стал включать лествицу Феофана Умиленного в русское «Добротолюбие», видимо, из-за сложностей в интерпретации, которые этот текст вызывает.

Диск – любовь,

свет – надежда,

луч – вера.

Все же – единое сияние

и единая светлость.
 

Πάντα δὲ ἓν ἀπαύγασμα καὶ μία λαμπρότης.
 

Молитва есть восхождение ума к Богу, соединение человека и Бога; по действию – удаление от мира, замена его Богом, матерь и дочь слез, очищение от грехов, мост над искушениями, преграда скорбям, ободрение во время брани, занятие ангелов, питание бесплотных, постоянное веселие, нескончаемое делание, источник добродетелей, стяжательница духовных дарований, преуспеяние невидимое, пища души, просвещение ума, секира отчаяния, удостоверение надежды, утоление печали, богатство монахов, сокровище исихастов, зеркало преуспеяния, выявление веры, обнаружение состояний [души], откровение будущего.

Вот как высоко парят орлы Божия! А нам хоть бы по земле ходить с покаянием, верою, любовию и надеждою.

 

 

 

[1] Букв. «Божественные слёзы сердца».

[2] Вероятно, аллюзия на творения прп. Симеона Нового Богослова.

[3] Ср. Мф. 11, 15.

[4] 2 Цар. 6, 6-8.


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: