Епископъ Іустинъ (Полянкій) – ВНЕМЛИ СЕБѢ. Из бесѣды святаго Василія Великаго.

У святаго Пророка Вожія Моисея, которому принадлежитъ изреченіе сіе, добавлено: «да не будеть слово тайно въ сердцѣ твоемъ беззаконія», то-есть, указана и причина, почему нужно внимать себѣ. «ВНЕМЛИ СЕБѢ: ДА НЕ БУДЕТЪ СЛОВО ТАЙНО ВЪ СЕРДЦѢ ТВОЕМЪ БЕЗЗАКОНІЯ». На русскомъ языкѣ это изреченіе читается такъ: «Берегись, чтобы не вошла въ сердце твое беззаконная мысль» (Второзак. 15, 9). Таковъ общій смыслъ изреченія! Въ частности, въ этомъ изреченіи, чрезвычайно много глубоко назидательныхъ МЫСЛЕЙ и чувствъ.

Сказано: ВНЕМЛИ СЕБѢ. Всякое живое существо, отъ устроившаго все Бога, имѣетъ въ себѣ побужденія – къ охраненію своего собственнаго состава.

И если прилежно станемъ изучать, то найдемъ, что большая часть безсловесныхъ, не учась, имѣютъ отвращеніе отъ вреднаго, и опять, по какому-то естественному влеченію, стремятся къ наслажденію полезнымъ. Потому и намъ, обучающій насъ, Богъ далъ сію великую заповѣдь, чтобъ, въ пособіи разума, находили мы то, что у нихъ есть отъ природы; и чтобы то, что безсловесными дѣлается безъ размышленія, у насъ совершалось со вниманіемъ, при непрестанномъ напряженіи разсудка, и чтобы мы были исправными хранителями данныхъ намъ отъ Бога побужденій, бѣгая грѣха, какъ безсловесныя избѣгаютъ ядовитаго въ снѣдяхъ, и гоняясь за правдою, какъ и они отыскиваютъ въ травѣ питательное. Поэтому ВНЕМЛИ СЕБѢ, чтобы могъ ты различать вредное отъ спасительнаго.

ВНЕМЛИ СЕБѢ, то-есть, осматривай себя со всѣхъ сторонъ: для охраненія себя содержи неусыпнымъ душевное око. «Посредѣ сѣтей минувши» (Сир. 9, 18); врагомъ во многихъ мѣстахъ поставлены скрытыя тенета. ІІоэтому все осматривай, «да спасешися, аки серна отъ тенетъ, и яко птица отъ сѣти» (ІІритч. 6, 5). Серна неуловима тенетами, по остротѣ зрѣнія; а птица, когда она внимательна, по легкости крыльевъ, становится выше злоухищренія ловцевъ. Поэтому смотри, не окажись худшимъ безсловесныхъ въ охраненіи себя самаго и, запутавшись въ сѣтяхъ, не сдѣлайся добычею діавола, будучи «живъ уловленъ отъ него въ свою его волю» (2 Тим. 2, 26).

ВНЕМЛИ СЕБѢ, то-есть, внемли не тому, что твое и что около тебя, но одному себѣ – внемли душѣ своей. Ее украшай, о ней заботься, чтобы своею внимательностію предотвратить всякую нечистоту, сообщаемую ей порокомъ, – очистить ее отъ всякаго грѣховнаго срама, украсить же и просвѣтить ее всякою красотою добродѣтели. Испытай себя самаго, кто ты; познай, что тѣло твое смертно, а душа безсмертна, – что жизнь наша двояка: одна свойственна плоти – скоропреходяща, а другая, сродная душѣ, не допускаегь предѣла. Поэтому ВНЕМЛИ СЕБѢ, не останавливайся на смертномъ, какъ-бы на вѣчномъ; и не презирай вѣчнаго, какъ-бы преходящаго. Не радѣй о плоти, потому что преходитъ; заботься о душѣ, существѣ безсмертномъ. Со всевозможнымъ тщаніемъ вникай въ себя самаго, чтобы умѣть тому и другому дать нужное: ПЛОТИ – ПРОПИТАНІЕ И ПОКРОВЫ, А ДУШѢ – ДОГМАТЫ БЛАГОЧЕСТІЯ, БЛАГОПРИСТОЙНОЕ ПОВЕДЕНІЕ, УПРАЖНЕНІЕ ВЪ ДОБРОДѢТЕЛИ, ИСПРАВЛЕНІЕ СТРАСТЕЙ, чтобы не утучнять тебѣ тѣла, не стараться о множестнѣ плоти. Но, поелику «плотъ похотствуетъ на духа, духъ же на плотъ: сія же другъ другу противятся» (Гал. 5, 17); то смотри, чтобы тебѣ, прилѣпившись къ плоти, не уступить большаго владычества худшему. Какъ при взвѣшиваніи на вѣсахъ, если обременить одну чашку, то непремѣнно сдѣлаешь легкою другую – противоположную ей: такъ бываетъ съ тѣломъ и душою: избыточество въ одномъ дѣлаетъ необходимымъ оскудѣніе въ другомъ. Когда тѣло въ удобренномъ состояніи и обременено тучностію, – тогда уму необходимо быть слабымъ и недостаточнымъ для свойственныхъ ему дѣйствованій; а когда душа благоустроена и размышленіемъ о благахъ возвышена до свойственнаго ей величія, – тогда слѣдствіемъ сего бываетъ увяданіе тѣлесныхъ силъ.

ВНЕМЛИ СЕБѢ. Одна и та же сія заповѣдь и недужнымъ полезна, и здоровымъ весьма пригодна. Въ болѣзняхъ врачи совѣтуютъ больнымъ – быть внимательными къ себѣ, самимъ и не пренебрегать ничѣмъ, служащимъ къ уврачеванію. Подобнымъ сему образомъ и слово – врачъ душъ нашихъ, симъ малымъ пособіемъ исцѣляетъ страждущую грѣхомъ душу. Поэтому ВНЕМЛИ СЕБѢ, чтобы, по мѣрѣ прегрѣшеніи, получить тебѣ пособіе отъ врачеванія. Грѣхъ твой великъ и тяжекъ? ТЕБѢ НУЖНЫ: ДОЛГАЯ ИСПОВѢДЬ, ГОРЬКІЯ СЛЕЗЫ, УСИЛЕННОЕ БОДРСТВОВАНІЕ, НЕПРЕРЫВНЫЙ ПОСТЬ. Грѣхопаденіе легко и сносно? ПУСТЬ УРАВНЯЕТСЯ СЪ НИМЪ И ПОКАЯНІЕ. Только ВНЕМЛИ СЕБѢ, чтобы знать тебѣ здравіе и болѣзнь души. Ибо многіе отъ чрезмѣрнаго нерадѣнія, впавъ въ великія и неисцѣльныя болѣзни, не знаютъ даже и того, что они больны. – Велика польза сей заповѣди и укрѣпившимся для дѣятельности, такъ что она одна и больныхъ врачуетъ и здоровыхъ усовершаетъ. Ибо каждый изъ насъ, научаемыхъ сему слову? есть служитель одного какого-нибудь дѣла изъ предписанныхъ намъ Евангеліемъ. «Въ велцѣмъ дому – въ Церкви – суть не точію всякіе сосуди, злати и сребряни, древяни и глиняти» (2 Тим. 2, 20), но и всякаго рода искусства. Домъ Божій, «иже есть Церковь Бога жива» (1 Тим. 3, 15), имѣетъ своихъ ловцевъ, путешественниковъ, зодчихъ, домостроителей, землевладѣльцевъ, пастырей, подвижниковъ, воиновъ. Всѣмъ имъ пригодно сіе краткое изреченіе – ВНЕМЛИ СЕБѢ – влагая въ каждаго точность въ дѣлѣ и ревность произволенія. Ловецъ ты, посланный Господомъ, сказавшимъ: «се Азъ послю многи ловцы, и уловятъ ихъ на всякой горѣ» (Іерем. 16, 16)? ВНЕМЛИ же прилежно, чтобъ не убѣжала у тебя добыча, и чтобъ тебѣ, одичавшихъ въ грѣхѣ, уловивъ словомъ истины, привести къ Спасителю. Путникъ ты, подобный молящемуся: «стопы моя направи» (Пс. 118, 133)? ВНЕМЛИ СЕБѢ, не совращайся съ пути, не уклоняйся направо и налѣво: иди путемъ царскимъ. Зодчій, – полагай надежно основаніе вѣры, которое есть Іисусъ Христосъ. Домостроитель, – пусть смотритъ – како назидаетъ (1 Кор. 3. 10), чтобы не было «ни дровъ, ни сѣна, ни тростія, но злато, сребро, каменіе честное» (-12). Пастырь, – ВНЕМЛИ, чтобы не опустить какой обязанности, возлагаемой пастырскимъ званіемъ. Какія же ото обязанности? Заблудшее обрати, сокрушенное обвяжи, больное уврачуй. Земледѣлатель, – окопай безплодную смоковницу и обложи тѣмъ, что помогаетъ плодородію. Воинъ, – «спостражди благовѣствованію» (2 Тим. 1, 8), воинствуй «доброе воинство» (1 Тим. 1, 18) противъ духовъ злобы, противъ страстей плоти, пріими «вся оружія Божія» (Еф. 6, 13), не обязуйся «куплями житейскими, да воеводѣ угоденъ» будеши (2 Тим. 2, 4). Подвижникъ. – ВНЕМЛИ СЕБѢ, чтобы не преступить какого-либо изъ подвижническихъ законовъ; ибо никто «не вѣнчается, аще незаконно мученъ будетъ» (2 Тим. 2, 5). Подражай Павлу и текущему, и борющемуся, и бьющемуся. И самъ, какъ добрый боецъ, имѣй неразвлеченный взоръ души: ТѢ МѢСТА, ВЪ КОТОРЫЯ УДАРЪ СМЕРТЕЛЕНЪ, ЗАЩИЩАЙ, ЗАКРЫВАЯ РУКАМИ, И НЕ СВОДИ ГЛАЗЪ СЪ ПРОТИВНИКА. Въ бѣгѣ простирайся «въ нредняя» (Филин. 3, 13), «тако тецы, да постигнеши» (1 Кор. 9, 24). – ВЪ БОРЬБѢ РАТОБОРСТВУЙ СЪ НЕВИДИМЫМИ ВРАГАМИ. Слово требуетъ, что­бы таковъ ты былъ въ жизни, не разслабѣвалъ, не предавался сну, но трезвенно и бодрственно стоялъ за себя.

Не достанетъ мнѣ дня, если буду описывать и занятія споспѣшествующихъ благовѣствованію Христову, и силу сей заповѣди, сколько она пригодна для всѣхъ.

ВНЕМЛИ СЕБѢ: будь трезвенъ, разсудителенъ, храни настоящее, промышляй о будущемъ. Не упускай изъ рукъ, по безпечности, того, что ужо есть: чего же еще нѣтъ, можетъ быть и не будетъ, не предполагай въ томъ наслажденія, какъ будто оно уже въ рукахъ. Не молодымъ-ли людямъ свойственъ сей недугъ – легкомысленно думать, что обладаютъ ужо тѣмъ, чего только надѣются? Какъ скоро остаются наединѣ, или среди ночнаго безмолвія, вымышляютъ они сами въ себѣ не имѣющія существенности представленія, удобоподвижнестію мысли уносясь всюду, обѣщая себѣ знаменитость въ жизни, блистательное супружество, благочадіе, глубокую старость, отъ всѣхъ почести. Потомъ, будучи не въ состояніи остановить на чемъ-нибудь свои надежды, простираются къ тому, что у людей признается наиважнѣйшимъ. – Пріобрѣтаютъ прекрасные п огромные домы, наполняя ихъ всякими драгоцѣнностями; присвояютъ себѣ только земли, сколько суетность помысловъ отдѣлитъ имъ отъ цѣлой твари: опять, – собираемые съ сего доходы заключаютъ въ хранилище оной суетности; присовокупляютъ къ нимъ стада, неисчетное множество слугъ, гражданскія начальственныя должности, управленіе народами, предводительство войскомъ, войны, трофеи, и даже царскую власть. Перебравъ все ото въ пустыхъ мечтаніяхъ ума, по чрезмѣрному неразумію, воображаютъ, что всѣмъ тѣмъ, чего надѣются, наслаждаются уже, какъ настоящимъ и поверженнымъ къ ихъ ногамъ. Праздной и безпечной душѣ свойственъ зтотъ НЕДУГЪ – ВЪ БОДРСТВЕННОМЪ СОСТОЯНІИ ТѢЛА ВИДѢТЬ СНЫ. Посему слово, останавливая легкомысліе сердца и надменіе помысловъ, и какъ-бы нѣкоторою уздою одерживая непостоянство мысли, даетъ сію великую и мудрую заповѣдь, говоря: ВНЕМЛИ СЕБѢ – не предполагай несуществующаго, но располагай настоящимъ къ пользѣ своей.

ВНЕМЛИ СЕБѢ. Думаю, что Законодатель употребилъ сіе увѣщаніе и для искорененія слѣдующей обычной намъ страсти. Поелику каждому изъ насъ легче любопытствовать о чужомъ, нежели разсматривать свое собственное; то, чтобы не случилось этого съ нами, сказано: ПЕРЕСТАНЬ СО ТЩАНІЕМЪ НАБЛЮДАТЬ ПОРОКИ ВЪ ДРУГОМЪ, не давай времени помысламъ испытывать чужія немощи, но СЕБѢ ВНЕМЛИ, то-есть – обрати душевное око на собственное изслѣдованіе себя самаго. Ибо многіе, по слову Господню, замѣчаютъ «супецъ, иже во оцѣ брата, бервна же, еже есть во оцѣ» ихъ но видятъ (Матѳ. 7, 3). Поэтому, не переставай изслѣдовать себя самаго, точно-ли ведешь ты жизнь по заповѣди; но не смотри на внѣшнее, чтобы можно тебѣ было найдти въ комъ нибудь достойное порицаніе, по примѣру того жестокаго и высокомѣрнаго фарисея, который стоялъ, оправдывая себя и уничижая мытаря. Напротивъ того, НЕ ПЕРЕСТАВАЙ СУДИТЬ СЕБЯ САМАГО: не согрѣшилъ-ли ты въ чемъ помышленіемъ? Не поползнулся-ли на что языкъ, предваряя мысли? Не совершено-ли въ дѣлахъ рукъ твоихъ что-нибудь необдуманное? И если найдешь много прегрѣшеній въ жизни своей (а найдешь, безъ сомнѣнія, потому что ты человѣкъ); то скажи словами мытаря: «Боже, милостивъ буди мнѣ грѣшнику!» (Лук. 18, 13).

ВНЕМЛИ СЕБѢ. Если ты благоденствуешь, живешь свѣтло, и вся жизнь твоя несется по теченію, то это изреченіе будетъ тебѣ полезно, какъ добрый совѣтникъ, напоминающій о судьбѣ человѣческой. И если ты угнетенъ обстоятельствами, оно благовременно будетъ услаждать сердце, чтобы тебѣ отъ кичливости не превознестись до непомѣрной гордыни, и съ отчаянія не впасть въ малодушное уныніе. Гордишься ты богатствомъ, величаешься предками, восхищаешься отечествомъ, красотою тѣлесною, воздаваемыми отъ всѣхъ почестями? ВНЕМЛИ СЕБѢ, что ты смертенъ, что «земля еси и въ землю отыдеиш» (Быт. 3, 19). Посмотри на тѣхъ, которые прежде тебя жили въ подобной знатности. Гдѣ облеченные гражданскимъ могуществомъ? Гдѣ непреоборимые витіи? Гдѣ распоряжавшіеся празднествами знаменитые содержатели коней, военачальники, сатрапы, властители? Не все-ли прахъ? Не все-ли баснѣ? НЕ МАЛОЕ-ЛИ ЧИСЛО КОСТЕЙ ОСТАЛОСЬ ПАМЯТНИКОМЪ ИХЪ ЖИЗНИ? ЗАГЛЯНИ ВЪ ГРОБЫ; ВОЗМОЖЕШЬ-ЛИ ОТЛИЧИТЬ, КТО СЛУГА И КТО ГОСПОДИНЪ, КТО БѢДНЫЙ И КТО БОГАТЫЙ? Отличи, если есть у тебя возможность, узника отъ цари, крѣпкаго отъ немощнаго, благообразнаго отъ безобразнаго. Поэтому, ПОМНЯ СВОЮ ПРИРОДУ, НИКОГДА НЕ ПРЕВОЗНОСИСЬ. Будешь же помнить себя, если будешь ВНИМАТЬ СЕБѢ.

Если ты человѣкъ низкаго рода, не славный, ты бѣднякъ изъ бѣдняковъ, нѣтъ у тебя ни дома, ни отечества, ты немощенъ, не имѣешь насущнаго пропитанія, трепещешь людей сильныхъ, всѣхъ боишься по причинѣ низкаго своего состоянія; то не отчаивайся въ себѣ, и не теряй вовсе доброй надежды отъ того, что въ настоящемъ нѣтъ для тебя ничего завиднаго, но возведи душу свою къ благамъ, какія даны уже тебѣ отъ Бога, и какія по обѣтованію уготованы впослѣдствіи. – Во-первыхъ, ТЫ ЧЕЛОВѢКЪ, ЕДИНСТВЕННОЕ ИЗЪ ЖИВЫХЪ ЗЕМНЫХЪ СУЩЕСТВЪ, НЕПОСРЕДСТВЕННО САМИМЪ БОГОМЪ СОЗДАННОЕ СУЩЕСТВО. Ужели разсуждающему здравомысленно и сего недостаточно, для высшей степени благодушія, – быть созданнымъ собственными руками все устроившаго Бога?.. Неужели недостаточно и того, что, сотворенный по образу создавшаго тебя, ты можешь – доброю жизнію – достигнуть равночестія съ Ангелами?.. Ты получилъ разумную душу, которою уразумѣваешь Бога, проникаешь разсудкомъ въ природу сущаго, пожинаешь сладчайшій плодъ мудрости. Вот животныя, какъ водящіяся на сушѣ – и кроткія и свирѣпыя, такъ и живущія на водахъ и летающія въ семъ воздухѣ, тебѣ порабощены и подчинены. Не ты-ли изобрѣлъ искусства, построилъ города, придумалъ все – и необходимое и служащее къ роскоши? Не твой-ли разумъ сдѣлалъ для тебя моря проходимыми? Земля и море не служитъ-лн твоей жизни? Воздухъ, небо и сонмы звѣздъ не показываютъ-ли тебѣ своего стройнаго чина? Почему же малодушествуешь отъ того, что у тебя нѣтъ среброуздаго коня? Но есть у тебя солнце, которое, въ самомъ быстромъ своемъ теченіи, впродолженіи всего дня, носитъ предъ тобою свѣтильникъ. У тебя нѣтъ блещущаго золота и серебра; но есть луна, которая озаряетъ тебя своимъ въ тысячу разъ большимъ свѣтомъ. Не всходишь ты на златокованныя колесницы; но есть у тебя ноги, – эта собственная и природная твоя колесница. Для чего же ублажаешь людей, которые накопили полные карманы и, чтобъ перейти съ мѣста на мѣсто, имѣютъ нужду въ чужихъ ногахъ?.. Не спишь ты на ложѣ изъ слоновой кости; но имѣешь у себя землю, которая дороже множества слоновыхъ костей. – имѣетъ сладкое на ней упокоеніе, скорый и беззаботный сонъ. Не лежишь ты подъ золотою кровлею; но имѣешь надъ собою небо, сіяющее неизреченными красотами звѣздъ. Но это еще человѣческое, а есть и другое – болѣе важное. – Для тебя Богъ между человѣками, – для тебя РАЗДАЯНІЕ ДАРОВЪ СВЯТАГО ДУХА, РАЗРУШЕНІЕ СМЕРТИ, НАДЕЖДА ВОСКРЕСЕНІЯ, БОЖІИ ПОВЕЛѢНІЯ, усовершающія жизнь твою, восхожденія къ Богу съ помощію заповѣдей, УГОТОВАННОЕ ЦАРСТВО НЕБЕСНОЕ, ВѢНЦЫ ПРАВДЫ, готовые для неуклоняющагося отъ подвиговъ добродѣтели.

Если позаботишься ВНИМАТЬ СЕБѢ, то все сіе и еще большее найдешь около себя; и какъ насладишься настоящимъ, такъ не будешь малодушествовать въ скудости. Сія заповѣдь, повсюду находясь передъ твоими глазами, будетъ подавать великую помощь. – Напримѣръ: гнѣвъ овладѣлъ твоимъ разсудкомъ, и раздражительность влечетъ тебя къ неприличнымъ рѣчамъ, жестокимъ и звѣрскимъ поступкамъ? Если ВНЕМЛЕШЬ СЕБѢ, то усмиришь гнѣвъ, какъ упрямаго и нетерпящаго узды молодаго коня, поражая его, какъ бичемъ, ударомъ сего слова: удержишь и языкъ, не возложишь и рукъ на огорчившаго. Опять, худыя пожеланія, распаляя твою душу, ввергаютъ ее въ неудержимыя и нечестивыя стремленія? Если ВНЕМЛЕШЬ СЕБѢ, и вспомнишь, что это, въ настоящемъ для тебя сладостное, будетъ имѣть горькій конецъ, это, – нынѣ отъ удовольствія происходящее въ нашемъ тѣлѣ щекотаніе, – породитъ ядовитаго червя, который будетъ безконечно мучить насъ въ гееннѣ, и – что это разженіе плоти будетъ матерью вѣчнаго огня; ТО УДОВОЛЬСТВІЯ ТОТЧАСЪ ИСЧЕЗНУТЪ, ОБРАТИВШИСЬ ВЪ БѢГСТВО, И ВЪ ДУШѢ ПРОИЗОЙДЕТЪ КАКАЯ-ТО ЧУДНАЯ ВНУТРЕННЯЯ ТИШИНА И БЕЗМОЛВІЕ, подобно тому, какъ, въ присутствіи цѣломудренной госпожи, умолкаетъ шумъ рѣзвыхъ служанокъ. Поэтому, ВНЕМЛИ СЕБѢ и знай, что одно ВЪ ДУШѢ – РАЗУМНОЕ И ДУХОВНОЕ, ДРУГОЕ – СТРАСТНОЕ И НЕРАЗУМНОЕ, и – что первому по природѣ принадлежитъ господство, а прочему – повиновеніе и послушаніе разуму. И такъ, не попускай, чтобы когда-нибудь порабощенный умъ сталъ слугою страстей, и опять, не позволяй страстямъ возставать противъ разума и присвоятъ себѣ владычества надъ душею.

Вообще же, точное соблюденіе себя самаго дастъ тебѣ достаточное руководство и къ познанію Бога. Ибо, если будешь ВНИМАТЬ СЕБѢ, то не будешь имѣть нужды – искать слѣдовъ Зиждителя въ устройствѣ, вселенной, но въ себѣ самомъ, какъ-бы въ маломъ нѣкоемъ мірѣ, усмотришь великую премудрость своего Создателя. Изъ безплотности находящейся въ тебѣ души уразумѣай, что и Богъ безплотенъ. Знай, что Онъ не ограниченъ мѣстомъ, потому что и твой умъ не имѣетъ предварительнаго пребыванія въ какомъ-нибудь мѣстѣ, но только, по причинѣ соединенія съ тѣломъ, находитъ себѣ извѣстное мѣсто. Познавъ собственную свою душу, вѣруй, что Богъ невидимъ, потому что и она непостижима тѣлесными очами. Она не имѣетъ ни цвѣта, ни вида, не объемлется какимъ-либо тѣлеснымъ очертаніемъ, но узнается только по дѣйствіямъ. Потому и въ разсужденіи Бога не домогайся наблюденія съ помощію очей, но предоставивъ уму вѣру, имѣй о Богѣ умственное понятіе. Дивись Художнику, какъ силу души твоей привязалъ Онъ къ тѣлу, такъ что, простираясь до его оконечностей, наиболѣе отдаленные между собою члены приводитъ въ одно согласіе и общеніе. Разсмотри, какая сила сообщается тѣлу душою, и какое сочувствіе возвращается отъ тѣла къ душѣ; какъ тѣло пріемлетъ жизнь отъ души, и душа пріемлетъ болѣзненныя ощущенія отъ тѣла; какія въ ней сокровищницы познаній; отчего знаніемъ прежняго не помрачается изучаемое вновь, но воспоминанія сохраняются неслитными и раздѣльными, будучи начертаны во владычественномъ души, какъ-бы на мѣдномъ какомъ столпѣ; какъ душа, поползнувшаяся въ плотскія страсти, губитъ свойственную ей красоту, и какъ опять, очистившись отъ грѣховнаго срама, чрезъ добродѣтель, восходитъ до уподобленія Творцу.

ВНЕМЛИ, если угодно тебѣ, по разсмотрѣніи души, и устройству тѣла: и подивись, какое приличное виталище устроилъ разумной душѣ наилучшій Художникъ. – Изъ всѣхъ животныхъ одному человѣку далъ Онъ прямое положеніе тѣла, чтобы, по самому наружному виду, могъ ты разумѣть, что жизнь твоя ведетъ начало свыше. Всѣ четвероногія смотрять въ землю и потуплены къ чреву; а у человѣка взоръ обращенъ къ небу, чтобы онъ не предавался чреву и плотскимъ страстямъ, но имѣлъ всецѣлое стремленіе къ горному шествію. Потомъ, ПОМѢСТИВЪ ГОЛОВУ НА САМОМЪ ВЕРХУ ТѢЛА, БОГЪ ВОДРУЗИЛЪ ВЪ НЕЙ НАИБОЛѢЕ ДОСТОЙНЫЯ ЧУВСТВА. – Тамъ – зрѣніе, слухъ, вкусъ, обоняніе: всѣ они размѣщены вблизи другъ отъ друга. И при такомъ стѣсненіи ихъ въ маломъ пространствѣ, НИ ОДНО НЕ ПРЕПЯТСТВУЕТЪ ДѢЙСТВОВАНІЮ СОСѢДНЯГО СЪ НИМЪ ЧУВСТВА. – Глаза заняли самую высшую стражбу, чтобы ни одна часть тѣла не преграждала имъ свѣта и, чтобы, находясь подъ небольшимъ прикрытіемъ бровей, они могли прямо устремляться съ горней высоты. Опять, слухъ открытъ не по прямому направленію, но звуки, носящіеся въ воздухѣ, принимаетъ въ извитый входъ. И высочайшая премудрость видна въ томъ, что и голосъ проводитъ безпрепятственно, или лучше сказать, звучитъ, преломляясь въ изгибахъ, и ничто отвнѣ привходящее не можетъ быть препятствіемъ ощущенію его. Изучи природу языка, какъ онъ мягокъ и гибокъ, и – по разнообразію движеній – достаточенъ для всякой потребности слова. Зубы суть вмѣстѣ и орудія голоса, доставляя крѣпкую опору языку, и вмѣстѣ служатъ при вкушеніи пищи: одни разсѣкаютъ, другіе размельчаютъ ее. И такимъ образомъ, разсматривая все, съ надлежащимъ разсужденіемъ, и изучая втягиваніе воздуха легкими, сохраненіе теплоты въ сердцѣ, орудія пищеваренія, проводники крови, – во всемъ этомъ усмотришь неизслѣдимую премудрость своего Творца, такъ что и самъ ты скажешь съ пророкомъ: «удивися разумъ твой отъ мене!» (ІІс. 138, 6).

Итакъ, ВНЕМЛИ СЕБѢ, чтобы внимать Богу, Которому слава и держава во вѣки вѣковъ, аминь.

***

Видите, возлюбленніи, какъ это, повидимому, малое слово – ВНЕМЛИ СЕБѢ, – какъ оно содержательно и всеобъемлюще! Лучи его простираются на всѣ существенные предметы христіанской необходимости, и – ярко освѣщаютъ ихъ. Сила этого малаго слова такъ велика, что КТО КРѢПКО ДЕРЖИТСЯ ЗА НЕГО, въ сердце того никакъ не войдетъ и мысли о какомъ-нибудь тайномъ беззаконіи: ВСЕ ГРѢХОВНОЕ ИМЪ БУДЕТЪ ОТРАЖЕНО. Такъ и видно, что это могучее слово, съ такою силою раскрытое, такъ блистательное уясненное, и такъ широко, какъ золотая сѣть, раскинутое на всѣхъ и на все, – излилось изъ устъ такого человѣка, у котораго «красотою была добродѣтель, величіемъ – Богословіе, шествіемъ – непрестанное стремленіе и приближеніе къ Богу, силою – сѣяніе, а славою – раздаяніе слова». О, если-бы и намъ грѣшнымъ послалъ Господь, хоть по капелькѣ, изъ этихъ доблестей! Но мы можемъ питать на это несомнѣнную надежду, ЕСЛИ ИЗУЧИМЪ, ПОЙМЕМЪ И БУДЕМЪ ДЕРЖАТЬ У СЕБЯ ЭТО СЛОВО ВСЕГДА ПРЕДЪ ГЛАЗАМИ И ПОДЪ РУКАМИ, КАКЪ ТВЕРДЫЙ И САМЫЙ НАДЕЖНЫЙ ЯКОРЬ СПАСЕНІЯ НАШЕГО, ВЪ БУРНОМЪ ЖИТЕЙСКОМЪ МОРѢ.

***

Въ началѣ настоящей своей бесѣды, святой авторъ ея Василій Великій замѣчательно изображаетъ, что мысли и слова вообще заготовляются въ тайникахъ сердца, какъ-бы въ нѣкоторыхъ сокровищницахъ, (или – въ тихой и безопасной пристани, какъ-бы въ лиманѣ или въ заливѣ морскомъ); потомъ, когда мысль наша получитъ знаменующій ее звукъ, управляемый языкомъ, выходитъ уже и въ открытое море, переносясь въ словѣ, какъ ладьѣ, и, переплывъ чрезъ воздухъ, отъ говорящаго переходитъ къ слушающему. Такимъ образомъ, если слово найдетъ въ слушателяхъ глубокую тишину и безмолвіе, то укрывается въ слухѣ поучающихся. – проносится свободно далѣе и далѣе, по всему безграничному морю житейскому, и всѣхъ обнимаетъ собою. Если же въ слушателяхъ, подобно жестокой бурѣ, возстанетъ смятеніе и треволненіе, – то слово, разсѣявшись въ воздухѣ, не достигаетъ слуха волнующихся и мятущихся – претерпѣваетъ кораблекрушеніе.

Возьмите это во вниманіе, УКРОТИТЕ ВЪ ДУШАХЪ И СЕРДЦАХЪ ВАШИХЪ ВСѢ БУРИ ЖИТЕЙСКІЯ И ГРѢХОВНЫЯ, смущающія и волнующія васъ, дабы не лишиться слова. Напротивъ, ВОДВОРИТЕ ВЪ СЕБѢ ТИШИНУ И СПОКОЙСТВІЕ; и слово водворится въ васъ, какъ въ спокойной и безмятежной пристани.

Сочиненія Іустина, епископа Рязанскаго и Зарайскаго. Томъ XI. Рязань 1896. С. 369-382.


«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку:



КАНОН - Свод законов православной церкви

Сайт для детей и родителей: