Епископ Каменск-Уральский и Сибирский Евгений о спорах с имябожниками

Темы, затронутые в дискуссиях по имябожеству и паламизму (нетварным энергиям) предполагают глубокую осведомлённость в двух областях (непременно в обеих): культуры мышления (философии) и практики духовной работы (в православии это практика умного делания, исихазма). Совсем не случайно святые отцы, причастные к формулированию догматических положений, были знатоками эллинской мудрости, и, одновременно, великими практиками исихии – отцы каппадокийцы и Иоанн Златоуст, Максим Исповедник и Иоанн Дамаскин, Симеон Новый Богослов, Григорий Синаит и Григорий Палама.

Но и они не дерзали вступать в область высокого богословия без крайней необходимости: останавливать людей, одержимых бесовским желанием утвердить истины, либо исподволь, либо даже и явно, раздирающие Церковь, разрушающие самые основы христианского вероучения.

Наш Архиерейский Собор в сентябре 2016 года, признавая, что у нас сейчас нет ни сил, ни возможностей к ведению богословских дискуссий, предложил заключить своего рода мораторий на тему имябожия - имяславия.

Вместо этого есть у нас насущная необходимость:

1. создания церковных образовательных учреждений для детей и взрослых. Без такой «академической» базы наши богословские дискуссии смехотворны;

2. я глубоко убеждён, что мы стоим перед самой животрепещущей, самой насущной необходимостью очередного «исихастского возрождения». Кто-то из участников дискуссии (Артём или Александр) приводил примеры вопиющего невежества в области умного делания, имевшие место и в 19 веке, вошедшие даже в Настольную Книгу Священнослужителя. Правда, критик забыл указать на следующие обстоятельства: а) параллельно с этими невеждами подвизались Игнатий (Брянчанинов) и Феофан Затворник, оптинские и глинские старцы; б) упадок исихазма и в целом духовной составляющей в жизни Церкви, возобладание обрядоверия, начётничества, оккультизма и ложного мистицизма – явление в истории христианства не одноразовое и чисто российское, а периодическое, постоянно повторяющееся на всём пространстве ойкумены.

Такой упадок мы наблюдаем и в жизни современного православия, возможно, самый большой за всю историю христианства. Бездуховность поразила всё официальное мировое православие. Но, не надо обольщаться, никак не меньше оно поразило и всё, так называемое, «альтернативное», «неофициальное» православие.

Догматическая неповреждённость и каноничность,- это моё личное убеждение,- не восполняют упадка умного делания. Более того, они и сами без него страдают неполнотой, ибо догматические и канонические истины раскрываются в своей полноте не в словах самих по себе, не в утверждениях и определениях, но только в процессе духовного развития христианина.

Именно гармоничное соединение элементов триады: догматика, каноника, исихия, указуют и обеспечивают путь спасения, способ и организацию жизни нашей – как церковной, так и повседневно-бытовой.

Наши доморощенные имебожники «по должности» стоят где-то рядом с умным деланием. Вот им бы и подвизаться на ниве духовного просвещения! Ведь здесь ещё не сеяно, и даже не пахано!

Но, исходя из содержания переписки последних дней, мне представляется, что им надо бы начать с себя.

Богословие и умное делание, на что я уже указал в самом начале, идут рука об руку и требуют, как и любое настоящее дело, серьёзного к себе отношения. А не так: там что-то из отцов почитал, там несколько слов из греческого языка ухватил, там вроде бы помолился (помолитвословил, посотрясал воздух,- по выражению отцов).

Есть такое выражение - «базовое образование». И оно имеет большое значение в среде профессионалов. Я сам в этом многократно убеждался, имея дело с «философами» с дипломами физиков, биологов, историков. Сколько их со степенями кандидатов и докторов философских наук на просторах России! Дискредитирующих философию. Определённый тип мировидения, культура мышления формируются, взращиваются в течение упорных многолетних трудов. А не хватаются «с налёту, с повороту».

С богословием дело обстоит точно так же. И с исихией тоже. Православное богословие плотно спеленали католической схоластикой, забыв, что оно обретается не на скамьях университетов и семинарий, а в кельях подвижников.

Ещё еп. Игнатий (Брянчанинов) заключил: нет в наше время учителей умного делания. А в наше время – положение не лучше, а хуже, чем в его. Приходится упорным и кропотливым трудом реконструировать то, что содержится в наследии отцов-подвижников, подгонять под себя их советы и руководства, данные совсем другим людям и в совершенно других условиях жизни.

Повторю ещё раз. Вот тут-то, на этом духовном поприще и подвизаться бы нашим ревнителям-имябожникам.

Размышляя далее, я встал перед вопросом, на который самостоятельно не смог найти ответа.

Имябожие по своему предмету находится в области умного делания. Умное делание или духовное развитие имеет своим результатом и целью стяжание Духа Святого, освящение, а в пределе – обожение. И если имябожникам открылась столь великая истина, то зачем им с пеной у рта доказывать её на путях казуистических словопрений? Не разумнее ли было бы, например, приехать в Амосовку, явиться к прот. Валерию Рожнову и заявить: «Вот мы, Алексей Лебедев, Артём Стадник, Александр Зубахин, стоим перед тобой и все светимся от переполняющей нас благодати. Не хочешь ли и ты, отче, светиться так же?» «Нет,- ответил бы о. Валерий,- я хочу светиться немного другим светом». «Как хочешь,- должны были бы ответить наши благочестивые миряне,- наш христианский долг – предложить, а твоё право – отказаться». И так же поступить со всеми другими участниками дискуссии? Почему же они так не поступили? М.б. потому, что мешок с подарками оказался пуст, а король, при чистом взгляде, голым?

А если теперь спрятать улыбку и спросить серьёзно: какого результата ожидают имябожники от своих энергичных действий? Вот на этот вопрос можно ответить с полной уверенностью: очередного раскола и злой радости многочисленных недоброжелателей и ненавистников наших. Смотрите-ка, у них там раскол за расколом. Скоро совсем рассеются без остатка.

Что, разве для наших имябожников это не очевидно?

Прочитал на нашем миссионерском портале статью известного эмигрантского деятеля и писателя Николая Тальберга «Подмена духовенства чекистами» (1961 г.). В ней речь идёт об известной технике спецслужб – внедрении своих людей в организацию, в данном случае – в церковь, с определёнными целями. Обычно это развал, уничтожение изнутри. Как раковые клетки уничтожают организм, в котором живут. Или трансформация в нечто, отвечающее интересам заказчика. В случае, о котором пишет Н. Тальберг,- создание церкви-оборотня РПЦ (МП).

Естественно, спецслужбы не могли оставить без внимания и РПЦЗ. Не буду гадать, что это за службы, чьи интересы представляют, какие конкретные методы используют. Не имею для этого информации, компетенции, да и желания тоже. Но то, что все так называемые осколки РПЦЗ – РПЦЗ (А), РПАЦ, РИПЦ, РосПЦ - раскалывают быстро, грамотно и эффективно, не подлежит сомнению. Не избежали этого «участия» и мы.

Не могу никого обвинять в сознательном пособничестве «органам». Но я не верю, что наши имябожники не отдают себе отчёта: они энергично и слаженно выполняют работу спецслужб по развалу, дискредитации Церкви, выставлении её на посмешище.

А тогда всё происходящее предстаёт немного в ином свете. Богословско-догматические споры – не самоцель, но лишь одно из возможных средств, наряду с прочими. Из прочих сейчас используются: борьба за деканонизацию архиеп. Никона (Рождественского), осуждение первоиерарха РПЦЗ митр. Антония (Храповицкого), критика разрешения Синодом государственной регистрации приходов (не в обязательном порядке, а по усмотрению правящего архиерея, в случае целесообразности, но для имябожников нет разницы). Подготавливается обоснование еретичности всей русской Церкви, начиная с 1913 г., т.е. её полная и безусловная деканонизация, а, следовательно, уничтожение. Не сомневаюсь, будут найдены и другие, запасные темы.

Цель всех этих приёмов, повторяю, одна: развал, дискредитация, осмеяние Церкви, чтобы и памяти доброй о ней не осталось. Это цель – спецслужб - мирового правительства антихриста - сатаны.

А отсюда следует простой, хотя и болезненный вывод. Чем быстрее Церковь примет предписываемые в этом случае административные меры: клирики будут извержены из клира, миряне отлучены от церковного общения (т.е. преданы анафеме), тем будет лучше и оставшимся, и удалённым, т.к., хотя и насильно, но прекратит их греховные богохульные действия.

Все эти люди могут принести искреннее, полное и беспрекословное покаяние. Но я, в силу вышеуказанных причин, в такое покаяние не верю.

Христос посреди нас

+ Евгений


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку:





КАНОН - Свод законов православной церкви