Без церковности нет истинной веры и нет Церкви (1911)

Крестный ход с чудотворной иконой Всемилостивого Спаса в Тутаеве.

 

Наша церковность, с её дивными образами и чудной поэзией, служит как бы посредником между миром духовным и вещественным, проводником благодатных веяний из мира духовного в душевный и вещественный, способствует расцвету в духовно-телесном составе человеческой природы тех начал, которые составляют в ней черты образа и подобия Божия. Церковность не была бы нужна, если бы человек не был бы облечён плотью, но пока он во плоти, она ему нужна, как нечто сродняющее духовный мир с его земностью, приближающее к нему этот мир и со своей стороны одухотворяющее его телесную природу… Известно, что поэзия воспитывает в человеке чувство прекрасного; наша церковность равномерно развивает все лучшие стороны человеческой природы. И что может сравниться с её тихим, но могучим благодатным воздействием на юную непорочную душу дитяти? Древние греки хвалились своим театром, но что, какой театр может идти в сравнение с нашим богослужением? Для православного человека самая идея театра излишня. Не будем говорить о простом народе, который на театр держится воззрений древних отцов и учителей Церкви; возьмём образованного человека, который понимает всё значение театра по-европейски: пойдёт ли он прямо от всенощной в театр на самую лучшую драму или трагедию? О, конечно, это было бы кощунством для его православной души, оскорблением святыни. Так что же после этого для него самый театр? Ведь если театр служит идее красоты, то он не должен противоречить в душе идее богослужения: ведь вечная красота есть Сам Бог… А современный театр весьма нередко противоречит церковности нашей, стало быть, для православного человека в нём нередко есть нечто ложное, противоречащее его мировоззрению. Оно и понятно: кто вкусил истинно сладкого, тот не захочет подслащённого; кто имел возможность почувствовать сердцем истинную красоту, тот не пожелает видеть подделку под эту красоту.

Хотите ли знать, чем жила наша Святая Русь? Культурой ли, основанной на научных открытиях, на успехах хвалёной европейской цивилизации?- Нет; она жила в массе своего простого народа православною церковностью.

От времён св. Владимира Церковь Божия для простого русского человека заменяла и школу, и воспитателя, и всякую культуру, всякую цивилизацию. Подъезжаете вы в ясное летнее утро к какому-нибудь нашему старинному городу; что пред вами прежде всего открывается? Дома ещё утопают в зелени садов и почти незаметны, а храмы Божии уже приветливо смотрят на вас, ярко блистая на солнце своими крестами и куполами; и их так много, как будто весь город состоит из одних только церквей. Или путешествуете вы в ясный летний день по довольно населённой местности; вот вы поднялись на гору, с которой далеко-далеко видно во все четыре стороны; пред вами зеленеют поля и луга, виднеются рощи, по пригоркам раскинулись деревни, но чаще всего наш взор опять останавливается на храмах Божиих, стоящих то далеко от нас на горе, то вблизи нас, где-нибудь за лесом, в уютной лощине… С одного места вы часто насчитываете их до десяти, двадцати и более… И на душе становится так отрадно, так тепло, что невольно перекрестишься и подумаешь: хороша ты, наша святая Русь-матушка! Благословенна ты, наша родная православная страна!.. Как было бы пусто и томительно грустно на этой грешной земле, если бы не было в ней храмов Божиих! Бесприютной пустыней кажутся православному русскому человеку те страны, где нет храмов Божиих. Храмы Божии – это исконные исторические центры духовной жизни нашего народа, светочи его просвещения, хранители Христовой благодати, которая незримыми потоками разносится из них по лицу всей нашей родной земли и напояет животворною силою дух нашего народа! Недаром на самой заре христианства наших предков-язычников ничто так не поразило, как благолепие богослужения в храме св. Софии в Царь-граде: «не помним, где мы были тогда, на небе или на земле», говорили они потом князю своему, «Красному Солнышку». Красота богослужения, великолепие церковности с тех пор глубоко залегли в русскую душу, а украшение храмов Божиих стало исконною, любимою добродетелью русского народа.

Каждый праздник в Православной Церкви имеет свои особенности, оставляющие в душе неизгладимые впечатления; каждый обряд церковный, даже по-видимому незначительный, как, например, посещение дома священником в великие праздники с крестом и св. водою, имеет великое благотворное воспитательное значение. Кто хочет сколько-нибудь понять всю художественную красоту и благотворное воспитательное свойство нашего богослужения, наших церковных обрядов, тому следует прочитать превосходную книгу «Письма о богослужении Православной Церкви» покойного художника-писателя А.Н.Муравьёва; эти письма могут доставить читателю истинно художественное наслаждение. Точно так же следует прочитать «Размышление о Божественной литургии» великого художника-поэта Н.В.Гоголя. Книги эти дают возможность осмысливать те впечатления, какие с детства слагаются в душе при посещении храма Божия и нашего православного богослужения. Об этих впечатлениях детства прекрасно вспоминает в одном из своих поучений покойный знаменитый архипастырь церкви русской, архиепископ Никанор. Он говорит, что мы не только под старость, но и в полном расцвете сил живём сердцем больше уже воспоминаниями, чем живыми впечатлениями. В самом деле, вот миновали великие святые дни Страстей Господних и Его славного Воскресения: для кого эти дни были самыми священными, дорогими, трогающими душу, обновляющими дух? Конечно, для того, кто воспринял всю сладость духовных впечатлений от церковных богослужений этих дней ещё в своём детстве, в те златые годы, когда каждая церковная песнь, каждый обряд, совершаемый в эти дни, умиляет непорочное ещё сердце, и это сердце запечатлевало в себе всю дивную духовную красоту этих обрядов, этих церковных песнопений, не справляясь даже, на первых порах, с точным смыслом их, а как-то внутренне постигая, помимо логических определений, силу и суть этих обрядов и песнопений… Вспомните рассказ о знаменитом графе Сперанском. В Светлый праздник приходит к нему священник с крестом уже пред вечерней, а граф ещё сидит весь в своих орденах; он ещё не разговлялся в ожидании, пока батюшка благословит его трапезу… Вот как глубоко ценил наши церковные обряды этот великий государственный муж своего времени! Видно, эти обряды стали потребностью его верующего сердца, так что без них он и обойтись не мог. Видно, церковность питала его дух своим благодатным воздействием. Видно, он чувствовал и хорошо понимал всю благотворную силу такого воздействия.

Следует иметь в виду, что наша «церковность» обнимает все стороны нашей духовной жизни и даёт определённую норму для всех наших житейских отношений,- что чрез неё, эту церковность, в воспитание привходит некое живое начало из области вечной красоты, вечной истины, не отвлечённой красоты истины, а вечно живой, определённой в лице Церкви и всех её чад, всех веков и времён… «Церковность» осязательно связывает членов Церкви в видимый союз, даёт ему внешнюю жизнь… Без «церковности» не могло бы православное христианское общество сохранить своё единство и высоту христианского духа. Свидетельством тому служат все церковные вероисповедания и секты, которые отринули «церковность»: члены этих общин и сект потеряли своё духовное единство, дробятся на новые и новые секты; вместе с этим они утратили полноту и высоту веры, низведя её до сухих формул, не возвышающих, а убивающих религиозное чувство. Чувство религиозное, как самое нежное, требует для своего воплощения, для своего жизненного выражения соответствующей внешности. Православная внешность, православная церковность есть именно та атмосфера, которою дышит христианское чувство. Православный храм с его устройством и богослужением служит самым лучшим средством для объединения всех христиан в молитве, в одних чувствах веры и любви. Поэтому и самый храм характерно называется «церковью». Но здесь объединяются не только настоящие члены церкви земной между собою, объединяются они со всеми святыми, достигшими совершенства, и со всеми почившими в вере предками. Пред лицом первых мы присутствуем, имея пред собою их честные изображения, и вступаем с ними в молитвенное общение, прося их ходатайства за нас пред Богом. За вторых мы сами молимся Господу, да простит Он им все их согрешения и сопричтёт к лику избранных Своих. Служа наилучшим средством выражения церковного единства, храм с его устройством отвлекает внимание от мирского и обращает ум к небесному, святому. Церковное богослужение с его библейскими чтениями, с его возвышенными молитвами и песнопениями укрепляет в мысли христианские истины, возбуждает покаянно-религиозное чувство и призывает отложить всякое житейское попечение. Для всех труждающихся и обременённых здесь всегда открыто успокоение. И едва ли где человек найдёт такое утешение в скорби, как в православном храме. А для обременённых грехами нигде, нигде во всём мире нет такого пристанища, как св. храм с церковным богослужением.

«Кормчий». Религиозно-нравственный народный журнал. М., 1911, № 3, С. 26-27.


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: