Архимандритъ Константинъ (Зайцевъ) - АПОСТАСІЙНОЕ СОЗНАНІЕ

Нѣчто совершенно непредставимое являетъ совре­менный міръ человѣку, не поколебавшемуся въ христіан­скомъ сознаніи, ставшемъ господствующимъ для чело­вѣчества, послѣдовавшаго Христу. Но, вмѣстѣ съ тѣмъ, для такого сознанія это является совершенно «нормаль­нымъ» и «естественнымъ», поскольку человѣчество лиши­лось «Удерживающаго». ЭРА ХРИСТІАНСТВА КОНЧИЛАСЬ: АПОСТАСІЯ НАСТУПИЛА!

Читатель «Православной Руси» въ каждомъ номерѣ найдетъ матеріалъ 'въ этомъ смыслѣ самъ за себя говоря­щій — для всякаго, кто остается съ Христомъ. Въ на­стоящемъ номерѣ въ этомъ смыслѣ нѣчто совершенно исключительное раскроется предъ его сознаніемъ, какъ ярчайшая иллюстрація процесса ДЕХРИСТІАНИЗАЦІИ ЧЕЛОВѢЧЕСТВА: радикальному перередактированію подвергается Законъ Божій нынѣ въ США для католическихъ школъ!

Въ отчаянье, оказывается, приходятъ преподаватели За­кона Божія, поскольку они идутъ протореннымъ путемъ, являя себя устами Церкви и воспринимая свое заданіе какъ лишь систематизацію, оформленіе и углубленіе того, что каждый христіанинъ — въ данномъ случаѣ католическій ребенокъ и подростокъ — воспринимаетъ изъ жизни, т. е. прежде всего, естественно, изъ своей семьи и слитаго съ ней общественнаго окруженія. Въ Апостасійномъ мірѣ обрѣтаетъ, однако, преподаватель Закона Божія уже нѣчто совсѣмъ новое: предъ нимъ оказывается существо, которыя именно изъ своего жи­тейскаго общенія вынесло нѣкое органическое отчуж­деніе отъ Церкви! И это именно въ ея существѣ храните­ля и выполнителя того заданія, которое заповѣдано человѣку, созданному Богомъ по Своему образу и подобію, а тѣмъ самымъ обладающему тѣмъ, чего лишено всякое иное живое существо, а именно СВОБОДОЙ ВОЛИ: ДѢЙСТВІЕМЪ ЭТОЙ СВОБОД­НОЙ ВОЛИ ЧЕЛОВѢКЪ ДОЛЖЕНЪ ОБРА­ТИТЬСЯ КЪ БОГУ И ОСТАТЬСЯ СЪ БОГОМЪ!

Конечно, и въ «нормальное» время не святыми дѣть­ми и подростками былъ окруженъ преподаватель Закона Божія, во всѣхъ стадіяхъ, даже и самыхъ первичныхъ, этого «курса», огромнѣйшаго — безконечнаго! Предъ ними были человѣческія особи, и въ себѣ носящія, и въ жизни вокругъ себя видящія проявленія Зла, отчуждаю­щаго отъ Бога. Отвѣчающій своему назначенію пре­подаватель Закона Божія это учитываетъ и соотвѣт­ственно и ведетъ свой «курсъ». Но теперь сталкивается онъ не съ отдѣльными проявленіями дѣйствія Зла въ душахъ своихъ учениковъ, а съ чѣмъ то совсѣмъ инымъ, неизмѣримо худшимъ: съ отверженіемъ всей Книги Бытія, какъ она олицетворена въ Церкви, и съ пріятіемъ нѣкоего иного самосознанія, уводящаго отъ Бога.

Въ этомъ же и заключается существо Апостасіи! Она не борется нарочито съ Богомъ — она учитъ обходи­ться безъ Него, въ Его подлинномъ существѣ, какъ оно явлено въ Церкви...

Раньше, какъ ни примитивно было сознаніе человѣ­ка — въ какой то мѣрѣ и формѣ человѣкъ неизмѣнно ощущалъ ПОТУСТОРОННІЙ МІРЪ. Смерть было не уничтоженіемъ, а уходомъ. Если Христіанство являло исчерпывающую Истину, то всякое иное умона­чертаніе, все же уводило, будь то въ самой примитивно-грубой, или въ самой изощрено-лукавой формѣ куда то отъ Земли. Теперь возникаетъ нѣчто принци­піальное иное — пусть тоже можетъ это совершаться, какъ въ самыхъ примитивно-грубыхъ, такъ и въ самыхъ изощренно-лукавыхъ формахъ: переключается все со­держаніе нашего Бытія въ нѣчто земное и человѣческое.

Не будемъ говорить о грубыхъ и примитивныхъ формахъ ухода отъ Бога, которыя, такъ или иначе, являютъ собою культъ дьявольскій, пусть и всячески прикрытый, въ каковомъ прикрытіи и находитъ себѣ мѣсто величайшая изощренность лукавства. Скажемъ, однако, хотя бы два слова о томъ, какъ вытѣсняется Богъ изъ сознанія людей, принадлежащихъ къ тому или иному исповѣданію Вѣры. Здѣсь одно единственное, въ существѣ своемъ, является радикально-дѣйственнымъ, въ какія бы формы, лукаво-изощренныя, Ложь ни облачалась: БУДУЩАЯ ЖИЗНЬ какъ бы заслоняет­ся, а то и вытѣсняется тѣмъ, что заполняетъ наше соз­наніе.

Какъ погибаетъ современный человѣкъ въ отличіе отъ того, какъ погибалъ былой человѣкъ? Раньше то было увлеченіе Зломъ — въ самыхъ различныхъ фор­махъ, и въ отношеніи грубости, и въ отношеніи утонченности. Нынѣ же предъ нами ОБЕЗЛИЧЕНЬЕ Добра, РЕЛЯТИВИЗАЦІЯ его. Добро теряетъ свою АБСОЛЮТНУЮ качественность, снижаясь до чего то условнаго, служебнаго, относительнаго. Ужасъ т. н. экуменизма — развѣ не въ томъ, что онъ сближаетъ людей именно тамъ, гдѣ они ОБЯЗАНЫ оставаться разобщенными? Если я вѣрую въ АБСОЛЮТНУЮ истину, то какая можетъ быть обнимка, въ области вѣры, съ инаковѣрующимъ? Я могу общаться съ нимъ во всемъ, кромѣ области Вѣры — въ любой области у меня можетъ быть БЕСѢДА съ нимъ, даже и какъ съ инако-вѣрующимъ: но какое можетъ быть съ нимъ ОБЩЕНІЕ въ области Вѣры? Если такое общеніе есть, то оно снижаетъ то основное СВОЕ, чѣмъ мы живемъ въ области Вѣры, что есть наше ВСЕ…

Что то УНИВЕРСАЛЬНОЕ такъ возникаетъ въ сознаніи всѣхъ, выходящее за предѣлы СВОЕЙ Вѣры у каждаго. Рядомъ со своей Вѣрой совершенно естественно возникаетъ новая, общая религія, подъ нѣ­кимъ новымъ угломъ зрѣнія все кругомъ освѣщающая.. Вниманіе естественно сосредоточивается на пережива­ніяхъ душевныхъ, на психологіи, на логическихъ мудро­ваніяхъ, на «научно» осмысливаемыхъ концепціяхъ, соз­дающихъ нѣкій общій языкъ у разно-вѣрующихъ. Тутъ самыя разнородныя явленія могутъ имѣть мѣсто. Но одно радикально-существенно въ смыслѣ губительности: сосредоточеніе внутренняго вниманія на душевныхъ пе­реживаніяхъ и интеллектуальныхъ мудрованіяхъ спо­собствуетъ удаленію изъ сознанія заботы о БУДУ­ЩЕЙ ЖИЗНИ! Наше земное существованіе перестаетъ быть отрѣзкомъ времени, намъ даннымъ, въ конеч­номъ счетѣ, не для употребленія его, по своему разумѣ­нію, въ своей преходящей каждодневности, а для обрѣ­тенія БУДУЩЕЙ ЖИЗНИ! Въ ней, въ этой БУДУЩЕЙ жизни, смыслъ всего вообще въ мірѣ, а, въ частности, примѣнительно къ каждой личности... Чѣмъ сейчасъ заполняется сознаніе человѣчества, не служащаго Сатанѣ? Утонченнымъ осознаніемъ своихъ переживаній! И тутъ, въ конечномъ счетѣ, оказывается, что не мы Богу служимъ, а мы Богомъ пользуемся, въ мѣ­ру нашего разумѣнія для выполненія себѣ поставленныхъ заданій... въ рамкахъ нашей ЗЕМНОЙ жизни...

Это и есть АПОСТАСІЙНОЕ сознаніе... Такъ совершается подмѣна Христа... Уйти отъ этого соблаз­на очень не легко? Такъ и формируется пред-антихристово время.

Что, единственно, можетъ спасти міръ?

ПРАВОСЛАВНАЯ РУССКОСТЬ!

Самосохраненіе духовное, отъ самыхъ утонченныхъ и углубленныхъ проявленій его до самыхъ примитив­ныхъ, конечно, находитъ себѣ мѣсто, въ свободномъ мірѣ, но оно есть только самосохраненіе ИНДИВИДУАЛЬНОЕ, не обладающее ни малѣйшими воз­можностями переключиться въ нѣчто массовое, способ­ное преодолѣть Апостасію. Единственно, на что можно съ извѣстнымъ основаніемъ уповать, это на то, что, если въ мірѣ множится и крѣпнетъ таящееся въ сер­дцахъ устремленіе къ Богу Истинному, а, тѣмъ болѣе, если являетъ себя въ самыхъ разнообразныхъ формахъ дѣйствительное почитаніе Истиннаго Бога, пусть и въ самыхъ далекихъ отъ полноты этого почитанія фор­махъ, то, какимъ то чудомъ, можетъ Вѣра вспыхнуть съ силой, неожиданной и непредставимой для самихъ этихъ многообразныхъ послѣдышей истиннаго Христіанства.

Какое ЕДИНСТВЕННО чудо способно внутренне переродить міръ и преодолѣть Апостасію, открывъ путь къ новому періоду міровой Исторіи?

Только чудо возрожденія Россіи въ ея Православной Русскости!..

Читатель найдетъ ниже статью прот. о. Николая Депутатова, которая даетъ яркій образъ духовной сущ­ности требуемаго обновленія, которое, конечно, не мо­жетъ быть въ своей полнотѣ освоено массами, но кото­рое отвѣчаетъ въ такой мѣрѣ тому сознанію, которое мы опредѣляемъ, какъ Православная Русскость, что имен­но оно одно только открываетъ намъ перспективу спасительную — примѣнительно къ Россіи, а, тѣмъ самымъ, и ко всему міру...

И, конечно, это чудо способно въ одномъ только образѣ найти себѣ выраженіе — возстановленія Русска­го Православнаго Царства. Но зто не въ формѣ леги­тимизма, какъ такового, и вообще ни въ какой формѣ, которая воспринимаетъ, по преимуществу, а то и исклю­чительно, ВНѢШНЕЕ несказанное преуспѣяніе нашей Родины въ ея быломъ обликѣ Православнаго Царстѣа. Здѣсь дѣло идетъ одновременно о СВЯТОЙ РУСИ, которая не знаетъ никакого внѣшняго, земного, всѣхъ объединяющаго и окрыляющаго, самоопредѣленія внѣ — ЦАРЯ-БАТЮШКИ...

И какое несказанное ЭСХАТОЛОГИЧЕСКОЕ значеніе положительное въ смыслѣ возможности преодолѣнія Апостасіи Православной Русскостью обрѣтаетъ личность нашего Послѣдняго Царя и всего Его Семей­ства, своей мученической кончиной озарившихъ наше прошлое — нельзя никакими словами адэкватно выра­зить. Вѣдь все монархически-дѣемое въ наше время идетъ, дѣйствительно, на пользу дѣлу возстановленія Россіи и всего міра — только въ своей благодатной НЕБЕСНОЙ озаренности!..

Только такое возрожденіе Православной Русскости, потаенно осуществяющееся въ сердцахъ Русскаго народа, можетъ, внезапно, милостью Божіей, ярко вспыхнувъ, охватить Русскій Народъ, возрождающійся подъ безконечно разнообразными видами, часто внѣшне, казалось бы, не только поправшими Православную Русскость, но уже упразднившими самый образъ и подобіе Божіи, и СЛИТЬ ЕГО ВОЕДИНО ВЪ ОБРАЗѢ РУССКАГО ПРАВОСЛАВНАГО ЦАРСТВА.

Наша Зарубежная Церковь нарочито призвана Богомъ именно въ этомъ сознаніи спасать свои души, призывая на путь спасенія и всѣхъ вообще русскихъ людей. Только СПАСАЯ СВОИ ДУШИ можемъ мы дать Богу возможность возвратить къ жизни ИСТОРИЧЕСКОЕ Русское Православное Царство.

Буди, буди!

Архимандритъ Константинъ.

Православная Русь. 1972. № 17 (994). 1/14 сентября. С. 1-3.


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: