Житіе святителя Іоанна (Максимовича), Митрополита Тобольскаго и Сибирскаго.

Святитель Іоаннъ Максимовичъ былъ сынъ южно-русскаго шляхтича (дворянина) Максима Васильковскаго. Отецъ Святителя Іоанна – Максимъ и мать Евфросинія происходили изъ г. Умани на Украйнѣ; долгое время Максимъ проживалъ въ г. Васильковѣ, близъ Кіева, занимаясь арендой земель и мельницъ Кіево-Печерской лавры на Трубежѣ и другихъ монастырскихъ рѣкахъ; отъ имени города Василькова онъ и получилъ прозваніе Васильковскаго; самъ же онъ любилъ называть себѣ Печерскимъ, такъ какъ считалъ себя всецѣло обязаннымъ Печерской обитечи. Впослѣдствіи онъ переселился въ г. Нѣжинъ, такъ какъ въ окрестностяхъ этого города также находились снятыя имъ въ аренду владѣнія Кіево-Печерской лавры, и тутъ остался до конца свое жизни. Здѣсь-тο, въ Нѣжинѣ и родился въ декабрѣ 1651 г. будущій свѣтильникъ Церкви Христовой – Іоаннъ, получившій названіе Максимовича по имени отца – Максима. Семья Максима Васильковскаго принадлежала къ весьма благочестивымъ; объ этомъ краснорѣчиво свидѣтельствуетъ, между прочимъ, тотъ фактъ, что двое изъ сыновей Максима избрали для себя монашескій образъ жизпи. Въ этой благочестивой семьѣ будущій святитель получилъ надлежащее первоначальное доброе воспитаніе, особенно же благотворное вліяніе на него оказала благочестивая мать.

По достиженіи школьнаго возраста онь былъ опредѣленъ въ Кіево-Могилянскую коллегію, которая была тогда единственной православной русской школой во всемъ южно-русскомъ краѣ. Кіево-братская школа (затѣмъ переобразована въ Кіевскую духовную Академію) была въ ХVІІ вѣкѣ славнымъ разсадиикомъ знаменитыхъ борцовъ за православіе; она воспитала цѣлый рядъ знаменитыхъ святителей, ученыхъ и политическихъ дѣятелей. Внутренняя жизнь и особенно воспитательная дѣятельность Кіево-Могилянской коллегіи отличалась высокой нравственной красотой. Вѣрная священнымъ завѣтамъ своего знаменитаго преобразователя и благодѣтеля – митрополита Петра Могилы, Кіево-братская школа воспитывала ввѣрявшееся ей юношество въ правилахъ чистаго православія. Главное вниманіе въ школѣ обращалось на религіозно-нравствеоетвевное воспитаніе учившагося въ ней юношества. Воспитанникамъ внушалось постоянно помнить о Богѣ; пробужденіе отъ сна, одѣваніе, приготовленіе уроковъ, отправленіе въ школу, употребленіе пиши, приготовленіе ко сну и прочіе факты повседневной жизни школьниковъ сопровождались молитвою; можно сказать, каждый шагъ юноши долженъ былъ освящаться молитвою къ Господу Богу. Кромѣ того, воспитанники обязаны были возможно чаще присутствовать при богослуженіи въ храмѣ, участвовать въ церковныхъ церемоніяхъ и процессіяхъ. Наконецъ, воспитанники школы составляли изъ себя особое юношеское братство, имѣвшее свой особый уставъ, согласно которому ученики школы клятвенно обязывались любить свою школу, мать-восиитательницу, взаимно поддерживать другъ друга, заботиться о пользѣ школы во всю свою послѣдующую жизнь, помогать своимъ братьямъ по вѣрѣ. Благодаря такому своему устройству, Кіево-Могилянская коллегія воспитывала въ то время не только образованныхъ людей, но и глубокихъ ревнителей православной вѣры, готовыхъ отдать всего себя и всю свою жизнь на служеніе православной русской Церкви. Къ числу такихъ воспитанниковъ Кіево-Могилянской коллегіи принадлежалъ и сынъ Максима Васильковскаго, будущій святитель.

Весьма уснѣшно окончивъ образованіе, Максимовичъ сталъ профессоромъ своей родной школы и въ тο-же время занималь при Академіи высокую и почетную должность проповѣдника. Рѣшивъ всецѣло посвятить свою жизпь Богу и служенію ближнимъ, онъ рано принялъ постриженіе въ монашество съ именемъ Іоанна, отъ руки Кіево-Печерскаго игумена, знаменитаго Иннокентія Гизеля, и въ лаврѣ началъ проходить свои первыя послушанія. Одну изъ замѣчательныхъ сторонъ Кіево-Могилянской коллегіи XVII вѣка составляла, между прочимъ, та особенность, что надъ дѣломъ воспитанія юношества и приготовленія его къ достойному служенію Церкви и обществу школа трудилась въ полномъ согласіи съ Кіево-Печерскою монашескою обителью. Митрополитъ Петръ Могила, столь много сдѣлавшій для благоустройства Кіево-братской школы, былъ вмѣстѣ съ тѣмъ и начальникомъ Кіево-Печерской лавры. Онъ завелъ такой порядокъ, что лучшіе питомцы школы, по окончаніи своего образованія, принимали монашество и дѣлались учителями своей школы. Равнымъ образомъ и другіе воспитанники школы, желавшіе постриженія, принимали монашество въ лаврѣ и оставались въ теченіе нѣсколькихъ лѣтъ въ средѣ ея братства, прежде чѣмъ идти на другія послушанія и на другіе виды церковно-общественнаго служенія. Такимъ образомъ, въ Кіево-Могилянской коллегіи юноши получали необходимыя знанія, просвѣщавшія ихъ умъ; а въ Кіево-Печерской лаврѣ, гдѣ нѣкоторые изъ нихъ принимали монашеское пострижееіе, они укрѣпляли свою юную волю въ разнообразныхъ подвигахъ послушанія, соотвѣтствовавшихъ ихъ образованію. Такая исключительная подготовительная школа дѣлала ихъ крѣпкими, стойкими, опытными и полезными служителями Церкви и общества.

Кромѣ Кіево-Могилянской коллегіи и Кіево-Печерской лавры, на складъ ума, жизнь и характеръ новопрославленнаго Святителя имѣли сильное вліяніе знаменитые его современники: игуменъ Кіево-Печерской лавры Иннокентій Гизель, архіепископъ Черниговскій и вмѣстѣ блюститель Кіевской митрополіи Лазарь Барановичъ, святитель Ѳеодосій Углицкій, архіепископъ Черниговскій, святитель Димитрій, митрополитъ Ростовскій и другіе великіе свѣтильники Церкви православной, съ которыми Іоаннъ Максимовичъ имѣлъ постоянное духовное общеніе. Блюстителемъ Кіевской митрополіи Лазаремъ Барановичемъ Іоаннъ Максимовичъ былъ рукоположенъ въ іеродіакона и затѣмъ іеромонаха. Будучи еще въ молодыхъ лѣтахъ, онъ былъ избранъ «казнадѣемъ» (экономомъ) Кіево-Печерской лавры: очевидно, онъ унаслѣдовалъ отъ отца, управлявшаго монастырскими имѣніями, практическую споровку. Въ этой важной должности молодой іеромонахъ вполнѣ оправдалъ довѣріе братіи; поэтому въ 1678 году, когда Турція грозила вторично напасть на Украину, іеромонахъ Іоаннъ Максимовичъ, имѣя всего 26 лѣтъ отъ роду, былъ Обшимь Совѣтомъ избранъ посломъ въ Москву къ царю Ѳеодору Алексѣевичу умолять о помощи инокамъ лавры, на случай нападенія турокъ на Кіевъ. Отправивъ сильное войско противъ турокъ, царь Ѳеодоръ Алексѣевичъ предоставилъ инокамъ лаврскимъ укрыться въ Свѣнскомъ монастырѣ, въ 3-хъ верстахъ отъ Брянска (Орловской епархіи), а іеромонаху Іоанну Максимовичу повелѣлъ (1680 г.) завѣдывать монастыремъ въ званіи намѣстника. Свѣнскимъ монастыремъ, приписаннымъ въ 1681 г. къ Кіево-Печерской лаврѣ, Іоаннъ Максимовичъ управлялъ до 1695г. Въ томъ же году Св. Ѳодосій Углицкій, предвидя свою скорую кончину (послѣдовавшую 5 февраля 1696 г.), и зная строгую подвижническую жизнь Іоанна Максимовича, предназначилъ его своимъ преемникомъ по Черниговской каѳедрѣ; съ этою цѣлью, посовѣтовавшись съ властями, святитель Ѳеодосій вызвалъ Іоанна Максимовича въ Черниговъ и поставилъ архимандритомъ Елецкаго Успенскаго монастыря, настоятелемъ коего раньше онъ самъ былъ. Елецкимъ Успенскимъ монастыремъ Іоаннъ Максимовичъ управлялъ до 1697 г.

Спустя нѣсколько мѣсяцевъ послѣ блаженной кончины святителя Ѳеодосія Черниговскаго, 24 ноября 1696 г., въ архіерейскомъ домѣ, собралась рада для избранія преемника почившему Архипастырю. Духовенство, представляя своихъ кандидатовъ, просило гетмана и митрополита Кіевскаго Варлаама прислать уполномоченныхъ для избранія архіепископа. Митрополитъ писалъ, что желаетъ видѣть архіепископомъ Черниговскимъ архимандрита Сѣверскаго Михаила Лежайскаго, если же-онъ откажется по слабости здоровья, то – архимандрита Елецкаго Іоанна Максимовича; довѣренные гетмана – обозный Борковской, полковникъ Черниговскій Яковъ Лизогубъ и генеральный бунчучный Скоропадскій отъ лица всего войска, а Черниговскій войтъ отъ лица мѣщанства заявили о желаніи видѣть архіепископомъ Іоанна Максимовича; игуменъ Ильинскаго монастыря Лаврентій Крещановичъ чрезъ своего посланнаго подалъ голосъ въ пользу Максимовича; все духовенство епархіи, какъ бѣлое, такъ и монашествующее, единогласно высказалось за избраніе Іоанна Максимовича; въ этомъ смыслѣ и былъ составленъ актъ, подписанный важнѣйшими лицами мірскими и духовными. Отяравлая Іоанна Максимовича въ Москву для посвященія, гетманъ, кромѣ того, присоединилъ свою письменную просьбу къ царю и къ патріарху о посвященіи единогласнаго народнаго избранника. И вотъ 10 января 1697 г. въ Москвѣ патріархомъ Адріаномъ архимандритъ Іоаннъ Максимовичъ былъ посвященъ въ архіепископа Черниговской епархіи. Своимъ же преемникомъ въ настоятельствѣ надъ Елецкой обителью Святитель Іоаннъ поставилъ, 20 іюля 1697 г., святителя Димитрія, впослѣдствіи митрополита Ростовскаго.

Избранный въ преемники святителемъ Ѳеодосіемъ Углицкимъ, святитель Іоаннъ имѣлъ въ немъ и своего небеснаго покровителя; съ первыхъ дней своего, архипастырскаго служенія опъ испыталъ иа собѣ дѣйствіе благодати Божіей по молитвамъ блаженно почившаго Угодника Божія. Однажды святитель Іоаннъ настолько тяжко заболѣлъ, что уже готовился умереть; въ послѣднюю ночь своихъ страданій онъ обратился съ молитвой къ блаженно почившему своему благодѣтелю, Святителю Ѳеодосію Углицкому; Угодникъ Божій, явившись боляпіему, объявилъ ему милость Божію, даруя исцѣленіе; и сказалъ: «не скорби, братъ; Господь услышалъ молитву твою и даруетъ тебѣ здравіе: встань съ одра, и приготовься къ утру отслужить благодарственную литургію – это тебѣ знаменіе». Боляшій архіепископъ Іоаннъ, очнувшись отъ чуднаго видѣнія, всталъ сь постели и, позвавъ своего келейника, сказалъ: сходи къ намѣстнику и скажи, что я сегодня буду служить литургію; чтобы было готово все къ служенію». Всѣ изумились, полагая, что Преосвященный говоритъ въ горячечномъ бреду, пока надѣлѣ не увѣрились, что онъ въ здравомъ умѣ и совершенной памяти. И дѣйствительно, на утро больной уже могъ служить литургію, а скоро затѣмъ и созершенно оправился. Въ благодарность за чудесное исцѣленіе святитель Іоаннъ приказалъ открыть пещеру, гдѣ былъ погребенъ святитель Ѳеодосій, повелѣлъ написать портретъ свяиттеля Ѳеодосія и начерталъ на немъ собственноручно стихи.

Въ теченіе 15 лѣтъ святитель Іоаннъ управляъ церковью Черниговскою и все это время сіялъ и свѣтилъ своею высокою религіозною настроенностью и дѣятельной христіанской любовью. Жизнь его сіяла добродѣтелями высокими, особенно же смиреніемъ и молитвою. «Многіе предражайшіе добродѣтелей своихъ таланты намъ въ подраженіе, яко отецъ чадамъ, яко пастырь овцамъ, яко владыка рабамъ своимъ, остави твоя архипастырская святыня, глаголя къ намъ словосы Христовы: образъ дахь вамъ, да якоже азъ сотворилъ, и вы творите» – такъ писали впослѣдствіи Черниговцы святителю Іоанну, когда онъ былъ уже митрополитомъ Тобольскимъ.

Глубокую память о себѣ оставилъ святитель Іоаппъ, какъ благотворитель бѣдныхъ. Онъ не любилъ никакихъ «прохладъ, забавъ и увеселеній», а шелъ туда, гдѣ скорбѣла бѣдность. Хижины бѣдняковъ, богадѣльни и тюрьмы видѣли его иногда въ простой одеждѣ; оставляя свою лепту со словами: «примите во имя Іисуса Христа», Святитель исчезалъ въ ночной темнотѣ, нерѣдко никѣмъ неузнанный. Въ его лицѣ встаетъ величавый образъ архіерея-молитвенника, обо всѣхъ печалующагося, всѣхъ любящаго и всѣми безгранично любимаго. Будучи прекраснымъ хозяиномъ, Архіепископъ Іоаннъ много заботился о благоустройствѣ и благоукрашеніи обителей и храмовъ Черниговской епархіи; такъ, напр., съ его благословенія, былъ основанъ Преображенскій Рувимовскій монастырь, возстановлена Каташинская обитель.

Самъ будучи человѣкомъ глубоко просвѣщеннымъ, мудрый Архипастырь заботился и о духовномъ просвѣщеніи чадъ Черниговской паствы; эти заботы выразились, между прочимъ, въ основаніи имъ (1700 г.) въ Черниговѣ славяно-латинской коллегіи (), которая послужила прототипомъ для духовныхъ семинаріи.

Обладая свѣтлымъ и глубокимъ умомъ, неутомимый труженикъ, Святитель Іоаннъ оставилъ послѣ себя много богословскихъ и научныхъ твореній, написанныхъ въ прозѣ и въ стихахъ. Важнѣйшія изъ нихъ слѣдующія: 1) «Ѳеатронъ», посвященный Государю Петру Великому; состоитъ изъ наставленій, совѣтовъ и поученій царямъ, князьямъ, начальникамъ и вообще всѣмъ власть имущимъ; 2) «Алфавитъ святыхъ», – книга, написанная стихами; 3) «Богородице Дѣво, радуйся», толкованіе на Ангельское привѣтствіе Богородицѣ, написанное стихами; 4) Толкованіе на псаломъ 50-й; 5) «Отче нашъ», размышленіе о молитвѣ Господней; 6) Изъясненіе заповѣдей блаженства; 7) «Царскій иуть креста Господня, вводящій въ животъ вѣчный, или нравоученіе, какъ должно носить крестъ Христовъ»; 8) «Богомысліе»; 9) «Иліотропіонъ» (Подсолнечникъ), или сообразовапіе человѣческой воли съ Божественной» – обширный богословскій трактатъ о Божественномъ міроуправленіи. Всѣ литературные труды Святителя Іоанна Максимовича проникнуты глубочайшимъ благочестіемъ и преисполнены глубиною мысли и обширнымъ знакомствомъ со Священнымъ Писаніемъ и съ твореніями свв. отцовъ и учителей православной церкви. Въ его сочиненіяхъ отражается духъ его подвижнической жизни и видна та-же ревность о славѣ Божіей и о вѣчномъ блаженствѣ людей, которая одушевляла его во всѣхъ дѣлахъ.

Черниговская паства высоко цѣнила своего архипастыря, его просвѣщенной богословской мыслью, его золотымъ сердцемъ и дѣятельной волей, горячимъ молитвеннымъ настроеніемъ и смиреніемъ гордилась церковь Черниговская и вся тогдашняя Русь. 15 лѣтъ руководилъ Святитель Іоаннъ паствой Черниговской, – готовилъ себѣ здѣсь упокоеніе, но промыслъ Всевышняго рѣшилъ иначе. Далекій Тобольскъ, холодная Сибирь звали къ себѣ лучшаго сына Украйны: они готовили Іоанну Максимовичу широкое поле миссіонерской дѣятельности среди инородцевъ.

Императоръ Петръ Великій не оставилъ своимъ вниманіемъ просвѣщеннаго Архипастыря Черниговскаго. Когда Филоѳей Лещинскій отказался, по болѣзни, отъ управленія Тобольской каѳедрой и принялъ схиму, 11 мартѣ 1712 г. Петръ Великій назначилъ Іоанна Максимовича митрополитомъ Тобольскимъ и всей Сибири, а въ половинѣ августа, торжественно встрѣченный новой паствой, Архипастырь вступилъ въ городъ. Въ то время Сибирь представляла изъ себя страну дикую, насоленную преимущественно полудикими иннродцами, грубыми язычниками, и грубыми фанатиками раскольниками, выходцами изъ Европейской Россіи.

Сибирь нуждалась именно въ такомъ ревностномъ архипастырѣ, какимъ былъ святитель Іоаннъ, третій по счету митрополитъ Тобольскій. Недолго святитель Іоаннъ управлялъ Сибирской церковью, но тѣмъ не монѣе оставилъ глубокій слѣдъ: онъ такъ же горѣлъ здѣсь духомъ вѣры и такъ же широко проявлялъ дѣятельную христіанскую любовь, какъ въ Черниговѣ; онъ боролся съ раскольниками, и просвѣщалъ инородцевъ (монголовъ, остяковъ, татаръ), для чего посылалъ миссіонеровъ въ самые далекіе уголки Сибири, вплоть до Великаго океана и Камчатки. Миссіонерская дѣятельность его простиралась даже за предѣлы Россіи: въ 1714 г. онъ снарядилъ миссію въ Китаи для обученія истинамъ христіанской вѣры, а также чтенію и пѣнію церковному дѣтей русскихъ плѣнниковъ, захваченныхъ китайцами въ г. Албазияѣ и поселенныхъ близь Пекина. Онъ любилъ ходить въ тюрьмы, которыхъ много было въ Тобольскѣ, и утѣшалъ, училъ, а также развлекалъ гостинцемъ заключенныхъ. За три года пребыванія въ Тобольскѣ онъ одинъ разъ обѣдалъ у губернатора, и то по его усиленной просьбѣ.

Праведная жизнь Святителя завершилась и блаженной кончиной. Предчувствуя свое отхожденіе изъ сего міра, митрополитъ Іоаннъ сталъ приготовляться къ смерти. Онъ говѣлъ, исповѣдывался предъ духовникомъ, а 10 іюня 1715 г. совершилъ послѣднюю литургію и пріобщился Святыхъ Таинъ – Тѣла и Крови Христовыхъ; послѣ литургіи онъ устроилъ въ своихъ покояхъ трапезу для городского духовенства и нищихъ, причемъ послѣднимъ прислуживалъ самъ. Послѣ трапезы Святитель особенно трогательно простился со всѣми и удалился въ свою келью, гдѣ и заперся. Когда наступило время къ вечернему богослуженію, очередной іеромонахъ пришелъ къ Владыкѣ просить благословенія; отвѣта не послѣдовало. Собралосъ духовенство, дали знать губернатору. Послѣ неоднократнаго стука въ дверь, по распоряженію губернатора, князя Гагарина, дверь взломали и нашли великаго Святителя усопшимъ въ молитвенномъ положеніи, на колѣняхъ предъ образомъ Спасителя.

Кончину святителя Іоанна предвидѣлъ апостолъ Сибири, предшественникъ Святителя Іоанна по каѳедрѣ Тобольской, митрополитъ Филоѳей, бывшій въ то время въ Кондинскомъ краѣ. Въ день смерти святителя Іоанна онъ сказалъ окружающимъ его: «Братъ нашъ Іоаннъ успе. Прейдемъ отсюда!» и тотчасъ возвратился въ Тобольскъ. Такъ – на 64 году жизни сошелъ въ могилу великій свѣтильникъ вѣры, кротости и смиренія. Въ лицѣ Святителя Іоанна встаетъ величавый образъ архіерея-молитвенника, обо всемъ печалящагося, всѣхъ любящаго и всѣми безгранично любимаго.

Спустя 200 лѣтъ со времени блаженной кончины святителя Іоанна, Церковь православная рѣшила причислить его къ лику святыхъ въ 1916 г.

Святителю Отче Іоанне, моли Бога о насъ!

 

Сост. по: «Ставропольскія Епарх. Вѣдом.». 1916. № 24. Отд. Неофф. С. 742-750; «Оренбургскія Епарх. Вѣдом.». 1916. № 13-14. Ч. Неофф. С. 147-154.

 

Ред.: В 2016 г. в Киеве издательством «Феникс» был издан сборник переводов западноевропейских богословских трудов ХVII в., осуществленных святителем Иоанном (Максимовичем), митрополитом Тобольским и всея Сибири. В книгу вошли как известные и неоднократно переиздаваемые – «Царский путь Креста Господня», «Илиотропион», так и труды, увидевшие свет более 300 лет назад и впервые переведенные со старославянского языка – «Феатрон» и «Размышления о Боге для пользы правоверных». Необходимо подчеркнуть, что это – не обычный авторский перевод западноевропейских богословских произведений. Святитель подошел к своему труду как истинный православный богослов и миссионер. Он существенно переработал латинские трактаты с той целью, чтобы они стали понятны православному читателю и не противоречили основным богословским истинам Православной Церкви. Приобрести книгу можно напр. здесь.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: