Павелъ Петровичъ Забѣлинъ – О символическихъ знакахъ, съ какими изображаются у насъ кресты.

Въ Православной Русской Церкви нерѣдко встрѣчаются кресты, окруженные орудіями страданій Господа, также нѣкоторыми символическими знаками и изображеніями, каковы: копье, трость, губа, титло вверху, голова или черепъ внизу, луна, солнце и проч. Значеніе символическихъ знаковъ и другихъ изображеній, которыми у насъ окружаются кресты, мало или совсѣмъ не извѣстно для многихъ православныхъ, а потому находимъ небезполезнымъ сказать нѣсколько словъ объ этомъ предметѣ.

При подножіи креста нерѣдко изображается знакъ въ видѣ полумѣсяца или молодаго мѣсяца съ поднятыми къ верху рогами. По общераспространенному мнѣнію кресты съ полумѣсяцемъ явились у насъ со времени сверженія татарскаго ига, какъ символъ торжества христіанства надъ магометанствомъ. Но дѣло въ томъ, что кресты съ полумѣсяцемъ, или правильнѣе сказать, съ двумя рогами якоря внизу, извѣстны были въ Россіи раньше татарскаго владычества; такъ напр. на Дмитріевскомъ соборѣ во Владимірѣ на Клязьмѣ, – соборѣ, сооруженномъ въ XII в., и на другихъ храмахъ до татарскаго времени кресты поставлены съ подобіемъ полумѣсяца при подножіи. Посему справедливѣе полагать, что кресты съ подобіемъ полумѣсяца получили свое начало еще въ древне-христіанской Церкви. И дѣйствительно кресты съ подобіемъ полумѣсяца, точнѣе кресты съ двумя рогами якора внизу, встрѣчаются на древнѣйшихъ памятникахъ христіанскаго искусства, напр. на плитахъ надгробныхъ, относящихся къ первымъ вѣкамъ христіанства.

Якорные кресты можно видѣть и на другихъ древнихъ памятникахъ, напр. на монетахъ, вычеканенныхъ для Сициліи при греческихъ императорахъ (VII в.), а также на монетахъ латинскихъ императоровъ въ Константинополѣ – Балдуина (въ нач. XIII в.) и его преемниковъ. Употребленіе такихъ крестовъ изъ Константинополя могло перейти на Западъ и къ намъ («О русскихъ храмахъ» археологическій очеркъ въ Сборн. «Духовная Пища», прот. В. Нечаева. М. 1884 г. стр. 201). Какое же значеніе имѣли и имѣютъ якорные кресты? Якорь, понимаемый въ его прямомъ и естественномъ значеніи, составляетъ надежду и часто единственное пособіе для мореплавателей во время грозы и бури. Поэтому у всѣхъ древнихъ народовъ якорь имѣлъ смыслъ религіозный и считался символомъ спасенія и избавленія. И первые христіане любили изображать якорь на своихъ религіозныхъ памятникахъ и на другихъ предметахъ, какъ символъ надежды на помощь Божію среди бѣдъ и несчастій, неразлучныхъ съ человѣческою жизнію и среди гоненій, которыя, подобно бурному волненію моря, безпрестанно держали въ опасности ладью (Церковь) Христову.

Что изображеніе якоря для первыхъ христіанъ служило символомъ надежды или упованія на Іисуса Христа, это можно видѣть изъ словъ ап. Павла въ посланіи къ евреямъ (6 гл. 19 ст.), изъ свидѣтельстъ св. отцевъ (Златоуста, Амвросія Медіоланскаго и др.), сравнивавшихъ христіанскую надежду съ якоремъ; то же можно видѣть изъ надписей, какія дѣлались древними христіанами на изображеніяхъ якоря, напр. на кладбищѣ Претекстата встрѣчаются мраморныя плиты, отмѣченныя изображеніемъ якоря, на поперечной перекладинѣ котораго написана буква Ε, очевидно составляющая сокращеніе слова ἐλπίς – надежда. Считая якорь символомъ надежды или упованія на Іисуса Христа, древніе христіане естественно могли присоединить знакъ якоря къ изображеніямъ креста и чрезъ то наглядно выразить, что ихъ упованіе благъ временныхъ и вѣчныхъ, ихъ увѣренность въ непреоборимой силѣ Божескаго заступленія утверждается на крестныхъ заслугахъ Іпсуса Христа. Нѣтъ сомнѣнія, что по примѣру древнихъ христіанъ, и въ позднѣйшія бѣдственныя времена для Церкви Христовой, напр. во время борьбы Византіи и другихъ народовъ съ мусульманами, употреблялись кресты съ двумя рогами якоря внизу, какъ наилучшіе нагляднѣйшіе символы христіанской надежды, упованія и увѣренности въ непреоборимой силѣ Божескаго заступленія, утверждаемыхъ на крестныхъ заслугахъ Іисуса Христа.

Кромѣ знака якоря при подножіи Креста Господня часто изображается черепъ и двѣ скрещенныя кости. Это изображеніе основано на преданіи, что на Голгоѳѣ былъ погребенъ Адамъ. Объ этомъ преданіи св. Василій Великій въ толкованіи своемъ на 5 гл. пророка Исаіи говоритъ такъ: «есть сказаніе, сохранившееся по неписанной памяти, что будто Іудея первымъ обитателемъ имѣла Адама, который, по изгнаніи изъ рая, находился въ этой странѣ для утѣшенія въ своихъ потеряхъ. И такъ, она первая приняла и мертваго человѣка, когда исполнилось осужденіе надъ Адамомъ. Головная кость, на которой распалась плоть, тогдашнимъ жителямъ показалась какимъ-то новымъ зрѣлищемъ, и они, положивъ черепъ на этомъ мѣстѣ, назвали его лобнымъ мѣстомъ. Между тѣмъ, вѣроятно, что и Ною былъ извѣстенъ гробъ (могила) началовождя всѣхъ человѣковъ, и что свѣдѣніе объ этомъ онъ передалъ имъ послѣ потопа. И Господь, изъискавъ начатки смерти человѣческой, пріялъ страданіе на такъ называемомъ Лобномъ мѣстѣ, чтобы тамъ же, гдѣ тлѣніе людей получило начало, началась и жизнь царствія, и чтобы смерть, какъ стала сильна въ Адамѣ, такъ обезсилѣла въ смерти Христовой». Это мнѣніе св. Василія раздѣляли очень многіе изъ отцевъ Церкви, какъ-то: св. Аѳанасій въ Словѣ «о страданіи и крестной смерти Іисуса Христа», св. Амвросій въ толкованіи на 10 гл. Еванг. Луки, св. Златоустъ въ 84 бес. на Ев. Іоанна, св. Епифаній въ кн. 1 ересей гл. 46, и другіе. Такъ какъ, по сохранившемуся преданію, второй Адамъ, вторая Глава человѣчества благодатная, всеоживляющая – Господь нашъ Іисусъ Христосъ умеръ, воскресъ и совоскресилъ съ Собою все человѣчество тамъ, гдѣ умеръ, погребенъ и покоился въ ожиданіи воскресенія первый Адамъ – эта первая и естественная глава всего человѣчества, то нѣкоторые склонны думать, что самое названіе Голгоѳы получило свое начало отъ погребенія на ней перваго въ мірѣ человѣческаго черепа и лба. Напр. преосвященный Софоній еп. Туркестанскій говоритъ: «думать должно, что и названіе горы: Гюлголетъ (по-еврейски), Гульгольта (по-сирійски), Галгафта (по-холдейски), Краніонъ (по-гречески), данное ей древними обитателями Палестипы, и означающее: черепъ, лобъ и голову, боретъ свое начало отъ этого знаменательнаго факта – погребенія тутъ перваго въ мірѣ человѣческаго черепа или лба» («Изъ дневника по службѣ на востокѣ и западѣ» преосвящ. Софонія, еп. Туркест. и Ташкентск. Спб. 1878 г. стр. 80-81). 

По сторонамъ креста (собственно Распятія) иногда изображаются солнце и луна. Что означаетъ это изображеніе при крестѣ? Нѣкоторые полагаютъ, что изображеніе здѣсь солнца и луны указываетъ на затмѣніе солнца и мракъ ночи, послѣдовавшіе за послѣднимъ вздохомъ Распятаго Господа. Такое объясненіе представляется нѣсколько искусственнымъ, натянутымъ. Вѣрнѣе придавать символическое значеніе солнцу и лунѣ, изображаемыхъ при Распятіи. Солнце есть тѣло, сіяющее собственнымъ свѣтомъ; луна же есть тѣло темное, заимствующееся свой свѣтъ отъ другаго, подверженное перемѣнамъ возраста и ущерства; посему изображеніе солнца при Распятіи служитъ символомъ Божества, а луны – немощной природы человѣческой, соединенной съ Божествомъ во Іисусѣ Христѣ, понесшемъ крестную смерть за насъ.

 

З-ъ.

 

«Руководство для сельскихъ пастырей». 1886. Т. 1. № 11. С. 315-319.

 

 

См. также:

Замѣтка: По вопросу о томъ, для чего при подножіи Креста Господня изображаются черепъ и двѣ скрещенныя кости?




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: