«ИЗМИТЕ ЗЛАГО ОТ ВАС САМЕХ» (1 Кор. 5:13). Обращения Архипастырей ИПЦ Виктора (Островидова) и Серафима (Самойловича).

Приносим глубокую благодарность автору публикации Игору Васильевичу Ильичеву за предоставление нашему сайту данного материала. – ред.

История написания текстов Обращений двух архиереев Истинно-Православной Церкви кратко изложила в своих показаниях заключенная Кулойлага Ксения Николаевна Пискановская на следствии по делу в 1940-1941 годах[1].

«В 1933 г{оду} в Архангельск приехал направлявшийся в ссылку в Печеру[2] епископ Виктор Островидов, который также принял участие в проведении нелегальных служб[3]. В то же время приехал в ссылку епископ Серафим Самойлович»; «С приездом в Архангельск еп{ископа} Виктора к нему стали ходить многие из адм{инистративно-}ссыльного Вятского духовенства, фамилий всех я не помню, но к нему ходили: отец Павел (священник)[4], два священника Николая, дьякон Касьянов Афанасий[5], священник Кокарников Александр[6]. Еп{ископ} Виктор жил у нас недели две, а затем уехал на Печеру. Все его знакомые священники: Павел, два Николая, Касьянов, Кокарников продолжали посещать нашу квартиру и принимали участие в проводимых беседах и службах. После отъезда Виктора отец поддерживал с ним письменную связь»; «На вопрос следователя об известных ей тайных рукоположениях обвиняемая показала: "Мне известен лишь один случай, когда еп{ископ} Серафим в 1934 г{оду} у нас на квартире рукоположил в священники адм{инистративно-}ссыльного Якобсона Александра Яковлевича[7] и, видимо, снабдил его антиминсом, т{ак} к{ак} после этого Якобсон проводил службы у себя на квартире. Кроме того, мне известны случаи, когда еписк{оп} Серафим дьякона, адм{инистративно-}ссыльного {Афанасия} Касьянова, повысил до протодьякона"»;

«Из показаний К. Н. Пискановской узнаем новые подробности взаимоотношений между митрополитом Кириллом (Смирновым), архиепископом Серафимом (Самойловичем), епископом Виктором (Островидовым), с одной стороны, и митрополитом Сергием (Страгородским) – с другой.

"Собираясь в нашей квартире, все указанные лица не только проводили богослужения, но и часто беседовали по церковным вопросам. В частности, велись беседы о необходимости написать Сергию о запрещении служить и быть главой церкви. Инициатором этих бесед был епископ Виктор, который считал, что митрополит Сергий опубликовал неправильную декларацию, незаконно захватил власть и т{ак} д{алее}. С мнением Виктора были согласны мой отец, еп{ископ} Серафим и, присутствовавший на беседах Якобсон. Было решено послать митр{ополиту} Сергию запрещение. {…} Приблизительно месяца через три после своего отъезда еписк{оп} Виктор прислал моему отцу свое запрещение митр{ополиту} Сергию. Это запрещение обсуждалось моим отцом с еписк{опом} Серафимом, после чего еп{ископ} Серафим написал еще свое запрещение.

В январе м{еся}це 1934 г{ода} я, по предложению моего отца и еписк{опа} Серафима, тексты запрещений Виктора и Серафима возила к митрополиту Кириллу в г{ород} Гжатск[8] под Москвой[9]. Митр{ополит} Кирилл должен был просмотреть эти тексты и подписать или написать свое запрещение. Отцом мне было дано еще письмо к м{итрополиту} Кириллу, где, видимо, подробно объяснялась причина подачи этих запрещений. Митр{ополит} Кирилл, ознакомившись с текстами запрещений Виктора и Серафима, ни одного из них не подписал, сказав мне, что он находит их слишком резкими и поэтому напишу свое – отдельное запрещение. Со мной Кирилл передал письмо к еписк{опу} Серафиму, в котором он, как мне известно, объяснял причину, почему он не подписал запрещений[10]. Весной 1934 г{ода} Серафим направил Сергию тексты своего запрещения и запрещения Виктора по почте. Как мне известно, Кирилл также послал Сергию свое запрещение"»[11].

Известно, что епископ Виктор (Островидов) был противником церковного курса митрополита Сергия (Страгородского) и его Синода. Так, на следствии по последнему своему делу, показания от 22 декабря 1932 года закончил словами: «По своим религиозным убеждениям являюсь последователем патриарха Тихона, обновленчества и сергиевщины не признаю»[12]]. А 23 февраля 1934 года в обращении к Екатерине Павловне Пешковой, возглавлявшей Помполит[13], о пересмотре дела писал: «Последний раз осужден был в 1928 г{оду} в мае мес{яце} в концлагерь на три года за отказ от признания известной декларации митрополита Сергия и отказ от него как главы Правосл{авной} Церкви»[14]. Владыка Виктор, согласно его обращению в Помполит, содержался 8 месяцев в следственном изоляторе города Сыктывкара[15]. Поэтому в Архангельск прибыл в августе, возвращаясь на берега Печоры.

Архиепископ Серафим (Самойлович) был в полном единомыслии с владыкой Виктором. Видно, что в основание своего текста угличский архипастырь положил Обращение вятского святителя, но в деле управления Российской Церковью после митрополита Петра (Полянского) поставил митрополита Кирилла (Смирнова), прямо не упоминая последнего. О беседах ссыльного духовенства в Архангельске показала К. Н. Пискановская. Но есть сведения или о проведении совещания с участием архиереев или его подготовке. «Так, например, архимандрит Симеон (Холмогоров), в прошлом насельник Данилова монастыря, 12 мая 1937 года дал (согласно протоколу) следующие показания: "Архиепископ Серафим Самойлович, будучи в ссылке в Архангельске, в 1934 году проводил совещание (нелегальное) нескольких ссыльных епископов, от имени которого им было составлено и разослано воззвание, призывавшее к объединению и решительным контрреволюционным действиям в блоке со всем оппозиционно настроенным духовенством. Об этом мне сообщил епископ Сахаров Афанасий в беседе со мной в сентябре 1935 года в г{ороде} Владимире. Об этом же мне писал в конце 1935 года или в начале 1936 г{ода} архиепископ Феодор (Поздеевский)"; "Кто участвовал в этом нелегальном совещании, я не знаю, и мне о них никто ничего не говорил и не писал"[16]. Архиепископ Феодор по этому поводу 1 июня 1937 года дал (опять же согласно протоколу) такое разъяснение: «Я Холмогорову действительно сообщал, что архиепископом Серафимом Угличским было примерно в 1934 г{оду} написано "послание", которым он запрещал в священнослужении митрополита Сергия. Было ли это послание согласовано с кем-либо из ссыльных епископов, я не знаю". Мне об этом "послании" сообщил иеромонах Пиуновский Спиридон в 1935 г{оду} в г{ороде} Архангельске, где он был в ссылке»[17].

После встречи с К. Н. Пискановской митрополит Кирилл (Смирнов) продолжал переписку с архиепископом Серафимом (Самойловичем), объясняя свое отношение к полученному тексту Обращения. Так, свое письмо от февраля 1934 года, с большой долей вероятности к угличскому архипастырю, он начинает словами: «Преосвященнейший Владыко, возлюбленный о Господе собрат архиепископ… Строки Ваши, полные снисходительности и доверия ко мне, грешному, доставили мне глубокое утешение. Спаси Вас Господи! Вас огорчает моя неповоротливость и кажущаяся Вам чрезмерная осторожность. Простите за это огорчение и еще потерпите его на мне. Не усталостью от долгих скитаний вызывается оно у меня, а неполным уяснением окружающей меня и всех нас обстановки»[18]. Через несколько лет святитель Кирилл ясно обозначил свою позицию. 8 марта 1937 года в своем ответе одному из адресатов, он писал: «С митрополитом Иосифом[19] я нахожусь в братском общении, благодарно оценивая то, что с его именно благословения был высказан от Петроградской епархии первый протест против затеи м[итрополита] Сергия20 и дано было всем предостережение в грядущей опасности»; «Ожидания, что м[итрополит] Сергий исправит свои ошибки, не оправдались, но для прежде несознательных членов Церкви было довольно времени, побуждений и возможности разобраться в происходящем и оч[ень] многие разобрались и поняли, что м[итрополит] С[ерг]ий отходит от той Православной Церкви, какую завещал нам хранить Св. Патриарх Тихон, и следовательно для православных нет с ним части и жребия. Происшествия же последнего времени окончательно выявили обновленческую природу сергианства»[21].

 

I.

Обращение епископа Виктора (Островидова) от 29 августа / 11 сентября 1933 года, согласно которому митрополит Сергий (Страгородский) лишается молитвенного общения не только с ним, но и всеми верными Христу и Его Святой Православной Церкви и предается Божиему Суду[22].

 

«Возлюбленные Божии, верные во Христе Иисусе и Святой Православной Церкви![23]. Да будете вы во благодати спасения [вечного][24]!

С глубокою скорбию мы видим, что пагубная церковная деятельность Нижегородского митрополита Сергия все больше и больше затемняет правильное разумение дела вечного спасения человека во Святой Православной Церкви, закрепляя массы верующих людей на пути вечной погибели, чрез лишение их благодати спасения вечного, этой брачной одежды, без которой никто не войдет в Царство Божие (М{ат}ф. 22[25], 12).

Скрыв свое действительное лице по выходе из заключения в 1927 г{оду}, митрополит Сергий принял церковную власть уже не для охраны спасительной истины Православной Церкви и не для благодатного спасения "стада Божия" (1 Петр. 5, 2), а по слову: "тать не приходит разве для того, чтобы украсть, убить и погубить" (Иоан. 10, 10). Для укрепления себя на этом пути лукавом и преступном митрополит Сергий образовал около себя из единомыcленных с собою лиц – незаконный синод[26], без благословения и разрешения Патриаршего Местоблюстителя. Потом вместе с сим самозванным синодом он обнародовал известную декларацию от 16/29 [июля][27] 1927 г{ода}, в которой уже ясно обнаружилось извращение Божественного Духа жизни Православной Церкви, а именно: в подмене благодатного спасения в Ней "внутреннего человека" (Ефес. 3, 16) в жизни вечной – временными интересами жизни верующих.

Некогда Господь, Иисус Христос, сурово осудил апостола Петра за высказанный им совет-сочувствие избежать предлежащих Господу страданий во Иерусалиме. "Отойди от Меня, сатана! – сказал апостолу Христос, – Ты Мне соблазн! Потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое". И, обратясь ко всем {ученикам}, Господь добавил: "Кто хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет"[28].

Митрополит Сергий в деле веры исповедания Православной Церкви тяжко боримой и от "внешних", избрал человеческое, а не Божие, и не просто человеческое, но глубоко преступное против веры и Церкви. Чтобы избежать переживаемых Церковию Божиею скорбей и страданий, этого "огненнаго искушения для испытания нам посылаемаго" (1 Петр. 4, 12), митрополит Сергий не только уклонился от истины и отказался [восполнить] скорби Христовы [за] Тело Его, еже есть Церковь[29] (Кол. 1, 24), но он не убоялся всею Церковию Христовою, "Которую стяжа Себе Господь Кровию Своею" (Деян. 20, 28), пойти к "внешним", воюющим на Бога и на Его Святую Церковь. Эту свою открытую измену Христу Богу он будто бы вынужден был сделать ради Церкви Божией, Которая есть "столп и утверждение истины" (1 Тим. 3, 15), и в этой истине своей чужда каких бы то ни было земных дел и интересов, а потому, будучи исполнена благодати, Она может существовать и "в пустыне" (Откр. 12, 14), т{о} е{сть} при полном разрушении строя Ея открыто видимой жизни. И какое лукавство! Тяжким грехом отречения от истины и изменой служения Единому Христу Богу спасать Церковь Бога, Которой "врата адовы не одолеют Ея" (Матф. 16, 18). Вместо того, чтобы чрез соблюдение святыни пред Богом и терпение о Господе самому спасаться в Церкви присущей (дарованной) Ей благодатию Христовою "в уповании на уготованное {вам} на небесах" (Кол. 1, 5). Митрополит Сергий хорошо знал, что люди Божиего удела (1 Петр. 2, 9) не последуют за ним, а на примере недавнего своего же преступного прошлого он видел, что многие верующие и совсем оставляют его по 15 правилу (вторая половина) Двукратного Вселенскаго Собора. И вот он уже как лютый волк, не щадящий стада (Деян. 20, 29) всех подвизающихся "подвигом добрым" (2 Тим. 4, 7) и хранящих веру истинную в непорочности, злословит как простых злодеев, как действительных преступников.

Путем такого лукавства и гнусным безчестием исповеднического подвига и вообще страданий Православной Церкви митрополит Сергий упрочивает свое внешнее положение. "Но горе человеку тому, кем Сын Человеческий (в лице меньших братий своих /М{ат}ф. 25, 40/) вторично предается на распятие, лучше было бы, когда бы не родился человек той"[30] (Матф. 26, 24). Митр{ополит} Сергий открыл широкую дорогу новому страданию верующих людей, отказавшихся по страху Божию следовать за ним, и всю страждущую Христову Церковь "святую и непорочную" ([Еф.] 5, 27) он сам повел к ужасному расточению от "внешних". В деле расточения Церкви вместе с предательством митр{ополит} Сергий произвел и тяжкую хулу на Духа Святаго, которая, по неложному слову Христа, никогда не простится ему ни в сей, ни в будущей жизни. "Кто не собирает со Мною, тот расточает… Или сотворите древо добро (Церковь)[31] и плод его добр; или сотворите древо зло и плод его зол…Того ради говорю вам: всякий грех и хула отпустится человеком, а хула на Духа не отпустится человеком" (Матф. 12, 30–31, 33).

Исполняя меру греха своего, митр{ополит} Сергий [совместно] со своим синодом указом от 8/21 окт{ября} 1927 {года} вводит и новую формулу поминовения, смесив в одно в великом Святейшем таинстве Евхаристии вопреки слову Божию о верных и неверных (2 Кор. 6, 14–18) Святую Церковь и борющих на смерть врагов Ея. Митр{ополит} Сергий этим своим богохульством нарушает благоговейный молитвенный смысл великого таинства и разрушает его благодатное значение для вечного спасения душ православно верующих. Отсюда и богослужение становится не просто безблагодатным, по безблагодатности священнодействующего, но оно делается мерзостью в очах Божиих, а потому и совершающий, и участвующий в нем подлежат сугубому осуждению.

Являясь во всей своей деятельности еретиком антицерковником, как превращающий Св{ятую} Православную Церковь из дома благодатного спасения верующих в безблагодатную плотскую организацию, лишенную духа жизни вечной, митр{ополит} Сергий в то же время чрез свое сознательное отречение от истины и в своей безумной измене Христу является и открытым отступником от Бога истины. И он без внешнего формального суда Церкви (которого невозможно над ним произвести), остается сам осужден собою (Тит. 3, 10–11), он перестал быть тем, кем он был: "служителем истины" по слову: "да будет двор его пуст… и епископство его да приимет ин" (Деян. 1, 20; Псал. 68, 26; 108, 8).

Ряд увещаний архипастырей, богомудрых отцев и православных мужей Церкви в течение многих лет не принесли пользы, не привели митр{ополита} Сергия к сознанию содеянного им греха и не возбудили в нем[32] раскаяния, а потому мы, по благодати данной нам от Господа нашего Иисуса Христа, "силою Господа нашего Иисуса Христа" (1Кор. 5, 4), объявляем бывшего митр{ополита} Сергия лишенным молитвенного общения с нами и всеми верными Христу и Его Св{ятой} Православной Церкви и предаем его Божиему Суду: "Мне отмщение, аз воздам, глаголет Господь" (Евр. 10, 30; Второз{ак}. 32, 35).

Настоящее обращение в дополнение к ранее сделанным нами в 1927 и {19}28 г{одах} заявлениям мы совершаем в строгом сознании нашего Архипастырского долга пред нашей паствой и всеми верными чадами Божиими Церкви Православной, стоя сами в послушании Церкви Христовой, в должном подчинении правилам Вселенских и Поместных Соборов и Собора Российской Церк{ви} 1917-{19}18 год{ов}, возглавляемой ныне Патриаршим Местоблюстителем Петром, митрополитом Крутицким и его заместителем Серафимом Угличским[33].

"Не бойся, малое стадо! Ибо благоизволи Отец ваш дати вам Царство" (Лук. 12, 3).

На подлинном: "Смиренный Епископ Виктор.

Августа 29-й день[34]. 1933 год"».

 

II.

Обращение архиепископа Серафима (Самойловича) от 4/17 декабря 1933 года, согласно которому митрополит Сергий (Страгородский) лишается молитвенного общения не только с ним, но и со всеми православными епископами Русской Церкви, предается Церковному Суду с запрещением в священнослужении[35].

 

«Со скорбию мы видим, что дезорганизующая деятельность Нижегородского м{итрополита} Сергия и его т{ак} н{азываемого} временного Патриаршего Синода все больше и больше затемняет правильное самосознание православного верующего [христианина][36].

Ряд увещаний Архипастырей, богомудрых отцев и православных мужей Церкви Российской не привели к сознанию м{итрополита} Сергия, продолжающего пагубную деятельность [потрясения] всех основ Православия. Со всею снисходительностию Ярославская Церковь в лице Ея Архипастырей и митр{ополита} Иосифа[37] дважды своим протестом от 24 января / 6-го фев{раля} 1928 г{ода} и разъяснением от 28 апр{еля} / 11 мая[38] [того же года] и лично я, неоднократно еще в 1927 {году} и 27 января / 9 фев{раля} 1928 г{ода}, своими увещаниями призывали м{итрополита} Сергия отказаться от того рода деятельности, которая причинила такую скорбь Православной Русской Церкви. В этого рода деятельности м{итрополита} Сергия сказалось: по одним {мнениям} – узурпаторство [захват] власти, произведшее раскол; по другим – ересь, а по иным – отступничество.

Лично же я считаю, что м{итрополит} Сергий узурпировал власть, учинил раскол, впал в ересь и отступил от исповедничества Православия. Узурпаторство власти мы признаем: в организации [незаконнаго] Синода 5/18 мая 1927 г{ода} протоколом № 1 на правах соуправляющего заместителю Патриарше{го} Местоблюстителя и обнародованием декларации от 16/29 июля 1927 г{ода} без благословения на сие митрополита Петра, Патриаршего Местоблюстителя, в которой явно сказывается [стремление], при посредстве незаконного Собора, определить форму правления Церкви, конечно, [заместить] Патриарше{ст}во Коллегией.

В нарушение Ап{постольского} 34 прав{ила} и Ант{иохийского} Собора 9 [-го] правила, во второй половине [их], мит{рополит} Сергий знал, что не все примут его декларацию и не признают его Синода, боясь быть участниками греха, отойдут от него согласно 15{-го} правила [второй половины] Двукратного Собора, и, несмотря на это, остался упорно при своем мнении и произвел раскол. Многие Архипастыри целыми областями и пастыри отдельными приходами отошли от м{итрополита} Сергия.

Своим деянием м{итрополит} Сергий исказил учение о спасении и о Церкви, находя спасение только в видимой организации Церкви, таким образом отвергая внутреннюю силу Благодати Божией, при которой Церковь может существовать и в пустыне.

Отступничество вытекает из еретическаго учения м{итрополита} Сергия о спасении и о Церкви, как земном учреждении, при существовании которого можно идти на все уступки, чем искажается самый призыв Христа к исповедничеству. Так Господь, Иисус Христос, сурово осудил предложенный ап{остолом} Петром компромисс: не ходить в Иерусалим, где Он мог пострадать, обойти его. Христос сказал ап{остолу} Петру: "Отойди от Меня, сатана, потому что ты думаешь не о том, что Божие, но что человеческое". И, призвав народ с учениками Своими, сказал им: "Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною" (Марк. 8 гл{ава}, 33–34).

Отказавшись от призыва Христа к исповедничеству, м{итрополит} Сергий произнес хулу на Церковь и в лице Ея на исповедников, а в расточении Церкви Божией – и хулу на Духа Святаго (Матф. 12 гл{ава}, 30–32). Хула на Церковь и Ея исповедников осуждается 2[-м] Константинопольским Всел{енским} Соб{ором} 6[-м] пр{авилом} и 6[-го] Вселен{ского} Конст{антинопольского} Соб{ора} 63[-м] прав{илом}.

Указом от 8/21 октября 1927 г{ода} совместно со своим т{ак} называемым Патриаршим Синодом [м{итрополит} Сергий] ввел новую формулу поминовения и этим исказил самый чин богослужения и нарушил внутренний дух его, смешав сынов человеческих с сынами Божиими. Своими прещениями, запрещением в священнослужении без суда и следствия Епископов и лишением их кафедр м{итрополит} Сергий нарушил Ап{остольское} 14[-е] прав{ило} и Сард{икийского Собора} 17[-е] пр{авило}.

Все хиротонии, совершенные в период от подписания протокола об организации Синода от 5/18 мая 1927 г{ода}, подлежат рассмотрению Собора епископов ввиду нарушения Ап{остольского} 30[-го] пр{авила} и 7[-го] Вселен{ского} Соб{ора} 3[-го] прав{ила}.

Не входя в рассмотрение остальных деяний м{итрополита} Сергия за тот же период времени, мы по благодати, данной нам от Господа нашего Иисуса Христа, объявляем м{итрополита} Сергия, нарушившего чистоту православной веры, исказившего догмат о спасении и о Церкви, учинившего раскол и произнесшего хулу на Церковь Христову и на Ея исповедников, а в расточении Церкви и хулу на Духа Святаго, лишенным молитвенного общения с нами и со всеми православными Епископами Русской Церкви. Предаем его Церковному Суду с запрещением в священнослужении. Епископы, единомысленные с м{итрополитом} Сергием, принесшие покаяние, принимаются нами в молитвенное и каноническое общение по чиноприему из обновленчества, и, занимающие вдовствующие кафедры, остаются на своих местах.

Настоящ[ее] деяние мы совершаем в строгом сознании нашего архипастырского долга стояния в послушании Церкви Христовой, в должном подчинении церковным правилам Вселенских и Поместных Соборов и Собора Российской Церкви 1917–1918 г{одов}, возглавляемой [нашим] Патриаршим Местоблюстителем Петром, митрополитом Крутицким.

Управление Российской Церковию, за невозможностью обращаться к первоиерарху Местоблюстителю Патриаршаго Престола м{итрополиту} Петру Крутицкому, переходит, до возвращения последнего к своему деланию к старейшему Иерарху Русской Церкви, руководствуясь на сей случай указанием Собора Русской Церкви 1917–1918 г{одов}, и Актами Святейшаго Патриарха Тихона и м{итрополита} Ярославскаго Агафангела об автономном управлении Епископам на местах в своих епархиях.

Смиренный Серафим, Архиепископ Угличcкий.

1933 г{од}. 4 / 17 декабря, г{ород} Архангельск».

 

«Слава Богу за скорбь и за радость!» В 2 ч. Ч. 1. Обзор следственных дел духовенства и мирян Истинно-Православной Церкви. 1920–1940-е годы. Сост. И. В. Ильичев. М.: Братонеж, 2020. Приложение IV. С. 530-544.

 

[1] Архив Регионального Управления ФСБ России по Архангельской области. Д. П-9253.

[2] Описка. Правильно: река Печора.

[3] «После тюрьмы владыка с другими ссыльными священниками отслужил на квартире ссыльного священника Николая [Пискановского. – В. В.] в Архангельске несколько литургий». Вятский исповедник: Святитель Виктор (Островидов). Жизнеописание и труды / Сост. Л. Е. Сикорская. – М. Братонеж, 2010. С. 256.

[4] Видимо, речь идет о Павле Николаевиче Питиримове.

[5] Касьянов Афанасий Игнатьевич.

[6] Правильно: Кукарников Александр Андреевич.

[7] В сан диакона поставлен в заключении. Антонина Сошина (Наш путь – смиренная преданность Отцу Небесному: Исполнение пастырского долга в условиях лагеря // Соловецкое море: Альманах. 2006. № 5. – URL: http://www/solovki.info/?action=archive&id=370#ddd).

[8] Ныне – город Гагарин, Смоленская область.

[9] О поездке к митрополиту Кириллу в Гжатск Ксения Пискановская упомянет и в своих показаниях 3 января 1950, но год назовет 1933-й (Государственный архив Ярославской области. Д. С-12593. Л. 48 об.).

[10] Возможно, выдержка из этого письма (от января 1934 года) приведена в «Актах Святейшего Тихона…» (с. 700). Здесь владыка Кирилл писал: «Для меня лично выступление сейчас представляется невозможным, так как я совершенно не уверен в характере отношений митрополита Петра. {…} Во всяком случае, быть явочным порядком заместителем митрополита Петра без его о том распоряжения я не могу, но если митрополит Петр добровольно откажется от местоблюстительства, то я в силу завещания святейшего Патриарха и данного ему мною обещания исполню свой долг и приму тяготу местоблюстительства, хотя бы митрополит Петр назначил и другого себе преемника, ибо у него нет права на такое назначение».

[11] Волков В. О. Ксения Пискановская: «Современный советский строй считаю властью антихриста» // Голос Эпохи, 2018. Вып. 2, С. 81, 83-84. – URL: http:://rys-strategia.ru/publ/1-1-0-4097.

[12] Подчеркивание в оригинале. Национальный архив Республики Коми. Ф. Р-2165. Оп. 2. Д. КП-4812. Л. 104.

[13] Помполит – «Помощь политическим заключенным».

[14] Автограф. ГА РФ. Ф. 8409. Оп. 1. Д. 1227. Л. 152-152 об.

[15] 13 декабря 1932 – арестован. 10 мая 1933 – приговорен к 3 годам ссылки в Северный край.

[16] Архив УФСБ РФ по Владимирской обл. Д. П-8151. Л. 76 об.–77.

[17] Там же. Л. 185. Цит. по Мазырин А., иерей. Высшие иерархи о преемстве власти в Русской Православной Церкви в 1920–1930-х годах. – М.: Изд-во ПСТБИ, 2006. С. 155-156.

[18] Акты Святейшего Тихона… С. 700.

[19] Речь идет о митрополите Иосифе (Петровых).

[20] Обнародование декларации от 16 / 29 июля 1927 года.

[21] Журавский А. В. Во имя правды и достоинства. С. 597-598.

[22] Большой фрагмент Обращения владыки Виктора приведен в сборнике «Акты Святейшего Тихона…» (архив Свято-Тихоновского богословского института, с. 634-635), но датирован неточно – 1928?

[23] За основу взят текст из следственного дела игумена Антония (Ивановских) 1940 года (ГАСПИ КО. Ф. Р-6799. Оп.4. Д. СУ-5221. Т. 1. Л. 177-180 об. Рукописная копия). Далее – текст Ивановских. На полях этого документа комментатор привел цитаты из Священного Писания для новых, не приведенных сносок.

[24] В [ ] скобках – слова из другой копии документа: дело И. М. Дремина 1939 года // ГАСПИ КО. Ф. Р-6799. Оп.8. Д. СУ-9623. Т. 1. Л. 224-229 об. Рукописная копия. Далее – текст Дремина.

[25] Нумерация глав Писания дана в тексте римскими и арабскими цифрами. В целях единообразия в публикации принят последний вариант.

[26] "Синод" в тексте – с прописной буквы.

[27] В тексте Ивановских описка – "мая".

[28] Матф. 16, 23–24.

[29] «Ныне радуюсь в страданиях моих за вас и восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых за Тело Его, которое есть Церковь» (Кол.1, 24).

[30] Изложение слов Писания в церковнославянском и русском переводах с добавлением слов автора: «вторично» и «на распятие».

[31] Слова «Церковь» нет в тексте Писания.

[32] Набранное курсивом в тексте Дремина: «в его сердце».

[33] О роли владыки Серафима (Самойловича) в церковной жизни страны показал на допросе епископ Макарий (Кармазин). «Принятие руководства нелегальными епархиями "истинно-православной церкви" и отдельными группами я (Кармазин) Макарий получил в мае м{еся}це 1934 года от епископа Серафима (Самойловича) через священника Пискановского, отбывающего ссылку в г{ороде} Архангельске. В письменном указе Серафим (Самойлович), несмотря на то, что он находился в ссылке, рассматривая себя как Заместителя Патриаршего Местоблюстителя, предлагал принять Днепропетровскую епархию, которой я управлял до своего ареста 1927 года» (Государственный архив новейшей истории Костромской обл. Ф. 3656. Оп. 2. Д. 6179-С. Т. 1. Л. 13).

[34] «Усекновение честныя главы честнаго славнаго пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна».

[35] За основу взят текст из дела И. М. Дремина 1939 года (ГАСПИ КО. Ф. Р-6799. Оп.8. Д. СУ-9623. Т. 1. Л. 230-234 об. Рукописная копия). Далее – текст Дремина.

[36] В [ ] скобках – слова из другой копии документа: Деяние нового священномученика Серафима Угличского / Публ. и примеч. Н. Савченко // Православная Русь (Джорданвилль). 1999. № 9. С. 7. Впервые опубликован в ежемесячнике «Православное обозрение» [№ 3 (16). С. 3] по копии, сохранившейся в одной из катакомбных общин.

[37] Митрополит Иосиф (Петровых).

[38] «Примечание к разъяснению Ярославскому от 28 апр{еля}/11 мая: митр{ополит} Иосиф не присоединился». Архиепископ Серафим (Самойлович).

 


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: