Ирина Николаевна Окунева – Изображенія святого Владиміра.

Образъ князя Владиміра въ русскомъ древнемъ искусствѣ не сразу получилъ свой традиціонный иконографическій видъ.

Самыя раннія изображенія Владиміра мы находимъ на первыхъ русскихъ монетахъ. Такихъ монетъ сохранилось около ста. Онѣ чеканились по образцу византійскихъ; обыкновенно на одной сторонѣ было выгравировано поясное изображеніе Іисуса Христа съ закрытымъ Евангеліемъ въ рукахъ или геральдическая фигура – трезубецъ, такъ наз. «гербъ Рюриковичей»[1], на другой – былъ помѣщенъ портретъ князя. Несмотря на схематичность и грубость рисунка, мы можемъ по этимъ монетамъ прослѣдить одинъ общій для нихъ типъ Владиміра. У него продолговатое лицо, съ тяжелой нижней челюстью, и съ большимъ выдающимся подбородкомъ (на нѣкоторыхъ монетахъ это особенно подчеркнуто), длинные свисающіе внизъ усы. На головѣ надѣтъ царскій вѣнецъ, состоящій изъ поперечнаго обруча и навершія, украшенныхъ нѣсколькими жемчужинами. Отъ вѣнца спускаются вдоль головы двѣ низки жемчуга. Владиміръ въ византійской царской одеждѣ: можно различить конецъ лора, перекинутаго черезъ лѣвую руку, рядъ жемчуговъ, окаймляющихъ бармы, полу одежды и запястья, на шеѣ – обручъ, то есть гривну. Князь сидитъ на престолѣ, держитъ лѣвую руку открытой передъ грудью, въ правой – крестъ на длинномъ древкѣ и на подножьѣ (Голгоѳѣ). Престолъ – съ высокой спинкой и большой подушкой – все украшено жемчугомъ. На монетахъ обычно находимъ надпись съ именемъ Владиміра (особенно часто встрѣчается надпись): «Владимиръ на столѣ, а се его злато»[2]. Такимъ же представляется намъ образъ Владиміра и на единственной дошедшей до насъ вислой свинцовой печати[3].

Эти изображенія сдѣланы при жизни Владиміра, и несмотря на приблизительность рисунка и подчиненіе его общимъ для монетъ того времени шаблонамъ, можно различать въ нихъ портретныя черты князя. Были ли другія современныя изображенія – неизвѣстно. Можно думать, что въ Десятинной церкви, построенной и расписанной по почину Владиміра, былъ изображенъ и онъ самъ, какъ ктиторъ. Его портретъ могъ быть написанъ вскорѣ послѣ его смерти надъ мѣстомъ его погребенія въ той же Десятинной церкви.

Слѣдующими по времени являются изображенія Владиміра въ миніатюрахъ, иллюстрирующихъ сказанія о святыхъ Борисѣ и Глѣбѣ. До насъ дошли списки XIV и XV вѣковъ, въ основу которыхъ, однако, легли болѣе древніе оригиналы. Такъ какъ эти сказанія посвящены житію Бориса и Глѣба, то Владиміръ является въ нихъ эпизодическимъ лицомъ и изображенъ обыкновенно на двухъ миніатюрахъ; это иллюстраціи на темы: І) «Владиміръ посылаетъ Бориса противу Печенѣгъ» и 2) «Выносъ тѣла умершаго Владиміра изъ его дворца». Владиміръ здѣсь представленъ старцемъ, съ сѣдой бородой и съ сѣдыми усами. Одѣтъ онъ обыкновенно въ русскую княжескую одежду: на длинный узкій кафтанъ накинутъ плащъ, на головѣ отороченная мѣхомъ шапка. Здѣсь мы находимъ уже идеальное изображеніе св Владиміра, ничего общаго не имѣющаго съ его портретными чертами – Владиміръ умеръ вѣроятно около 53-55 лѣтъ отъ роду, и не могъ быть сѣдовласымъ старцемъ, какимъ онъ здѣсь изображенъ[4]. Забвеніе въ живописи настоящаго облика Владиміра объясняется тѣмъ, что онъ не сразу послѣ смерти сталъ почитаться, какъ святой, а лишь два съ половиной столѣтія спустя, канонизированъ же былъ, повидимому, только въ серединѣ XVI вѣка, и такимъ образомъ не могла установиться традиція въ его изображеніяхъ, какая напримѣръ, создалась въ изображеніи святыхъ Бориса и Глѣба[5]. По этой же причинѣ изображеніи св. Владиміра отсутствуютъ въ стѣнной живописи, и они очень рѣдки до второй половины XVI в. въ иконописи. Есть предположенія, что въ Успенскомъ соборѣ во Владимірѣ на Клязьмѣ, расписанномъ въ 1161 г., среди другихъ фресокъ на одномъ изъ столбовъ изображенъ св. Владиміръ съ крестомъ у груди[6].

Впервые на иконахъ изображеніе Владиміра встрѣчается опять-таки въ связи съ изображеніемъ житія свв. Бориса и Глѣба – въ тѣхъ же сценахъ, что и въ миніатюрахъ и въ томъ же типѣ – старца съ сѣдой бородой. Насколько непривычно было иконописцамъ изображать св. Владиміра, показываетъ существованіе древнихъ иконъ, на которыхъ между святыми Борисомъ и Глѣбомъ помѣщенъ св. Василій Великій, патронъ Владиміра. На извѣстныхъ иконахъ съ изображеніемъ Владиміра, онъ представленъ во весь ростъ, чаще всего между Борисомъ и Глѣбомъ. Строгій ликъ окаймленъ бородой, на концѣ раздваивающейся и слегка волнистой, большіе усы, ниспадающіе на бороду, невысокое чело, впалыя щеки. На немъ надѣтъ узкій длинный кафтанъ, часто стеганый, съ поясомъ и коймами по подолу, запястьямъ и вороту, шитыми золотомъ; сверху накинутъ узорчатый плащъ, отороченный мѣхомъ. На ногахъ высокіе башмаки. Въ лѣвой, опущенной внизъ, рукѣ Владиміръ держитъ мечъ, правую раскрылъ передъ грудью ладонью къ зрителю.

Таково, напр., изображеніе святого князя Владиміра съ его сыновьями Борисомъ и Глѣбомъ на прекрасной иконѣ новгородскаго письма XVI вѣка, находившейся въ Музеѣ Кіевской Духовной Академіи.

Часто встрѣчается, что въ правой рукѣ у него большой «воздвизальный» крестъ на длинномъ древкѣ – символъ крещенія Руси. Иногда, по ошибкѣ иконописца этотъ крестъ замѣненъ маленькимъ крестомъ, такимъ, какой обыкновенно изображаютъ въ рукахъ у святыхъ мучениковъ. Мечъ – символъ воина и князя[7].

Нѣсколько иначе изображенъ Владиміръ на шелковомъ знамени работы «царскихъ мастерскихъ» второй половины XVII в. Здѣсь онъ не старецъ, а средовѣкъ, но съ сѣдыми волосами. Владиміръ ѣдетъ верхомъ на сѣромъ конѣ въ сопровожденіи Бориса и Глѣба и дружины. Писано знамя, по-видимому, иноземнымъ мастеромъ и поэтому и не характерно для иконографіи Владиміра[8].

Въ сводномъ толковомъ рукописномъ подлинникѣ XVIII вѣкѣ значится такое наставленіе объ изображеніи святого Владиміра: «Подобіемъ старъ и сѣдъ, власы мало кудреваты, брада аки Іоанна Богослова, на главѣ вѣнецъ царскій; ризы камчатныя княжескія багряныя, исподняя камчатная лазоревая; на нихъ травы золотыя; въ рукѣ мечъ въ ножнахъ, а въ другой – свитокъ, а въ немъ написано: "Боже сотворивый небо и землю, призри на новопросвѣщенныя люди своя, даждь имъ, Господи, увѣдѣти Тебе истиннаго Бога, и утверди ихъ въ правую вѣру"».

Народная же память идеализировала портретъ Владиміра и не даетъ намъ свѣдѣній о реальныхъ чертахъ его: былинамъ Владиміръ представляется красавцемъ, которому даже трудно подъ стать себѣ найти такую же красавицу – супругу.

Софія, ноябрь 1938.

 

Владимірскій сборникъ. Въ память 950-летія крѣщенія Руси. 988-1938. Бѣлградъ 1938. С. 197-200.

 

[1] Подробн. см. Баронъ М. А. Таубе. Родовой знакъ семьи Владиміра Св. въ его историческомъ развитіи и государственномъ значеніи для древней Руси. // Владимірскій сборникъ. Въ память 950-летія крѣщенія Руси. 988-1938. Бѣлградъ 1938. С. 89-112– ред.

[2] Или «а се его сребро». Русскія древности, изд. гр. И. Толстого и Н. Кондакова, вып. IV. Спб. 1891, с. 167-170,

[3] Печать найдена въ 1909 при раскопкахъ въ Бѣлгородѣ. Η. Петровъ, Южно-русскія металлическія вислыя печати до-татарскаго періода, Труды Имп. Кіевской Дух. Акад. 1913 г. май, с. 62.

[4] Д. В. Айналовъ, Миніатюры сказанія о св. Борисѣ и Глѣбѣ Сильвестровскаго сборника. Спб. 1911, ср. Н. И. Петровъ, Древнія изображенія св. Владиміра. Труды И. Кіев. Дух. Акад. 1915, іюль-августъ, 352 сл. На миніатюрахъ болѣе позднихъ списковъ Владиміръ изображенъ еще болѣе глубокимъ старцемъ, см. Η. П. Лихачевъ, Лицевое житіе св. Бориса и Глѣба по рукописямъ XV ст., 1907.

[5] И. И. Малышевскій, Когда и гдѣ впервые установлено празднованіе св. Владиміра 15 іюля? Труды И. Кіев. Дух. Акад., январь 1882.

[6] Н. И. Петровъ, Древнія изображенія, с. 354-356. Прежде предполагалось, что св. Владиміръ былъ изображенъ также и подъ хорами Кіево-Софійскаго собора въ сценѣ, гдѣ Ярославъ подноситъ модель храма неизвѣстному лицу. Однако недавно А. Н. Грабаръ выставилъ предположеніе, что въ этомъ лицѣ надо видѣть не св. Владиміра, а византійскаго императора, – А. Grabar, Les fresques ties escaliers a Sainte-Sophie de Kiev, Seminarium Kondakovianum VII (1935), p, 115.

[7] Иконы съ изображеніемъ св. Владиміра изданы: у Η. П. Лихачева, Матеріалы для исторіи русскаго иконописанія. Спб. 1900, т. I, № 207; его же, Лицевое житіе св. Бориса и Глѣба, табл. I; Н. И. Петрова, Древнія изображенія, т. 11; И. Н. Окуневой, Шиферная икона XVI в. Seminarium Kondakovianum VIII (1936), табл. VI. Перечень иконописныхъ подлинниковъ, въ которыхъ изданы прориси иконъ съ изображеніемъ св. Владиміра, см. у Η. П. Лихачева, Лицевое житіе св. кн. Бориса и Глѣба, с. 40, пр. 1 и у Н. Петрова, Древнія изображенія, с. 358–360.

[8] Н. И. Петровъ, Древнія изображенія, с. 360-61. Это знамя, купленное поручикомъ Ключаревымъ въ Польшѣ въ 1817 году, было подарено графу Аракчееву, а въ послѣднее время находилось въ С.-Петербургской Духовной Академіи.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: