Священникъ Николай Воиновъ – Изъясненіе церковнаго стиха въ честь и прославленіе святителя и чудотворца Николая.

«Наслѣдниче Божій, сопричастниче Христовъ, служителю Господень, святе Николае, по имени твоему тако и житіе твое: спросія бо сѣдинѣ разумъ, свидѣтельствоваше свѣтлость лица твоего душевное незлобіе, извѣствоваше кротость слова молчаливое, жизнь твоя славна и успеніе со святыми: моли о душахъ нашихъ».

(На утрени 9-го мая и 6 декабря по полѵелей по 50-мъ псалмѣ стихира гласъ 6).

Эта пѣснь въ честь и прославленіе святителя и чудотворца Николая встрѣчается впрочемъ въ службѣ и великому святителю Кириллу Александрійскому (9-го іюня на стиховнѣ въ утрени). Изъяснимъ, сколько можемъ, эту прекрасную, живо характеризующую святителя Николая пѣснь.

Наслѣдниче Божій (Κληρονόμε Θεοῦ): такъ начинается воззваніе къ святителю въ пѣсни. Въ какомъ смыслѣ усвояется ему здѣсь наслѣдничество Божіе? Очевидно, не въ человѣческомъ, въ смыслѣ имѣющаго право въ извѣстное время заступить мѣсто Бога, хотя такое нелѣпое мнѣніе и существовало издревле въ русскомъ народѣ, еще не совсѣмъ возвысившемся надъ языческими понятіями{1}, – а въ смыслѣ благодатномъ, духовномъ, въ какомъ смыслѣ именуются наслѣдниками Божіими и всѣ право вѣрующіе христіане. Всѣ они, какъ новоблагодатныя чада Божіи (Іоан. 1, 12), суть наслѣдники Божіи (Гал. 4, 7), то есть, наслѣдники царствія Божія, того духовнаго рая, котораго лишились въ согрѣшившемъ праотцѣ Адамѣ и который, по неизреченной милости Божіей, потомъ вновь пріобрѣли въ новомъ Адамѣ – Господѣ Іисусѣ Христѣ. Что выраженіе: «наслѣдниче Божій», въ отношеніи къ святителю Николаю надобно понимать въ указанномъ нами смыслѣ, это ясно видно изъ того, что въ службахъ святымъ Божіимъ человѣкамъ, равно какъ и въ службѣ святителю Николаю въ другой пѣсни (см. на стиховнѣ Слава гл. 6), оно замѣнено выраженіемъ: «царствія наслѣдниче» (см. также службы святителю Алексію, тремъ святителямъ 5 октября, Василію Блаженному).

Сопричастниче Христовъ, точнѣе съ подлинника: «сонаслѣдниче Христовъ» (συγκληρονόμε Χριστοῦ). Это наименованіе, равно какъ и предъидущее, взято изъ словъ ап. Павла. «Святый Духъ свидѣтельствуетъ духу нашему, пишетъ св. Апостолъ, что мы дѣти Божіи; если же дѣти, то и наслѣдники, наслѣдники Божіи, а Христовы сонаслѣдники» (Римл. 8, 16-17). Чада Божіи по благодати называются сонаслѣдниками Христу въ томъ смыслѣ, что участіе въ благахъ царства небеснаго, вѣчнаго блаженства, они призваны раздѣлять вмѣстѣ съ Христомъ, Который прежде всѣхъ людей наслѣдовалъ ихъ по Своему человѣчеству, по вознесеніи съ прославленнымъ тѣломъ на небеса, куда Онъ явился какъ предтеча въ отношеніи къ намъ, и куда по этому всѣмъ намъ вслѣдъ за Нимъ открытъ путь для наслѣдованія вѣчнаго блаженства.

Служителю Господень (λειτουργὲ Κυρίου). Такъ называется святитель Николай, какъ преемникъ Апостольскаго служенія. Великимъ званіемъ, высокими правами облечены были Апостолы Христовы, но, какъ только орудія божественной благодати, чрезъ нихъ дѣйствующей ко спасенію людей, они почитали себя не болѣе, какъ «слугами Христовыми и строителями таинъ Божіихъ», обязанными въ семъ строеніи оказать себя «дѣлателями вѣрными, непостыдными, право правящими слово истины» (1 Кор. 4, 1-4; 2 Тим. 2, 15. Слич. Іак. 1, 1; 2 Петр. 1, 1; Іуд. 1, 1; Римл. 1, 1){2}. И святитель Христовъ Николай, подобно всѣмъ прочимъ законно-рукоположеннымъ епископамъ, а также и пресвитерамъ, какъ преемникамъ Апостольской власти учить, священнодѣйствовать и пасти стадо Христово, – есть только служитель Господень.

Святе Николае (ἅγιε Νικόλαε). Святымъ именуется онъ въ томъ же смыслѣ, въ какомъ и всѣ правовѣрующіе христіане (Римл. 1, 7. 2 Кор. 1, 1), какъ «освященные о Христѣ Іисусѣ банею водною» (Іоан. 17, 15; 1 Кор. 1, 2; Ефес. 5, 26), и омытые, очищенные и оправданные отъ мертвыхъ грѣховныхъ дѣлъ честною кровію Агнца непорочна и пречиста Христа (1 Кор. 6, 11; Евр. 9, 14; 1 Петр. 1, 19. 2, 9), и какъ въ таинствѣ мѵропомазанія получившіе залогъ Духа Святаго въ сердца свои (2 Кор. 1, 22). Такъ какъ Божественный Агнецъ, Господь Іисусъ Христосъ отъ вѣчности былъ избранъ въ совѣтѣ Божіемъ на закланіе (Евр. 10, 5-7; 1 Петр. 1, 19-20; Апок. 13, 8), то и всѣ христіане потому именуются «избранными» или «званными во Христѣ прежде сложенія міра быть святыми и непорочными» (Ефес. 1, 4; Рим. 1, 7).

По имени твоему тако и житіе твое (κατὰ τὸ ὄνομά σου, οὕτω καὶ ἡ πολιτεία σου): то-есть каково твое имя, названіе, прозвище, такова и жизнь твоя. Какое здѣсь имя надобно разумѣть въ святителѣ Николаѣ? Собственное ли имя Николай, что значитъ побѣдитель народа? Можно разумѣть и собственное имя и толковать его въ томъ смыслѣ, что онъ житіемъ своимъ, истинно-пастырскими достоинствами своими одержалъ нравственную побѣду надъ умами и сердцами народа, покоряя ихъ духовной своей власти. Подобное примѣненіе имѣетъ имя Кириллъ – малый господинъ – къ житію св. Кирилла Александрійскаго, въ службѣ которому, какъ мы видѣли, встрѣчается таже пѣснь. Подобно святителю Николаю и святитель Кириллъ являлъ нравственное господство или власть надъ умами и сердцами народа. Но можно такъ же въ разсматриваемой пѣсни, подъ именемъ, которому соотвѣтствуетъ житіе, разумѣть имя святаго: «святе Николае». Имя это обще ему со всѣми христіанами, ибо, какъ мы видѣли, оно принадлежитъ всѣмъ христіанамъ, – но не всѣ христіане оправдываютъ это имя жизнію, нравственными дѣйствительными достоинствами. Не таковъ святитель Николай. Не по имени только онъ въ земной еще жизни всѣми почитался святымъ, а на самомъ дѣлѣ былъ таковымъ, на самомъ дѣлѣ преуспѣлъ въ святости и въ добродѣтеляхъ, какія должны украшать христіанина и пастыря Церкви.

Каково же именно было житіе его въ соотвѣтствіи имени? это далѣе изъясняетъ пѣснь.

Спросія бо сѣдинѣ разумъ, то-есть съ подлинника (συνεξέλαμψε γὰρ τῇ πολιᾷ ἡ σύνεσις): «Ибо изъ сѣдины твоей возблисталъ свѣтъ разума». Или, по выраженію, употребленному въ описаніи житія святителя, – «сопросвѣщахуся бо ему сѣдины разума», т.-е. возблисталъ въ немъ разумъ, вполнѣ сообразный съ его сѣдинами, – разумъ, поистинѣ старческій, твердый, крѣпкій, совершенный. Какой это разумъ возблисталъ въ святителѣ, сообразный съ его сѣдинами, съ его старческимъ возрастомъ{3}? Очевидно, не мудрость вѣка сего (Лук. 16, 8), то есть житейская опытность, свойственная старческому возрасту, не надменная научная образованность, возвышающаяся нерѣдко противъ разума Божія (1 Кор. 8, 1; 2 Кор. 10, 5), но, по выраженію, употребленному въ описаніи житія святителя, – «свѣтъ ума невещественна, – мудрость словесемъ ученія» (христіанскаго) и крѣпкое, основательное «разумѣваніе всего» содержащагося въ семъ ученіи. Такая мудрость пріобрѣтена святителемъ, съ одной стороны чрезъ прилежное издѣтства изученіе Священнаго Писанія (2 Тим. 3, 15), съ другой – чрезъ раннее съ самыхъ младыхъ лѣтъ соблюденіе чистоты своего сердца, которая только одна сдособна духовно зрѣть и познавать Бога (Мѳ. 5, 8), – чрезъ постоянное издѣтства стараніе постомъ и молитвою стяжать благодать Божію и, при помощи ея, сообразовать свою жизнь съ ученіемъ Слова Божія. «Спасти хотя душу», онъ «плоть свою духови покорилъ воистинну, дѣянію (то-есть добродѣтелямъ) богомысліе приложилъ, богомысліемъ же разумъ совершенъ стяжалъ» (Акаѳ. свят. конд. 10). Вотъ разумъ, который возблисталъ изъ сѣдины волосъ святителя! Это тотъ разумъ, который, по ученію премудраго Соломона, дороже всякихъ камней многоцѣнныхъ (Притч. 3, 15); это тотъ разумъ, который возжегъ Господь Іисусъ Христосъ въ Апостолахъ, по воскресеніи Своемъ изъ мертвыхъ (Лук. 24, 45), и которымъ потомъ, по сошествіи на нихъ Духа Святаго, плѣнили они всю вселенную въ послушаніе Христово (2 Кор. 10, 5); это наконецъ, тотъ разумъ, который далекъ отъ премудрыхъ и разумныхъ вѣка сего, какъ свѣтъ отъ тьмы, – и открытъ вполнѣ часто самымъ простымъ и неученымъ людямъ, но только младенцамъ вѣры (Лук. 10, 21; 1 Кор. 1, 21).

Свидѣтельствоваше свѣтлость лица твоего душевное незлобіе (ἐμαρτύρει τὸ φαιδρὸν τοῦ προσώπου σου, τῆς ψυχῆς τὸ ἀνεξίκακον), то-есть, свѣтлость лица твоего свидѣтельствовала всѣмъ о твоемъ душевномъ незлобіи, – иначе сказать, о мирномъ состояніи твоей души, о твоей любвеобильности ко всѣмъ. «Рабъ Господа», пишетъ св. Апостолъ Павелъ къ Тимоѳею, епископу Ефесскому, «не долженъ ссориться, но быть привѣтливъ во всѣмъ, незлобивъ» (2 Тим. 2, 24. Слич. 1 Тим. 3, 3). Душевное незлобіе, тихость, привѣтливость, кротость всегда были присущи святителю Христову Николаю: яснымъ для всѣхъ свидѣтельствомъ сего, какъ говоритъ пѣснь, служила свѣтлость – веселость, привѣтливость лица его. Сосудъ полный до верха какою бы ни было жадностію, полезною ли, вредною ли, не можетъ не изливаться и не выдыхаться: такъ и душа человѣка, чѣмъ бы ни была преисполнена, миромъ ли со всѣми и любовію ко всѣмъ, или же напротивъ, гнѣвомъ и злобою, радостію ли, печалію ли, не можетъ не отразиться на лицѣ, не распространить по немъ своего запаха, или смертоноснаго, или живительнаго (2 Кор. 2, 15-16; 2 Тим. 2, 20-21). «Сердцу веселящуся, лице цвѣтетъ», говоритъ Премудрый; «въ печалехъ же сущу, сѣтуетъ» (Притч. Сол. 15, 13). «Глаза у гнѣвливаго», пишетъ преподобный Нилъ Синайсній, – «мутны, кровавы и вѣщаютъ о смятеніи души; лице терпѣливаго спокойно и глаза блистаютъ привѣтливостію» (см. въ Христ. Чт. 1826 г. ч. XXIV, стр. 137). Лице всякаго вообще человѣка, привѣтливое, любвеобильное, веселое, какъ выраженіе душевнаго мира и тишины, подобно магниту, привлекаетъ къ себѣ сердца; тѣмъ болѣе это надобно сказать о лицѣ пастыря, стоящаго на стражѣ спасенія людей. Одинъ взглядъ на его, сіяющее миромъ и любовію лице, силенъ оживить духовно-мертваго, исцѣлить духовно-болящаго, пролить умягчающій елей отрады на раны сердца печальнаго. Примѣромъ сему служитъ святитель Христовъ Николай. «Бѣ блаженнаго нравъ, яко чадолюбива отца», сказано въ описаніи житія его, – «зракъ же, яко ангела Божія, благодатію божественною сіяющь, и исхождаше нѣкая отъ лица его, аки отъ Моисеова, пресвѣтлая луча, отъ видѣнія же его многая польза бываше на-нь зрящимъ; аще бо кто коею страстію или печалію душевною отягчаемъ бываше, и токмо возрѣ на святаго, абіе довольное обрѣташе печали своей утѣшеніе».

Извѣствоваше кротость слова молчаливое. Съ греческаго подлинника (ἐβεβαίου τὴν πρᾳότητα, τοῦ λόγου τὸ ἥσυχον) точнѣе: слово твое тихое (спокойное, невозмутимое, сдержанное) подтверждало твою кротость.

Свѣтлость лица святителя Христова Николая, какъ сейчасъ сказано было, свидѣтельствовала о его душевномъ незлобіи. По отношенію во многимъ другимъ людямъ судить о душѣ ихъ, по одному только выраженію ихъ лица, еще недостаточно. Не свидѣтельствуетъ ли опытъ, что иной, суровый на видъ, оказывается нерѣдко самымъ добрымъ по сердцу, самымъ незлобивымъ, а иной, добрый на видъ, оказывается, напротивъ, самымъ злобнымъ? Злоба, съ хитростію ехидны, умѣетъ часто скрываться до времени въ душѣ человѣка, не выражаясь и не отражаясь на его лицѣ. «И не дивно», скажемъ словами св. Апостола Павла, – «самъ бо сатана преобразуется во ангела свѣтла» (2 Кор. 11, 14). Но что касается до святителя Николая, то не только свѣтлость лица его была непритворная, дѣйствительно происходила отъ душевнаго его незлобія, но это же подтверждалось его словомъ. Слово человѣка есть, такъ сказать, воплощеніе души его и потому, какъ человѣка, поистинѣ кроткаго, душевно незлобиваго, слово святителя Николая было всегда тихое, спокойное, невозмутимое, сдержанное. Пламенѣя, какъ правило, «какъ столпъ св. православныя вѣры», огнемъ ревности по вѣрѣ, онъ, какъ истинный пастырь стада Христова, съ сильными обличеніями возставалъ противъ враговъ истины и правды, но и самыя обличенія его растворены были незлобіемъ и кротостію. Но гораздо чаще онъ дѣйствовалъ на сердца людей одною кротостію слова, не прибѣгая въ обличеніямъ. И такое слово всегда приводило въ сердечное умиленіе слышавшихъ, даже иногда невѣровавшихъ въ истиннаго Бога. «Аще кто побесѣдова къ нему», сказано въ описаніи житія его и чудесъ, – «много усиѣваше на доброе, не токмо же отъ вѣрныхъ, но и отъ невѣрныхъ аще приключашеся кому, отъ сладкаго онаго и медоточнаго языка что слышати, умиляшеся ина спасенную наставляшеся стезю, возрастшую изъ млада невѣрія злобу отмещущи, пріемлющи же въ сердце правое истины слово».

Жизнь твоя славна, т.-е., стоитъ похвалы, прославленія. Чѣмъ была славна жизнь святителя? Не тѣмъ, что составляетъ, обыкновенно, славу міролюбцевъ: не богатствомъ, не обиліемъ внѣшнихъ почестей, но твердою, исполненною Божественной ревности, вѣрою, воздержаніемъ, смиреніемъ, нищетою духа; не притѣсненіями своихъ ближнихъ, не подчиненіемъ ихъ своему самовластію и произволу, и забвеніемъ ихъ блага, а обиліемъ дѣлъ милосердія въ ближнимъ, – милосердія, имѣвшаго цѣлію спасеніе ближняго не столько отъ внѣшнихъ золъ и напастей, сколько отъ сокрытой въ душѣ его и не примѣчаемой иногда имъ грѣховной язвы. Вотъ слава истинная, прочная, неизмѣняемая, вѣчная, какъ истиненъ, вѣченъ и неизмѣняемъ Богъ! Тогда какъ слава міролюбцевъ, какъ порожденіе земли и тлѣнія, нерѣдко исчезаетъ еще при жизни ихъ, и подобно блуждающему метеору, издаетъ свѣтъ обманчивый, скоропреходящій: слава подвижниковъ вѣры и добрыхъ дѣлъ, какъ отраженіе ждущей ихъ славы Божіей, неотступно сопровождаетъ ихъ и въ загробный міръ (Апок. 14, 13), и оттуда свѣтитъ на землю, какь лучезарное свѣтило, болѣе и болѣе воспламеняясь, и будетъ свѣтить изъ рода въ родъ, пока земля стоитъ (Притч. 4, 18). Память однихъ только праведныхъ достойна похвалы и славы (– 10, 7).

И успеніе со святыми. «Праведникъ, аще постигнетъ скончатися, въ покои будетъ», т.-е. послѣ тревогъ здѣшней жизни перейдетъ туда, гдѣ нѣтъ ни болѣзней, ни печали, ни воздыханія, гдѣ царствуетъ одинъ миръ и блаженство въ общеніи съ Богомъ и святыми Его. Таково загробное состояніе святителя Николая! Оно поистинѣ есть успеніе, состояніе успокоенія въ обществѣ святыхъ. Самый переходъ въ это состояніе бываетъ въ обществѣ святыхъ Ангеловъ, какъ это открывается изъ притчи о богатомъ и Лазарѣ (Лук. 16, 22), душу котораго они несли на лоно Авраама.

Моли о душахъ нашихъ. Еще въ земной жизни великая благодать Божія дана была святителю Христову Николаю – чудодѣйственно отъ всякихъ золъ и напастей избавлять притекавшихъ подъ его покровъ, часто втайнѣ, въ его отсутствіи и вдали отъ него призывавшихъ его имя. Но главною его заботою, какъ истиннаго пастыря Церкви, было спасеніе отъ вѣчной погибели человѣческихъ душъ, какъ это напримѣръ видно изъ повѣствованія о спасенныхъ имъ отъ развратной жизни трехъ дѣвицахъ. Но уменьшилась ли столь дивная пастырская ревность святителя о помощи ближнимъ въ нуждахъ духовныхъ и тѣлесныхъ съ переселеніемъ его на небо? Не только не уменьшилась, но еще усилилась. Истинная любовь къ ближнимъ «николиже отпадаетъ» (1 Кор. 13, 8). Достигнувъ блаженной вѣчности, онъ сталъ къ престолу благодати Божіей «лицемъ къ лицу» (– ст. 12), и во свѣтѣ лица Божія еще болѣе сталъ видѣть наши, какъ тѣлесныя, такъ особенно духовныя нужды; отрѣшившись отъ немощнаго тѣла, онъ еще болѣе сталъ имѣть силы помогать намъ своимъ молитвеннымъ дерзновеніемъ предъ Богомъ. Посему приступите къ нему съ дерзновеніемъ вѣры, съ надеждою молитвы и съ горячностію любви, яко къ возбранному (т.-е. поборающему по насъ) чудотворцу и изрядному угоднику Христову» (изъ акаѳ. свят.), всѣ алчущіе и жаждущіе его благодатной помощи, – молите его, какъ имѣющаго дерзновеніе ко Господу, о томъ, чтобы онъ вознесъ ваши различныя нужды и скорби предъ лице Божіе, – и ваша алчба и жажда будутъ удовлетворена, если только это удовлетвореніе вамъ необходимо и полезно въ дѣлѣ спасенія вашихъ душъ.

 

Сборникъ изъясненій нѣкоторыхъ церковныхъ пѣснопеній. Свящ. Николая Воинова. Изд. Аѳонскаго Русскаго Пантелеимонова монастыря. М. 1893. С. 94-103.

 

{1} «У русскихъ св. Николай», говоритъ Леклеркъ, «считается патрономъ Русской имперіи», – и между прочимъ прибавляетъ, что «русскій людъ даже вѣритъ, будто св. Николай чудотворецъ могъ бы быть Богомъ, но не захотѣлъ этой чести и во всякомъ случаѣ послѣ Него заступаетъ первое мѣсто». См. въ Душеп. Чт. 1871 г. за дек. мѣс. въ «Извѣстіяхъ и замѣткахъ» статью Ивана Калиноваго; «Изъ церковно-народнаго русскаго мѣсяцеслова». Въ сей же статьѣ изъ журнала: «Вѣстникъ Европы» 1861 г. № 2 заимствовано слѣдующее: «Волгаре о св. Николаѣ тоже замѣчаютъ: «когда умре Господь, то свѣти Никола на Негово мѣсто».

{2} Понятно, какъ далеко съ извѣстнаго времени отступили отъ духа апостольскаго римскіе папы, забывшіеся въ гордости своей до того, что стали именовать себя главами Церкви, вопреки яснымъ словамъ св. апостола Павла (1 Кор. 3, 11).

{3} Сѣдины на головѣ проявляются нерѣдко и у не достигшихъ еще старческаго возраста; но святитель Николай, какъ сказано въ описаніи его кончины, «долгъ общаго естества человѣческаго отдаде во глубоцѣй старости, исполненъ дней многихъ» (См. службу святителю).

 

См. также:

10-й кондакъ Святителю Николаю.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: