Святитель Епифаній, епископъ Кипрскій (12 мая).

Святой Епифаній, епископъ острова Кипра, ревностный поборникъ православія, котораго седьмой Вселенскій соборъ называетъ не только отцомъ, но и учителемъ Церкви, былъ по происхожденію еврей и съ дѣтства воспитанъ въ іудейской религіи. Онъ родился въ началѣ IV вѣка въ семьѣ бѣднаго финикійскаго земледѣльца, жившаго въ одномъ изъ селеній (Висандукѣ или Безандоркѣ) Елевѳеропольскаго округа южной Палестины (Финикіи). Оставшись десяти лѣтъ сиротою послѣ смерти отца, онъ былъ усыновленъ однимъ богатымъ еврейскимъ законоучителемъ Трифономъ и подъ его руководствомъ получилъ хорошее образованіе и изучилъ еврейскія книги. Несмотря на свое происхожденіе и полученное въ духѣ враждебномъ христіанству воспитаніе, Епифаній, благодаря своей необыкновенной душевной добротѣ, простому, безхитростному характеру и врожденной правдивости и честности, оказался способнымъ воспринять высокія истины ученія Христа и, при дѣйствіи благодати Божіей, осуществить ихъ на дѣлѣ своей праведной жизнью и дѣятельностью на пользу Церкви Христовой.

О поразительной честности и добросовѣстности святого Епифанія, — качествахъ, столь рѣдкихъ у евреевъ, что ихъ можно считать вовсе несвойственными этому народу, свидѣтельствуетъ слѣдующій случай изъ его дѣтства. Однажды мать, терпя большую нужду послѣ смерти мужа, оставившаго ее почти безъ всякихъ средствъ къ жизни съ двумя дѣтьми (у Епифанія была младшая сестра, по имени Каллитропія), поручила ему продать въ городѣ осла, который былъ очень буенъ и упрямъ, и на вырученныя деньги купить съѣстныхъ припасовъ. Не желая обманывать покупателей, Епифаній предупреждалъ ихъ о дурномъ нравѣ животнаго. Тронутый такой добросовѣстностью, одинъ изъ покупателей, еврей, похвалилъ мальчика и далъ ему денегъ на хлѣбъ для матери. Возвращаясь домой на своемъ ослѣ, Епифаній встрѣтилъ христіанина, по имени Клеовія, который изъявилъ желаніе купить его. Но честный мальчикъ не соглашался продать ему упрямаго и буйнаго осла. Во время ихъ разговора животное неожиданно взбѣсилось и, побѣжавъ, сбросило съ себя Епифанія, который при паденіи такъ сильно разбилъ себѣ ногу, что не могъ подняться и отъ боли началъ плакать. Клеовій подошелъ къ упавшему и, ощупавъ больное мѣсто, трижды перекрестилъ его, послѣ чего ранений всталъ совершенно здоровымъ. Здѣсь впервые, пораженный чудомъ, услышалъ Епифаній имя Іисуса Христа. На вопросъ его, кто же такой Іисусъ Христосъ, именемъ Котораго совершаются такія чудеса, послѣдовалъ отвѣтъ, смутившій Епифанія: «это Сынъ Божій, Котораго распяли іудеи». Боясь и стыдясь признаться, что и онъ іудей, Епифаній ничего не сказалъ на это, но съ этихъ поръ въ добрую и открытую душу еврейскаго отрока запала мысль о Христѣ и смутное желаніе вѣры въ Него. Это случилось еще до усыновленія его Трифономъ, который, владѣя имѣніемъ въ томъ же селеніи, гдѣ жили и родители Епифанія, хорошо ихъ зналъ и потому взялъ къ себѣ на воспитаніе сироту.

Спустя нѣсколько лѣтъ воспитатель Епифанія умеръ, и юноша сталъ наслѣдникомъ всего его имѣнія вмѣстѣ съ своей сестрой Каллитропіей, которую онъ взялъ къ себѣ, такъ какъ мать ихъ къ тому времени тоже умерла.

Однажды Епифаній изъ города Ликіи, гдѣ онъ учился и жилъ со своимъ пріемнымъ отцомъ, отправился въ свое родное село, чтобы осмотрѣть доставшееся ему имѣніе. Дорогой онъ встрѣтился съ однимъ инокомъ, по имени Лукіаномъ, который жилъ въ основанномъ имъ монастырѣ и занимался съ братіею перепиской книгъ, чѣмъ пропитывалъ не только себя, но и многихъ нищихъ. Одинъ изъ такихъ нищихъ какъ разъ въ это время подошелъ къ старцу и, повергшись передъ нимъ, сталъ просить милостыни. Не имѣя при себѣ ничего, Лукіанъ снялъ свою верхнюю одежду и отдалъ ее просящему. Потрясенный до глубины души такимъ невиданнымъ милосердіемъ, Епифаній слѣзъ съ коня, палъ предъ старцемъ на колѣни и сказалъ: «умоляю тебя, скажи, кто ты и какая твоя вѣра». — «Но прежде скажи ты мнѣ о своей вѣрѣ», отвѣчалъ инокъ. Узнавъ, что Епифаній еврей, Лукіанъ сказалъ ему: «такъ какъ ты еврей, а я христіанинъ, то между нами мало общаго, и лучше намъ не продолжать дальше разговора». — «А что мнѣ препятствуетъ быть христіаниномъ?» спросилъ Епифаній. Прозорливый старецъ, видя, что благодать Божія коснулась души еврейскаго юноши, такъ отвѣтилъ ему на это: «тебѣ препятствуетъ только то, что ты не хочешь; если бы ты дѣйствительно хотѣлъ, то былъ бы христіаниномъ».

Наставленный въ христіанской вѣрѣ Лукіаномъ, Епифаній вскорѣ послѣ того былъ крещенъ вмѣстѣ со своей сестрой епископомъ города Ликіи. Его ревность къ Богу была гакъ велика, что когда послѣ оглашенія епископъ и бывшій его воспріемникомъ Лукіанъ вели его въ церковь для крещенія, онъ, стремясь всей душой къ принятію святого Таинства, въ радостной поспѣшности потерялъ со своихъ ногъ сандаліи и, не желая возвращаться за ними, вошелъ въ церковь босымъ.

Принявъ крещеніе, Епифаній доказалъ свою любовь ко Христу тѣмъ, что поспѣшилъ направить свою жизнь согласно Его ученію. Все свое имѣніе онъ продалъ и роздалъ нищимъ, оставивъ небольшую часть для своей сестры, которую онъ поручилъ ея крестной матери, святой дѣвѣ Вероникѣ, бывшей начальницею общины для инокинь. Себѣ же онъ не оставилъ ничего, кромѣ небольшой суммы денегъ, нужной для покупки книгъ Священнаго Писанія, которое онъ ревностно принялся изучать, принявъ иночество въ монастырѣ старца Лукіана. Здѣсь 20-лѣтній Епифаній строго соблюдалъ постъ и всѣ монастырскіе уставы и за свою высокую подвижническую жизнь былъ прославленъ отъ Бога даромъ совершенія чудесъ. Такъ, однажды въ монастырь зашли странники, умиравшіе отъ жажды, но на бѣду въ монастырѣ не оказалось воды, такъ какъ мѣсто было пустынное и за водой братіи приходилось ходить очень далеко и притомъ только ночью вслѣдствіе сильнаго зноя днемъ. У путниковъ былъ съ собой лишь небольшой сосудъ съ виномъ. Сжалившись надъ жаждущими, святой Епифаній простеръ руку надъ сосудомъ и сказалъ: «вѣруйте, братія, что Претворившій воду въ вино силенъ претворить и вино въ воду». При этихъ словахъ святого вино дѣйствительно сдѣлалось водой и при томъ въ такомъ количествѣ, что жажду утолили и путники и ихъ скогь, послѣ чего вода въ сосудѣ опять стала виномъ. Послѣ этого чуда братія начала особенно почитать преподобнаго за святость его жизни, и онъ, не желая этого, тайно ушелъ изъ монастыря въ финикійскую пустыню Спанидріонъ, гдѣ подвизался, питаясь травами и кореньями.

Здѣсь онъ однажды подвергся нападенію кочующихъ арабовъ, которые начали надъ намъ издѣваться, причемъ одинъ изъ нихъ, самый страшный и свирѣпый, занесъ надъ пустынникомъ свой мечъ, намѣреваясь убить его. Но незлобивый отшельникъ отвѣтилъ на это исцѣленіемъ больного глаза разбойника, которымъ онъ до того не видѣлъ. Пораженные арабы взяли чудотворца съ собой, говоря: «ты — богъ нашъ, ходи съ нами и защищай насъ отъ всякихъ бѣдъ!». Три мѣсяца подвижникъ ходилъ съ кочевниками въ пустынѣ, поучая ихъ Слову Божію и удерживая отъ злыхъ дѣлъ. Благодарные бедуины отвели святого на прежнее мѣсто и, устроивъ ему тамъ жилище, простились съ нимъ, оставивъ при немъ одного изъ своихъ товарищей, котораго святой Епифаній, послѣ необходимаго наставленія въ истинахъ вѣры и подвижнической жизни, взялъ впослѣдствіи съ собой въ монастырь святого Иларіона, находившійся близъ города Газы въ Маюмѣ, гдѣ онъ и былъ крещенъ этимъ великимъ палестинскимъ подвижникомъ съ именемъ Іоанна.

Этотъ Іоаннъ былъ самымъ преданнымъ ученикомъ преподобнаго Епифанія, жизнь котораго онъ описалъ, и умеръ въ санѣ пресвитера раньше кончины своего учителя, а послѣ него послѣдующая жизнь Епифанія била описана другимъ его ученикомъ, святымъ Полувіемъ, впослѣдствіи епископомъ города Ринокира въ Египтѣ. На пути изъ монастыря Иларіона Великаго въ Спанидрійскую пустыню, куда онъ вернулся вмѣстѣ съ Іоанномъ, Епифаній исцѣлилъ одного бѣсноватаго юношу.

Вскорѣ послѣ этого онъ предпринялъ путешествіе въ Персію, гдѣ проповѣдывалъ Христово ученіе среди язычниковъ-огнепоклонниковъ. Здѣсь онъ исцѣлилъ царскую дочь, воскресилъ одного умершаго, чѣмъ поразилъ царя и персидскихъ мудрецовъ-волхвовъ, и многихъ привелъ ко Христу. Возвратясь въ Финикію, святой Епифаній снова предался безмолвной, созерцательной жизни въ построенной для него арабами кельѣ, подражая своему наставнику, преподобному Иларіону Великому, котораго онъ часто извѣщалъ со своимъ ученикомъ Іоанномъ. Возлѣ своей кельи отшельникъ развелъ съ помощью Іоанна небольшой садикъ, гдѣ возрастилъ разные съѣдобные злаки, поливая ихъ изъ источника, который самъ чудесно извелъ изъ земли послѣ усердной молитвы къ Богу. Но забѣгавшіе въ садъ звѣри уничтожали труды отшельниковъ, лишая ихъ и этой скудной пищи. Тогда преподобный обратился къ нимъ однажды съ такими словами: «не дѣлайте вреда убогому и грѣшному человѣку, поселившемуся здѣсь замаливать свои грѣхи: мнѣ и такъ Господь немного посылаетъ злаковъ для пропитанія». Звѣри, какъ бы устыдившись словъ святого, съ этихъ поръ больше не приходили въ его садикъ.

Скоро слухъ о замѣчательномъ подвижникѣ Снанидрійской пустыни разнесся по всей Финикіи и Палестинѣ. Народъ толпами сталъ приходить къ нему за благословеніемъ и наставленіями. Пришли и прежніе его друзья — арабы, выстроившіе ему еще три кельи для учениковъ, число которыхъ достигло уже пятидесяти. Между ними былъ сынъ римскаго эпарха Аэтія Каллистъ, пришедшій изъ Рима въ Палестинскую Финикію для того, чтобы поблагодарить преподобнаго Епифанія за свое исцѣленіе отъ бѣснованія, и по обѣту принявшій здѣсь иночество.

Однажды преподобному сообщили, что по сосѣдству съ его монастыремъ появился левъ, который нападалъ на проходящихъ и многихъ умертвилъ. Преподобный сказалъ: «пойдемте, чада, во имя Господне и посмотримъ на этого льва». Когда стали приближаться къ львиному логовищу, всѣ отъ страха разбѣжались, кромѣ Епифанія, который спокойно ожидалъ выхода звѣря. Услышавъ человѣческій голосъ, левъ выскочилъ изъ логовища, но, увидя святого, палъ на землю мертвымъ. Всѣ прославили Бога за чудесное избавленіе отъ страшнаго хищника.

Святой Епифаній привлекалъ къ себѣ всѣхъ не только благочестивой жизнью и чудесами, но и необыкновеннымъ знаніемъ Священнаго Писанія, которое онъ имѣлъ даръ толково и для всѣхъ понятно разъяснять. Одинъ греческій философъ изъ города Эдессы, слышавшій объ умѣ и учености Епифанія, пришелъ къ нему и вступилъ съ нимъ въ споръ, доказывая, на основаніи сочиненій греческихъ мудрецовъ, истинность языческой религіи. Епифаній же доказывалъ на основаніи книгъ Священнаго Писанія истинность христіанства. Этотъ философъ цѣлый годъ прожилъ въ монастырѣ Епифанія, дивясь святой жизни угодника Божія и его учениковъ, что вмѣстѣ съ чудесами, совершавшимися по молитвѣ преподобнаго, заставило его увѣровать во Христа и просить крещенія. Епифаній послалъ его къ преподобному Иларіону, который и крестилъ бывшаго язычника, назвавъ его Епифаніемъ, послѣ чего онъ принялъ иночество и былъ впослѣдствіи пресвитеромъ и игуменомъ монастыря.

Тяготясь нарушеніемъ пустыннаго уединенія, преподобный Епифаній рѣшилъ удалиться въ Египетъ, гдѣ хотѣлъ познакомиться съ жизнью великихъ Ѳиваидскпхъ пустынниковъ, учениковъ Антонія Великаго. Зная, что братія не отпуститъ его, онъ вмѣстѣ съ своимъ любимымъ ученикомъ Іоанномъ тайно оставилъ монастырь и отправился сначала въ Іерусалимъ, гдѣ поклонился Гробу Господню и другимъ святынямъ, а затѣмъ черезъ Іоннійскую гавань отплылъ на кораблѣ въ Александрію. Здѣсь онъ обратилъ ко Христу еврейскаго законоучителя Аквилу послѣ двухдневнаго препирательства съ нимъ о вѣрѣ. Аквилу крестилъ самъ патріархъ Александрійскій, Аѳанасій Великій, который съ радостію привѣтствовалъ и наставника и обращеннаго. Послѣ этого Епифаній направился вмѣстѣ съ Іоанномъ въ Ѳиваиду, гдѣ видѣлся съ ученикомъ Антонія Великаго Пафнутіемъ, предсказавшимъ ему епископство на островѣ Кипрѣ. Близъ города Леонитополя Епифаній, сотворивъ чудо, заставилъ раскаяться въ своемъ заблужденіи одного монаха-еретика, по имени Іеракса, неправильно учившаго о воскресеніи мертвыхъ. Затѣмъ онъ отыскалъ въ Верхней Ѳивандѣ одно очень уединенное и пустынное мѣсто, гдѣ и подвизался въ теченіе семи лѣтъ вмѣстѣ съ Іоанномъ. Здѣсь онъ привелъ ко Христу философа Евдемона со всѣмъ его домомъ, исцѣливъ его сына, слѣпого на одинъ глазъ. Слава о великомъ подвижникѣ и чудотворцѣ распространилась скоро по всему Египту. Узнавъ, что его хотятъ поставить епископомъ одного изъ египетскихъ городовъ, Епифаній рѣшилъ возвратиться въ Финикію. По пути онъ посѣтилъ монастырь святого Иларіона, но не засталъ въ немъ великаго учителя подвижниковъ: ища уединенія, котораго былъ лишенъ своими многочисленными почитателями, онъ удалился на островъ Кипръ, въ одно пустынное мѣсто вблизи города Пафа или Пафоса. Епифаній прожилъ сорокъ дней въ обители аввы Иларіона, утѣшая иноковъ, оплакивавшихъ любимаго наставника. Простившись съ ними, Епифаній достигъ, наконецъ, своего монастыря и былъ съ радостью принятъ братіею. Въ это время въ Финикіи отъ сильной засухи наступилъ голодъ. Народъ, узнавъ о возвращеніи великаго чудотворца, пришелъ къ нему, прося помолиться о ниспосланіи дождя. «Что вы меня утруждаете, я человѣкъ грѣшный», отвѣчалъ преподобный, но послѣ усиленныхъ просьбъ онъ обратился съ молитвой къ Богу, и на землю сошелъ дождь, который лилъ не переставая три дня, грозя затопить всю страну. Тогда святой Епифаній по просьбѣ народа сталъ молиться о прекращеніи дождя, и молитва угодника Божія была услышана. Послѣ этого голодъ прекратился.

Въ скоромъ времени послѣ этого святой Епифаній, узнавъ, что жители Ликіи хотятъ сдѣлать его своимъ епископомъ, снова рѣшилъ тайно оставить Финикію и отправиться на островъ Кипръ, взявъ съ собой Іоанна и недавно пришедшаго къ нему ученика — Полувія. Сначала онъ посѣтилъ священный для всякаго христіанина городъ Іерусалимъ, а оттуда, поклонившись Честному Древу Животворящаго Креста и святымъ мѣстамъ, направился къ острову Кипру. Здѣсь опъ посѣтилъ Иларіона, подвизавшагося въ Пафской пустынѣ. Велика была радость двухъ отшельниковъ при свиданіи послѣ долгой разлуки. Два мѣсяца пробылъ Епифаній съ Иларіономъ, который при прощаньи посовѣтовалъ ему идти въ главный городъ Кипрской епархіи Саламинъ, иначе называвшійся Констанціей, предсказывая ему, какъ и Пафнутій, епископство на островѣ Кипрѣ. Епифаній, по своему великому смиренію, не хотѣлъ и слышать объ этомъ и сѣлъ на корабль, отплывавшій въ Аскалонъ. Но Промыслъ Божій велъ его по иному пути. Сильная буря, свирѣпствовавшая на морѣ въ теченіе трехъ сутокъ, прибила корабль къ Саламину, гдѣ въ то время какъ разъ происходили выборы архіепископа этого города и всего острова Кипра, на которые съѣхались святители всѣхъ кипрскихъ городовъ во главѣ съ престарѣлымъ Паппіемъ, епископомъ города Киѳеры (Цитеры), пользовавшимся особымъ уваженіемъ, какъ смѣлый исповѣдникъ и защитникъ Христовой вѣры, за которую много пострадалъ. Этому святителю было открыто Богомъ, что архіепископомъ Саламина и всей Кипрской епархіи долженъ быть избранъ Епифаній, инокъ съ лицомъ и головой пророка Елисея, котораго онъ найдетъ покупающимъ на торгу виноградныя гроздья со своими двумя учениками. Собираясь въ обратный путь, такъ какъ буря утихла и корабль готовился къ отплытію, Епифаній дѣйствительно вышелъ съ Іоанномъ и Полувіемъ на торгъ купить себѣ на дорогу винограду, и тутъ былъ узнанъ Паппіемъ и сопровождавшими его епископами и клириками, которые пригласили его съ собой въ церковь и предложили быть архіепископомъ Кипра. Святой Епифаній, считая себя недостойнымъ, отказывался и со слезами умолялъ епископовъ не возлагать на него такого высокаго сана, и только указаніе Паппія на волю Божію и на бывшее ему откровеніе заставило его согласиться принять посвященіе. Это было въ 367 году, когда Епифанію исполнилось уже шестьдесятъ лѣтъ.

Святой Епифаній управлялъ Кипрской епархіей около 36 лѣтъ, заслуживъ всеобщее уваженіе своей добродѣтельной жизнью, щедрой благотворительностью, замѣчательной ученостью и необыкновенной ревностью къ православной вѣрѣ, которую онъ горячо отстаивалъ противъ многочисленныхъ ересей, готовый жертвовать своей жизнью за истину.

Милосердіе Кипрскаго святителя и его любовь къ бѣднымъ не имѣли границъ. Все свое и церковное имущество, по свидѣтельству историка Созомена, онъ отдавалъ на дѣла благотворенія. Онъ помогалъ пострадавшимъ отъ кораблекрушеній и другихъ бѣдствій, выкупалъ на свободу томящихся въ узахъ должниковъ и дѣлалъ множество другихъ добрыхъ дѣлъ, имѣя въ своемъ распоряженіи всегда достаточно средствъ, такъ какъ многіе богатые люди изъ разныхъ странъ, желая употребить свои богатства на пользу ближнимъ, отдавали ихъ святому Епифанію. Такъ онъ освободилъ изъ темницы благороднаго римлянина Евгномона, заплативъ его долгъ скупому саламинскому богачу, язычнику Дракону. Благодарный Евгномонъ до самой смерти служилъ Епифанію.

Многіе священнослужители и клирики, недовольные тратой церковнаго имущества на бѣдныхъ, роптали на Епифанія. Особенно много непріятностей причинилъ ему одинъ корыстолюбивый и злобный діаконъ Каринъ, вооружавшій противъ епископа и другихъ клириковъ. Но святитель съ кротостью переносилъ всѣ оскорбленія. Однажды случилось, что въ то время, когда святой Епифаній, обѣдая у себя съ клириками, читалъ и изъяснялъ имъ Священное Писапіе, къ окну прилетѣлъ воронъ и началъ каркать. Діаконъ Каринъ, желая посмѣяться надъ поученіемъ епископа, сказалъ слушателямъ: «кто изъ васъ знаетъ, что говорить, каркая, этотъ воронъ?». Но такъ какъ всѣ внимательно слушали слова святителя, то никто не отвѣтилъ на лукавый вопросъ діакона. Три раза повторилъ Каринъ свой вопросъ, и по прежнему никто не обращалъ вниманія на его слова, углубившись въ боговдохновенную рѣчь своего архипастыря. Тогда дерзкій діаконъ осмѣлился предложить свой вопросъ самому святителю, который, посмотрѣвъ на него, сказалъ: «знаю, что говоритъ воронъ, — онъ говоритъ о томъ, что ты больше не будешь діаконствовать». И дѣйствительно, испуганный Каринъ внезапно заболѣлъ и на другой день умеръ, а клирики съ тѣхъ поръ стали съ большимъ страхомъ и уваженіемъ относиться къ своему архипастырю.

Вообще святой Епифаній обращалъ большое вниманіе на нравственность священнослужителей и иноковь, требуя отъ нихъ благочестивой и цѣломудренной жизни и заботясь объ исправленіи впавшихъ въ искушеніе. Онъ имѣлъ благодать отъ Господа во время совершенія таинства Евхаристіи созерцать сошествіе Святаго Духа на приготовленные Дары и только получивъ это знаменіе, оканчивалъ произносить молитву возношенія. Однажды святитель, читая эту молитву, не увидѣлъ знаменія. Онъ два раза повторилъ молитву, но видѣнія не было. Тогда святитель со слезами сталь молить Бога открыть ему причину такого явленія, и, взглянувши на стоявшаго возлѣ него съ рипидой діакона, увидѣдъ, что лицо его было черно, а лобъ покрыть проказой. Взявъ у него рипиду, святитель кротко сказалъ ему: «чадо, не принимай нынѣ причастія Божественныхъ Даровъ», и отослалъ его домой. Какъ только онъ вышелъ, Духъ Божій сошедъ на предложенные Дары. Послѣ литургіи этотъ діаконъ исповѣдался призвавшему его святителю въ содѣянномъ имъ наканунѣ грѣхѣ. Вскорѣ послѣ принятія Епифаніемъ свягительскаго сана умерь его любимый ученикъ Іоаннъ, котораго онъ горько оплакивалъ и съ честью похоронилъ. Передъ смертью блаженный пресвитеръ Іоаннъ призвалъ къ себѣ другого ученика святого Епифанія, Полувія, и передалъ ему свои записки о жизни и чудесахъ своего учителя, поручивъ ему продолжать ихъ, что имъ и было впослѣдствіи исполнено. Потомъ умирающій позвалъ къ себѣ святителя и попросилъ его помолиться о немъ, послѣ чего трогательно съ нимъ простился, говоря: «положи, отче, на глаза мои руки твои и поцѣлуй меня послѣднимъ цѣлованіемъ, ибо я уже отхожу». И какъ только святитель возложиль свои руки ему на глаза и поцѣловадъ его, Іоаннъ предалъ свой духъ въ руки Божіи. Послѣ смерти своего возлюбленнаго ученика святой Епифаній приступилъ къ созданію новой и обширной церкви на мѣстѣ старой и маленькой. Господь послалъ ему средства для этого добраго дѣла изъ такого источника, откуда трудно было даже и ожидать: пять тысячъ золотыхъ монетъ было пожертвовано на эту церковь тѣмъ самымъ скупымъ богачомъ, грекомъ Дракономъ, который изъ-за ста златицъ держалъ въ темницѣ своего должника Евгномона. Случилось, что у него заболѣлъ сынъ, которому не могли помочь никакіе врачи. Отъ горя заболѣлъ и отецъ. Святитель исцѣлилъ ихъ обоихъ, послѣ чего благодарный Драконъ увѣровалъ и крестился со всѣмъ своимъ домомъ и пожертвовалъ на постройку храма названную сумму. У другого саламинскаго жителя, язычника Синисія, умеръ единственный сынъ Евсторгій, тринадцати лѣтъ, котораго родители неутѣшно оплакивали. По совѣту своего сосѣда, христіанина Ермія, они пригласили къ себѣ въ домъ святого Епифанія и умоляли его воскресить сына. «Если вѣруешь Распятому», сказалъ святитель матери, «то увидишь сына живымъ». Затѣмъ, подойдя къ умершему и съ любовью посмотрѣвъ на него, коснулся его и тихо произнесъ: «Евсторгій!» юноша тотчасъ всталъ, а пораженные чудомъ родители крестились и въ благодарность дали три тысячи златицъ на украшеніе храма. Такъ была выстроена прекрасная церковь, пресвитеромъ которой былъ поставленъ Полувій.

Однажды до святого Епифанія достигли слухи о знакомомъ ему Іерусалимскомъ епископѣ Іоаннѣ, какъ о великомъ сребролюбцѣ и немилосердномъ къ бѣднымъ. Кромѣ того, о немъ говорили, что, живя въ молодости среди склонныхъ къ оригенизму нитрійскихъ пустынниковъ, онъ самъ заразился этой ересью. Желая направить алчнаго епископа на истинный путь, Епифаній написалъ ему увѣщательное письмо. Когда же это не подѣйствовало, Кипрскій святитель, посѣтивъ въ 394 году Палестану и основанный имъ въ Елевѳеропольскомъ округѣ монастырь, заѣхалъ въ Іерусалимъ къ епископу Іоанну, который принялъ его съ большой радостью и почетомъ. Здѣсь въ церкви Воскресенія Епифаній произнесъ проповѣдь, въ которой говорилъ, что «не должно хвалить Оригена, отца Арія и источникъ другихъ ересей[1]. Кипрскій святитель пробылъ въ Іерусалимѣ до тѣхъ поръ, пока своими просьбами, наставленіями и даже чудесами не привелъ корыстолюбиваго епископа къ раскаянію, послѣ чего онъ сдѣлался милостивымъ къ нищимъ и нестяжательнымъ.

Возвращаясь изъ Іерусалима въ свою епархію, Епифаній встрѣтилъ двухъ скомороховъ, которые вздумали посмѣяться надъ святителемъ: одинъ изъ нихъ легъ на землю, притворившись мертвымъ, а другой сталъ просить у Епифанія какого-нибудь покрывала для тѣла мнимаго мертвеца. Святитель, обратясь лицомъ къ востоку, сталъ читать молитвы объ усопшемъ, потомъ снялъ съ себя одежду и покрылъ ею лежавшаго. Но шутка окончилась печально: по уходѣ святителя притворившійся къ ужасу своего легкомысленнаго товарища оказался дѣйствительно умершимъ.

Однажды на островѣ Кипрѣ насталъ голодный годъ. Скупой и богатый язычникъ Фавстіанъ, питавшій сильную вражду къ христіанскому епископу, несмотря на то, что онъ воскресилъ однажды его сына, сталъ продавать бѣднымъ хлѣбъ изъ своихъ многочисленныхъ житницъ по весьма дорогой цѣнѣ. На просьбу епископа дать ему въ долгъ на время пшеницы для раздачи нищимъ Фавстіанъ отвѣтилъ съ насмѣшкой: «проси твоего Іисуса, Которому вѣришь, чтобы Онъ послалъ тебѣ хлѣба для пропитанія твоихъ друзей-нищихъ». Пришедши въ гробницѣ святыхъ мучениковъ, которую онъ любилъ посѣщать каждую ночь, святитель со слезами сталъ молиться объ избавленіи людей отъ голода. Господь услышалъ своего великаго угодника. На полученное чудеснымъ образомъ золото и серебро Епифаній скупилъ у Фавстіана его хлѣбные запасы и раздавалъ ихъ бѣднымъ. Для пополненія запасовъ богачъ послалъ на островъ Паросъ нѣсколько кораблей, которые были потоплены бурею. Считая виновникомъ этого несчастія «христіанскаго волхва», какъ называлъ Епифанія Фавстіанъ, онъ еще больше озлобился на святителя, несмотря на то, что онъ далъ даромъ хлѣба женѣ Фавстіана, не принявъ отъ нея денегъ. Желая отомстить Епифанію, язычникъ подговорилъ одного недостойнаго діакона Руфина воткнуть концомъ вверхъ острый ножъ въ горнемъ архіерейскомъ сѣдалищѣ, чтобы святитель, сѣвъ на него во время службы, закололся. Коварный Руфинъ прикрылъ остріе ножа покрываломъ, чтобы не было ничего замѣтно. Но Епифаній, подойдя къ горнему мѣсту и собираясь сѣсть на него въ положенное время, велѣлъ діакону снять покрывало и послѣ этого выслалъ его изъ храма, какъ недостойнаго пріобщаться святыхъ Таинъ.

Святой Епифаній былъ вызванъ въ Римъ къ больной дочери императора Ѳеодосія Великаго, Проклисіи, и исцѣлилъ ее, воскресивъ въ то же время ея новорожденнаго сына молитвой и знаменіемъ креста, а послѣ того, въ Константинополѣ, исцѣлилъ такимъ образомъ самого Ѳеодосія, страдавшаго болѣзнью ногъ.

Святой Епифаній, всю свою жизнь боровшійся противъ различныхъ ересей, присутствовалъ на соборахъ противъ аріанъ — Антіохійскомъ 376-го и Римскомъ 382-го года.

Въ 402 году, при императорѣ Аркадіи, престарѣлый Кипрскій святитель былъ вынужденъ отправиться въ Константинополь и присутствовать на соборѣ для осужденія архіепископа этого города, Іоанна Златоустаго, котораго его враги, во главѣ съ императрицей Евдокіей и Александрійскимъ патріархомъ Ѳеофиломъ, обвиняли въ приверженности къ ереси Оригена (за принятіе имъ сочувствовавшихъ Оригену Нитрійскихъ иноковъ, изгнанныхъ Ѳеофиломъ), и въ другихъ преступленіяхъ, требуя его изгнанія. Убѣдившись, что все это была лишь клевета, святой Епифаній сказалъ императрицѣ: «Я чистъ отъ осужденія того», Іоаннъ Златоустый, узнавъ о томъ, что Епифаній совѣщался съ царицей, написалъ ему: «братъ Епифаній, я слышалъ, что ты согласился на мое изгнаніе: знай же, что больше ты не увидишь своего престола». Епифаній на это отвѣтилъ: «страстотерпче Іоанне, будучи обидимъ — побѣждай, но и ты не доѣдешь до мѣста своего изгнанія». Оба эти пророчества исполнились.

Не желая быть участникомъ неправеднаго суда, Епифаній тайно сѣлъ съ Полувіемъ и другими приближенными на корабль и отправился въ свою епархію. Чувствуя свое близкое отшествіе ко Господу, престарѣлый святитель велъ на кораблѣ свои прощальныя бесѣды съ учениками. «Дѣти! мои», говорилъ онъ, «соблюдите заповѣди мои, и любовь Божія пребудетъ съ вами. Вы знаете, въ сколькихъ скорбяхъ прошла моя жизнь, и я ихъ не вмѣнялъ въ скорбь, но всегда радовался въ нихъ о Богѣ, и Богъ не оставилъ меня. Когда я жилъ въ пустынѣ, множество бѣсовъ по Божьему попущенію приступили ко мнѣ и искушали меня. Потомъ причиняли мнѣ непріятности злые люди — еретики. Но Богъ сохранялъ меня отъ всякой непріязненной напасти. Будьте внимательны, чада мои, и послушайте словъ Епифанія грѣшнаго. Имѣній не желайте, и много имѣній приложится вамъ. Не питайте ненависти ни къ одному человѣку, и будете возлюблены Богомъ. Не клевещите на брата, и зависть діавольская не будетъ обладать вами. Бѣгите, какъ ядовитыхъ змѣй, ересей, о которыхъ я вамъ писалъ въ книгѣ «Панарій». Отвращайтесь и сохраняйте себя отъ мірскихъ похотей, которыя и тѣло и умъ разжигаютъ. Если нашъ умъ трезвъ и памятуетъ о Богѣ, тогда легко можемъ побѣдить врага». Преподавъ своимъ ученикамъ много и другихъ наставленій, святитель предсказалъ Полувію, что онъ будетъ епископомъ Ринокирскимъ. Корабельщикамъ же предсказалъ о скорой бурѣ, но велѣлъ имъ не бояться, а надѣяться на Бога. При этомъ одному изъ нихъ онъ сказалъ: «не искушай, чтобы не быть искушеннымъ», но никто не понялъ его словъ. По предсказанію святого поднялась вдругъ сильная буря, бушевавшая на морѣ два дня. Преподобный же на своемъ смертномъ одрѣ молился Богу о прекращеніи бури и о спасеніи корабля. На третій день умирающій святитель въ послѣдній разъ помолился вмѣстѣ съ учениками, всѣхъ обнялъ и поцѣловалъ и со словами: «спасайтесь, чада, ибо Епифанія больше не будетъ съ вами въ этой жизни» предалъ свою душу Богу. Въ минуту его смерти буря прекратилась.

Велика была скорбь учениковъ о почившемъ архипастырѣ, котораго они неутѣшно оплакивали. Горе ихъ раздѣляли и корабельщики, радуясь вмѣстѣ, съ тѣмъ прекращенію бури. Одинъ изъ нихъ — тотъ, которому святитель сказалъ «не искушай, — да не искушенъ будешь», изъ любопытства хотѣлъ убѣдиться, обрѣзанъ ли Епифаній. Но лишь только онъ началъ обнажать честное тѣло святого, почившій чудотворецъ такъ сильно ударилъ правой ногой въ лицо любопытнаго, что тотъ упалъ мертвымъ. Ужасъ объялъ всѣхъ при видѣ такого наказанія дерзскаго, а его товарищи, вѣруя въ чудесвую силу святого, положили умершаго при ногахъ его, и онъ тотчасъ же ожилъ.

По прибытіи корабля съ тѣломъ почившаго святителя на островъ Кипръ множество народа стеклось отовсюду оплакивать кончину любимаго и уважаемаго всѣми архипастыря. Его честное тѣло было торжественно погребено въ созданной имъ церкви, при чемъ у гроба его совершилось много чудесныхъ исцѣленій больныхъ, изъ которыхъ наиболѣе замѣчательно прозрѣніе трехъ слѣпцовъ.

Святой Епифаній умеръ въ апрѣлѣ 403 года, но память его празднуется 12 мая, въ день его погребенія. Преемникомъ его былъ одинъ изъ любимыхъ имъ учениковъ, Савинъ, который также написалъ его житіе, гдѣ говоритъ о продолжительныхъ молитвенныхъ стояніяхъ, усердныхъ колѣнопреклоненіяхъ и чудесахъ своего учителя.

Святой Епифаній отличался большой ученостью и оставилъ послѣ себя много замѣчательныхъ сочиненій, изъ которыхъ главными являются «Панарій» и «Анкоратъ». «Панарій» (аптека, ящикъ съ лекарствами) заключаетъ въ себѣ изложеніе и опроверженіе 20-ти ересей, предшествовавшихъ Христу, и 80-ти христіанскихъ, а «Анкоратъ» содержитъ изложеніе истиннаго ученія о Лицахъ Божества, воплощеніи и воскресеніи Спасителя, всеобщемъ воскресеніи и вѣчной жизни съ опроверженіемъ ересей Арія, Аполлинарія и др. Важное значеніе имѣетъ еще его сочиненіе «О 22 пророкахъ Ветхаго Завѣта и 3 Новаго Завѣта и о 12 апостолахъ и 70 ученикахъ Христовыхъ», гдѣ находится много важныхъ церковно-историческихъ преданій.

Блаженный Іеронимъ, знавшій лично святого Епифанія и писавшій о немъ, говоритъ, что онъ изучилъ языки еврейскій, сирскій, греческій и латинскій, и называетъ его самымъ превосходнымъ пастыремъ, котораго выше не было ни по зрѣлости лѣтъ, ни по знаніямъ, ни по качествамъ жизни, ни по отзыву свѣта» (Филаретъ, арх. Черниг., «Ученіе объ отцахъ Церкви», ч. II, 187).

Въ Россіи особымъ почитапіемъ Епифаній Кипрскій пользуется въ городѣ Березовѣ, Тобольской губерніи, послѣ благодатной помощи, полученной жителями отъ этого Святителя еще съ начала ХVII вѣка. Послѣ сильнаго наводненія и суровой зимы въ Березовскомъ краѣ сталъ падать скотъ, а потомъ начали болѣть и люди. Всю весну поперемѣнно шли то дожди, то снѣгъ, и только послѣ отслуженнаго березовцами 12 мая молебна святителю Кпрскому Епифанію небо прояснилось и наступила хорошая погода. Съ этого дня и установлено въ Березовѣ торжественное празднованіе памяти святого Епифанія. Этотъ благочестивый обычай былъ съ теченіемъ времени постепенно забыта, но съ 1846 года снова былъ возстановленъ послѣ подобнаго же несчастія и оказанной по молитвѣ Святителю помощи. Благодарные жители въ память этого событія пріобрѣли серебряную въ позлащенной ризѣ икону, на которой святой Епифаній былъ изображенъ въ такомъ видѣ: предъ Спасителемъ на облакахъ стоитъ на землѣ угодникъ Божій, а позади его вдали падаетъ съ неба снѣгъ, внизу же изображенъ городъ и рѣка Сосма, освобождающаяся отъ льда (Н. Абрамовъ, «Странникъ» 1866 г., іюль).

 

Анастасія Павлова.

 

«Приходское Чтеніе». 1914. № 3. С. 104-112.

 

[1] Письмо Епифанія въ письмахъ Іеронима 51 и 3.

 

***

Святителямъ Епифанiю Кипрскому и Герману Константинопольскому, тропарь, гл. 1: Двоицу служителей безначальнаго Божества,/ богообразныхъ догматовъ всемудрыхъ явителей,/ со Епифанiемъ воспоимъ божественнаго Германа,/ яко свѣтлiи неизреченныхъ тайноводители свѣтоводятъ зовущiя:/ слава Вѣнчавшему васъ, слава Возвеличившему,// слава Утверждающему вами вѣру Православную.

Кондакъ, гл. 4: Священноначальникъ чудную двоицу восхвалимъ, вѣрніи, по долгу,/ съ Германомъ божественнаго Епифанія:/ сíи бо попалиша безбожныхъ языки,/ догматы премудрѣйшія возложше всѣмъ,// православно поющимъ присно благочестія великое таинство.

Инъ кондакъ, гл. 8: Яко Троицы учителей богоглаголивыхъ/ и небесныхъ дарованiй источникъ двоеточный,/ Германа со Епифанiиемъ восхвалимъ./ Научени бо божественными осіяньми, благочестiя таинство уясниша,// имже вопiемъ: радуйся, сопряженiе богомудрое.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: