Протоіерей Петръ Смирновъ – Церковь Первенцевъ, написанныхъ на небесахъ.

Апостолъ Павелъ пишетъ христіанамъ изъ евреевъ: «вы приступили къ горѣ Сіону и ко граду Бога живаго, къ небесному Іерусалиму и тьмамъ Ангеловъ, къ торжествующему собору и церкви первенцевъ, написанныхъ на небесахъ, и къ Судіи всѣхъ Богу, и къ духамъ праведниковъ, достигшихъ совершенства, и къ Ходатаю новаго завѣта Іисусу» (Евр. 12, 22-24).

Слова Апостола освѣщаютъ положеніе церкви земной по отношенію къ небесной при самомъ возникновеніи церкви новозавѣтной христіанской. Начиная свое существованіе, новозавѣтная церковь уже обладала великимъ сокровищемъ. Тьмы ангеловъ служили ея нуждамъ и, кромѣ сего, уже сіялъ надъ нею многочисленный сонмъ ветхозавѣтныхъ праведниковъ, достигшихъ совершенства. Тотъ же святый Апостолъ и въ томъ же своемъ посланіи представляетъ образцы спасающей и чудодѣйствующей вѣры въ Авелѣ, Енохѣ, Ноѣ, Авраамѣ, Саррѣ, Исаакѣ, Іаковѣ, Іосифѣ, Моисеѣ, Раави, Гедеонѣ, Баракѣ, Самсонѣ, Іефѳаѣ, Давидѣ, Самуилѣ, свидѣтельствуя, что ему недостало бы времени повѣствовать о подвигахъ сихъ и другихъ пророковъ. Въ самый день сошествія Святаго Духа на апостоловъ, почитаемый днемъ рожденія или открытія церкви христіанской, апостолъ Петръ въ первой своей проповѣди къ іудеямъ и іудейскимъ прозелитамъ уже пользуется авторитетными для нихъ словами пророка Іоиля, свидѣтельствомъ и примѣромъ Давида.

Это великое небесное сокровище и это богатое наслѣдіе отъ церкви ветхозавѣтной было приготовлено церкви новозавѣтной еще до ея открытія основателемъ ея Господомъ Іисусомъ Христомъ. «Какъ только Онъ началъ созидать свою церковь призваніемъ апостоловъ, сказалъ первымъ ея членамъ: «отселѣ узрите небо отверсто и Ангелы Божія восходящія и нисходящія надъ Сына Человгъческаго» (Іоан. 1, 51). Это почти то же, какъ бы Онъ обѣщалъ имъ, что они скоро приступятъ къ тьмамъ ангеловъ. Когда же и какъ исполнилось то, что Господь обѣщалъ и что Апостолъ видѣлъ уже исполнившимся? – спрашиваетъ святитель Филаретъ и отвѣчаетъ: видно, что сіе началось отъ самыхъ словъ обѣщанія Господня: «отселѣ узрите небо отверсто»; вполнѣ же и торжественнѣе совершилось, думаю, въ воскресеніи Господнемъ и вознесеніи на небо. Со времени грѣхопаденія перваго человѣка и его изгнанія изъ рая, двери рая и неба были закрыты для рода человѣческаго; херувимъ пламеннымъ оружіемъ заграждалъ входъ. Кровію и водою изъ ребра страждущаго на крестѣ Іисуса погашенъ пламень сего оружія. Воскресшему сквозь запечатанный гробный камень Іисусу отверзлись двери неба, какъ Богу, но какъ Онъ есть купно и человѣкъ, то и для человѣчества онѣ отверзлись, и намъ открылась возможность приступить къ граду Бога живаго, къ тьмамъ ангеловъ и церкви первенцевъ, написанныхъ на небесахъ. «Восшедъ», по выраженію пророка и апостола, «на высоту», т. е. на небо, «плѣнилъ» Онъ «плѣнъ», т. е. освобожденныхъ Имъ плѣнниковъ ада привелъ къ Іерусалиму небесному, «и даде даянія человѣкомъ», т. е. дары небесные и божественные (Еф. IV, 8). И вотъ ангелы открываютъ гробъ воскресшаго Іисуса и остаются при немъ во ожиданіи человѣковъ, чтобы обрадовать ихъ вѣстію о Его воскресеніи. «Многа тѣлеса усопшихъ святыхъ восташа», и воскресшіе, «изшедше изъ гробъ, по воскресеніи Его, внидоша въ святый градъ и явишася мнозимъ», безъ сомнѣнія, служа тѣмъ союзу земного съ небеснымъ, славѣ небеснаго Спасителя и вѣрѣ земнородныхъ спасаемыхъ»[1].

Итакъ, не было дня въ жизни новозавѣтной христіанской церкви, когда бы она не находилась въ тѣсной живой связи съ церковію небесною. Въ церкви ветхозавѣтной также видимъ признаки, какъ бы предначатіе, общенія живыхъ съ тѣми, «смерть» которыхъ была въ особенности «честна предъ Господомъ». И тамъ великую силу предъ Богомъ имѣли Моисей и Самуилъ. Не напрасно и ея сыны такъ часто въ своихъ молитвахъ поминаютъ имена Авраама, Исаака, Іакова. Единеніе духа и общеніе любви – это основной законъ церкви.

Ветхозавѣтные патріархи и пророки, могучіе вѣрою и засвидѣтельствовавшіе вѣру доброю жизнію и подвигами благочестія, были первыми святыми человѣками въ церкви новозавѣтной. Во главѣ этого торжествующаго собора стоялъ такъ памятный первымъ членамъ церкви святый великій Іоаннъ, Предтеча Господень, по слову. Господа Іисуса Христа, большій изъ всѣхъ рожденныхъ женами. Выше и свѣтлѣе всѣхъ святыхъ и ангеловъ и человѣковъ вознесся вѣнецъ и возсіяла слава въ церкви Пречистой Приснодѣвы, Матери Господней, во блаженномъ успеніи обѣщавшей заступничество роду христіанскому. Честь и славу, воздаваемыя преблагословенной Маріи, вѣрующіе неразрывно соединяли съ прославленіемъ самого Господа Спасителя.

За ветхозавѣтными праотцами, патріархами и пророками являются – первенцы новозавѣтной церкви, написанные на небесахъ. Слова сіи изречены самимъ Господомъ Іисусомъ Христомъ апостоламъ, не двѣнадцати только, а въ болѣе обширномъ кругѣ семидесяти, когда они возвратились къ Нему съ проповѣди и сказали о томъ, что и бѣсы повинуются ихъ силѣ и слову. Господь сказалъ имъ: «не радуйтесь тому, что духи вамъ повинуются, но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесахъ» (Лук. 10, 20).

Ко времени написанія посланія къ Евреямъ, изъ котораго взяты вышеприведенныя слова Апостола, изъ сихъ первенцевъ, написанныхъ на небесахъ, уже сіяли въ церкви своею мученическою кончиною святый архидіаконъ Стефанъ, святые апостолы изъ числа двѣнадцати Іаковъ Зеведеевъ, изъ числа семидесяти Іаковъ, братъ Господень, первый Іерусалимскій епископъ. Они и предначали собою многочисленный и величественный сонмъ святыхъ мучениковъ и мученицъ, легшихъ честными костьми своими въ основу церкви воинствующей и завязавшихъ ея крѣпкую и неразрывную связь съ церковію торжествующею, небесною. Тайновидецъ Іоаннъ, писавшій книгу Откровенія послѣ того, какъ другіе одиннадцать апостоловъ уже приняли мученическую кончину, видѣлъ вмѣстѣ съ Іисусомъ Христомъ великое множество людей въ бѣлыхъ одеждахъ и съ пальмовыми вѣтвями въ рукахъ, которые омыли одежды свои и убѣлили ихъ кровію Агнца (Апок. VII, 9. 13-15), т. е. облеклись ангельскою свѣтлостію[2].

Сообразно своей небесной славѣ, святые апостолы, мученики и мученицы были прославляемы и въ церкви земной. Уже въ словахъ Дѣеписателя о мученической кончинѣ архидіакона Стефана слышится живое и глубокое чувство любви и уваженія къ первомученику... «Погребоша Стефана мужіе благоговѣйны и сотвориша плачь велій надъ нимъ» (Дѣян. 8, 2). Сколько мысли и чувства въ этихъ немногихъ словахъ! Спутники священномученика Игнатія, епископа Антіохійскаго, пострадавшаго въ Римѣ въ началѣ 2 вѣка, въ заключеніи своего описанія мученической кончины его говорятъ: «восхваливъ Бога подателя благъ и ублаживъ святаго, мы замѣтили для васъ день и годъ кончины (20 декабря, при консулахъ Сурѣ и Седекіи), чтобы, собираясь во время мученія его, мы могли имѣть общеніе съ подвижникомъ и доблестнымъ мученикомъ Христовымъ». Въ заключеніи повѣствованія о кончинѣ святаго Поликарпа, епископа Смирнскаго, христіане Смирнскіе, сокрывшіе его останки, говорятъ, что они будутъ собираться туда для празднованія дня мученическаго рожденія его (†166 г. 23 февраля). Тертулліанъ († октября 211 г.) говоритъ: «мы совершаемъ приношенія за усопшихъ и торжество въ честь святыхъ». Святый Григорій Неокесарійскій († октября 266 г.), по свидѣтельству жизнеописателя его святаго Григорія Нисскаго, совершалъ торжественное богослуженіе въ дни памяти мучениковъ, собирая въ сіи дни вѣрующихъ на гробахъ ихъ[3].

Особенныя обстоятельства, по устроенію Божественнаго промысла, способствовали закрѣпленію связи святыхъ церкви небесной съ членами церкви земной чрезъ самое внѣшнее устроеніе этой послѣдней. Въ бѣдственное время гоненій на церковь, христіане собирались для совершенія общей молитвы и богослуженія въ подземныхъ рытвинахъ, извѣстныхъ подъ именемъ катакомбъ. Эти катакомбы были издревле мѣстами погребенія умершихъ и почитались неприкосновенными, какъ бы священными. Римскіе законы не только ограждали неприкосновенность мѣстъ погребенія, но и допускали существованіе погребальныхъ обществъ и предоставляли имъ право свободно устраивать мѣста для погребенія своихъ членовъ и совершать въ память ихъ поминки и богослуженія. Христіане воспользовались благопріятными для нихъ законами. Въ устроеніи катакомбъ видимъ ясныя принаровленія къ потребностямъ богослуженія. Въ нѣкоторыхъ болѣе обширныхъ помѣщеніяхъ средняя сторона катакомбы представляетъ форму полукруглой ниши, на подобіе алтаря въ храмѣ: здѣсь помѣщалась гробница мученика, иногда въ видѣ мраморнаго саркофага съ скульптурными украшеніями, отдѣленная инаковою въ сравненіи съ другими рѣшеткою. Эта ниша и служила престоломъ, на которомъ совершалась литургія. Отъ этого древняго обычая совершать литургію на гробницѣ мученика ведетъ свое начало соблюдаемый доселѣ въ церкви обычай полагать мощи подъ престоломъ въ христіанскихъ храмахъ и на самомъ престолѣ въ антиминсѣ[4].

Къ подвигу мучениковъ древніе христіане приравнивали подвигъ исповѣдниковъ, которые претерпѣли за вѣру истязанія и заточенія, но не до смерти; видно, впрочемъ, что полагалось и различіе въ чествованіи тѣхъ и другихъ. Подвигъ мученика самъ собою уже возлагалъ на голову подвижника вѣнецъ нетлѣнія. «Нѣтъ больше той любви, какъ если, кто положитъ душу свою за друзей своихъ», сказалъ Господь (Іоан. 15, 13). Посему претерпѣніе страданій до конца и смерть за Господа Спасителя почитались высшимъ и крайнимъ выраженіемъ вѣры и любви. Для неполучившихъ крещенія мученическая кончина замѣняла это таинство и, какъ водное крещеніе, подавала совершенное очищеніе душѣ. На мученическую кончину сами мученики смотрѣли, какъ на особенный даръ Подвигоположника Христа, и молились, чтобы Господь не лишилъ ихъ счастія пострадать за Него. Посему подвигъ мученика сразу и безъ колебаній и вѣнчался въ церкви подобавшими ему славою и честію. Исповѣдники при жизни своей пользовались особеннымъ уваженіемъ въ церкви, по ихъ ходатайству сокращались сроки испытаній для оглашенныхъ и оказывалось снисхожденіе къ кающимся; но нѣкоторые изъ бывшихъ исповѣдниковъ подпадали впослѣдствіи духу превозношенія и гордости, позволяли себя вмѣшиваться въ дѣла церковнаго управленія, заводили въ церквахъ смуты и расколы, впадали и въ другіе слабости и пороки. Святый Кипріанъ, епископъ Карѳагенскій, не одинъ разъ въ своихъ писаніяхъ выражаетъ скорбь о томъ, что нѣкоторые изъ бывшихъ исповѣдниковъ ведутъ жизнь предосудительную. Посему и по смерти удостоивались славы и чести только тѣ исповѣдники, которые до конца жизни соблюли вѣру и любовь ко Христу и чистоту жизни христіанской. Тотъ же святый Кипріанъ, епископъ Карѳагенскій (†258), пишетъ своему клиру касательно таковыхъ исповѣдниковъ: «замѣчайте дни, въ которые они умираютъ, чтобы мы могли совершать воспоминанія о нихъ во дни памятей мучениковъ»[5].

Къ подвигамъ святыхъ мучениковъ и мученицъ въ нѣкоторой степени приравнивали также исполненную особыхъ трудовъ и опасностей жизнь іерарховъ или святителей. Апостолъ Павелъ пишетъ: «достойно начальствующимъ пресвитерамъ должно оказывать сугубую честь, особенно, тѣмъ, которые трудятся въ словѣ и ученіи» (1 Тим. 5, 17). Самое удостоеніѳ сана святительскаго было великою честію и наградою для подвизавшихся добрѣ пресвитеровъ. Къ лицу епископа древніе христіане имѣли пріискреннее и глубокое уваженіеСообразно сему оказываема была имъ особая честь и при погребеніи. Въ особомъ чинѣ отпѣванія епископовъ и священниковъ воздается честь и хвала ихъ священному служенію. Въ знакъ сего высокаго почтенія къ лицу епископовъ, тѣла нѣкоторыхъ изъ нихъ, особенно уважаемыхъ, были полагаемы въ храмахъ, но въ первыя времена церкви это далеко не было общимъ обычаемъ. Въ началѣ пятаго вѣка нѣкоторые противились тому, чтобы тѣло святителя Епифанія, епископа Кипрскаго, было положено въ церкви, и онъ удостоенъ былъ этой чести только по повелѣпію царя Аркадія, въ уваженіе къ тому, что онъ несъ столь трудное служеніе долѣе обыкновенныхъ предѣловъ человѣческой жизни, жилъ болѣе; ста пятнадцати лѣтъ[6]. Историкъ церковный Созоменъ ясно различаетъ празднованія мученикамъ и празднованія іерархамъ и даетъ знать, что послѣднія празднованія были ниже первыхъ[7].

Изъ всего, изложеннаго выше, открывается, что не только свыше утверждена связь между церковію земною и небесною, но и было ясно и опредѣленно указано, кого именно должны въ особенности чтить члены церкви новозавѣтной – христіанской. Указанія сіи даны прямо и непосредственно: въ словѣ Божіемъ съ ясностію поименованы добрые ангелы, служащіе нашему спасенію, ветхозавѣтные праведники, достигшіе совершенства и первенцы новозавѣтной церкви, написанные на небесахъ – апостолы и мученики.

Въ этихъ непосредственныхъ указаніяхъ можно примѣчать тотъ же способъ воздѣйствія на сердце вѣрующихъ, какой открывается и въ другихъ знаменіяхъ, бывшихъ въ первенствующей церкви. По особымъ нуждамъ ея и въ цѣляхъ ея распространенія и утвержденія въ мірѣ, были, напримѣръ, извѣстны въ ней особенныя, чрезвычайныя дарованія, напримѣръ, даръ языковъ, даръ разумѣнія и изъясненія Писанія. Съ теченіемъ времени, по мѣрѣ возрастанія церкви, эти чрезвычайныя дарованія стали постепенно уменьшаться, уступая мѣсто другимъ явленіямъ, въ которыхъ, по силѣ и дарованіямъ того же Святаго Животворящаго Духа, болѣе и болѣе обнаруживается самодѣятельность человѣческая. То, что прежде давалось отъ Духа непосредственно, усвояется, при Его же благодатной помощи, посредствомъ добраго ученія и иными способами. И въ великомъ дѣлѣ общенія живыхъ членовъ церкви съ преставльшиыися, послѣ прямыхъ и непосредственныхъ указаній, данныхъ въ словѣ Божіемъ, открываются вѣрующимъ и особенно священноначальствующимъ въ церкви признаки, по которымъ они сами должны узнать и опредѣлить, кого изъ преставлынихся отцевъ и братій въ особенности должно чтить и къ кому должно прибѣгать съ молитвою въ надеждѣ ихъ небеснаго о насъ предстательства. Нѣкоторые опыты такой самодѣятельности видимъ и въ первыя времена церкви, напримѣръ въ различеніи чести мучениковъ, исповѣдниковъ и іерарховъ. Впослѣдствіи она проявляется болѣе и болѣе. При семъ, неизбѣжны бывали иногда недоумѣнія и колебанія. Но въ церкви пребываетъ и царствуетъ Святый Животворящій Духъ и невидимо направляетъ вѣрующихъ къ истинѣ, какъ во всѣхъ дѣлахъ, относящихся ко спасенію вѣрующихъ и славѣ церкви, такъ и въ этомъ великомъ дѣлѣ – прославленія въ ней святыхъ угодниковъ Божіихъ.

 

Протоіерей Петръ Смирновъ.

 

«Прибавленія къ Церковнымъ Вѣдомостямъ». 1903. № 10. С. 351-356.

 

[1] Слова и Рѣчи, т. IV, стр. 605.

[2] Изъ двѣнадцати апостоловъ одинъ только святый апостолъ Іоаннъ имѣлъ мирную естественную кончину, но онъ испыталъ томленіе духа, горшее мученичества, когда стоялъ у креста Господня, претерпѣлъ гоненіе отъ Домиціана и заточеніе на пустынномъ островѣ Патмосѣ, сіялъ славою въ церкви – какъ возлюбленный ученикъ Господа Іисуса Христа и другъ Его, былъ высоко вознесенъ надъ всѣми сочетаніемъ духовныхъ дарованій какъ Евангелистъ, Богословъ и Тайновидецъ. По симъ великимъ подвигамъ и дарованіямъ, по дѣвственной чистотѣ и святости жизни, по совершенству въ любви, апостолъ Іоаннъ, оставаясь долгое время на землѣ единственнымъ апостоломъ, еще до кончины былъ высоко чтимъ въ церкви и, безъ сомнѣнія, вслѣдъ за кончиною уже былъ прославляемъ наравнѣ съ апостолами, пріявшими кончину мучениковъ. По древнему сказанію (первой половины ІІІ-го вѣка) изъ гроба его исходилъ тонкій прахъ, служившій ко врачеванію душъ и во здравіе тѣлъ. Въ память сего учрежденъ праздникъ въ честь апостола Іоанна 8 мая. Архіеп. Сергій. Полный мѣсяцесловъ Востока, т. II, ч. 2, стр. 171.

[3] Архіепископа Сергія Полный мѣсяцесловъ Востока, т. 1, стр. 8, 9.

[4] О катакомбахъ и криптахъ см. въ книгѣ профессора Н. В. Покровскаго «Очерки памятниковъ христіанской иконографіи и искусства». Спб. 1900 г., стр. 3-11.

[5] Е. Голубинскаго. Исторія канонизація святыхъ, стр. 15.

[6] Новая Скрижаль, архіепископа Веніамина (Спб. 1884 г., стр. 415).

7 Е. Голубинскаго «Исторія канонизаціи святыхъ» (М. 1903 г., стр. 17, примѣч. 4).




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: