Родительская суббота и дѣйство страшнаго суда на недѣлѣ мясопустной въ Москвѣ въ XVII вѣкѣ.

Роспись западного портала собора Михаила Архангела в Московском Кремле.

 

По церковному уставу, въ субботу недѣли мясопустной положено совершать вселенскую панихиду по всѣмъ усопшимъ православнымъ христіанамъ, а въ самое воскресенье служба посвящена воспоминанію страшнаго суда Христова, и евангеліе на литургіи читается о второмъ пришествіи и судѣ Христовомъ. Въ ХVII вѣкѣ, въ московскомъ Успенскомъ соборѣ, поминовеніе усопшихъ и служба въ воскресенье недѣли мясопустной сопровождались особыми церковными обрядами, какіе нынѣ не совершаются.

Вселенская панихида совершалась тогда не послѣ литургіи въ родительскую субботу, какъ это дѣлается нынѣ, но послѣ вечерни наканунѣ субботы[1]; служили ее торжественно среди церкви всѣмъ соборомъ; въ первую половину ХVII вѣка, въ церкви присутствовалъ и патріархъ съ церковными властями; государи въ соборѣ на панихидѣ не бывали, но кутья и свѣчи всегда присылались изъ дворца. На утрени въ родительскую субботу, какъ начнутъ пѣть каѳизму блажени непорочніи, очередной священникъ и діаконъ при открытыхъ царскихъ дверяхъ кадили алтарь и всю церковь; на первомъ часѣ, послѣ утрени, по чтеніи благо естъ, тотъ же чередной священникъ служилъ заупокойную литію, говорилъ эктенію и отпускъ съ кадиломъ, а по окончаніи перваго часа дѣлалъ обычный дневной отпускъ службы. Заупокойная литургія также служилась соборомъ и иногда патріархомъ. Въ 1656 г., въ субботу мясопустную, патріархъ Никонъ служилъ въ Успенскомъ соборѣ и павихиду и литургію; облаченіе было панихидное рядовое; на панихидѣ, по вечерни, надѣвалъ саккосъ бѣлый греческій, панагія черная; на литургіи облаченіе рядовое, а саккосъ былъ новый зеленый. Со второй половины ХVII вѣка патріархи совсѣмъ уже перестаютъ ходить въ этотъ день въ Успенскій соборъ въ соборной панихидѣ и заупокойной литургіи; вмѣсто себя посылаютъ служить архіереевъ въ соборы: большой Успенскій, Архангельскій и Вознесенскій; послѣ обѣдни былъ поминальный столъ въ панихидной палатѣ.

Торжественнѣе отправлялась служба въ самое воскресенье. По уставу благовѣстъ на этотъ день къ вечернѣ полагался въ колоколъ реутъ, со временъ патріарха Никона въ новый большой колоколъ, а послѣ во вседневный, звонъ большой. «На вечернѣ на выходѣ и на литіи выходитъ соборомъ, облачаются въ ризы протопопъ съ братіею; а патріарху и властемъ на вечерни и на заутрени облаченіи не бываетъ», хоти они и присутствовали при богослуженіи. На девятой пѣсни канона благовѣстъ дли сбора духовенства съ образами въ положенному на тотъ день особому крестному ходу и дѣйству страшнаго суда. Въ первомъ часу дня, по нынѣшнему счету въ 6 часовъ утра, церковныя власти бѣлыя и черныя съѣзжались прямо въ Крестовую патріарха, а низшее духовенство изъ соборовъ, монастырей и приходскихъ церквей приходило съ иконами въ Усненскій соборъ. Ключари на площади, за алтаремъ Успенскаго собора, приготовляли патріаршее мѣсто, на немъ разстилали коверъ со звѣрьми; при патріархѣ Никонѣ мѣсто для патріарха приносили изъ Архангельскаго собора, также большой коверъ, стулъ, большую подушку и золотой орлецъ; близъ патріаршаго мѣста ставили государево мѣсто, обитое бархатомъ; противъ патріаршаго мѣста архангельскій ключарь ставилъ образъ страшнаго суда съ подсвѣчникомъ; а богородицкіе ключари ставили предъ этимъ образомъ столъ съ пеленою и серебряною чашею для водоосвященія, вокругъ чаши 4 подсвѣчника, и еще приносили налои для евангелій; витыя свѣчи по числу подсвѣчниковъ выдавались изъ дворца. Въ третьемъ часу дня, по нынѣшнему счету въ 9 часу утра, патріархъ дѣлалъ выходъ изъ внутреннихъ своихъ келій въ Крестовую палату, отсюда, въ сопровожденіи ожидавшихъ его властей, шелъ большою лѣстницею въ западныя двери Успенскаго собора; передъ патріархомъ шли пѣвчіе, дьяки и поддьяки въ дорогихъ стихаряхъ и пѣли «исполла ети деспота». Въ соборѣ патріархъ читалъ входныя молитвы, знаменовался къ иконамъ и чудотворцевымъ ракамъ и входилъ въ алтарь для облаченія. Облаченіе было большое во весь святительскій санъ. Затѣмъ, по повѣсткѣ изъ дворца, когда и государь готовъ былъ къ выходу къ дѣйству, начинался крестный ходъ чрезъ западныя двери собора къ приготовленному мѣсту на площади. Въ первую половину ХVII в. государь выходилъ изъ паперти Благовѣщенскаго собора въ полномъ царскомъ нарядѣ и прямо направлялся къ дѣйству, не заходя въ въ Успенскій соборъ; со временъ же патріарха Никона государь сталъ приходить прежде въ соборъ или въ полномъ нарядѣ, или надѣвалъ его въ соборномъ придѣлѣ, затѣмъ прикладывался къ иконамъ и мощамъ, получалъ благословеніе отъ патріарха и вмѣстѣ съ нимъ выходилъ въ крестномъ ходѣ на площадь.

По старинному рукописному уставу Успенскаго собора, въ которомъ до 80-хъ годовъ ХVII вѣка всегда справлялись о порядкѣ службы, не смотря на изданные печатные чиновники, крестный ходъ и самое дѣйство страшнаго суда совершались въ такомъ порядкѣ. Вдереди несли большую хоругвь Успенскаго собора, другую хоругвь приносили или изъ Чудова монастыря, или изъ Архангельскаго собора, далѣе несли два запрестольныхъ креста – одинъ писанный красками, другой – хрустальный, затѣмъ образъ Богородицынъ, что писалъ Петръ чудотворецъ, и другія меньшія иконы; по одной сторонѣ патріарха протодьяконъ несъ большое писанное евангеліе, украшенное дорогими камнями, а по другой сторонѣ дьяконъ несъ евангеліе печатное; въ оба евангелія клались тогда серебряныя прокладки; самъ патріархъ несъ въ рукахъ золотой крестъ; «идутъ тихо полуденною страною, и пѣвчіе идучи поютъ предъ патріархомъ «исполла ети деспота» многожды», пока не придутъ на приготовленное мѣсто. Въ 1671 г. государь указалъ къ дѣйству страшнаго суда выносить евангеліе большое, данное въ соборъ по боярвнѣ Борисѣ Морозовѣ. Въ 1680 г. изъ малыхъ иконъ носимыхъ въ крестномъ ходу, упоминаются иконы только изъ кремлевскихъ соборовъ и изъ Предтеченскаго монастыря, а именно: образъ страшнаго суда отъ Благовѣщенья, изъ соборной церкви образъ Спасовъ отъ сѣверныхъ дверей, что изъ Владиміра, – образа эти несли безъ кіотовъ въ креслахъ, образъ Спасовъ патріархъ велѣлъ на дѣйствѣ поставить по правую сторону, а отъ Благовещенья по лѣвую; изъ Чудова монастыря принесенъ былъ образъ Алексія митрополита, а больше того иныхъ иконъ носить не указано. Въ 1683 г. патріархъ Іоакимъ несъ крестъ въ правой рукѣ, а лѣвой упирался на посохъ и шелъ никѣмъ неподдержіваемъ; передъ нимъ поддьякъ несъ лампаду, а передъ евангеліями несли ослопныя свѣчи. По прибытіи крестнаго хода на мѣсто и послѣ обычныхъ поклоновъ духовенства предъ царемъ и патріархомъ начиналось самое дѣйство страшнаго суда.

За начальнымъ возгласомъ пѣвчіе пѣли особыя стихиры, заимствованныя изъ разныхъ стихиръ тріодной службы на недѣлю мясопустную; въ 1658 г. пѣли ихъ по стиху на распѣвъ, а остальныя на гласъ. Патріархъ въ его время кадилъ святыя иконы, евангелія на налояхъ, потомъ государя, бояръ, духовенство, пѣвчихъ и народъ; послѣ патріарха кадили архіереи по два – по старшинству и очереди. За стихирами поддьякъ начиналъ чтеніе паремій, патріархъ садился на стулъ, а архіереи стояли. Въ это время богородицкій протопопъ и ключарь благословлялись святить воду и святили ее малымъ чиномъ, читали молитвы до погруженія въ воду креста. Передъ апостоломъ патріархъ вставалъ съ своего стула и ключари ставилъ передъ нимъ налой для чгенія евангелія. Чтеніе евангелія совершалось по особому чину, какъ оно совершалось 1 числа сентября въ дѣйство лѣтопровождевія. До половины ХVII вѣка евангеліе о страшномъ судѣ читалось только патріархомъ и архидіакономъ; такъ читалъ его и патріархъ Никонъ въ 1656 году, когда дѣйство страшнаго суда отправлялъ съ двумя пріѣзжими патріархами – Макаріемъ антіохійскимъ и Гавріиломъ сербскимъ. Но въ 1658 г. при томъ же Никонѣ евангеліе въ первый разъ читалось уже четырьмя лицами на четыре страны; патріархъ читалъ на востокъ, архидіаконъ на западъ обратясь лицомъ къ патріарху, а два дьякона читали на югъ и сѣверъ лицомъ къ народу; читали евангеліе на налояхъ на три статьи съ особыми возгласами; слова; премудрость прости и отъ Матѳея святаго евангелія чтеніе возглашали другъ за другомъ патріархъ и всѣ дьяконы; вонмемъ говорили только патріархъ и архидіаконъ. Когда патріархъ окончилъ третью статью, малые пѣвчіе поддьяки выходили на средину помоста и пѣли патріарху «исполла ети деспота», а патріархъ носилъ свое евангеліе государю для цѣлованія; затѣмъ дочитывали евангеліе архидіаконъ и дьяконы и относили свои евангелія для цѣлованія патріарху, а пѣвчіе пѣли слава тебѣ, Господи. Хотя бывшіе въ Москвѣ восточные патріархи и воспретили въ 1667 г. читать евангеліе на четыре стороны и одобрили чтеніе только патріархомъ и протодьякономъ, но это предписаніе не выполнялось на дѣлѣ и по отъѣздѣ восточныхъ патріарховъ евангеліе на дѣйство страшнаго суда всегда читалось на 4 страны, какъ въ пасху на литургіи. Послѣ евангелія патріархъ умывалъ руки «по чину, явоже и и всегда бываетъ», освящалъ воду крестомъ при пѣніи всѣмъ соборомъ тропаря: Спаси Господи люди твоя, губою стиралъ образъ страшнаго суда и другія иконы. Затѣмъ слѣдовала сугубая эктенія и отпускъ; патріархъ осѣнялъ крестомъ на четыре страны; а архидіаконъ кадилъ противъ осѣненія; государь прикладывался ко кресту, евангеліямъ на налояхъ и образамъ, и уходилъ къ обѣднѣ въ соборъ Благовѣщенскій. Проводивъ государя, патріархъ благословлялъ царскій синклитъ и весь народъ, кропилъ ихъ св. водою и воввращался въ соборъ тою же полуденною страною (въ 1680 г. возвращался прямо подлѣ Крестовой въ западныя двери собора); на обратномъ пути пѣвчіе пѣли Владычице пріими моленіе большимъ распѣвомъ; въ соборѣ архидіаконъ вновь говорилъ большую эктенію, а патріархъ снова дѣлалъ отпускъ съ крестомъ и одному изъ архіереевъ приказывалъ проводить святыя иконы. Все дѣйство продолжалось съ часъ времени. Затѣмъ патріархъ переоблачался въ другія ризы и служилъ литургію въ Успенскомъ соборѣ. Въ 1656 г. патріархъ Никонъ послѣ литургіи читалъ изъ книги Ефрема Сирина поученіе о страшномъ судѣ; въ 1680 г. патріархъ Іоакимъ читалъ также поученіе со своего патріаршаго мѣста, а въ 1683 г. онъ читалъ его передъ выходомъ къ дѣйству. Послѣ литургіи патріархъ возвращался изъ собора въ свои кельи налою проходною лѣстницею и къ нему присылали столъ со дворца.

Во второй половинѣ ХVII вѣка дѣйство страшнаго суда совершается уже не съ тою торжественностью, какъ было раньше, многіе обряды при этомъ измѣняются и сокращаются. Главная причина этихъ измѣненій та, что государи рѣже и рѣже стали приходить къ этому дѣйству. Царь Михаилъ Ѳеодоровичъ ходитъ въ нему всегда (кромѣ 1645 г.); царь Алексѣй Михаиловичъ при патріархѣ Никонѣ не только выходить въ соборъ къ началу крестнаго хода, но и послѣ дѣйства слушаетъ литургію въ соборѣ; но въ 1658 году государь не былъ у дѣйства и патріархъ Никонъ сократилъ порядокъ службы; молебенъ онъ началъ въ соборѣ и на площади самъ не совершалъ водоосвященія, а велѣлъ погружать крестъ крутицкому митрополиту во время сугубой эктеніи. По удаленіи Никона съ престола государь приходитъ только къ одному дѣйству; въ 1667 г. онъ оставался слушать и литургію, но потому, что въ этотъ день было посвященіе патріарха Іоасафа II; дѣйство совершалъ антіохійскій патріархъ Макарій, а александрійскій Паисій по болѣзни не выходилъ на площадь, хотя и участвовалъ въ посвященіи русскаго патріарха. Въ слѣдующемъ 1668 г. оба восточные патріарха вмѣстѣ съ государемъ ѣздили въ Саввинъ Сторожевскій монастырь, и дѣйство совершалъ одинъ русскій патріархъ. Въ 1670 г. государь не выходилъ къ дѣйству по случаю погребенія царевича Алексія; также не выходилъ въ 1673 и 1675 годахъ. Въ 1676 г. не было и самаго дѣйства по случаю смерти и погребенія въ тотъ день самого государя. Царь Ѳеодоръ Алексѣевичъ совсѣмъ не выходилъ въ дѣйству страшнаго суда; по смерти его, во время московскихъ дворцовыхъ и стрѣлецкихъ смутъ, царь Иванъ Алексѣевичъ выходилъ въ дѣйству только въ 1685 г„ а царь Петръ не былъ ни разу. Отъ этого и дѣйство страшнаго суда еще болѣе сокращается въ своихъ обрядахъ.

Съ 1680 года патріархъ Іоакимъ сталъ дѣлать конечный отпускъ дѣйству на площади и не повторялъ его въ соборѣ; здѣсь онъ прямо входилъ въ алтарь и разоблачался; съ этихъ поръ въ соборѣ въ этотъ день рѣдко патріархъ служитъ и литургію; большую частію служатъ ее не архіереи, а архимандриты. 1682 г. патріархъ Іоакимъ на дѣйствѣ самъ не кадитъ иконъ, а поручаетъ кажденіе архіереямъ; съ этого же года отмѣнено было и освященіе воды на молебнѣ и на отпускѣ патріархъ осѣнялъ крестомъ безъ окропленія св. водою. Съ 1685 г. тотъ же патріархъ совершаетъ дѣйство не на площади предъ алтаремъ, но внутри собора. Въ 1689 г. патріархъ Іоакимъ не служитъ за болѣзнію и по той же причинѣ по согласію съ государями приказываетъ отмѣнить на этотъ годъ и самое дѣйство; послѣ соборнаго опредѣленія 1678 года о шествіи на осляти въ недѣлю ваій, когда совершеніе извѣстныхъ церковныхъ обрядовъ признано принадлежностью только патріаршаго сана, отправленіе ихъ митрополитами естественно должно было считаться неудобнымъ. Патріархъ Адріанъ старался возстановить прежній порядокъ въ отправленіи дѣйства страшнаго суда, онъ совершалъ его по прежнему за алтаремъ, на соборной площади, но по своей болѣзневности могъ совершать его только до 1697 г.; съ слѣдующаго года за болѣзнію патріарха дѣйства страшнаго суда противъ прежняго обыкновенія уже не было; а со смертію патріарха оно и совсѣмъ прекратилось.

П. Н.

«Церковный Вѣстникъ». 1887. № 6. Ч. Неофф. С. 111-113.

[1] «Панихида» слово греческое – παννυχίς отъ πᾶς весь и νύξ ночь, имѣетъ значеніе всенощной службы. Обрядъ моленія христіанскаго за умершихъ называется паннихидою, во первыхъ, потому что по составу своему имѣетъ сходство со всенощнымъ бдѣніемъ, (съ утренею), и во вторыхъ потому, что въ первенствующей церкви во времена гоненій, какъ и всенощное бдѣніе, совершалось ночью.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: