Проф.-протоіерей Василій Прилуцкій – Праздникъ Преображенія Господня по иконографическимъ памятникамъ и церковно-богослужебнымъ пѣснопѣніямъ (+Подборка икон).

Праздникъ Преображенія Господня установленъ Церковью въ память славнаго преображенія Господа на Ѳаворѣ. Начало праздника относится къ глубокой древности, по крайней мѣрѣ уже въ 4 в. св. Елена соорудила храмъ на горѣ Ѳаворѣ въ честь преображенія Господня и между сочиненіями отцевъ Церкви 4 в. встрѣчаются поученія на этотъ праздникъ{1}. Въ христіанскомъ искусствѣ изображенія Ѳаворскаго событія относятся также къ глубокой древности, къ тому времени, когда еще въ большой силѣ были символическія формы представленія. Извѣстно, что древнехристіанское искусство первоначально довольствовалось самыми простыми символическими изображеніями, каковы: крестъ, агнецъ, виноградная лоза, корабль, якорь, голубь, рыба, пальмовая вѣтвь, фениксъ, рука и т. п.{2}.

Первымъ изъ такихъ изображеній нужно признать мозаику церкви св. Аполлинарія въ Равеннѣ 6 в.{3}. Въ кругѣ, среди сіяющихъ звѣздъ, изображенъ четвероконечный «крестъ; по сторонамъ креста – символическія буквы α и ω, прилагаемыя къ лицу Спасителя и означающія начало и конецъ. Преобразившійся Спаситель означенъ крестомъ, при чемъ въ срединѣ креста находится древній знакъ солнца (кружокъ съ точкой), служащій олицетвореніемъ «Солнца правды». Моисей и Илія представлены на облакахъ; первый по лѣвую сторону, а второй – по правую сторону круга, оба – погрудныя фигуры, въ туникахъ и палліяхъ, простираютъ руки къ кресту. Вверху изображена рука – эмблема Бога Отца. Ниже гора Ѳаворъ, съ деревьями, среди которыхъ находятся три агнца, означающіе Петра, Іакова и Іоанна. У подножія горы стоитъ св. Аполлинарій въ фелони, съ воздѣтыми руками, и по сторонамъ его 12 агнцевъ – апостоловъ. Такимъ образомъ, мы видимъ здѣсь Спасителя подъ образомъ креста, окруженнаго звѣздами, Моисея и Илію и трехъ апостоловъ, т. е., главныя части обычнаго изображенія Ѳаворскаго событія. Остальныя части не имѣютъ прямого основанія въ евангельскомъ разсказѣ и одна изъ нихъ (св. Аполлинарій) имѣетъ мѣстное значеніе, объясняемое посвященіемъ храма въ честь св. Аполлинарія. Къ тому же 6 в. относится изображеніе событія преображенія Господа и на мозаикѣ въ храмѣ св. Екатерины на Синайской горѣ, относимое нѣкоторыми даже къ 4 в.{4}. Въ верхнихъ углахъ мозаики изображенъ Моисей предъ Неопалимой Купиной и при полученіи заповѣдей закона; ниже два ангела съ крестными жезлами и побѣдными вѣнками, а еще ниже лики Приснодѣвы и Крестителя. Спаситель въ свѣтлыхъ одеждахъ и голубомъ ореолѣ съ шестью серебряными лучами; по сторонамъ Его Моисей и Илія въ милоти, внизу – три апостола съ надписями: Іоаннъ-молодой на колѣнахъ, Петръ палъ ницъ, Іаковъ падаетъ. Упомянемъ еще о наиболѣе замѣчательномъ изображеніи событія въ кодексѣ словъ Григорія Богослова 9 в.{5}. Спаситель въ сѣрой туникѣ, окруженный ореоломъ темно-желтаго цвѣта, со свиткомъ въ лѣвой рукѣ и съ благословляющею десницею, стоитъ на горѣ; надъ Нимъ небо и лучъ, падающій на Его главу, по краямъ нимба съ лѣвой стороны Моисей въ видѣ молодого человѣка, съ правой – Илія-старецъ, оба съ благословляющими десницами, за каждымъ изъ нихъ по одной пальмѣ. Внизу съ лѣвой стороны ап. Петръ стоитъ прямо и поднимаетъ вверхъ руку; въ срединѣ Іоаннъ-старецъ съ просѣдью, что, очевидно, неумѣстно въ событіи преображенія, когда апостолъ не былъ старикомъ, онъ падаетъ ницъ; на правой сторонѣ Іаковъ падаетъ назадъ.

Иначе нѣсколько передаютъ Ѳаворское событіе тѣ памятники, которые представляютъ его въ трехъ моментахъ, а именно: сперва восхожденіе Спасителя съ учениками на гору Ѳаворскую, потомъ самое преображеніе и наконецъ схожденіе съ горы. Изъ сохранившихся въ разныхъ музеяхъ миніатюрныхъ изображеній на рукописяхъ упомянемъ лишь о такихъ, которыя имѣютъ иконный характеръ или выдающіяся особенности. Въ псалтиряхъ Лобковской и Угличской Моисей и Илія помѣщены въ одномъ и томъ же нимбѣ со Спасителемъ, для обозначенія того, что они явились во славѣ (Лук. 9, 31){6). При этомъ, три луча, олицетворяющіе три главныя Божественныя свойства{7}, нисходятъ на апостоловъ. Въ Лаврент. Ев. Іисусъ Христосъ въ сопровожденіи трехъ апостоловъ подымается на гору Ѳаворъ; здѣсь онъ стоитъ въ ореолѣ между Моисеемъ и Иліею, а три апостола внизу; на правой сторонѣ – сцена послѣ преображенія: Спаситель возбуждаетъ упавшихъ отъ страха апостоловъ и сходитъ съ ними съ горы. Въ ев. Марка удержаны три момента: восхожденіе на гору, преображеніе и схожденіе съ горы; то же въ евангеліи Луки, при чемъ Моисей представленъ зрѣлымъ мужемъ съ бородой{8}. Такой же переводъ преображенія въ трехъ моментахъ предлагаетъ и греческій иконописный подлинникъ, упоминая сверхъ того о двухъ скрижаляхъ въ рукахъ Моисея. На иконѣ Академіи Художествъ № 74: на лѣвой сторонѣ Іисусъ Христосъ восходитъ съ учениками на гору; въ срединѣ иконы преображеніе: Спаситель въ бѣлыхъ одеждахъ, согласно съ евангельскимъ разсказомъ, въ голубомъ ореолѣ; по сторонамъ Его два ангела съ державами въ рукахъ, означающіе могущество и славу преобразившагося Іисуса Христа; возлѣ нихъ Моисей и Илія; при чемъ ниже художникъ показываетъ, – откуда явились эти лица: Моисей встаетъ изъ гроба, Илія выступаетъ изъ облаковъ. Отъ Спасителя исходятъ три луча и падаютъ на лежащихъ внизу апостоловъ; на правой сторонѣ Іисусъ Христосъ сходитъ съ учениками съ горы{9}. Что касается русскихъ иконописныхъ подлинниковъ, то всѣ они говорятъ о событіи кратко, что, очевидно, объясняется общеизвѣсностію изображенія въ иконописной практикѣ. Подлинникъ критической редакціи, хотя и подробно разсказываетъ исторію событія по Евангелію, доказывая, что оно произошло въ 6-й день августа, предъ возсіяніемъ утренней зари, а не во вторникъ страстной недѣли, но иконографія описана кратко и сходно съ другими подлинниками, исключая того, что Іисусъ Христосъ является здѣсь стоящимъ на облакѣ свѣтломъ, висящемъ надъ высокою горою. Таковы иконы: въ Благовѣщенскомъ соборѣ въ Москвѣ на вновь открытой фрескѣ (на западной сторонѣ храма), также на храмовой иконѣ Ярославскаго Спасопреображенскаго монастыря{10} и въ Новгородскомъ Хутынскомъ монастырѣ{11}. Изображеніе преображенія въ трехъ и даже болѣе моментахъ становится извѣстнымъ съ 11-12 в. и основывается, очевидно, на послѣдовательномъ теченіи евангельскаго разсказа о преображеніи.

Обратимся теперь къ евангельскому разсказу о событіи и сравнимъ его съ приведенными памятниками. Повѣствованіе о преображеніи находимъ у трехъ евангелистовъ (Матѳ. 17, 1-9; Марк. 9, 2-13; Лук. 9, 28-36). Спустя 6-8 дней послѣ бесѣды съ учениками о несеніи креста, Спаситель, въ сопровожденіи Петра, Іакова и Іоанна, взошелъ на высокую галилейскую гору Ѳаворъ и преобразился предъ ними. Лице Его просіяло, какъ солнце, одежда сдѣлалась бѣла, какъ свѣтъ{12}. Тогда явились свидѣтели преображенія – Моисей и Илія, удостоенные видѣнія Божественной славы, одинъ на Синаѣ, другой – на Хоривѣ{13}. Явившись и здѣсь во славѣ, они начали бесѣдовать съ Іисусомъ Христомъ о смерти Его{14}. Во все это время Петръ и бывшіе съ нимъ другіе два ученика отягчены были сномъ{15}, но, пробудившись, увидѣли славу Господа и двухъ мужей, стоявшихъ съ Нимъ{16}. И когда мужи эти отходили уже отъ Господа, Петръ сказалъ Ему: Наставнице, добро есть намъ здѣ быти{17}; если хочешь, сдѣлаемъ здѣсь три кущи: одну Тебѣ, другую Моисею, третью Иліи. При этихъ словахъ Петра, свѣтлый облакъ осѣнилъ ихъ и былъ слышенъ гласъ Бога Отца: Сей есть Сынъ Мой возлюбленный, въ Которомъ Мое благоволеніе; Его слушайте{18}. Устрашенные ученики пали ницъ, но Іисусъ, оставшись одинъ, приступилъ къ ученикамъ и сказалъ: встаньте, не бойтесь{19}. Возведши очи, они никого уже не увидѣли, кромѣ Одного Господа{20}.... И когда сходили съ горы, Іисусъ запретилъ имъ разсказывать объ этомъ, доколѣ Сынъ человѣческій не воскреснетъ изъ мертвыхъ{21}.

Сообразно евангельскому разсказу Іисусъ Христосъ изображается на горѣ. «На горѣ высоцѣ преобразился еси Блаже», воспѣваетъ и св. Церковь{22}. Извѣстный путешественникъ Муравьевъ говоритъ, что гора эта отвѣсной высоты въ 500 саженъ и на самой вершинѣ имѣетъ довольно большую, хотя и неровную площадь, покрытую густою травою и деревьями{23}. Вообще же, по словамъ другого путешественника (г. Норова), видъ съ вершины Ѳавора «очарователенъ»{24}. Впрочемъ, по ходу повѣствованія ев. Луки, можно заключать, что преображеніе было ночью, стало быть и видъ съ Ѳавора будетъ мало замѣтенъ. Евангелистъ повѣствуетъ: Петръ и бывшіе съ нимъ были отягчены сномъ; но пробудясь, увидѣли славу Спасителя и двухъ мужей, стоявшихъ съ Нимъ.... и далѣе: въ слѣдующій день, когда она сошли съ горы, встрѣтило Его множество народа{25}. Іисусъ Христосъ взошелъ на гору помолиться, а Спаситель нашъ любилъ молиться втайнѣ, ночью{26}. Въ синаксарѣ на Преображеніе Господне говорится, что Іисусъ Христосъ преобразился нощи уже ко утру приближающейся.... предъ возсіяніемъ зари утреннія{27}, какъ доказываетъ и подлинникъ критической редакціи.

Лице Спасителя во время преображенія измѣнилось: оно сіяло необыкновеннымъ свѣтомъ, какъ солнце; а одежда была такъ свѣтла и блестяща, что ев. Матѳей сравниваетъ ее со свѣтомъ, а ев. Маркъ съ снѣгомъ, при чемъ замѣчаетъ: яцѣхъ же не можетъ бѣлильникъ убѣлити на земли{28}. Слава Іисуса Христа выражается также посредствомъ ореола, который въ памятникахъ, какъ мы знаемъ, имѣетъ обыкновенно круглую форму. Звѣздныхъ ореоловъ въ памятникахъ византійскихъ, кромѣ равенской мозаики, нѣтъ; въ памятникахъ же поздне-русскихъ они встрѣчаются довольно часто. Отраженіе славы преобразившагося Господа на собесѣдникахъ Его и апостолахъ изображается въ видѣ лучей, исходящихъ отъ первоисточника свѣта, согласно съ словами церковной пѣсни: изъ плоти Твоея лучи Божества исхождаху пророкомъ и апостоломъ{29}. Изрѣдка, впрочемъ, слава и величіе Преобразившагося выражаются, какъ мы видѣли, въ видѣ двухъ ангеловъ съ державами. Собесѣдниками Іисуса Христа въ памятникахъ и по евангельскому новѣтствованію являются: Илія въ видѣ старца и Моисей, за рѣдкимъ исключеніемъ, молодой не только въ древнихъ памятникахъ, но даже и въ 14-15 в. Между тѣмъ какъ Моисей и Илія должны быть представляемы маститыми старцами. Моисей скончался 120 лѣтъ{30}, а Илія, ученикъ котораго Елисей не имѣлъ волосъ на головѣ, былъ также старикъ{31}. Въ 4-й книгѣ Царствъ сказано, что Илія былъ мужъ косматъ и поясомъ усменнымъ (кожанымъ) препоясанъ о чреслѣхъ своихъ{32}. Нѣкоторые совершенно справедливо пишутъ Илію безъ верхней одежды (милоти), которую онъ оставилъ прор. Елисею{33}. Въ руки Моисея съ 11-12 в. даютъ еще книгу, а въ позднѣйшее время – скрижали. На памятникахъ 17 в, появляются, какъ мы видѣли, указанія на изведеніе ангелами Моисея изъ гроба и Иліи съ неба. Это наглядное выраженіе мысли о томъ, что Моисей и Илія призваны были на Ѳаворъ въ качествѣ представителей отъ двухъ міровъ – умершихъ и живыхъ, чтобы, по словамъ Іоанна Златоуста, показать, что Іисусъ Христосъ имѣетъ власть надъ жизнію и смертію{34}. Сверхъ того: Моисей долженъ былъ возвѣстить о словѣ Искупителя людямъ умершимъ, а Илія, какъ не испытавшій смерти, живымъ. Мысль эта выражена и въ служебной минеѣ: Моисей же и Илія Тебѣ предсташа, мертвымъ и живымъ, Тя, Господа, повѣдающе{35}. Отъ земли убо апостоли, яко съ небесе же Ѳесвитянинъ Илія, Моисей же отъ мертвыхъ{36}. Не понятно, на какомъ основаніи Іисуса Христа, Моисея и Илію пишутъ иногда какъ бы летящими, въ духѣ католической иконописи, тогда какъ апостолы, по свидѣтельству ев. Луки, видѣли ихъ стоящими{37}.

Что касается до изображенія апостоловъ, то въ греко-русскихъ памятникахъ они никогда не изображаются ни спящими, ни пораженными до безчувствія, какъ изображаютъ ихъ иногда западные художники; напротивъ, каждый изъ нихъ, сообразно характеру, своеобразно относится къ чуду. Смѣлый и твердый ап. Петръ, изумленный необычайною славою Преобразившагося, не теряетъ присутствія духа; стоя на колѣнахъ, онъ все же смѣло смотритъ на бесѣдующихъ; напротивъ, юный и впечатлительный Іоаннъ, пораженный чудомъ, палъ ницъ и закрываетъ свои глаза. Средину между ними въ этомъ отношеніи занимаетъ спокойный и величавый характеромъ ап. Іаковъ; онъ, хотя и пораженъ чудомъ, хотя и стоитъ на колѣнахъ, даже готовъ ницъ пасть, однако рѣшается взглянуть и на то, что происходитъ вверху на горѣ. Въ евангеліи не упоминается, въ какихъ одеждахъ ходили апостолы; но вѣроятно, они имѣли общія всѣмъ одежды{38}. Гласъ Бога Отца, равно какъ и вообще присутствіе Бога, выражается въ видѣ руки, выступающей изъ неба. Эта форма, какъ мы видѣли, является уже на первомъ полусимволаческомъ изображеніи событія и остается до позднѣйшаго времени, хотя въ 17-18 в. она нерѣдко уже замѣняется изображеніемъ Бога Отца въ видѣ Старца въ облакахъ.

Итакъ, какой же изъ моментовъ Ѳаворскаго событія наиболѣе выражаетъ мысль праздника Преображенія Господня? Преображеніе Іисуса Христа есть день тѣлеснаго и видимаго явленія Божественной славы Сына Божія апостоламъ, которая для нихъ была еще сокровенна подъ кровомъ плоти Его{39}. Человѣкъ зримый, но Богъ крыемый, на Ѳаворъ Христосъ восходитъ, поетъ наша Церковь{40}. Праздникъ Преображенія установленъ главнымъ образомъ для показанія Божества Іисуса Христа, Его Божественной славы{41}. Отсюда и для иконописнаго образа слѣдуетъ избирать преимущественно то время, когда открылось Его Божество, когда гласъ Бога Отца засвидѣтельствовалъ, что Іисусъ Христосъ есть Сынъ Его и, значитъ, то время, когда устрашенные ученики пали ницъ и когда облако осѣнило ихъ такъ, что они вошли въ него{42}. Но въ это время Іисусъ былъ одинъ{43}. Моисей и Илія, если и могутъ быть представлены, не иначе, какъ нѣсколько вдали; потому что, когда еще ап. Петръ говорилъ добро есть намъ здѣ быти, они начали уже удаляться{44}.

Можно для образа выбирать и самый моментъ преображенія, т. е., то время, когда Христосъ молился и съ Нимъ сдѣлалась удивительная перемѣна, видѣніе лица Его ино, и одѣяніе бѣло блистаяся, когда явились Моисей и Илія и разговаривали съ Нимъ о Его смерти, и когда, наконецъ, Петръ и бывшіе съ Нимъ ученики, пробудившіеся отъ сна, съ благоговѣйнымъ восторгомъ смотрѣли на Его преображенный ликъ{45}. Можно ли изобразить то чувство радости, восторга и блаженства, которымъ преисполнены были сердца очевидцевъ чуднаго видѣнія! Здѣсь Моисей и Илія, одинъ умершій, другой восхищенный отъ земли колесницею огненною, чрезъ цѣлыя тысячелѣтія являются на Ѳаворѣ живыми, бесѣдуютъ со Христомъ, Котораго пришествіе предвозвѣщали, живя во плоти, въ мірѣ. Предъ зрителями Ѳаворскаго чуда приподнялся, можно сказать, край завѣсы, скрывающей отъ насъ будущее славное царство Христово, и вотъ они забыли весь міръ и самихъ себя, забыли всѣ труды и скорби, всѣ опасности и бѣдствія, которыя они терпѣли, слѣдуя за Христомъ, забыли все земное; одно невыразимое блаженство наполнило ихъ душу и сердца и, восторженные видѣніемъ, они восклицаютъ въ лицѣ ап. Петра: Господи, добро есть намъ здѣ быти!

Намъ остается еще сказать нѣсколько словъ о западныхъ католическихъ изображеніяхъ преображенія Господа. На западѣ праздникъ Преображенія не былъ всеобщимъ даже въ 12 в. и только со временъ Каллиста 3 (съ 15 в.) становится общепринятымъ{46}. Потъ почему изображенія Ѳаворскаго событія въ древнѣйшихъ памятникахъ запада вообще довольно рѣдки и до позднѣйшаго времени стоятъ въ замѣчательномъ согласіи съ памятниками греко-русскими. Незначительныя отступленія отъ византійскихъ образцовъ объясняются общимъ направленіемъ западнаго искусства и иконописи. Есть, напр., изображенія, гдѣ всѣ три апостола лежатъ безъ движенія, какъ мертвые, чего никогда не встрѣчается въ памятникахъ греко-русскихъ; старческій видъ Моисея оказывается вообще излюбленнымъ западными художниками; Спаситель, Моисей и Илія часто изображаются въ облакахъ летящими и т. п. Вообще же образцомъ западнаго изображенія Ѳаворскаго чуда нужно признать знаменитую картину Рафаеля{47}. Спаситель съ воздѣтыми руками, съ развивающеюся одеждою паритъ въ тонкихъ облакахъ, освѣщенныхъ блескомъ Его собственнаго сіянія; по сторонамъ Его, также на воздухѣ. Моисей и Илія – старцы, первый съ скрижалями въ рукахъ; у вершины горы, въ разныхъ положеніяхъ, лежатъ ослѣпленные апостолы: они закрываютъ руками свои лица. На лѣвой сторонѣ два неизвѣстныхъ лица, изъ которыхъ одно съ четками въ рукахъ, не упоминаемыя евангельскимъ повѣствованіемъ. Такова верхняя часть картины. Внизу у подножія горы – двѣ оживленныя группы: налѣво девять апостоловъ, направо толпа Іудеевъ, въ которой на первомъ планѣ видны – колѣнопреклоненная женщина и еврей, удерживающій своими руками бѣсноватаго. Толпа умоляетъ апостоловъ объ исцѣленіи бѣсноватаго; апостолы съ изумленіемъ смотрятъ на него, иные указываютъ руками на Іисуса Христа. Не касаясь художественныхъ достоинствъ знаменитой картины и широты замысла, укажемъ только на свободное обращеніе съ евангельскимъ разсказомъ, свойственное вообще западнымъ художникамъ; именно: пареніе Спасителя, Моисея и Иліи въ тонкихъ облакахъ на воздухѣ; введеніе въ картину, въ качествѣ стороннихъ свидѣтелей чуда, двухъ неизвѣстныхъ лицъ, не оправдываемое съ точки зрѣнія евангельскаго повѣствованія; ошибочное помѣщеніе внизу горы исцѣленія одного бѣсноватаго отрока, что случилось только на другой день{48}; наконецъ, и вся знаменитая картина написана такъ, что Спасителя и другихъ, съ Нимъ бывшихъ, всякій можетъ видѣть снизу горы, тогда какъ гора Ѳаворская, по свидѣтельству Муравьева, отвѣсной высоты имѣетъ 500 саженъ.

 

«Руководство для сельскихъ пастырей». 1899. Т. 2. № 31. С. 313-325.

 

{1} См. у Дебольскаго «Дни Богослуж. Прав. Каѳ. восточ. Церк.» Спб. 1882 г. ч. 1 стр. 73-74.

{2} См. «Руков. для сельскихь пастырей» 1871-1872 гг. «Ο древнехристіанской иконописи».

{3} Рисунки см. «Радость Христ.» 1894 г. 8 кн. стр. 337 и у у Н. Покровскаго «Евангеліе въ памятникахъ иконографіи» стр. 196.

{4} См. «Радость Христіанина» 1894 г. 8 кн. стр. 335. Рисунки можно видѣть у Н. Покровскаго «Евангеліе въ нам. икон.» стр. 196 и «Радость Христ.» 1893 г. кн. 8.

{5} См. «Радость Христ.» 1894 г. 8 кн. стр. 335. Рисунки можно видѣть у Н. Покровскаго «Евангеліе въ нам. икон.» стр. 196 и «Радость Христ.» 1893 г. кн. 8.

{6} Рисунокъ см. «Радость Христ.» 1895 г. кн. 8 и у Н. Покровскаго «Евангеліе въ нам. икон.» стр. 197.

{6} Миніатюра эта сдѣлана при 88 псалмѣ къ словамъ: «Ѳаворъ и Эрмонъ о имени Твоемъ возрадуются» (стих. 13).

{7} Всемогущество, Премудрость и Благость, чѣмъ образно исповѣдуется Божество Христа.

{8} См. у Н. Покровскаго «Евангеліе въ нам. икон.» стр. 197.

{9} См. у Н. Покровскаго «Евангеліе въ нам. икон.» стр. 199.

{10} Новгородскаго письма 14 и 15 в.

{11} См. «Радость Христ.» 1894 г. 8 кн. стр. 336.

{12} Матѳ. 17, 2; Лук. 9, 29.

{13} См. пареміи на праздникъ Преображенія: Исх. 33, 19-23; 34, 29-30; 3 Царств. 19, 11-13.

{14} Лук. 9, 31.

{15} Св. Іоаннъ Златоустъ въ толкованіи на евангеліе Матѳ. говоритъ, что «подъ сномъ евангелистъ разумѣетъ здѣсь большое отягченіе, происшедшее въ нихъ отъ видѣнія. Ибо какъ чрезмѣрный блескъ ослѣпляетъ глаза, такъ и они испытали подобное сему». См. «Радость Христ.» 1895 г. кн. 8, стр. 278.

{16} Матѳ. 17, 3; Лук. 9, 32.

{17} Матѳ. 17, 4; Марк. 9, 5; Лук. 9, 33.

{18} Матѳ. 17, 5, Мар. 9, 7; Лук. 9, 34.

{19} Матѳ. 17, 7.

{20} Матѳ. 17, 8; Марк. 9, 8.

{21} Матѳ. 17, 9; Марк. 9, 9; Лук. 9, 36

{22} См. стихъ 8-й пѣсни канона 5 авг. и стихиру на лит. 6 августа.

{23} Путешествіе ко св. мѣст. ч. 2, стр. 203, 250.

{24} Путешествіе ч. 2, стр. 206 и 207.

{25} Лук. 9; 28, 32 и 37.

{26} Лук. 9, 28; Матѳ. 6, 5-6; Марк. 1, 35; Лук. 5, 16; 9, 18; Матѳ. 26, 31. 36; Марк. 14, 27. 35; Лук. 6, 12; 21, 36; 22, 40. 41. 44. 46; Іоан. 8, 1-2.

{27} Четьи-Минеи 6 августа.

{28} Матѳ. 17, 2; Марк. 9, 3.

{29} Ирмосъ 4-й пѣсни канона Преображенія.

{30} Второзак. 34, 7.

{31} 4 Царствъ 2, 23.

{32} Гл. 1, 8.

{33} 4 Царствъ 2, 13.

{34} Бесѣды на Ев. Матѳ. ч. 2, стр. 457.

{35} 2 стих. на хвал. 6 авг.

{36} 3-й троп. ирмос. 8-й пѣсни Преображенія. Мысль эта болѣе подробно раскрыта въ Четь-Минеяхъ св. Димитрія Ростовскаго: Моисей, отъ мертвыхъ призванный, да свидѣтельствуетъ Его въ міръ пришествіе мертвымъ, во адѣ держимымъ бывшимъ Илія Енохови въ рай да скажетъ, три же апостолы всѣмъ въ поднебеснѣй живущимъ славу Его въ преображеніи видѣнную да проповѣдятъ. Житіе 6 авг.

{37} Лук. 9, 32. Именно такъ представляетъ ихъ миніатюра Аѳонопантелѳимоновскаго Евангелія 12 в., снимокъ съ которой помѣщенъ въ началѣ 8-й кн. «Радость Христ.» 1894 г. Спаситель изображенъ въ общемъ свѣтовомъ кругѣ (облакѣ славы), нѣсколько отдѣлившемся отъ земли. Семь тройственныхъ лучей, исходящихъ отъ Христа, озаряющихъ и пророковъ, и апостоловъ, соотвѣтствуютъ семи дарамъ Св. Духа. Въ шуйцѣ Господа свитокъ, напоминающій книгу, могущую быть распечатанною лишь Имъ, – Агнцемъ Божіимъ. Апок. 5, 5.

{38} Изъ нагориой проповѣди Іисуса Христа видно, что общихъ всѣмъ одеждъ было двѣ: риза и срачица (Матѳ. 5, 40). Риза (верхнее илатье) служила бѣднымъ людямъ вмѣсто одѣяла, во время сна (Исх. 22, 27; Второзак. 24, 13). Такъ какъ апостолы вь началѣ преображенія спали, то можно предполагать, что и они во время сна были покрыты верхними одеждами. Объ ап. Іаковѣ бл. Ѳеофилактъ въ толкованіи на евангеліе Магка говоритъ: «той бо (Іаковъ) въ понявѣ вся дни живота своего хождаше, иже и престолъ Іерусалимскій отъ апостоловъ пріятъ по Вознесеніи Господни».

{39} Лук. 18, 31-34.

{40} Въ канонѣ предпразднества, пѣснь 1.

{41} Матѳ. 17, 1 и 5; Мрк. 9, 2 и 7; Лук. 9, 35. Тропарь праздника: Преобразился ecи на горѣ, Христе Боже, показавый ученикомъ Твоимъ славу Твою.

{42} Лук. 9, 31

{43} Лук. 9, 36.

{44} Лук. 9, 33.

{45} Лук. 9, 29-33.

{46} См. у Дебольскаго «Дни Богослуж. Прав. Каѳ. восточ. Церк.» ч. 1, стр. 73-74.

{47} Ея описаніе см. у Н. Покровскаго «Евангеліе въ нам. икон.» стр. 204.

{48} Лук. 9, 37.

 

 Мозаика конхи апсиды базилики Сан Аполлинаре ин Классе в Равенне. 549 г.

Фрагмент мозаики базилики Сант Аполлинаре ин Классе.

Мозаика конхи апсиды кафоликона мон-ря св. Екатерины на Синае. 548-565 гг.

Миниатюра Хлудовской Псалтири. Ок. 850 г. (ГИМ)

Роспись Старой Токалы-килисе в Гёреме. Ок. 913-920 гг. Каппадокия, Турция.

Роспись Новой Токалы-килисе в Гёреме. 2-я пол. X в. Каппадокия, Турция.

Роспись Эльмалы-килисе в Гёреме. Сер.-3-я четв. XI в. Каппадокия, Турция.

Роспись Чарыклы-килисе в Гёреме. Сер.-3-я четв. XI в. Каппадокия, Турция.

Роспись Каранлык-килисе в Гёреме. Сер.-3-я четв. XI в. Каппадокия, Турция.

Резная пластина из слоновой кости. Византия. X в. (Музей Виктории и Альберта, Лондон)

Резная пластина из слоновой кости. Византия. X-XI в. (Эрмитаж)

Мозаика в нише наоса кафоликона мон-ря Неа Мони, о. Хиос, Греция. 1051-55 гг.

Мозаика кафоликона мон-ря Дафни близ Афин. Ок. 1100 г.

Миниатюра Евангелия Иверского мон-ря на Афоне. XI в.

Мозаическая икона. Византия. 1-я пол. XII в. (Лувр)

Мозаика Палатинской капеллы, Палермо, о. Сицилия, Италия. 1143-1151 гг.

Мозаика базилики Рождества Богородицы в Монреале, пригороде Палермо. 1180-1190 гг.

Фрагмент трехчастной иконы из мон-ря св. Екатерины на Синае. XII в.

Фрамгент эпистилий темплона из мон-ря св. Екатерины на Синае. Сер. XII в.

Деталь темплона из мон-ря Ватопед на горе Афон. 2-я пол. XII в. (Эрмитаж)

Фрамгент эпистилий темплона из мон-ря св. Екатерины на Синае. 2-я пол. XII в.

21-2 Фреска Спасо-Преображенского собора Мирожского мон-ря в Пскове (не позд. 1156).

Икона из мон-ря преп. Ксенофонта на Афоне. Кон. XII-нач. XIII в.

Фреска Боянской церкви близ Софии, Болгария. 1259 г.

Фреска церкви Богородицы Перивлепты в Охриде, Македония. 1295 г.

Фреска кафоликона мон-ря Панагии Олимпиотиссы в Элассоне, Греция. 90-е гг. XIII в.

Мозаика в церкви Св. Апостолов в Фессалониках. 1312-15 гг.

Фрамгент мозаичной иконы. Константинополь. Нач. XIV в. (Музей Опера-дель-Дуомо, Флоренция)

Клеймо иконы Взыграние Младенца с двунадесятыми праздниками. Византия. 2-я пол. XIV в. (Собрание Вселенской Патриархии в Стамбуле)

26 Фреска церкви Богородицы Одигитрии (Афендико) мон-ря Бронтохион, Мистра, Греция. 1312-22 гг.

27 Фреска церкви Свв. Иоакима и Анны в мон-ре Студеница. 1314 г.

28 Фреска церкви Св. Георгия в Старе Нагоричино, Македония. 1317-18

Фреска Успенской церкви в мон-ре Грачаница, Сербия. 1320-21 гг.

Фреска Успенской церкви мон-ря Зарзма, Грузия. 2-я четв. – сер. XIV в.

Фреска храма св. Георгия мон-ря в Убиси, Грузия. XIV в.

Фреска храма Пантократора мон-ря Высокие Дечаны, Косово. 1345-48 гг.

Миниатюра из рукописи «Богословских сочинений» византийского императора Иоанна VI Кантакузина. (1370-75, Национальная библиотека, Париж)

Фреска церкви Спаса Преображения на Ковалеве в Новгороде. 1380 г. (реконструкция)

Фреска Успенской церкви на Волотовом поле близ Новгорода. 1390-е гг.

Фреска Успенского Собора во Владимире. 1408 г.

Фреска Успенской церкви мон-ря Богородицы Пантанассы в Мистре, Греция. 1428 г.

Фреска мон-ря св. Иоанна Богослова в Поганово, Сербия. Кон. XV в.

Фреска собора Преображения Господня Большого Метеорского мон-ря, Греция. 1552 г.

Критская икона. Протат, Афон. 2-я пол. XV в.

Икона из мон-ря Пантократора на Афоне. 1535-45 гг.

Икона из иконостаса мон-ря Ставроникита на Афоне. 1546 г.

Икона из храма св. Евангелистов в Берате, Албания. XVI в.

Икона из Преображенской церкви с. Спас-Подгорье, близ Ростова Великого. Ростово-Суздальская школа. 1390-е (ГТГ)

Храмовая икона в Спасо-Преображенском соборе г. Переславля-Залесского. Школа Феофана Грека. Ок. 1403г. (ГТГ)

Праздничный чин Благовещенского собора Московского Кремля. Школа Андрея Рублева. 1410-е гг.

Двусторонняя икона-таблетка («Троицкие таблетки»). 2-я четв. XV в. (СПМЗ)

Новгородская икона. 2-я четв. XV в. Собрание Михаила Де Буара (Елизаветина)

Праздничный чин Успенской церкви на Волотовом поле. 3-я четв. XV в. (НГОМЗ)

Праздничный чин Успенского собора Кирилло-Белозерского мон-ря. Ок.1497 г. (КБИАХМЗ)

Икона из Спасского мон-ря в Ярославле. Ок. 1516 г. (ЯГИАХМЗ)

50 Икона из кафоилкона мон-ря Слепче, Демир Хисар. Ок. 1535 г. (Музей Македонии, Скопье)

Москвская школа. 1584-98 гг. Собрание К. В. Воронина

Псковская икона праздничного чина. 2-я пол. XVI в. (ПГОИАХМЗ)

Ярославская икона праздничного чина. Посл. четв. XVI в. (ЯХМ)




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: