Преображеніе Господне.

Евангельскія повѣствованія о Преображеніи Господа нашего Іисуса Христа даютъ возможность отмѣтить три главныхъ момента въ этомъ событіи. 1. Во время уединенной вечерней молитвы Спасителя на горѣ Ѳаворъ лице Его необычайно просіяло, какъ солнце, одежда же Его просвѣтлѣла и стала бѣла, какъ снѣгъ. 2. Въ этотъ дивный моментъ явились предъ Преобразившимся Моисей и Илія въ славномъ состояніи и бесѣдовали о предстоявшихъ Ему страданіяхъ и кончинѣ въ Іерусалимѣ. 3. И вотъ находившіеся на горѣ избранные апостолы: Петръ, Іаковъ и Іоаннъ, вслѣдствіе чрезвычайнаго сіянія Іисуса Христа пробудившись отъ полудремоты, удостаиваются созерцать эти явленія и услышали изъ покрывшаго ихъ свѣтлаго облака голосъ Бога Отца, обращенный къ ихъ Учителю: «Сей есть Сынъ Мой возлюбленный, въ Которомъ Мое благоволеніе Его слушайте!». И затѣмъ апостолы увидѣли уже въ обыкновенномъ видѣ Іисуса Христа, безъ Моисея и Иліи, и вмѣстѣ съ Нимъ спустились съ горы къ ожидавшему Спасителя народу (Матѳ. 17, 1-9: Марк. 9, 9-12 и Лук. 9, 28-35). Это чудесное Ѳаворское событіе, въ подробностяхъ своихъ хорошо извѣстное всякому христіанину, является несомнѣнно однимъ изъ важнѣйшихъ событій жизни Господа нашего Іисуса. Если въ жизни Богочеловѣка каждое движеніе и дѣйствіе заключало въ себѣ какую-нибудь опредѣленную высокую цѣль, то какое значеніе имѣло въ себѣ это преславное событіе и какія особенныя цѣли достигались имъ? Рѣшеніе этихъ вопросовъ, не имѣющееся въ евангельскихъ повѣствованіяхъ о Преображеніи Господнемъ, и составляетъ задачу нашего разсужденія.

Преславное Преображеніе Іисуса Христа имѣло величайшее значеніе прежде всего въ отношеніи Его Самого. Около трехъ лѣтъ уже прошло съ тѣхъ поръ, какъ Господъ Іисусъ въ состояніи глубокаго уничиженія выступилъ на общественное служеніе роду человѣческому. Возвышенная спасительная Его проповѣдь постепенно привлекала въ Нему сердца многихъ іудеевъ изъ простого народа. Образовался небольшой кружокъ постоянныхъ послѣдователей, изъ коихъ, по глубокой вѣрѣ и искренней преданности Мессіи, выдѣлялись двѣнадцать и затѣмъ семьдесятъ апостоловъ. Для сильнѣйшаго удостовѣренія іудеевъ въ божественномъ достоинствѣ Своемъ, какъ Сына Божія, Іисусъ Христосъ совершилъ многообразныя чудеса какъ въ области человѣческой природы, такъ и въ области внѣшней природы. По премудрому предопредѣленію Божію вскорѣ Спасителю Нашему предлежало совершить великое дѣло искупленія людей отъ грѣха, проклятія и смерти чрезъ Свои крестныя страданія и смерть. И вотъ, когда приближалось къ концу своему общественное служеніе Іисуса Христа, Онъ за пророческое Свое служеніе въ качествѣ Учителя небесныхъ истинъ получаетъ на Ѳаворѣ отъ Бога, Отца Своего, достойную честь и прославленіе человѣческой Своей природы, которая еще не имѣла той славы, какая принадлежала Ему по божеству. Въ плотиной природѣ и чрезъ нее на горѣ Преображенія особенно проявилось Божественное величіе «Сына Человѣческаго», Который теперь «возсіялъ въ Отеческой славѣ, какъ прнсносущное сіяніе» (1 кан. Преобр. троп. 4), «ибо изъ плоти Его исходили лучи Божества» (2 кан. 4 п. ирм.). Въ этомъ прославленіи Іисуса Христа многіе учители церкви по справедливости усматриваютъ предначатіе «обоженія» самой плоти Его, что вполнѣ совершилось чрезъ воскресеніе по вознесеніи на небо, гдѣ Онъ по Человѣчеству возсѣлъ одесную Бога Отца. Въ этомъ отношеніи на Ѳаворское событіе можно смотрѣть какъ на такое, въ которомъ Іисусу Христу, какъ Сыну Человѣческому, яснѣйшимъ образомъ былъ данъ залогъ будущей совершенной Славы Его у Бога Отца.

Ближайшее затѣмъ отношеніе и важное значеніе имѣло Преображеніе Іисуса Христа особенно для апостоловъ, какъ это слѣдуетъ заключить изъ небеснаго свидѣтельства о Немъ и необычайнаго явленія Моисея и Иліи на Ѳаворѣ. Передъ отправленіемъ Своимъ въ Іерусалимъ на крестныя страданія, за недѣлю до Преображенія, Іисусъ Христосъ, какъ бы желая провѣрить твердость вѣры Своихъ учениковъ, спросилъ ихъ: «За кого они признаютъ Его»? Петръ отъ лица двѣнадцати апостоловъ произнесъ великое исповѣданіе: «Ты – Христосъ, Сынъ Бога живаго» (Матѳ. 16, 15-16). Но когда Господь затѣмъ сказалъ, что Ему надлежитъ пойти въ Іерусалимъ и тамъ пострадать отъ книжниковъ и фарисеевъ, тотъ же апостолъ Петръ отвелъ Спасителя въ сторону и просилъ: «Да не будетъ такъ»! (Матѳ. 16, 22). Со времени торжественнаго исповѣданія Петрова Іисусъ Христосъ уже не притчами и иносказаніями, а прямо, открыто началъ говорить о томъ, что Ему должно въ Іерусалимѣ много пострадать отъ старѣйшинъ и первосвященниковъ и даже быть убиту и въ третій день воскреснуть (Марк. 9, 31-32). Но апостолы, по выраженію св. Іоанна Златоуста, «еще не понимали искупительной силы предстоящихъ страданій и смерти Богочеловѣка», не были подготовлены къ взгляду на Господа Іисуса, какъ на Голгоѳскаго страдальца, такъ какъ, еще не бывъ очищены просвѣтительнымъ дѣйствіемъ Св. Духа, они далеко не чужды были ложныхъ общеіудейскихъ воззрѣній на лице Мессіи, какъ славнаго политическаго дѣятеля, и на земное Его царство. Такъ, не могши въ своемъ сознаніи примирить представленіе славнаго Мессіи-Царя съ образомъ Мессіи страждущаго, апостолъ Петръ сейчасъ же послѣ исповѣданія началъ прекословить Господу Іисусу (Матѳ. 16, 27-28). Потому, въ виду имѣющаго вскорѣ наступить тяжелаго испытанія еще младенчествующихъ вѣрою послѣдователей Іисуса Христа, требовалась сильнѣйшая поддержка, необходимо было особенное подкрѣпленіе ихъ. И вотъ, для достиженія этой цѣли, между прочимъ и вмѣстѣ для лучшаго уясненія апостоламъ истиннаго понятія объ обѣтованномъ Мессіи, возводя вѣру ихъ къ высшему созерцанію. Спаситель нашъ благоволилъ показать славу Свою на Ѳаворѣ, насколько ученики могли вмѣстить. Если свѣтъ, осіяніе существа считается въ церкви какъ признакъ состоянія прославленія (такъ, Моисей, прославленный Богомъ, не могъ иначе показываться евреямъ какъ подъ покрываломъ, Исх. 34, 33), то вотъ на глазахъ трехъ избранныхъ апостоловъ Іисусъ Христосъ вступаетъ именно въ состояніе такого осіянія существа, т. е. прославленія его. Важно и то, что это состояніе Христосъ воспринялъ во время молитвы т. е. общенія съ Богомъ. Существо Учителя на глазахъ Его учениковъ получаетъ отъ Бога высшее состояніе славы Божественной. Этимъ несомнѣнно утверждался предъ учениками Божественный авторитетъ Мессіи-Христа и устранялась всякая возможность сомнѣній въ личности Его, какъ истиннаго Мессіи, Сына Божія. Значттъ, созерцаемое на Ѳаворѣ апостолами чудесное преображеніе ихъ Учителя было какъ бы завершительнымъ откровеніемъ Его о Себѣ въ періодъ общественнаго служенія. При этомъ, если бы въ апостолахъ теперь оставалось какое-либо сомнѣніе, они – очевидцы Преображенія Господа своего – слышатъ съ небесныхъ высотъ подобное Петрову исповѣданіе отъ Самого Бога: словами «Сей есть Сынъ Мой возлюбленный, въ Которомъ Мое благоволеніе» торжественно свыше подтверждалось мессіанское достоинство Іисуса Христа, почему доселѣ несовершенная, не столь опредѣленная и рѣшительная вѣра Его учениковъ должна была получить всю силу твердости и надлежащую ясность.

Для большаго же убѣжденія апостоловъ въ истинѣ Божественнаго достоинства ихъ Учителя являются на Ѳаворѣ ветхозавѣтные представители – Моисей и Илія въ прославленномъ состояніи. О причинѣ и значеніи явленія ихъ во время Преображепія Спасителя такъ разсуждаетъ св. Іоаннъ Златоустъ: «Поелику одни изъ народа почитали Іисуса Христа за Илію, другіе за Іеремію, а нѣкоторые за одного какого-либо изъ древпнхъ пророковъ (Матѳ. 16, 14), то и являются главные пророки, дабы видно было различіе рабовъ отъ Господа. Сверхъ сего, поелику іудеи часто обвиняли Его въ преступленіи закона и въ богохульствѣ, будто бы Онъ восхищалъ славу Отца, Ему не принадлежащую (Іоан. 9, 16; 10, 33), то, дабы показать ученикамъ, что то и другое обвиненіе произошло изъ зависти и на Него не падаетъ, т. е. что Онъ ни закона не преступилъ и не присвоилъ не принадлежащей Ему славы, Онъ выводитъ на средину мужей, прославившихся тѣмъ и другимъ. Ибо Моисей далъ законъ и іудеи могли заключить, что онъ не потерпѣлъ бы презрѣнія сего закона, какъ думали іудеи, и не сталъ бы служить нарушитело онаго, для него непріязненному. Также Илія изъ ревности къ славѣ Божіей, не предсталъ бы и не повиновался бы Тому, Кто, называя Себя Богомъ и равнымъ Отцу, на самомъ дѣлѣ не былъ таковъ». Заключительными же словами небеснаго свидѣтельства «Того послушайте», по словамъ святаго Ефрема Сирина, «Отецъ вразумлялъ апостоловъ, что домостроительство Моисея кончилось и что они должны уже слушать Сына, ибо Моисей, какъ рабъ, говорилъ то, что было ему заповѣдано, и проповѣдывалъ то, что было ему сказано, равно какъ и всѣ пророки, доколѣ не пришелъ Тотъ, Кто былъ обѣщанъ, т. е. Іисусъ, Который есть Сынъ, а не приближенный слуга, Господь, а не рабъ, Владыка, а не подчиненный, Законодатель, а не подзаконный». Такимъ образомъ, преславное преображеніе Іисуса Христа въ присутствіи Моисея и Иліи, имѣло то значеніе по отношенію къ апостоламъ, что особенно утверждало въ нихъ чувство полной преданности и послушанія Тому, Который, какъ Сынъ Божій единородный, несравненно славнѣе и величественнѣе славныхъ ветхозавѣтныхъ праведниковъ.

Но если Іисусъ Христосъ есть дѣйствительно Божественный Учитель, Сынъ Божій, то у апостоловъ самъ собою могъ возникнуть вопросъ о Его страданіяхъ, именно – какъ они могутъ быть совмѣстимы съ мыслію о славномъ Мессіи, предсказанномъ пророками и здѣсь на глазахъ апостоловъ прославленномъ отъ Бога? Созерцатели преображенія Іисуса Христа – апостолы слышатъ, что явившіеся Моисей и Илія бесѣдуютъ съ Нимъ объ исходѣ (Лук. 9, 31), т. е. о будущихъ крестныхъ страданіяхъ, не только не отрицаютъ возможности для Мессіи страданій, но, наоборотъ, говорятъ о необходимости ихъ. Если такъ, если Моисей, установитель закона, и Илія, пламенный ревнитель его святости, въ бесѣдѣ съ Іисусомъ Христомъ признаютъ страданія и смерть неизбѣжнымъ дѣломъ, то теперь въ душѣ апостоловъ уже не должно было оставаться никакихъ сомнѣній въ цѣлеобразности самихъ страданій Божественнаго ихъ Учителя. До какого бы уничиженнаго состоянія ни довели ихъ Учителя людская злоба и невѣріе, апостолы не должны были смущаться, страданія и смерть Его нисколько не противорѣчитъ ветхозавѣтнымъ писаніямъ и пророчествамъ о славѣ Мессіи, вполнѣ согласны съ ними (Матѳ. 16, 21) и, значитъ, совмѣстимы съ достоинствомъ истиннаго и славнаго Мессіи, – смерть Іисуса Христа, стало быть, не приравниваетъ Его къ обыкновеннымъ людямъ; по необычайнымъ свидѣтельствамъ на Ѳаворѣ, Онъ есть вѣчный возлюбленный Сынъ Божій, истинный Богъ. Теперь утвердившись въ своей вѣрѣ въ Мессію, ученики Господа нашего должны были уже не колеблясь, смотрѣть на предстоящее въ крестной смерти крайнее уничиженіе своего Божественнаго Наставника – въ томъ убѣжденіи, что если Іисусъ Христосъ есть истинный Сынъ Божій, значить Онъ добровольно принимаетъ на Себя крестный подвигъ для совершенія спасенія людей, и отсюда-то они, апостолы, впослѣдствіи являлись устойчивыми проповѣдниками «Христа распятаго» (1 Кор. 1, 27), что, между тѣмъ, было для іудеевъ соблазномъ, а для еллиновъ безуміемъ. Что преображеніе Іисуса Христа имѣло эту цѣль для апостоловъ, именно уясненіе для нихъ добровольности Его страданій спасительныхъ, это весьма ясно выражено въ церковномъ пѣснопѣніи праздника: «Да егда Тя (Христа) узрятъ (апостолы) распинаема, страданіе убо уразумѣютъ вольное, мірови же проповѣдятъ, яко Ты еси Отчее сіяніе» (кондакъ Преобр.).

Такимъ образомъ, Преображеніе Іисуса Христа измѣнило въ апостолахъ ихъ неустойчивость и колебаніе въ отношеніи къ Іисусу – Учителю ихъ, сообщило ихъ взгляду на Мессію правильность, а отсюда – примирило апостоловъ съ будущими безславными днями ихъ Учителя и дало имъ непреоборимую силу, впослѣдствіи проповѣдывать людямъ «Христа распята». Но этимъ еще не исчерпывается великое значеніе и цѣль событія Преображенія. На томъ основаніи, что на Ѳаворѣ шла бесѣда объ исходѣ, о смерти преобразившагося Господа, учители церкви, при разсужденіи о значеніи Ѳаворскаго событія по отношенію къ дѣлу искупленія, вообще полагали, что особенно съ этого времени должно было начаться первосвященническое служеніе Іисуса Христа, которое имѣло свое отношеніе не только къ живымъ людямъ, но и къ умершимъ, находившимся въ неволѣ, въ томительномъ ожиданіи своего освобожденія. И съ этой стороны древними отцами и учителями церкви (Епифаній, Іустинъ, Климентъ Александрійскій, Оригенъ и др.) указывалось и особенное значеніе явленія Моисея и Иліи при Преображеніи. Эти представители Ветхаго Завѣта были вѣстниками воли Божіей, усердными ходатаями предъ Богомъ и оба они прославлены Имъ какъ усердные служители Іеговы. Но въ то время, какъ Моисей въ мирѣ почилъ о Господѣ, Илія безъ смерти перешелъ въ иной міръ, между тѣмъ тотъ и другой находились въ аду, гдѣ, по вѣрованію ветхозавѣтной церкви (Пс. 15, 10; Ос. 13, 14 и др.), пребывали всѣ, умершіе до воскресенія Іисуса Христа и находились въ состояніи порабощенія діаволу. Это мучительное пребываніе въ аду могло прекратиться только съ пораженіемъ поработителя людей – діавола, и этого пораженія души умершихъ, томясь въ аду, уже долго ждали и именно отъ Мессіи (Пс. 15, 10), Которому послѣ крестныхъ страданій надлежало войти въ славу Свою. На основаніи сказаннаго мы должны заключитъ, что Моисей и Илія, бывшіе при Преображеніи Іисуса Христа, могли явиться какъ представители Ветхаго Завѣта, какъ ходатаи его предъ Богомъ, какъ провозвѣстники воли Божіей для находившихся въ аду. Что же Моисей и Илія должны были возвѣстить этимъ томившимся? Всѣ отшедшіе отъ земли въ міръ иной страдали въ аду въ ожиданіи вѣсти о спасеніи, которое соединится съ страданіями Мессіи. Боговидцы же во время преславнаго Преображенія и бесѣдовали съ Мессіей именно объ этихъ самыхъ страданіяхъ, объ исходѣ, ожидающемъ Его въ Іерусалимѣ. По древнему преданію, Моисей и Илія были вызваны изъ ада для того, чтобы, узнавъ отъ Мессіи о близящихся Его страданіяхъ, возвѣстить томившимся въ аду радостную вѣсть близкаго освобожденія отъ грѣха, отъ поработителя – діавола. И вотъ, явившись изъ загробнаго міра, Моисей и Илія на Ѳаворѣ опредѣленно узнали отъ преобразившагося Іисуса Христа объ имѣющемъ вскорѣ совершиться искупленіи людей и затѣмъ, по вѣрованію Св. Церкви, были посланы въ качествѣ предтечъ Спасителя удостовѣрнтельно предвозвѣстить содержимымъ въ узахъ душамъ праведниковъ о томъ, что скоро, съ уничтоженіемъ власти виновника смерти, они будутъ удостоены блаженнаго созерцанія Бога. Послѣ того, эти два великіе ветхозавѣтные праведники озарили страну тьмы и сѣни смертной лучами истинъ утѣшительныхъ для плѣнниковъ ада (ср. 1 Петр. 4, 6) и такимъ образомъ явились предвѣстниками той побѣдной вѣсти, которую вскорѣ принесъ въ загробный міръ самъ Побѣдитель смерти (3, 18-19), когда, плотію пребывая во гробѣ, Онъ, Господь Іпсусъ, сошелъ душою во адъ для благовѣстія о спасеніи. Они, Моисей и Илія, тогда своимъ благовѣстіемъ положили начало той спасающей вѣрѣ, которая во время сошествія Спасителя во адъ открыла путь къ царству вѣчнаго блаженства всѣмъ изъ умершихъ, съ вѣрою принявшимъ Его ученіе.

 

«Приходское Чтеніе». 1913. № 42. С. 1221-1225.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: