Почему въ установленій догмата икононочитанія Церковь видитъ особое «Торжество Православія»?

Подъ такямъ заглавіемъ въ мартовской книжкѣ «Душ. Чт.» напечатана интересная замѣтка г. И. Николина[1].

Отвѣчая на этотъ вопросъ, авторъ отмѣчаетъ, что иконоборческое движеніе, нельзя разсматривать только какъ частное религіозное заблужденіе, но что въ немъ выразилось цѣлостное антицерковное направленіе мысли и жизни, стремившееся подчинить дѣла вѣры и совѣсти христіанской власти государства. Вмѣстѣ съ уничтоженіемъ иконъ уничтожались иноческія обители, имущества ихъ отбирались, монастырскія зданія обращались въ общественные склады, ношеніе монашеской одежды возбранялось и т. п. Изъ всего этого можно видѣть, что иконоборство тѣсно связывалось съ уничтоженіемъ всего строя православной Церкви. Отсюда и побѣда иконопочитанія была не торжествомъ только частной истины надъ частнымъ заблужденіемъ, а торжествомъ православія вообще, побѣдою православно-церковныхъ началъ жизни и идеаловъ. Естественно было Церкви открыто засвидѣтельствовать свою внутреннюю мощь, свою духовную силу. Это она и сдѣлала въ торжественномъ празднованіи.

Съ другой стороны вопросъ объ иконопочитанія быль тѣсно связанъ съ цѣлою системою христіанской догматики, въ особенности съ вопросами хрястологнческими. Въ такую связь поставили его сами иконоборцы, когда на соборѣ 754 г. заявили что изображеніе Іисуса Хряста противоречитъ ученію о Его Вогочеловѣческой природѣ, которая неописуема и не можетъ быть изображена на иконѣ. Въ виду такихъ заявленій, защитники православія – святый Іоаннъ Дамаскинъ, Ѳеодоръ Студить и др. – вступили въ борьбу съ иконоборцами на догматической почвѣ. Св. Іоаннъ Дамаскинъ, соглашаясь, что Божество не описуемо, со всею справедливостію ссылался въ польэу иконопочитанія на то, что Отецъ родилъ предвѣчное Слово, Свой образъ (εἰκόνα, Кол. 1,15). Кто первый сдѣлалъ изображеніе? спрашиваетъ Дамаскинъ. Самъ Богъ первый родилъ единороднаго Сына и Слово свое... И какъ Слово... сдѣлалось плотію, то смѣло изображаю Бога невидимаго, не какъ невидимаго, но какъ сдѣлавшагося ради насъ видимымъ чрезъ участіе въ плоти и крови.

На той же догматической почвѣ защитники иконопочитанія доказывали необходимость иконъ мучениковъ и святыхъ. Общею ихъ мыслію было то, что наша природа чревъ воспріятіе ея Сыномъ Божіимъ получила освященіе и прославленіе. Святый Іоаннъ Дамаскинъ, отвѣчая на вопросъ, почему въ Ветхомъ завѣтѣ не было изображеній святыхъ, писалъ: «природа людей тогда была еще подъ проклятіемъ и смерть была приговоромъ, т. е. наказаніемъ, почему и была оплакиваема, и касавшійся тѣла умершаго считался нечистымъ. Теперь же, съ тѣхъ поръ какъ Божество... несліянно соединилось съ нашимъ естествомъ, наше естество дѣйствительно прославлено и превращено въ нетлѣнное. Поэтому и храмы святымъ воздвигаются и изображенія начертываются».

При такой постановкѣ вопроса, защита иконопочитанія была не защитою только благочестиваго обычая, но именно защитою православія, т. е. той религіозной истины, которая находить въ почитаніи священныхъ изображеній живое и наглядное выраженіе.

 

«Прибавленія къ Церковнымъ Вѣдомостямъ». 1899. № 10. С. 423.

 

[1] Иван Петрович Николин (1867-1918), преподаватель Вифанской духовной семинарии. Замтека эта была издана затем отдельной брошюрой. – ред.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: