Обиліе лѣтнихъ сельскихъ праздниковъ, какъ остатокъ крѣпостного права (Этнографическая замѣтка).

Обиліе сельскихъ праздниковъ всѣмъ бросается въ глаза. На ряду съ празднованіемъ воскресныхъ дней и обычныхъ, установленныхъ Церковью, праздниковъ, почитаются селянами еще нѣкоторые дни памяти святыхъ и даже будніе дни недѣли.

Присматриваясь къ этимъ праздникамъ, не трудно замѣтить, что наибольшее число ихъ приходится на весеннее и особенно лѣтнее время, когда работы на поляхъ и огородахъ не только не заставляютъ себя ждать, но даже еще требуютъ отъ земледѣльцевъ особаго вниманія и поспѣшности. Въ маѣ мѣсяцѣ, напр., такихъ дней, чтимыхъ нашимъ простымъ народомъ, насчитывается восемь (Макарія митр, кіевск., перенесеніе мощей Бориса и Глѣба, св. евангелиста Іоанна Богослова, перенесеніе мощей Николая Чудотворца, Кирилла и Меѳодія, преп. Пахомія Великаго, св. Константина и Елены и др.), въ іюнѣ это число доходитъ до десяти («десяти пятница», Давида, Петра и Павла, «Ивана Купала», св. апост. Іуды, 12 апостоловъ и др.), въ іюлѣ оно достигаетъ уже 13 (положеніе ризы Богородицы. Сергія Радонежскаго, Маріи Магдалины, Параскевы, Иліи, Пантелеимона, арх. Гавріила, кн. Владиміра, Бориса и Глѣба и др.); въ августѣ уменьшается до десяти («Маковвея», ап. Матѳея, Нерукотворнаго Спаса, св. печерскихъ, «Главосіка», Александра Невскаго, Положеніе ризы Богородицы и др.), а въ сентябрѣ и въ слѣдующіе за нимъ мѣсяцы число такихъ дней сокращается еще болѣе.

Представляя собой по большей части второстепенные праздники, по уставу церкви дни эти могутъ быть провождавмы за работой, но однако нашъ простой народъ проводитъ нѣкоторые изъ нихъ въ полномъ воздержаніи отъ работъ, не смотря даже на страдную пору посѣва, жнивъ и др.

Не есть ли такое строгое отношеніе къ праздничному покою слѣдствіе особыхъ историческихъ условій жизни нашего народа?

Въ самомъ дѣлѣ, мелкіе праздники, или, лучше сказать, празднованіе этихъ дней, какъ будто нарочно установлено во избѣжаніе работъ. Имѣя въ виду это соображеніе, постараемся припомнить, при какихъ именно условіяхъ приходилось крестьянину избѣгать работъ. Это, очевидно, приходилось тогда дѣлать, когда крестьянину нужно было работать не для себя, а для чужого, – тогда именно, когда надъ нимъ тяготѣло невыносимое иго крѣпостного права.

Крѣпостное право, или «панщина», имѣла особое вліяніе на нѣкоторыя стороны жизни нашего народа наравнѣ съ другими историческими условіями, въ которыхъ ему пришлось перебывать.

«Панщина» пріостановила свободное развитіе нашего народа на заранѣе положенныхъ имъ началахъ самостоятельности, братства и свободы; она явилась для нашего народа эпохой крутой перемѣны въ его общественной жизни, совершенно уничтожала медленно выроставшій передъ тѣмъ особый укладъ этой жизни и парализовала возможность всякаго сопротивленія этому уничтоженію. Она почти вытѣснила изъ народной памяти его прошедшую исторію и заняла ея мѣсто, прошла сквозь плоть и кровь народа, осталась въ его привычкахъ и наклонностяхъ, оставила свои глубокіе слѣды на народныхъ обычаяхъ.

Тяжелое было время «панщины», если оно оставило по себѣ такіе глубокіе отпечатки.

«Неділечка і святечко,

До церковки дзвонять;

Осавули з козакамя

На панщину гонять...

А прийшов піп до церкви

Тай став нарікати:

– «А де ж моя громада,

Що в церкві не видати?

– «Як жеж нам, пане добродію,

До церкви ходити,

Як нас гонять на тік

Панський хліб молотити»[1].

Вотъ одна изъ тяжелыхъ картинъ, оставшихся въ народной памяти отъ «панщины». Міръ христіанскій празднуетъ «неділю» и «святечко», а крѣпостныхъ гонятъ на тяжкую работу. А вотъ еще и другая картина: на помѣщичьемъ «току» молотьба; каждый долженъ смолотить

«Озимини по повтори,

Ярини – копу

I треба вправлятись

Щей доброму хлопу,

Щоб звіяти й змолотить

I в шпіхлір наносити.

Щей зараня поспішати,

Бо на варту йти.

А йде батыко на тік з ціпом,

А син – із косою;

А йде мати на лан жати

Враз із дочкою»[2].

Непроглядная и тяжелая доля. Только и знай жать, молотить и очищать чужой хлѣбъ, чужое добро, и еще оберегай его (на варту йти). Некогда отдохнуть и духъ перевести, некогда Богу помолиться.

Сообщенія о томъ, что самодуры-помѣщики заставляли своихъ крестьянъ въ праздничные дни работать, не вымышлены и имѣютъ подъ собой фактическое основаніе. Въ этомъ отношеніи особенно тяжела была «панщина» въ нашемъ краѣ у пановъ-католиковъ... У народа вѣра въ Бога и наступленіе Его праведнаго суда была единственнымъ свѣтлымъ лучемъ, озарявшимъ непроглядный мракъ крестьянской жизни. Не было у народа другого защитника кромѣ Бога. Вездѣ были его угнетатели. Одна лишь надежда на Бога ему и оставалась.

Тамъ среди села трехкупольная церковь, можетъ быть съ большими затрудненіями и трудомъ построенная и съ большимъ трудомъ удержанная отъ иновѣрческаго разрушенія, напоминала крестьянину о небесномъ утѣшеніи отъ Св. Троицы, и онъ радовался празднику, когда ему представлялась возможность отдохнуть душою и освободиться отъ труда.

Говорю лишь о возможности или поводѣ для отдыха, потому что нѣкоторые помѣщики не считались съ религіозными нуждами своихъ крѣпостныхъ. Но если помѣщикъ и не признавалъ праздниковъ, онъ все-таки не могъ ихъ уничтожить, не могъ, слѣдовательно, уничтожить и самаго права на праздничный отдыхъ своихъ крестьянъ. Существованіе праздниковъ и запрещеніе св. Церковью работъ въ праздничные дни давало крѣпостнымъ нравственное право или просто уклоняться отъ работъ въ такіе дни, или же испрашивать себѣ на праздничный отдыхъ разрѣшеніе.

Въ такихъ случаяхъ на помощь народу приходило сельское духовенство. Оно всегда было близко къ народу и всегда принимало къ сердцу его нужды. До нѣкоторой степени духовенство являлось единственнымъ защитникомъ крестьянъ. Оно утѣшало его въ скорбяхъ и брало на себя его защиту отъ различныхъ притѣсненій со стороны помѣщиковъ.

Не имѣя, однако, ни возможности уничтожить «панщину», ни силъ равнодушно смотрѣть на нее, духовенство старалось противодѣйствовать ей пассивнымъ образомъ и хоть звономъ колоколовъ въ большіе и малые праздники отвлекало свою паству отъ работъ и призывало къ празднованію.

Эта роль духовенства опредѣлилась еще раньше, когда силой вводили въ нашемъ краѣ католичество и унію. Уже тогда появились самоотверженные пастыри въ родѣ Мелхиседека Значко-Яворскаго, которые не только словесно требовали свободы для православія, но и готовы были стоять за него силой. Вслѣдствіе такой дѣятельности православнаго духовенства католическіе помѣщики должны были идти на уступки и по крайней мѣрѣ по праздникамъ не притѣснять своихъ людей.

Что дѣйствительно духовенство порывалось защищать своихъ прихожанъ отъ притѣсненій помѣщиковъ, видно хотя бы изъ того факта, что помѣщики иногда старались стѣснить и самихъ священниковъ, для чего при поступленіи на приходъ старались сразу связать ихъ по рукамъ и ногамъ. Помѣщикъ если могъ, то отбиралъ у священника подпаску въ послушаніи и присваивалъ себѣ право «безъ всякаго судопроизводства, споровъ и оговорокъ отправлять его изъ села»[3].

Конечно, при такихъ условіяхъ духовенство могло дѣйствовать только пассивно, оно могло лишь раздѣлить грусть народа и призывать его на молитву.

Воспоминаніе народной памяти о запрещеніи помѣщиковъ идти въ церковь въ праздникъ отдаетъ большой грустью. Но хотя оно и правдоподобно, все же представляетъ собой гиперболическое изображеніе народнаго страданія. Это воспоминаніе показываетъ лишь, какъ важны были для народа праздники. Въ приведенной пѣснѣ крестьянинъ не можетъ помириться съ тѣмъ, что въ праздникъ его гонятъ на работу; однако онъ не протестуетъ, а смирно идеть работать, – зато батюшка уже вполнѣ заинтересованъ отсутствіемъ прихозканъ въ церкви:

«Чому мої громади

У церкві не видати?».

Какъ такъ? Онъ постоянно научалъ: «шануй день святий і неділю», а тутъ вдругъ пошли всѣ работать по волѣ помѣщика. Какъ не протестовать? И онъ шелъ къ помѣщику призывать его къ милосердію и благоразумію.

И бывало, что, только благодаря протестамъ священника, крѣпостные пользовались привилегіей отдыхать въ праздникъ. Оставалось только почаще праздновать... Духовенство поняло это и пользовалось всякимъ удобнымъ случаемъ, чтобы позвать прихожанъ на молитву.

Отсюда стали праздноваться самые многіе дни святыхъ и самые незначительные церковные празднованія. Въ эти дни соблюдалось полное воздержаніе отъ работъ. Разъ звонили въ церковь, то уже уничтожалась «панщина»; въ этотъ день крѣпостной былъ свободенъ. Дни великом. Варвары, Параскевы, арх. Гавріила, вмч. Пантелеимона, Маріи Магдалины, «десята пятниця» и др. были настоящими свѣтлыми праздниками. Праздникъ былъ символомъ свободы отъ работы; иногда празднующіе не знали причины праздника, но по звону въ церковь все же освобождались отъ работы. Поэтому и теперь еще изъ устъ крестьянина на вопросъ: «яке свято, нащо звонять до церкви?» – можно слышать отвѣтъ: «святого неробітника!». Свобода отъ работы и праздникъ въ глазахъ народа стало однимъ и тѣмъ же.

Такихъ праздниковъ, какъ уже было замѣчено, особенно много было въ рабочую лѣтнюю пору. Если судить по теперешнимъ отношеніямъ народа къ праздничнымъ днямъ, то такихъ праздниковъ за все лѣто, кромѣ воскресеній и великихъ праздниковъ, можно было бы насчитать до тридцати.

Съ уничтоженіемъ крѣпостного права, празднованіе мелкихъ праздниковъ не уничтожилось, какъ равно не уничтолсились молитвы объ избавленіи отъ «панськоі карности»[4]. Характерно то, что нашъ народъ празднуетъ эти дни усерднѣйшимъ образомъ. Несмотря на спѣшныя полевыя работы, несмотря даже на настоятельныя разрѣшенія священника работать, никто изъ крестьянъ не идетъ работать на поляхъ. Всѣ исполняютъ традиціонное празднованіе, когда-то хоть на день избавлявшее ихъ дѣдовъ отъ тяжелаго труда, наказаній и униженія.

 

Священникъ Виталій Шероцкій.

 

«Православная Подолія». 1907. № 41. С. 881-886.

 

[1] Записана въ с. Бѣлоусовкѣ Гайсинскаго у. отъ Демянихи Горійчучки.

[2] Записана тамъ же.

[3] «Кіевская Старина». 1884 г. т. V.

[4] Эти молитвы еще не забыты пожилыми людьми.

 

От Ред.:

Память о крѣпостномъ игѣ была на Подоліи на столько сильная, что даже епархіальная власть не была въ состояніе отмѣнить ея. Въ октябрѣ 1893 г., въ Каменецъ-Подольскѣ состоялся съѣздъ о.о. благочшшыхъ, созванныхъ по мысли Преосиященнаго Димитрія (Самбикина), епископа Подольскаго и Брацлавскаго, для совмѣстнаго обсужденія различныхъ вопросовъ мѣстной церковно-приходской жизни. На вечернемъ засѣданіи 6 октября, по выслушаніи предложенія Его Преосвященства, о мѣрахъ къ прекращенію работъ въ высокоторжественные дни и церковные праздники – (воспрещеніе собирать такъ называемые толоки). Съѣздъ благочинныхъ постановилъ: въ высокоторжественные дни и праздники священники ни подъ какимъ видомъ не должны къ соблазну прихожанъ производить публичныя работы, хотя бы и въ страдное для земледѣльца время по сбору полевыхъ продуктовъ, когда дѣйствительно нѣкоторыми собираются, въ виду спѣшности дѣла, праздничныя толоки по уборкѣ хлѣба. На что послѣдовало слѣдующая резолюція Его Преосвященства:

«Къ высокоторжественнымъ днямъ (26 февраля, 2 марта, 6 и 15 мая, 22 іюля, 30 августа, 14 ноября и 6 декабря) должно быть отнесено и 11 октября, въ каковой день, какъ день спасенія Государя Императора и всей Его Августѣйшей Семьи, не слѣдуетъ работать. Изъ жалобъ на нѣкоторыхъ священниковъ видно, что въ Подольской епархіи нѣкоторые и непраздничные дни относятся къ праздникамъ, какъ напр. 9 и 10 пятница по Пасхѣ, 10 четвергъ по Пасхѣ и др.; особенно часты таковые дни, не церковные праздники, а считаемые въ народѣ праздничными, въ іюлѣ, какъ-то: 13-го Архангела Гавріила, 20 пророка Иліи, когда по церковному уставу можно отправлять службу простую (не поліелейную), 24 Бориса и Глѣба, 25 – Успеніе св. Анны, 27 св. велик. Пантелеимона и др. Такое изобиліе праздниковъ ведетъ къ празднолюбію и праздности и къ ущербу въ хозяйствѣ въ страдное время, когда, по народной пословицѣ, одинъ день кормитъ цѣлый годъ. Въ таковые праздники можно работать и собирать толоки. Если народъ чтитъ эти дни, то можно по рану совершить литургію, а за тѣмъ и на работу. Кромѣ этихъ дней (малыхъ церковныхъ праздниковъ), къ сожалѣнію, въ Подоліи иногда православнымъ простонародіемъ празднуются дни католическихъ святыхъ какъ то: 13 іюня – св. Антонія Падуанскаго, 2 іюля – посѣщеніе Божіею Матерью праведной Елисаветы или Ягодная, 16 іюля – Кармелитской Божіей Матери, 7 августа – св. Каэтана и др. Празднованіе дней, чтимыхъ католиками, не благоприлично для православныхъ и приходскіе священники должны убѣждать своихъ прихожанъ въ такіе дни не предаваться праздности. 7 октября 1893 года № 6631» (Протоколы Съѣзда оо. благочинныхъ Подольской епархіи. // Подольскія Епархіальныя Вѣдомости. 1893. № 46-47. Ч. Оффиц. С. 966-967.).


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: