О смирении (Слово о успении иже во святых отца нашего Сисоя, 6 июля).

Боже, – говорят иные из самообольщенных, – хвалу Тебе воздаю, яко несмь, якоже прочий человецы, хищницы, неправедницы, прелюбодее... Пощуся двукраты в субботу, десятину даю всего, елико притяжу (Лк. 18, 11-13). Проще, они привыкли думать о себе, что они праведники. Хорошо ли это? Конечно, нет. Так самодовольно судить о себе значит забывать Господа, забывать, что суд Его о нас может не сходиться с нашим самомнением. Разве не часто бывает, что то, что кажется высоким в очах наших, является мерзким пред Ним; и разве, наконец, не Он сказал, что всяк возносяйся смирится; и только смиряя себе вознесется (Лк. 18, 14)? Да, братие, нехорошо много мечтать о себе. Как бы кто ни преуспел в жизни благочестивой, никто никогда не хвались собою, но до самой смерти постоянно осознавай только свое недостоинство пред Богом, и покаянием и слезами чаще очищай себя.

Когда преподобный Сисой Великий почувствовал приближение смерти, то, как муж высокой чистоты и святости, находясь еще в теле, удостоился войти в общение с загробным миром и созерцать тайны Царства Божия. Окружавшим его инокам он с просиявшим лицом сказал сначала: «Пришел авва Антоний!». Немного помолчав, воскликнул: «Является лик Пророков!». В это время лицо его просияло еще более, и он стал с кем-то невидимым беседовать. «С кем беседуешь, отче?» – спросили монахи. «Господни Ангелы, – отвечал старец, – пришли взять меня, но я умоляю их, чтобы хоть на малое время оставили меня здесь покаяться». – «Да ты вовсе не требуешь покаяния», – возразили ему. «Нет, братие, – сказал преподобный, – не знаю, положил ли я даже хоть только и начало малое своему спасению!». Удивились иноки смирению праведника, а между тем в это время лицо его уже просияло как солнце. «Смотрите, – наконец, воскликнул он, – вот пришел Сам Господь!». Все ужаснулись, и тут послышался голос: «Принесите Мне сосуд избранный от пустыни». И старец за сим скончался, и блеснула как бы молния, и наполнилась келлия благоухания.

Итак, смотрите, и при великой святости истинные рабы Божий сознавали себя недостойными Царства Божия и находили нужду в покаянии. А мы? О, братие, хоть отселе перестанем кричать о себе: «Я, я!» Пусть скажет, кто – мы, Господь. А дотоле будем чаще опускать долу очи свои и, бия в грудь себя, говорить: Боже, милостив буди мне грешнику (Лк. 18, 13)! А иначе не забудем, что аще речем, яко греха не имамы, то только себе прельщаем, и истины несть в нас (1 Ин. 1,8). Аминь.

 

Пролог в поучениях. Ч. 2. Сост. свящ. Виктор Гурьев. М. 1889.

 

Данная иконография восходит к распространенной в поствизантийской живописи композиции «Преподобный Сисой Великий у останков Александра Македонского», с изображением молящегося перед гробом коленопреклоненного преп. Сисоя. По преданию, однажды авва Сисой нашел в пустыне раскрытый гроб со скелетом внутри. Надпись гласила, что это – останки Александра Македонского. В качестве примера можно указать на фреску церкви св. Георгия Перахоритиса в Какопетрии на Кипре XVI в., фреску м-ря Варлаам в Метеорах 60-х годов XVI в. Надписи, сопровождающие такие сцены, часто содержат рассуждения о тщетности земной славы и богатства. Яркой иллюстрацией этой мысли явлается фреска соборного храма св. Варлаама в Метеорах над входом в основной предел. Она изображает авву Сисоя, склонившегося над останками Александра Македонского, оплакивающего их и с сокрушением вопрошающего: «К чему вся эта слава, богатство, великолепие, которого безвозвратно лишается человек со смертью, а бессмертная, но истерзанная несовершенством душа, словно заключённая в темницу своего бренного тела, так и не обретет для себя покоя, ибо не радел человек о воспитании ее, не упражнял в молитве, богомыслии, не закалял в лишениях и скорбях. О, смерть, кому возможно избежать тебя!».


В сербским народе авва Сисой считается защитником детей и быстрым помощником в каждой печали и беде. Возможно повлял на это эпизод из жития преподобного. Некий мирянин отправился к авве Сисою на Антониеву гору за благословением, взяв с собою сына, малолетнего отрока. Случилось, что в дороге, разболевшись, сей отрок умер; но его отец не смутился, и с верою понес мертвеца к старцу. Войдя в келлию преподобного, он упал к ногам. Преподобный Сисой его, положив у ног преподобного и своего умершего сына, как будто тот испрашивал у него благословения и молитвы. После того, как старец совершил молитву и преподал благословение, мирянин вышел вон, оставив ребенка лежащего мертвым у ног старца. Старец не заметил, что ребенок мертв и, предположив, что он ждет благословения, сказал ему: – Встань, дитя, и уходи отсюда. И мертвец немедленно воскрес и пошел вслед за отцом. Тогда человек тот, увидав своего сына живым, возвратился с ним к старцу и, поклонившись, воздал ему благодарность. Старец, уразумев, что воскресил мертвого, весьма опечалился, ибо он не желал иметь славы чудотворца, и запретил тому человеку рассказывать о случившемся до самой его кончины.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: