Новосвмуч. Архіеп. Андроникъ (Никольскій) – Христіанское правило жизни для всеобщаго счастія (На 19-ю недѣлю по Пятидесятницѣ).

Мы, люди вѣка сего, привыкли жаловаться на условія современной жизни и дѣйствительности, и, конечно, только для оправданія своей бездѣятельности. Одни жалуются на плохіе порядки, наивно полагая, что если бы ихъ измѣнить, то жить было бы лучше и все пошло бы по-хорошему. Иные жалуются на тяжкія условія жизни, при которыхъ будто бы никакъ невозможно жить и работать честно и исправно. Другіе же жалуются на людей, которые-де сдѣлались злыми, лживыми, себялюбивыми, и вотъ если бы убрать того да иного, да замѣнить другими людьми, то настало бы полное благополучіе.

Конечно, нельзя похвалить современныхъ порядковъ, ибо если бы они были прекрасными, то не было бы того зла и неустройства, которыя всѣмъ очевидны. Однако мы хорошо знаемъ, какъ для многихъ и такіе порядки вовсе не являются помѣхой, ибо многіе-многіе и при такихъ порядкахъ исправно исполняютъ свой долгъ, дѣлаютъ добро и стоятъ на высотѣ своего призванія. Такъ, конечно, и условія жизни бываютъ весьма тяжки, но и при такихъ условіяхъ весьма многіе не подавляются ими, а свято исполняютъ лежащее на нихъ дѣло; и наоборотъ, многіе при самыхъ благопріятныхъ условіяхъ являются несоотвѣтствующими своему назначенію, благопріятныя условія имъ нисколько не помогаютъ. Подобно этому знаемъ мы, что, напримѣръ, у хорошихъ начальниковъ и хозяевъ бываютъ плохіе подчиненнные и прислуга, и наоборотъ – хорошіе подчиненные и прислуга бываютъ у плохихъ начальниковъ и хозяевъ; и однако это сочетаніе ни тѣмъ, ни другимъ не препятствуетъ быть хорошими или худыми.

Очевидно такимъ образомъ, что дѣло не въ порядкахъ или условіяхъ нашей жизни, и не въ тѣхъ или другихъ людяхъ, стоящихъ у дѣла, а въ самомъ каждомъ человѣкѣ. И было бы слишкомъ просто, еслибы жизнь сразу измѣнилась къ лучшему только съ перемѣною порядковъ, условій и стоящихъ у дѣла людей. Это такъ же наивно, какъ полагать, что совершенно перемѣнится человѣкъ, если его одѣть въ другую одежду. Если человѣка невоспитаннаго, непорядочнаго, худого одѣть въ прекрасное и богатое платье, то развѣ онъ будетъ благороднымъ, благовоспитаннымъ? Нимало! – Какимъ былъ, такимъ и останется; развѣ только съ тою разницею, что теперь еще разительвѣе будутъ бросаться въ глаза всѣ его недостатки, на которые прежде не обращали вниманія. И наоборотъ, истинно благороднаго и воспитаннаго человѣка понимающіе люди узнаютъ и въ рубищѣ и въ лохмотьяхъ – по его манерамъ, по обращенію съ людьми, по говору и т. п. Такъ, бѣда наша не во внѣшнихъ условіяхъ, насъ окружающихъ, а въ насъ самихъ, въ самомъ человѣкѣ, въ его собственномъ характерѣ.

Нынѣ въ евангельскомъ чтеніи Господь Спаситель и даетъ намъ для сего должную мѣрку, вѣрное правило жизни. Онъ говоритъ: какъ хотите, чтобы сь вами поступали люди, такъ и вы поступайте съ ними (Луки 6, 31). Какъ видите, правило самое простое и для всѣхъ доступное, мѣрка вѣрная и всѣмъ понятная. Ибо всякій себѣ-то несомнѣнно отъ другихъ добра желаетъ видѣть, а не зла. А если такъ, то значитъ этого же добра пожелаетъ и сумѣетъ сдѣлать и для другихъ. За такою простою, но несомнѣнною премудростію не нужно ходить за моря, къ другимъ народамъ, не нужно искать ее гдѣ либо въ укромномъ мѣстѣ, или измышлять ее, какъ новое правило жизни. Нѣтъ, только въ самомъ себѣ ее и можно найти. О томъ сама жизнь наша говоритъ намъ яснѣе всего.

Въ самомъ дѣлѣ. Ты желаешь, конечно, чтобы съ тобою всѣ поступали справедливо, искренно, нелицемѣрно. И самъ поэтому являй такое же отношеніе къ ближнимъ своимъ. Ибо если тебѣ тяжко переносить обиду, коварство и несправедливость, то вѣдь таково же это и для сосѣда твоего.

Или: ты желаешь найти у ближнихъ снисхожденіе къ себѣ, не переносишь излишней требовательности. Окажи же и самъ такое снисхожденіе къ другимъ. Для примѣра обратимся къ тѣмъ положеніямъ, которыя всякій изъ насъ занимаетъ въ жизни. Ты учитель, учишь въ училищѣ чужихъ дѣтей. Но тебѣ не нравится, когда озабоченный лучшей постановкой дѣла начальникъ училища требуетъ, чтобы ты не опаздывалъ на уроки, исправно просматривалъ всѣ работы учениковъ, возможно толковѣе разъяснялъ бы дѣтямъ все, чему ихъ научить слѣдуетъ. Ты возмущаешься такою требовательностью начальника, склоненъ назвать его тяжелымъ человѣкомъ, черствымъ формалистомъ, не желая понимать того, что самъ ты при такомъ отношеніи твоемъ къ къ дѣлу не желаешь оказать снисхожденія другимъ. Въ самомъ дѣлѣ, представь, что у тебя тоже учатся дѣти, только въ другомъ училищѣ, гдѣ учатъ ихъ плохо, потому что учителя невнимательно относятся къ дѣлу, дѣти у нихъ только шалостямъ научаются, безъ присмотра оставаясь. Ты несомнѣнно недоволенъ такой постановкой дѣла, и боишься, что дѣти твои ради этого неудачно выдержатъ экзаменъ, не поступятъ въ ту школу, въ которую ты ихъ готовилъ, – и все ради того, что тамъ учителя худо относились къ своимъ обязанностямъ, требуя снисхожденія къ своимъ слабостямъ; и ты справедливо будешь обвинять того начальника, который такъ распустилъ своихъ учителей, что они ничему не могутъ научить своихъ дѣтей.

Или ты хозяинъ, начальникъ, и обижаешься, что прислуга или твои подчиненные недобросовѣстно относятся къ своимъ обязанностямъ, почему не во время все дѣлается и не какъ слѣдуетъ. Это правильно. Но самъ-то ты, имѣя тѣ или иныя отношенія къ людямъ, исправенъ и добросовѣстенъ въ исполненіи своихъ обязанностей? Или наоборотъ? А отъ твоего недобросовѣстнаго и неисправнаго отношенія къ своимъ обязанностямъ тоже вѣдь портится дѣло и страдаютъ люди.

Или ты въ услуженіи у другихъ состоишь. И не терпишь, когда хозяева требуютъ отъ тебя исправности, когда выговариваютъ за опозданіе, за отлучки не во время и безъ разрѣшенія; хозяевъ своихъ ты называешь за это чуть не извергами, у которыхъ жить невозможно. Но вотъ ты самъ заказалъ какому-нибудь мастеровому построить для тебя платье, обувь или еще что либо необходимое. Но мастеръ прогулялъ, пролѣнился, и тебѣ заказа не исполнилъ, тоже несомнѣнно желая твоего къ нему снисхожденія. И навѣрное, такого снисхожденія ты не окажешь подобному недобросовѣстному человѣку, когда ради него останешься не обутымъ, не одѣтымъ и въ тяжкій холодъ. Навѣрное, съ нимъ ты и дѣла не пожелаешь впередъ имѣть. И совершенно справедливо.

Или ты чиновникъ, служишь въ какомъ-нибудь присутствіи, и не любишь, когда ставятъ тебѣ на видъ твое опозданіе на службу, твою небрежностъ въ работѣ, твое замедленіе съ писаніемъ бумагъ. На требовательность начальства ты разобидишься, говоря, что ты не батракъ, не мальчишка, чтобы изъ минуты въ минуту все выполнять, что совершенные пустяки, если ты просрочишь и днемъ позже напишешь бумагу. Да, для тебя эта бумага пустякъ совершенный; но ты забываешь, что за ней вѣдь стоитъ передъ тобой живой человѣкъ, который ради твоей неисправности лишнее время остается подъ дѣломъ, а можетъ быть и подъ судомъ, ибо написанная во время тобою бумага его освободитъ отъ лишнихъ хлопотъ, отъ тяжбы, отъ бѣды. Ради твоей же лѣности просроченный день и даже часъ замедляетъ дѣло на цѣлые года, а можетъ быть и въ бѣду тяжкую повергнетъ цѣлую семью несчастнаго человѣка. Поставить бы тебя на его мѣсто, – ты навѣрное проклялъ бы всѣхъ за такую медлительность, халатность, ради которой недобросовѣстные люди требуютъ только себѣ самимъ снисхожденія, къ другимъ же бываютъ безчеловѣчны, безчувственны, за бумагами не видя живыхъ людей.

Видите, други, какъ всѣ мы перепутаны между собою невидимыми, но несомнѣнными и неразрывными нитями. Мы воистину обусловливаемъ другъ друга, почему изъ самыхъ пустяковъ оказываются весьма важныя послѣдствія, непоправимыя нерѣдко никакими усиліями человѣческими. И все это оттого, что люди не хотятъ приложить къ себѣ ту мѣрку, которую заповѣдуетъ намъ нынѣ Спаситель въ Евангеліи. Нѣтъ, возлюбленные, никакія преобразованія, никакія внѣшнія перемѣны не исправятъ, не усовершенствуютъ нашей жизни, если мы не будемъ дѣлать ближнимъ того, что желали бы видѣть для себя отъ другихъ. Наоборотъ, истинное Царство Божіе на землѣ водворится только тогда, когда люди будутъ руководиться этимъ простымъ правиломъ. Тогда только и исполнятся мечты современныхъ людей о всеобщемъ счастіи и благополучіи, о водвореніи котораго на землѣ такъ часто нынѣ говорятъ, наивно полагая, что этому помогутъ какія-то внѣшнія преобразованія и мѣропріятія, хотя бы люди и оставались такими, какъ были.

Нѣтъ, благочестивцы, это пустая несбыточная мечта праздныхъ людей. Самъ человѣкъ долженъ быть хозяиномъ и распорядителемъ всѣхъ условій и обстоятельствъ жизни, а не они имъ должны управлять. А для сего исполнять мы должны простой урокъ намъ Спасителя о нашихъ взаимоотношеніяхъ. И тогда только водворится истинное единеніе, миръ, равенство и братство между людьми, о которыхъ молился Спаситель, отходя на вольныя Свои страданія крестныя, когда говорилъ ко Отцу: да будутъ всѣ едино, какъ Мы едино (Іоан. 17, 22). Какъ Единъ Богъ, въ Троицѣ покланяемый – Отецъ, Сынъ и Святый Духъ, такъ будутъ тогда едино и люди всѣ, какъ братья во Христѣ, другъ къ другу относясь такъ, какъ и къ самимъ себѣ.

Да пріидетъ же къ намъ такое истинное единеніе, дабы Своею всесильною благодатію съ нами былъ Спаситель нашъ? Ему же слава во вѣки. Аминь.

 

Епископъ Андроникъ.

 

«Омскія Епархіальныя Вѣдомости». 1913. № 21. Ч. Неофф. С. 16-20.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: