Новосвященномученикъ Петръ (Полянскій), Митрополитъ Крутицкій, Мѣстоблюститель Патріаршаго престола.

В связи с кончиной Местоблюстителя патриаршего престола новосвщмуч. Петра, митр. Крутицкого, на Архиерейском Соборе Русской Зарубежной Церкви в декабре 1937 г. был составлен «Акт о законном преемстве звания Местоблюстителя московского патриаршего престола и возглавления Русской Православной Церкви после смерти Митрополита Крутицкого Петра». Признав притязания митр. Сергия (Страгородского) НЕЗАКОННЫМИ, Архиерейский Собор признал митр. Казанского Кирилла законным Местоблюстителем, не зная о том, что новосвщмч. Кирилл был расстрелян 20 ноября 1937 г. Однако, в виду гонений Собор признал невозможным открыто поминать митр. Кирилла, постановив: «Поминать митр. Кирилла, как Местоблюстителя Московского Патриаршего Престола и Возглавителя Русской Церкви за проскомидией и в частных молитвах, но от возглашения его имени за Богослужениями воздержаться, чтобы не навлечь на него тяжких гонений со стороны безбожной власти большевиков. НАСТОЯЩИЙ АКТ ХРАНИТЬ БЕЗ ОПУБЛИКОВАНИЯ, ВО СВИДЕТЕЛЬСТВО БУДУЩИМ ВРЕМЕНАМ О ЗАКОННОМ ПРЕЕМСТВЕ ВОЗГЛАВЛЕНИЯ РУССКОЙ ЦЕРКВИ» (ГАРФ. Протоколы Архиерейского Собора РПЦЗ 1937 г. Ф. 6343, Оп. 1. Д. 17, Л. 4). Вместо-же открытого поминовения имени митр. Кирилла Собор постановил поминать «Православное Епископство Церкве Российския».

Согласно определению Архиерейского Собора Русской РПЦЗ от 28 июня/11 июля 1994 г. (Протокол № 7), было решено именовать Святителей Тихона, Петра Крутицкого и Кирилла Казанского не Исповедниками, а Священномучениками. – ред.

Митрополитъ Петръ, въ мірѣ — Петръ Федоровичъ Полянскій, родился въ Воронежской губ. въ 1863 г. Среднее образованіе получилъ въ Воронежской семинаріи, а высшее — въ Московской Духовной Академіи, которую окончилъ въ 1892 г. со званіемъ кандидата богословія — магистранта и былъ оставленъ при ней въ должности помощника инспектора. Вскорѣ онъ написалъ диссертацію на тему «о Пастырскихъ посланіяхъ», за которую ему была присуждена степень магистра богословія. Изъ Московской Академіи онъ былъ назначенъ Смотрителемъ Жировицкаго Духовнаго училища (Гродненской губ.), а затѣмъ былъ приглашенъ иа должность дѣлопроизводителя Учебнаго Комитета при Святѣйшемъ Синодѣ и черезъ годъ назначенъ сверхштатнымъ, а немного спустя, — штатнымъ членомъ Учебнаго Комитета. Въ послѣдней должности онъ пробылъ до революціи, исполняя обязанности ревизора духовно-учебныхъ заведеній.

Разъѣзжая по служебнымъ обязанностямъ буквально по всей Россіи, включая Кавказъ и Сибирь, П. Ф. имѣлъ обширное знакомство въ кругахъ высшаго духовенства и профессуры. Обладая отъ природы общительнымъ характеромъ, при несомнѣнной умственной одаренности, П. Ф. пользовался огромнымъ уваженіемъ среди своихъ обширныхъ знакомыхъ. А благодаря твердости своего характера, соединеннаго съ врожденной тактичностью, П. Ф. оказывалъ большое вліяніе на духовно-учебное и воспитательное дѣло въ Россіи.

Послѣ революціи П. Ф. работалъ въ составѣ Всероссійскаго Помѣстнаго Собора въ 1917-18 г.г. Избранный Соборомъ Патріархъ Тихонъ привлекъ П. Ф. въ качествѣ одного изъ ближайшихъ своихъ сотрудниковъ. Въ 1920 г. Патріархъ Тихонъ постригъ П. Ф. въ монашество и 25 апрѣля рукоположилъ его въ санъ епископа, съ назначеніемъ на должность патріаршаго викарія, впослѣдствіи возведши его въ санъ Митрополита Крутицкаго.

По завѣщанію покойнаго Патріарха Тихона, Митрополитъ Петръ Крутицкій значился въ числѣ трехъ іерарховъ, долженствующихъ въ порядкѣ опредѣленной преемственности быть мѣстоблюстителями патріаршаго престола. Обстоятельства сложились такимъ образомъ, что никто изъ первыхъ двухъ митрополитовъ не имѣлъ фактической возможности исполнять обязанности мѣстоблюстителя Патріаршаго Престола и только Митрополитъ Петръ Крутицкій, третій кандидатъ, указанный Патріархомъ Тихономъ, вступилъ на эту высокую отвѣтственную должность. Этотъ моментъ характеризовался съ одной стороны проваломъ послѣднихъ надеждъ на созданіе Патріаршаго «легальнаго» Управленія, о которомъ хлопоталъ покойный, а съ другой стороны все растущей активностью обновленцевъ.

Въ періодъ управленія Церковью Митрополитомъ Петромъ, обновленцы, окрыленные смертью Патріарха, стали добиваться соединенія съ Православной Церковью и вели энергичную подготовку въ этомъ направленіи къ своему 2-му собору, долженствовавшему состояться въ Москвѣ лѣтомъ 1925 года. Совѣтская власть, широко поддерживавшая обновленцевъ, и въ данномъ случаѣ, всѣми мѣрами административнаго воздѣйствія, старалась склонить мѣстныхъ православныхъ епископовъ на соединеніе съ обновленчествомъ: упорствующіе арестовывались и высылались, колеблющимся сулили всякія блага, при условіи перехода ихъ въ обновленчество. Въ атмосферѣ растущаго нажима обновленцевъ и совѣт. власти, подъ напоромъ репрессій, казалось, создавались колебанія и неувѣренность въ рядѣ отдѣльныхъ мѣстностей Россіи. Нужно было твердое и безбоязненное руководство. И въ этотъ моментъ Митрополитъ Петръ издалъ свое посланіе къ Русской Церкви, рѣзко и четко опредѣлившее позицію Православной Церкви передъ лицомъ грядущихъ событій, какъ позицію полнаго непримиримаго стоянія за истину и отверженія всякихъ компромиссовъ, какъ съ обновленчествомъ, такъ и съ поддерживающей его совѣтской властью.

Это посланіе Митрополита Петра, сразу же возстановившее твердый духъ въ Церкви и обрекшее на полный крахъ столь долго и тщательно осуществлявшуюся подготовку обновленцевъ и правительства, сыграло вмѣстѣ съ тѣмъ и роковую роль въ его личной судьбѣ. Сов. власть, убѣдившись, что въ его лицѣ Православная Церковь имѣетъ неподкупнаго и безстрашнаго вождя, достаточно энергичнаго и смѣлаго, — стала подготовлять способы для изъятія его отъ руководства Церковью.

Съ этой цѣлью въ газетахъ стали появляться статьи, полныя клеветническихъ инсинуаціи противъ Митрополита Петра и его якобы контръ-революціонной дѣятельности, а затѣмъ на обновленческомъ лже-соборѣ въ Москвѣ, знаменитый Введенскій огласилъ завѣдомо ложный, сфабрикованный въ ГПУ документъ, якобы разоблачающій связь Митрополита Петра съ «заграницей». Одновременно съ этимъ, передъ лицомъ уже прямой и для всѣхъ очевидной угрозы ареста — Тучковъ отъ имени правительства началъ вести съ Митрополитомъ Петромъ переговоры о «легализаціи», т. е. офиціальномъ оформленіи управленія Православною Церковью, какового до сихъ поръ она не имѣла, находясь на нелегальномъ положеніи.

Эта «легализація» обѣщала облегчить безправное положеніе Церкви, но требовала принятія Митрополитомъ Петромъ ряда условій — какъ то: — 1) изданіе деклараціи опредѣленнаго содержанія, 2) исключеніе изъ числа управляющихъ — неугодныхъ власти епископовъ, т. е. устраненія ихъ отъ церковной жизни, 3) осужденія заграничныхъ епископовъ и 4) въ дальнѣйшемъ опредѣленный контактъ въ дѣятельности съ правительствомъ въ лицѣ Тучкова. За это обѣщалось офиціальное оформленіе управленія и неприкосновенность тѣхъ епископовъ, кои будутъ назначены на епархіи по соглашенію съ властью.

Предлагая Митрополиту Петру свои условія въ моментъ, когда ему угрожала уже личная непосредственная опасность, — правительство безусловно разсчитывало, что, желая сохранить свободу и спасти себя отъ грядущихъ испытаній, Митрополитъ Петръ пойдетъ невольно на уступки. Однако, пренебрегая всѣми личными соображеніями, Митрополитъ Петръ рѣшительно отказался отъ предложенныхъ ему условій и, въ частности, отказался и подписать предложенный Тучковымъ текстъ деклараціи.

Лѣтомъ 1925 г. комиссаръ по церковнымъ дѣламъ Тучковъ хотѣлъ самочинно сдѣлать мѣстоблюстителемъ Митрополита Агафангела, а Митрополита Петра послать въ Ярославль. Мѣстоблюститель на это отвѣтилъ: я охотно передамъ власть Митрополиту Агафангелу, такъ какъ онъ кандидатъ на мѣстоблюстительство прежде меня, но самъ останусь митрополитомъ Крутицкимъ, такъ какъ не дѣло гражданской власти вмѣшиваться въ дѣла чисто-церковныя. Это было сказано съ такой твердостью, что Тучковъ оставилъ свое намѣреніе до 1927 г., когда митрополитъ Сергій и подчинилъ внутреннюю свободу Церкви богоборной власти, призналъ ея власть и компетенцію въ чисто-церковныхъ дѣлахъ.

Не долго управлялъ мѣстоблюститель патріаршаго престола Митрополитъ Петръ. Онъ уже твердо зналъ, что никакія уступки съ его стороны не могутъ подкупить власти. Власть все беретъ и ничего не даетъ. Поэтому разныя предложенія агента власти Митрополитъ прямо отрергалъ и даже выпроваживалъ его изъ своихъ покоевъ съ такими словами: «вы все лжете; ничего не дадите, а только обѣщаете; а теперь потрудитесь оставить комнату, у насъ будетъ засѣданіе». Такое свое отстраненіе отъ церковныхъ дѣлъ озлобленный врагъ не долго могъ терпѣть.

10 декабря 1925 г. у Митрополита Петра былъ произведенъ ночью обыскъ, самъ же онъ сперва былъ арестованъ на дому, а черезъ два дня переведенъ во внутреннюю тюрьму на Лубянку. Одновременно съ нимъ была арестована группа проживавшихъ въ Москвѣ іерарховъ, близкихъ Митрополиту Петру и, очевидно, по мнѣнію ГПУ, единаго съ нимъ настроенія. Это были: Архіепископъ Николай Владимірскій, Пахомій Черниговскій, Прокопій Херсонскій, Гурій Иркутскій, епископы Парфеній Ананіевскій, Дамаскинъ Глуховскій, Тихонъ Гомельскій, Варсонофій Каргопольскій и др.

Согласно завѣщанію, оставленному Митрополитомъ Петромъ, — въ случаѣ его ареста въ управленіе Церковью долженъ былъ вступить въ качествѣ Замѣстителя Мѣстоблюстителя сперва Митрополитъ Сергій Нижегородскій, затѣмъ Митрополитъ Михаилъ, экзархъ Украины, и, наконецъ, Митрополитъ Іосифъ Петроградскій (находившійся въ Ростовѣ).

Однако, къ моменту ареста Митроп. Петра ГПУ уже подготовило самочинническую группу епископовъ, во главѣ съ архіеп. Григоріемъ Екатеринбургскимъ и еписк. Борисомъ Можайскимъ, каковая, по примѣру живой церкви при арестѣ Патріарха — немедленно же, какъ только былъ арестованъ Митропол. Петръ — созвала совѣщаніе своихъ, заранѣе сговорившихся участниковъ: 9-ти епископовъ, жившихъ въ Москвѣ. Объявила, что дѣятельность Митрополита Петра была контръ-революціонна и что — въ виду его ареста и отсутствія т. образомъ управленія Церковью — они, собравшіеся 9 епископовъ организуютъ изъ себя «Временный Высшій Церк. Совѣтъ» и берутъ въ свои руки управленіе Церковью.

Архіеп. Григорій и др., получивъ свиданіе съ Митроп. Петромъ въ ГПУ — передаютъ ему докладъ о положеніи Церкви, въ которомъ сообщаютъ, что Митрополитъ Сергій не можетъ управлять Церковью, что Митроп. Михаилъ отказался и Митроп. Іосифъ — тоже и что т. обр. церковныя дѣла требуютъ новаго распоряженія отъ Митроп. Петра, дабы избѣгнуть полной анархіи.

Митроп. Петръ, не подозрѣвая предательства, зная Архіеп. Григорія по его прежней стойкости въ Православіи, положилъ на этомъ докладѣ, тутъ же въ ГПУ на свиданіи 1-II-1926 г., резолюцію о сдачѣ управленія Церковью коллегіи изъ Архіеп. Николая Владимірскаго, Дмитрія Томскаго и Григорія Екатеринбургскаго; въ это самое время Архіеп. Николай сидѣлъ въ той же тюрьмѣ ГПУ, а Архіеп. Дмитрій былъ въ Томскѣ и въ Москву пріѣхать не могъ. Архіеп. Григорій, зная все это, умолчалъ, и съ резолюціей Митроп. Петра покинулъ ГПУ, очевидно считая себя господиномъ положенія. Однако, резолюцію свою Митроп. Петръ написалъ не въ категорической, а въ условной формѣ, давая этимъ понять, что она обязательна къ исполненію лишь при извѣстныхъ условіяхъ, а именно при условіи невозможности для Митроп. Сергія управлять Церковью. И это дало Митроп. Сергію и всей Церкви право отвергнуть предательство и самочинное начинаніе Архіеп. Григорія и др.

Оставаясь до V-1926 г. въ одиночномъ заключеніи во внутренней тюрьмѣ ГПУ и будучи совершенно оторваннымъ отъ міра, Митр. Петръ, конечно, не представлялъ себѣ ничего о дѣйствительномъ положеніи церковныхъ дѣлъ. Онъ догадывался, что вѣроятно не все благополучно и спокойно, разъ Митрополитъ Сергій не могъ, а Митроп. Михаилъ и Архіеп. Іосифъ отказались управлять Церковью.

Въ это время было очевидно для всякаго, что и эта затѣя ГПУ, имѣвшая цѣлью внести новую смуту въ жизнь Церкви, обезсилить ее, а въ случаѣ успѣха ВВЦС [1] подчинить ее своему вліянію, — проваливается по примѣру всѣхъ предыдущихъ. Тогда, не желая отказаться отъ начатаго, Тучковъ прибѣгаетъ къ новой хитрости: закончившему срокъ ссылки въ Нарымскомъ краѣ Митроп. Агафангелу разрѣшаютъ вернуться въ Ярославль, но по дорогѣ въ Перми, задерживаютъ его. Тамъ происходитъ его свиданіе съ Тучковымъ. Изобразивъ положеніе Церкви какъ близкое къ катастрофѣ, внутреннюю борьбу ВВЦС и Митроп. Сергія за власть, какъ моментъ, не дающій правительству возможности легализировать Православную Церковь, къ чему правительство якобы стремится, Тучковъ просилъ Митроп. Агафангела урегулировать внутреннія дѣла Церкви своимъ авторитетомъ и своими, еще Патріархомъ данными, полномочіями, и войти съ правительствомъ въ переговоры для оформленія Православнаго Церковнаго Управленія.

Митрополитъ Агафангелъ абсолютно не представляя себѣ истиннаго положенія вещей, повѣривши Тучкову — издалъ свое извѣстное Пермское Посланіе о принятіи имъ на себя управленія Церковью. Спровоцировавши такимъ образомъ Митроп. Агафангела, Тучковъ одновременно хотѣлъ спровоцировать и Митроп. Петра и, показавъ ему Посланіе Митроп. Агафангела, предложилъ написать письмо Митроп. Агафангелу о передачѣ ему Мѣстоблюстительства. Митрополитъ Петръ воспользовался этимъ случаемъ и написалъ 22/V Митроп. Агафангелу, привѣтствуя его возвращеніе и съ радостью передавая ему свои права. Однако Митроп. Сергій успѣлъ войти въ переписку съ Митроп. Агафангеломъ, объяснилъ всю ошибочность Пермскаго Посланія, поскольку Митроп. Петръ не отказывался отъ своихъ полномочій и въ лицѣ Митроп. Сергія имѣлъ законнаго замѣстителя.

12-VI-1926 г. Митроп. Агафангелъ отказался отъ своего Пермскаго Посланія. Единственнымъ законнымъ Управителемъ Церкви остался Митроп. Сергій, съ каковымъ совѣтская власть, убѣдившись въ безплодности своихъ попытокъ спровоцировать анархію въ Церкви черезъ ВВЦС и митроп. Агафангела, стала продолжать переговоры о легализаціи, начатыя годъ назадъ съ Митр. Петромъ.

Что касается самаго Митроп. Петра, то онъ въ то время былъ вывезенъ тайно изъ Москвы и помѣщенъ въ крѣпость б. Спасъ-Евфиміева монастыря въ Суздалѣ въ одиночной камерѣ. Тамъ находился онъ до поздней осени 1926 г.

Тучковъ продолжалъ настаивать на принятіи Митрополитомъ Сергіемъ тѣхъ условій, кои еще въ 1925 г. были поставлены Митроп. Петру, а для большей «убѣдительности» этихъ условій ГПУ настолько усилило репрессіи противъ епископата, что въ рѣдкой епархіи оставались еще епископы.

Когда былъ арестованъ Митроп. Сергій, въ управленіе Церковью согласно завѣщанія Митроп. Петра, вступилъ честный, чистый, любимый народомъ Митроп. Іосифъ Петроградскій, но находившійся въ ссылкѣ. Онъ не счелъ возможнымъ фактически управлять Церковью ввиду того, что находился въ глуши Ярославской губ. и уѣхать оттуда не могъ, а поэтому передалъ управленіе тремъ замѣстителямъ — Архіеп. Корнилію, который былъ арестованъ, Архіеп. Фаддею, который былъ въ ссылкѣ и Архіеп. Серафиму Угличскому, который и вступилъ въ управленіе Церковью.

Одновременно съ этимъ Митроп. Петръ изъ Суздаля былъ переведенъ въ Москву въ тюрьму ГПУ, гдѣ Тучковъ предложилъ ему отказаться отъ Мѣстоблюстительства. Митр. Петръ рѣшительно не согласился на это и тогда же черезъ ксендза, сидѣвшаго съ нимъ въ одной камерѣ, просилъ передать всѣмъ, что «никогда и ни при какихъ обстоятельствахъ не оставитъ своего служенія и будетъ до самой смерти вѣренъ Православной Церкви».

Въ концѣ декабря Митроп. Петра этапомъ черезъ Вятскую, Пермскую, Екатеринбургскую и Тюменскую тюрьмы направили въ ссылку въ Тобольскъ. 1-I-27 года въ Пермской тюрьмѣ Митроп. Петръ впервые имѣлъ возможность узнать о положеніи церковныхъ дѣлъ въ Россіи, о провокаціи Арх. Григорія въ прошломъ году, о выступленіи Митроп. Агафангела и пр. и тогда же составилъ онъ свое посланіе къ Церкви, имѣвшее цѣлью объяснить всѣ его невольныя ошибки, сдѣланныя изъ тюрьмы, и направить церковнную жизнь въ должное русло. 21-I-27 г. въ Екатеринбург. тюрьмѣ Митроп. Петръ имѣлъ свиданіе съ Арх. Григоріемъ послѣ чего ему удалось передать свое посланіе на волю. Въ ноябрѣ 1927 г. онъ прибылъ въ Тобольскую тюрьму, откуда въ началѣ марта былъ направленъ на поселеніе въ село Абалацкое на берегу Иртыша въ 50 верстахъ выше Тобольска.

Въ это время Арх. Серафимъ Угличскій вызванъ былъ въ Московское ГПУ, гдѣ Тучковъ предложилъ ему принять извѣстныя условія «легализаціи». На это Арх. Серафимъ отвѣтилъ отказомъ, мотивируя его тѣмъ, что не считаетъ себя полномочнымъ рѣшать основные принципіальнаго характера вопросы безъ находящихся въ заключеніи старшихъ іерарховъ. Послѣ трехъ дней содержанія Архіеп. Серафима въ ГПУ — Тучковъ отпустилъ его въ Угличъ, а 20-III былъ освобожденъ Митроп. Сергій, которому Архіеп. Серафимъ и сдалъ дѣла управленія.

Фактъ освобожденія Митроп. Сергія въ тотъ моментъ, когда репрессія противъ Церкви по всей Россіи все возрастала, сразу же возбудилъ рядъ опасеній и тревогъ.

Въ атмосферѣ все растущаго недовѣрія вышла, наконецъ, въ іюнѣ 1927 г. и знаменитая декларація Митроп. Сергія. Митроп. Сергій капитулировалъ передъ ГПУ, принялъ всѣ условія «легализаціи» и сталъ послѣдовательно проводить ихъ въ жизнь. Цитадель православія — Патріаршій Престолъ — былъ въ рукахъ враговъ Церкви. Немногимъ раньше изданія деклараціи Митроп. Сергія — Митроп. Петръ былъ снова арестованъ и брошенъ въ Тобольскую тюрьму.

Митроп. Петръ, проведя два мѣсяца въ Тобольской тюрьмѣ, былъ высланъ внизъ по рѣкѣ Оби въ зимовье Хэ, что въ двухстахъ верстахъ отъ Обдорска на берегу Обской губы, въ тундрахъ. Тамъ, лишенный всякой возможности сноситься съ міромъ, лишенный всякой помощи, тяжело больной — онъ обреченъ былъ на медленное умираніе. Одинъ человѣкъ такъ описываетъ положеніе ссыльныхъ: «Въ августѣ 1927 г. на баржѣ, буксируемой пароходомъ Обтреста, прибылъ въ Хэ митрополитъ Петръ. Ему удалось снять въ наймы за десять рублей въ мѣсяцъ домикъ изъ двухъ комнатъ у мѣстной старушки самоѣдки; за столъ и стирку бѣлья приходилось платить еще десять рублей. Сперва Митрополитъ чувствовалъ себя не плохо и говорилъ, что отдыхаетъ послѣ двухъ мѣсяцевъ Тобольской тюрьмы и десяти дней Обдорскаго ГПУ, дыша свѣжимъ воздухомъ. Онъ гулялъ въ окрестностяхъ Хэ, по тундрѣ, поросшей кустарникомъ, низкорослой березой и окруженной холмами и мелкими оврагами. Однако, въ концѣ праздника Усѣкновенія Главы Іоанна Предтечи, съ нимь случился первый припадокъ тяжелаго одушья и грудной жабы и съ тѣхъ поръ онъ не покидалъ постели. Полное отсутствіе медицинской помощи и лѣкарствъ заставило насъ послать въ Обдорскъ на лодкѣ (за двѣсти верстъ) туземца, который привезъ съ собой Обдорскаго фельдшера и фельдшера Обтреста. Этотъ консиліумъ призналъ положеніе Митроп. Петра тяжелымъ. Оставивъ нѣкоторые медикаменты, онъ совѣтовалъ просить перевода Митроп. Петра въ другое мѣсто, гдѣ была бы больница. Митроп. Петръ написалъ заявленіе уполномоченному Обдорскаго ГПУ Иванову, прося его по телеграфу передать Тучкову просьбу о переводѣ на югъ. Это заявленіе я передалъ по дорогѣ изъ ссылки въ Обдорскѣ въ ГПУ. По словамъ Митроп. Петра, онъ съ іюня 1927 г., т. е. съ момента своего заключенія въ Тобольскую тюрьму, не получалъ никакихъ извѣстій, ни денегъ, ни посылокъ изъ Россіи, несмотря на то, что ему извѣстно, что таковыя прибывали на его имя въ Тобольскъ. Климатъ въ Хэ сырой и холодный и очень вредный для здоровья. Пароходъ приходитъ въ Хэ одинъ разъ въ годъ».

Въ такомъ положеніи, постоянно болѣя, Митр. Петръ пробылъ въ Хэ до сентября 1928 г. Въ ноябрѣ окончился срокъ его ссылки. Всѣ просьбы къ Тучкову о переводѣ его въ другое мѣсто съ лучшимъ климатомъ оставались безъ послѣдствій. Въ сентябрѣ Митроп. Петръ былъ перевезенъ снова въ Тобольскую тюрьму, гдѣ состоялось его свиданіе съ Тучковымъ. Тотъ предложилъ ему отказаться отъ Мѣстоблюстительства, обѣщая въ такомъ случаѣ свободу. Однако, Митроп. Петръ наотрѣзъ отказался и немедленно былъ препровожденъ обратно въ Хэ, а срокъ ссылки его былъ продленъ еще на три года.

Въ 1930 г. истекалъ срокъ пребыванія Митрополита Петра въ ссылкѣ и явилась надежда на его возвращеніе. Но это не осуществилось, потому что Митроп. Петръ отнесся отрицательно къ сговору съ большевиками и уступкамъ ихъ требованіямъ, допущеннымъ Митроп. Сергіемъ, и выразилъ это въ своемъ письмѣ къ нему, въ которомъ была фраза: «если Вы не въ силахъ защитить Церковь, уйдите въ сторону и уступите мѣсто болѣе сильному». Содержаніе этого письма стало извѣстно, и большевики потратили много усилій, — но безполезныхъ — для того, чтобы разыскать, кто сообщилъ содержаніе письма.

Было время когда совѣтскіе агенты предлагали Митр. Сергію освободить Митроп. Петра изъ ссылки, если не менѣе десяти церковныхъ общинъ поручатся за его лояльность къ совѣтскому правительству. Церковные общины вынуждены были отказаться отъ этого, такъ какъ требуемое поручительство было редактировано въ непріемлемой для нихъ и Митр. Петра формѣ. Это предложеніе явилось новымъ совѣтскимъ трюкомъ и вѣрнымъ средствомъ къ новымъ закрытіямъ приходовъ. При первыхъ же шагахъ дѣятельности Митрополита большевики придрались бы къ нему, вновь его арестовали и закрыли бы десять приходовъ.

Совѣтскія власти еще ранѣе предлагали Митр. Петру освобожденіе при условіи санкціонировать всѣ распоряженія Митр. Сергія, но онъ категорически отказался отъ этого, предпочитая влачить свою жизнь въ ссылкѣ, въ нуждѣ, холодѣ и голодѣ, чѣмъ поступиться своей архіерейской совѣстью.

Въ Москвѣ вѣрующіе ожидали возвращенія Митроп. Петра изъ ссылки, десятилѣтній срокъ которой уже истекъ 27 ноября 1935 года.

Скончался Митрополитъ Петръ, надо полагать, въ декабрѣ 1936 г., потому что 27-го числа этого мѣсяца и года Московская Патріархія усвоила Митрополиту Сергію титулъ «Патріаршаго Мѣстоблюстителя», тогда какъ до этого времени онъ назывался «замѣстителемъ» его. И только въ 1937 г., черезъ два-три мѣсяца, заграничная Литовская епархія, подчиненная Патріархіи, объявила о полученіи ею отъ послѣдней извѣщенія о кончинѣ бывшаго Мѣстоблюстителя Патріаршаго престола, безъ указанія даты и мѣста его смерти. По слухамъ, Митрополитъ Петръ, послѣдніе мѣсяцы, имѣлъ нѣкоторое облегченіе своей участи. Онъ былъ перевезенъ изъ мѣста своей отдаленной ссылки ближе къ центральной Россіи и при одномъ изъ закрытыхъ монастырей имѣлъ келлію и какой-то уходъ, но безъ права общаться съ міромъ перепиской или встрѣчами съ людьми. Здѣсь онъ и скончался, пробывъ больше десяти лѣтъ въ заключеніи.

 

Новые мученики Россійскіе. Первое собраніе матеріаловъ. Сост. Протопресвитеръ М. Польскій. Jordanville 1949. С. 135-143.

 

[1] Всерос. Верх. Церк. Совѣтъ.


«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку:



КАНОН - Свод законов православной церкви

Сайт для детей и родителей: