Начало празднованія дня Рождества Христова (Историческая замѣтка).

Празднованіе дня Рождества Христова принадлежитъ къ числу самыхъ торжественныхъ и самыхъ древнихъ христіанскихъ празднествъ.

Первенствующіе христіане стали праздновать день Рождества Христова вскорѣ послѣ установленія празднованія всѣхъ воскресныхъ дней въ теченіе цѣлаго года. Когда именно началось празднованіе Рождества Христова никто изъ отцовъ и историковъ церкви не опредѣляетъ, утверждаютъ только, что день этотъ начали праздновать ранѣе всѣхъ другихъ христіанскихъ праздниковъ и что начало этого празднованія кроется въ колыбели христіанства. Болѣе всего занимались изслѣдованіемъ этого вопроса отцы церкви ІV вѣка, но изслѣдованія ихъ сводятся лишь къ слѣдующему: Начало празднованія дня Рождества Христова кроется въ сѣдой глуби первыхъ вѣковъ христіанства и восходитъ ко временамъ апостольскимъ. (Святой Востокъ Архим. Серг. Т. II. 399. Hist. Kos. Pol. Bulin. T. I. 481).

Въ началѣ II вѣка празднованіе дня Рождества Христова уже было праздникомъ общественнымъ церковвымъ. Ранѣе другихъ оно введено было въ церкви антіохійской, По нѣкоторымъ источникамъ видно даже, что праздникъ этотъ окончательно установленъ въ 138 году епископомъ Телесфоромъ, что онъ принадлежалъ въ то время къ переходящимъ праздникамъ, праздновался то въ январѣ, то въ маѣ и праздновался большею частію въ одинъ денъ съ Крещеніемъ или Богоявленіемъ. Въ восточныхъ церквахъ Рождество Христово праздновалось вмѣстѣ съ Крещеніемъ всегда въ январѣ; въ церквахъ западныхъ оно праздновалось но преимуществу отдѣльно, называлось первымъ Богоявленіемъ и праздновалось въ декабрѣ, чаще всего 25 Декабря. Второе по древности свидѣтельство объ этомъ праздникѣ находимъ у Климента Александрійскаго (†217 г.). Есть также свидѣтельство о томъ, что праздникъ Рождества Христова ранѣе праздновался на Западѣ и оттуда иерешелъ къ восточнымъ христіанамъ. Нѣкоторые изслѣдователи опредѣляли не только годъ, но и день Рождества Господа: одни доказывали, что оно было въ 28 годъ царствованія Августа 25 Пахона (9 Мая); другіе – послѣдователи Василида утверждали, что оно было въ 15 годъ Тиверія 15 числа, мѣсяца Туби (12 января); третіе увѣряли, что Спаситель родился 11 числа того мѣсяца (8 янв.) а четвертые наконецъ говорили, что Рождество Христово послѣдовало 21 или 25 Фармуѳія (10 или 20 апр.). Вслѣдствіе неодинаковаго опредѣленія дня Рождества Христова оно и праздновалось въ разные дни. Во всякомъ случаѣ несомнѣнно то, что праздникъ Рождества Христова праздновался почти во всемъ христіанскомъ мірѣ уже въ началѣ II вѣка, хотя не въ одинъ и тотъ же день (Арх. Серг. Т. II. 482). Праздникъ Рождества Христова на Востокѣ соединялся съ Богоявленіемъ на основаніи словъ ев. Луки о Крещеніи: и той бѣ яко лѣтъ тридесять начиная, свидѣтельствующихъ, что день Крещенія былъ близокъ ко дню Рождества.

Окончательное разрѣшеніе вопроса о празднованіи дня Рождества Христова послѣдовало въ ІV вѣкѣ. Св. Кириллъ патріархъ Іерусалимскій (350-387) и папа римскій св. Юлій I (337-352 г.) по предварительному взаимному соглашенію созвали для обсужденія этого вопроса совѣтъ, слагавшійся изъ авторитетовъ тогдашняго духовенства какъ восточныхъ церквей, такъ и западныхъ. Совѣтъ, по всестороннемъ обсужденіи предложеннаго вопроса совмѣстно съ своими представителями Кирилломъ и Юліемъ, порѣшилъ: праздновать день Рождества Христова всѣмъ христіанамъ въ одинъ день, именно 25 декабря, какъ праздновали до того времени западные христіане или римская церковь. Съ того времени всѣ христіанскія церкви какъ восточныя, такъ и западныя стали праздновать Рождество Христово въ одинъ день – 25 декабря. Въ подтвержденіе этого приводимъ слова св. Іоанна Златоуста, который въ 386 г. говоритъ о празднованіи Рождества Христова въ 25 день декабря слѣдующее: «этотъ торжественный день жителямъ Запада былъ извѣстенъ изъ древности, а къ намъ перешелъ не много лѣтъ предъ симъ. Мы приняли сей день отъ тѣхъ, которые имѣютъ точное понятіе о семъ дѣлѣ и живутъ въ Римѣ; они, празднуя сей день гораздо ранѣе по древнему обычаю, принесли и къ намъ (на востокъ) свѣдѣніе о семъ» (Т. II. 325-356). Долго жившій на западѣ Св. Аѳанасій Великій (326-373 г.) въ своемъ толкованіи на евангеліе Матѳея тоже пишетъ, что Іисусъ Христосъ родился въ 25 годъ царствованія Августа въ 8 календы январскія т. е. 25 декабря (Montf. Col. Patr. Т. II. р. 27). Очевидно и онъ усвоилъ понятіе о днѣ Рождества Христова на западѣ и потомъ ввель вь Александрійской церкви. Исключеніе въ этомъ случаѣ представляла церковь кипрская: Епифаній Кипрскій (†403 г.) еще въ началѣ У вѣка писалъ, что Іисусъ Христосъ родился 6 января; но ученіе его признано всѣми церквами невѣрнымъ. Нѣкоторые отцы западной церкви свидѣтельствуютъ, что хотя нѣтъ твердыхъ историческихъ основаній утверждать, что воплощеніе Бога-Слова послѣдовало именно 25 декабря, но на рѣшеніе въ пользу этого дня Кирилла и Юлія могло вліять и то, что въ этотъ день приходится равноденствіе и происходитъ какъ бы «нарожденіе солнца». Иные предполагаютъ, что 25 декабря избрано еще и потому, что язычники въ этотъ день праздновали свои Сатурналіи, а извѣстно, что отцы церкви при разрѣшеніи такихъ вопросовъ всегда обращали на это особенное вниманіе, не желая раздражать язычниковъ съ одной стороны, а съ другой желая отвлечь христіанъ изъ язычниковъ къ своимъ празднествамъ.

Несомнѣнно также, что тогдашніе язычники: скиѳы, сарматы, споры и почти всѣ вообще славянскія племена тоже чествовали наканунѣ этого дня своего бога Коляду – бога порядка и согласія. Назначая поэтому день 25 декабря, отцы церкви имѣли въ виду, что христіанскій праздникъ Рождества Христова возвыситъ значеніе этого дня, смягчитъ дикія игрища, происходившія наканунѣ, покажетъ преимущество христіанскихъ празднованій предъ языческими и тѣмъ предрасположитъ язычниковъ въ пользу распространявшагося христіанства, а самый праздникъ сдѣлаетъ всеобщимъ – народнымъ.

Извѣстно, что въ Польшѣ и частію на югѣ Россіи въ сѣверо-западныхъ и юго-западныхъ губерніяхъ долго сохранялся обычай праздновать этотъ день, посвященный Рождеству Христову, собраніями съ танцами, пѣснями и проч., самое время игръ, забавъ и вообще веселаго препровожденія времени носило названіе «коляды» или «коленды». Названія эти, сохранились въ простонародьѣ до нашихъ дней. (Ломонос. Ист. Рос. ч. II. 135. Raruszewicz Historja nar. Pol. II. Лейпц. изд. Стр. 58). Что бы на канунѣ дня Рождества Христова не происходили никакія чествованія и увеселенія наша церковь назначала въ этотъ день постъ сочельникъ, который отличается отъ крещенскаго сочельника меньшею строгостью, а иногда, на югѣ, и обиліемъ яствъ хотя постныхъ.

Послѣ раздѣленія церквей праздникъ Рождества Христова праздновался весьма торжественно какъ нашею такъ, и западною церквами; церковные обряды отличались пышностію ризъ и величественнымъ богослуженіемъ, совершаемымъ сонмомъ духовенства при непомѣрномъ стеченіи вѣрныхъ. Церковь западная превзошла въ этомъ случаѣ нашу. Изъ Рима вышло распоряженіе, вошедшее потомъ въ обычай на всемъ Западѣ, чтобы въ 25 день декабря святая месса отправлялась три раза. Служеніе мессъ распредѣлялось такъ: первая пастырская (pasterki) въ 12 часовъ ночи, вторая на разсвѣтѣ, а третья утромъ въ обыкновенное время. (Вulin. Т. I. 482).

Въ эпоху среднихъ вѣковъ въ Западной Церкви почти повсемѣстно обрядность празднованія Рождества Христова приняла сценическій характеръ. Въ ночь Рождества Христова посреди храма ставились обыкновенно ясли, въ которыхъ лежалъ Младенецъ – предвѣчный Богъ, а около яслей сидѣли въ благоговѣйномъ молчаніи Приснодѣва и св. Іосифъ и радовались хвалой и славословіемъ ангеловъ, поклоненіемъ пастырей и волхвовъ Младенцу Іисусу и проч. Въ это время появлялись у яслей загримированныя лица и декламировали разные религіозные стихи, пѣли канты и проч. Такія сценическія обрядности особенно привились въ Испаніи и Польшѣ. Духовенство, разрѣшившее такія сцены, сперва не обращало вниманія, но потомъ съ теченіемъ времени когда сцены эти стали сопровождаться неприличными дѣйствіями, близкими къ театральнымъ оргіямъ изгнало изъ храмовъ всякія ясли съ ихъ сценической обстановкой, какъ не гармонирующія ни съ высокимъ значеніемъ праздника Рождества Христова, ни со святостію храмовъ. Изгнанные изъ храмовъ сценическія обрядности перешли въ частные и общественные дома и на улицы. Въ наше время остатки ихъ извѣстны подъ именемъ яслей «шопокъ, битлеекъ»; они поддерживаются преимущественно польками дамами благотворительницами и устраиваются, главнымъ образомъ для дѣтей. – Характеръ ихъ чисто-религіозный вполнѣ невинный. Уличныя «шопок» или «битлейки» – представленія рождественскія не приличны. Онѣ постепенно выводятся хотя не преслѣдуются. Онѣ тоже сохранили понынѣ характеръ религіозный и вмѣстѣ сценическій, приспособленный къ данной мѣстности, обычаямъ, народности и даже мѣстной сценѣ.

Духовенство не покровительствуетъ уличнымъ представленіямъ «шопкамъ», но и не воспрещаетъ, хотя рекомендуетъ католикамъ вмѣсто этого собираться предъ статуями святыхъ, водруженными на видныхъ мѣстахъ въ городахъ и селахъ и пѣть толпой такъ называемые рождественскіе кантики или коленды. Лубочная польская литература богата книгами подъ заглавіями: «Пасторалки и коленды, которыя поются во время праздника Рождества Христова». Содержаніе этихъ пѣсенъ простое всего чаще наивное, свидѣтельствующее о простотѣ нравовъ польскаго простолюдина и невысокомъ умственномъ уровнѣ. Деревенскій простолюдинъ въ этомъ случаѣ стоитъ гораздо ниже городского-мѣщанина. Крестьяне во время ночного богослуженія – «пастерки» въ воспоминаніе того, что Отроча Іисусъ прежде всего былъ привѣтствованъ изъ земнородныхъ пастырями и животными, стоявшими у яслей подражаютъ разнымъ животнымъ, издавая на пастеркахъ рычаніе воловъ, блеяніе овецъ и проч.

Средневѣковыя сценическія обрядности въ католическихъ храмахъ долѣе всего держались въ Испаніи. Многіе авторы свидѣтельствуютъ, что недалѣе какъ за сто лѣтъ предъ симъ, т. е. въ концѣ ХVІІI столѣтія въ Испаніи въ праздникъ Рождества Христова собирались наканунѣ въ храмы въ маскахъ, въ разныхъ пестрыхъ нескромныхъ одеждахъ мужчины и женщины преимущественно молодые съ кастаньетами, бубнами, скрипками, гитарами, съ факелами въ рукахъ и проч. танцовали, пѣли и веселились въ теченіе цѣлой ночи, угощаясь при этомъ обильными яствами какъ на балахъ въ частныхъ домахъ.

Въ нѣкоторыхъ католическихъ странахъ кромѣ того наканунѣ Рождества Христова бываетъ вечерняя постная, но обильпая трапеза, которая въ Польшѣ носитъ названіе «вигилійной» или просто «вигиліи». Начало свое она беретъ въ среднихъ вѣкахъ, и отличается оживленной бесѣдой въ тѣсномъ преимущественно родственномъ кружкѣ. Празднованіе это, съ появленіемъ на небѣ звѣзды, начинается тѣмъ, что всѣ собравшіяся дѣлятся «оплатками» и при этомъ, поздравляя другъ друга, выражаютъ взаимныя благопожеланія. Послѣ трапезы хозяева раздаютъ всѣмъ предпраздничные подарки. Обрядность эта называется «звѣздой», а дары – подарками «na gwiazdkę» и знаменуетъ или напоминаетъ ту путеводную звѣзду, благовѣстницу, которая остановилась надъ вертепомъ и указала пастырямъ мѣсто, гдѣ родился Господь. Иногда устраиваются при этомъ фонари, имѣющіе форму звѣзды.

Въ нѣкоторыхъ домахъ болѣе простыхъ вмѣстѣ съ хозяевами принимаютъ участіе въ трапезѣ и увеселеніяхъ и слуги. Послѣ раздачи подарковъ «на гвяздку» начинаются увеселенія сперва для дѣтей, а потомъ для взрослыхъ. При этомъ уставленная и убранная свѣчами, картонажами и всякаго рода игрушками и сластями елка обыкновенно зажигается, а вокругъ ея начинаются дѣтскія увеселенія, заканчивающіяся раздачей имъ снимаемыхъ съ елки подарковъ. Послѣ дѣтей начинаетъ веселиться молодежь. Пожилые проводятъ время въ тихой религіозной бесѣдѣ о добромъ прошломъ, о находящихся въ дали родственникахъ о почившихъ отцахъ, дѣдахъ, праздновавшихъ когда-то такъ весело-шумно звѣзду и проч. Это продолжается до 12 часовъ, а потомъ расходятся на «пастерки».

Въ южной Франціи день 24 декабря не считается даже постнымъ и заканчивается обильной мясной трапезой и разними увеселеніями, которыя длятся въ продолженіе цѣлой ночи. Поэтому ночь на 25 декабря и есть фактически главнымъ праздникомъ. Въ среднемъ классѣ и въ простонародьѣ столъ уставляется предъ разведеннымъ на очагѣ или коминѣ огнемъ и убирается зеленью. Предъ ужиномъ торжественно посвящается огонь. Обрядъ посвященія сводится къ тому, что младшій ребенокъ хозяина дома, умѣющій говорить, становится на колѣни предъ разведеннымъ огнемъ и повторяетъ за отцомъ, слова обращенныя къ огню, въ которыхъ проситъ, чтобы огонь согрѣвалъ, костенѣющія ноги старцевъ, калѣкъ, обездоленныхъ сиротъ и всѣхъ бѣдняковъ; что бы онъ освѣщалъ и согрѣвалъ также всѣхъ, но никогда бы не дѣлалъ жертвой пламени хлѣбныхъ еараевъ и вообще пожитковъ земледѣльцевъ и мореплавателей на безбрежныхъ морскихъ пучинахъ. Послѣ произнесенія этихъ словъ ребенокъ выливаетъ на огонь подавный ему отцомъ стаканъ вина. Затѣмъ всѣ садятся за столъ и начинается обильная трапеза. Для отсутствующихъ и умершихъ близкихъ родственниковъ преимущественно для родоначальниковъ оставляются яствы, которыя ставятся на полкахъ подъ столомъ. Цѣлую ночь всѣ не спятъ даже дѣти. Нищіе въ теченіе всей ночи поютъ коляды (kolendy) и собираютъ подаянія, которыя бросаются имъ изъ оконъ преимущественно дѣтьми въ бумажныхъ мѣшечкахъ. Мѣшечки при этомъ зажигаются для того чтобы бѣдняки могли видѣть гдѣ искать упавшее подаяніе. Начало такихъ празднованій, очевидно, восходитъ ко временамъ языческимъ.

И такъ, скажемъ въ заключеніе, наша Русская Церковь, учредившая наканунѣ дня Рождества Христова постъ и такъ называемый сочельникъ, правильнѣе другихъ церквей поняла и истолковала великое значеніе дня Рождества Господа нашего. Она желаетъ этимъ приготовить своихъ чадъ къ достойному вступленію въ великое духовное торжество праздника въ воскрыленіи духа (слова митрополита Филарета), а не въ обремененіи яствами плоти. Православный русскій народъ понялъ мысль церкви, которая указала ему, что день Рождества Христова есть день свѣтоносный, великій, міровой и примѣрный и потому у насъ сочельникъ служитъ благоговѣйной прелюдіей къ великому торжественному дню.

 

М. Устимовичъ.

 

«Холмско-Варшавскій Епархіальный Вѣстникъ». 1900. № 52. Отд. 2. С. 650-652.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: