Митрополитъ Анастасій (Грибановскій) – Слово, произнесенное при поминовеніи русскихъ православныхъ людей въ годину скорби сея отъ безбожныя власти умученныхъ и убіенныхъ (1952 г.).

Слово, произнесенное Митрополитомъ Анастасіемъ 25 октября/7 ноября 1952 г, въ Нью Юркѣ

при поминовеніи русскихъ православныхъ людей въ годину скорби сея

отъ безбожныя власти умученныхъ и убіенныхъ.

35 лѣтъ тому назадъ наше Отечество постигло величайшее бѣдстіе, какое оно когда либо переживало на протяженіи своей болѣе чѣмъ тысячелѣтней исторіи. Тогда насильственно захватили власть надъ русскимъ народомъ большевики, лишивъ его свободы и сдѣлавъ самое имя его предметомъ поношенія предъ лицемъ всего міра.

Мы не можемъ безъ глубокой скорби вспоминать всего этого мрачнаго времени ихъ владычества на Руси, исторія котораго написана слезами и кровью порабощенныхъ ими милліоновъ людей.

Нѣкогда царь Иродъ избилъ 14 тысячъ невинныхъ Виѳлеемскихъ младенцевъ, желая истребить между ними и родившагося Царя Іудейскаго – Богомладенца Христа.

Три вѣка спустя императоръ Максиміанъ приказалъ сжечь 20 тысячъ христіанъ, собравшихся праздновать Рождество Христово въ своемъ храмѣ въ Никомидіи. Весь христіанскій міръ съ ужасомъ вспоминаетъ объ этихъ жестокостяхъ, оставившихъ навсегда свой мрачный слѣдъ въ исторіи.

Но кто можетъ исчислить милліоны невинныхъ русскихъ людей замученныхъ и растерзанныхъ совѣтскою властью, начиная съ Боговѣнчаннаго Царя и его Семьи, злодѣйски умерщвленныхъ въ подвалахъ Ипатьевскаго дома, и до простого сельскаго пахаря, воздѣлывавшаго свою скудную ниву своими трудовыми руками, отъ людей, воспитанныхъ въ багряницѣ и жившихъ въ роскошныхъ дворцахъ до обитателей убогихъ хижинъ и темныхъ, сырыхъ подземелій, куда почти не проникаетъ свѣтъ солнца, отъ высшихъ представителей Церкви – митрополитовъ, архіепископовъ и епископовъ – до смиренныхъ сельскихъ іереевъ и никому невѣдомыхъ иноковъ и инокинь, отъ доблестныхъ военачальниковъ и искусныхъ полководцевъ до простыхъ героевъ солдатъ, оставшихся до конца вѣрными своему долгу, отъ прославленныхъ умныхъ и заслуженныхъ государственныхъ дѣятелей до неграмотнаго поденщика, отъ старца, насыщеннаго годами, до юноши, находящагося въ расцвѣтѣ жизни и невинныхъ младенцевъ, не умѣющихъ отличить правой руки отъ лѣвой.

Никогда наша Родина не осквернялась такою гнусною ложью и неправдой, какія вошли теперь въ плоть и кровь совѣтскаго быта, и цѣлымъ рядомъ другихъ тяжкихъ грѣховъ и преступленій – въ особенности ожесточеннымъ богохульствомъ и богоборчествомъ, какъ въ это злосчастное время.

Никогда солнце, восходя каждый день надъ Русской землей и проходя съ востока до запада по ея безбрежнымъ пространствамъ, не озаряло на ней такихъ сатанинскихъ глубинъ злобы и ненависти, такого адскаго сладострастія мести, такого грубаго поруганія человѣческаго достоинства, такого попранія свободы личности, какъ теперь, когда милліоны подневольныхъ работниковъ выходятъ съ ранняго утра изъ своихъ концлагерей и другихъ мѣстъ заключенія на свой изнурительный рабскій трудъ, сопровождаемые иногда сворою сторожевыхъ собакъ, какъ безсловесныя животныя. Голодные, оборванные, удрученные безнадежностью своего положенія, они падаютъ нерѣдко подъ бременемъ непосильной египетской работы, какъ падаетъ замертво на своей бороздѣ выбившаяся изъ силъ лошадь.

Ночь, спускаясь на землю, никогда не покрывала такихъ злодѣяній, безсудныхъ казней, жестокихъ пытокъ, утонченныхъ тѣлесныхъ и нравственныхъ истязаній, вызывающихъ крики отчаянія, отъ которыхъ содрогалось, кажется, самое небо, какъ въ эти сумрачныя 35 лѣтъ.

Не только Русская, но, кажется, и вся міровая исторія не видѣла ничего столь трагическаго и вмѣстѣ величественнаго, какъ то, что совершилось въ Ліенцѣ, когда тысячи невинныхъ русскихъ людей, обреченныхъ на смерть и оставленныхъ всѣми на землѣ, обратились съ жалобою къ Богу и заживо стали пѣть надъ собою надгробныя пѣсни, прерывавшіяся иногда ихъ скорбными воплями, какъ это обычно бываетъ при погребеніи. Не напрасно иностранные солдаты, сторожившіе этихъ несчастныхъ узниковъ, привыкшіе смотрѣть въ лицо смерти, разслабѣвали сердцемъ подъ вліяніемъ этой потрясающей картины, и слезы невольно текли по ихъ суровымъ лицамъ.

Да, поистинѣ языкъ человѣческій слишкомъ бѣденъ, чтобы описать страдальческій подвигъ этихъ безчисленныхъ русскихъ мучениковъ, кровь которыхъ не перестаетъ вопіять на небо. Они являются для насъ и источникомъ скорби и вмѣстѣ нашею славою и похвалою, ибо въ нихъ воплотилась великая сила, русскаго православнаго духа, несокрушимая среди самыхъ тяжкихъ испытаній.

Мы часто жалуемся на равнодушіе міра къ бѣдствіямъ угнетаемаго большевиками русскаго народа и эти сѣтованія имѣютъ свои глубокія и справедливыя основанія. Но мы сами прежде всего должны носить неугасимую боль объ нашихъ братьяхъ въ своемъ сердцѣ и напоминать объ ихъ горестной судьбѣ другимъ. Среди окружающихъ насъ свободныхъ народовъ можно найти не мало вдумчивыхъ, правдивыхъ и сострадательныхъ лицъ, которыя понимаютъ, что страждущій русскій народъ приноситъ искупительную жертву не только за себя, но и за все человѣчество. Онъ молчаливо несетъ на себѣ главную тяжесть борьбы съ міровымъ зломъ коммунизма, угрожающимъ всей современной христіанской культурѣ.

Особенное сочувствіе вызывала иногда на Западѣ Русская Церковь, гонимая безбожною властію. Около 25 лѣтъ тому назадъ въ Англіи было организовано нарочитое моленіе «заступленія» за нашу Церковь, на которое приглашены были и нѣкоторые русскіе епископы, въ числѣ коихъ былъ и я. Надо было видѣть, съ какимъ благоговѣйнымъ чувствомъ встрѣчалъ насъ вѣрующій англійскій народъ. Многіе склонялись передъ нами до земли и старались прикоснуться къ нашимъ одеждамъ, въ которыхъ они видѣли какъ бы окровавленныя ризы страждущей Русской Церкви.

Чѣмъ дальше идетъ время, тѣмъ шире распространяется опасность коммунизма, тѣмъ яснѣе становится для всѣхъ, что только въ правильномъ разрѣшеніи русскаго вопроса лежитъ ключъ къ умиротворенію и успокоенію всего міра.

Нынѣ наступили подлинно рѣшающіе для человѣчества дни. Всѣ народы раздѣлились на два стана или на два лагеря. Во главѣ порабощенныхъ коммунизмомъ странъ, отдѣленныхъ отъ остального міра т.н. чернымъ желѣзнымъ занавѣсомъ, стоитъ Совѣтскій союзъ, а свободныя государства имѣютъ свою главную опору въ Соединенныхъ Штатахъ Америки.

Этой великой и мощной странѣ суждено Божественнымъ Провидѣніемъ стать во главѣ тѣхъ націй, которыя соединенными силами стараются противостать натиску коммунизма. Американскій народъ имѣетъ для этого нарочитыя дарованія и возможности. Онъ обладаетъ достаточно яснымъ здравымъ смысломъ, чтобы не соблазниться утопіей земного рая, проповѣдуемаго марксизмомъ.

Онъ таитъ въ своемъ сердцѣ глубоко укорененное нравственное сознаніе и живое религіозное чувство, при свѣтѣ коихъ онъ не можетъ не видѣть весь вредъ, причиняемый человѣчеству безбожнымъ и аморальнымъ духомъ коммунизма.

Наконецъ, ему даны большія природныя богатства, исключительная энергія, трудолюбіе и техническій геній, чтобы онъ онъ могъ не только упрочить свое благополучіе, укрѣпить свою мощь, но и помочь другимъ, болѣе слабымъ народамъ, наиболѣе подверженнымъ заболѣванію коммунистической заразой. Судьба Америки нынѣ поистинѣ есть судьба міра. Поэтому всѣ народы съ такимъ напряженнымъ вниманіемъ слѣдили за исходомъ недавнихъ президентскихъ выборовъ, не зная, кому выпадетъ жребій управлять этимъ великимъ народомъ въ столъ отвѣтственное время. И жребій палъ на достойнѣйшаго человѣка, мужа духа и силы, увѣнчаннаго вѣнцомъ побѣдной славы въ героической борьбѣ за миръ и свободу всего міра и вдохновляемаго во всей своей дѣятельности высокими нравственными принципами, утвержденными на религіозной основѣ[1].

Въ своихъ предвыборныхъ рѣчахъ онъ неоднократно подчеркивалъ, что главнымъ источникомъ бѣдствій современнаго человѣчества служитъ отступленіе людей отъ Бога и забвеніе Его заповѣдей. Получивъ столь блестящее доказательство народнаго довѣрія къ себѣ, онъ заявилъ, что принимаетъ свое избраніе не радостнымъ удовлетвореніемъ и вмѣстѣ съ чувствомъ смиренія порождаемымъ сознаніемъ той тяжелой отвѣтственности, какую онъ принимаетъ отнынѣ на свои рамена. Въ этихъ словахъ особенно ярко отразился нравственный образъ будущаго Президента, въ избраніи котораго голосъ народа, мы надѣемся, дѣйствительно былъ голосомъ Божіимъ.

Вновь избранный глава Американскаго народа отдаетъ себѣ ясный отчетъ въ міровой опасности коммунизма и глубоко сочувствуетъ тяжелому жребію порабощенныхъ имъ народовъ, что служитъ добрымъ предзнаменованіемъ для нихъ и особенно нашего страждущаго Отечества.

Пусть пируютъ нынѣ большевицкіе властители въ стѣнахъ священнаго Кремля, празднуя 35-лѣтіе своего кроваваго владычества надъ Русскимъ народомъ.

Такъ пировалъ нѣкогда Иродъ, смѣшавъ вино съ кровію, сочившейся изъ усѣченной имъ главы Іоанна Крестителя, принесенной на блюдѣ, какъ нѣкая снѣдь, на этотъ безумный пиръ. Но насталъ часъ возмездія, и онъ погибъ лютою смертію, будучи отправленъ Калигулою въ заточеніе.

Такъ пировалъ и Валтасаръ, сынъ Навуходоносора, съ тысячею своихъ вельможъ, приглашенныхъ имъ на это торжество: «Вкусивъ вина, онъ приказалъ принести золотые и серебрянные сосуды, вынесенные его отцомъ изъ храма Іерусалимскаго». Они были наполнены виномъ, которое пили вельможи, жены и наложницы Царя, славя своихъ боговъ.

Но «въ тотъ самый часъ», свидѣтельствуетъ намъ слово Божіе, «вышли персты руки человѣческой и писали на извести стѣны царскаго чертога противъ лампады» невѣдомыя слова.

Увидѣвъ это, Царь измѣнился въ лицѣ своемъ, колѣна его задрожали отъ страха. Собравъ мудрецовъ Вавилонскихъ, онъ приказалъ имъ прочитать и истолковать написанное, обѣщавъ большую награду тому, кто успѣетъ въ этомъ. Но никто не смогъ проникнуть въ эту тайну, кромѣ пророка Даніила, котораго онъ призвалъ потомъ по совѣту царицы. Пророкъ такъ истолковалъ царю значеніе трехъ таинственныхъ письменъ, начертанныхъ на стѣнѣ: Мене, Текелъ, Пересъ. «Богъ исчислилъ царство твое и положилъ конецъ ему. Ты взвѣшенъ на вѣсахъ и найденъ очень легкимъ. Раздѣлено царство твое и дано Мидянамъ и Персамъ».

Въ ту же ночь Валтасаръ былъ убитъ и на престолъ вступилъ Дарій Мидянинъ (Дан. гл. V).

Пусть совѣтскіе льстецы превозносятъ вождя мірового коммунизма и мнимаго «отца народовъ», которому они привыкли воздавать почти божескія почести.

Пусть они съ гордостью исчисляютъ его «геніальные таланты» и возвеличиваютъ его военную мощь, угрожая ею всему міру.

Если бы судьбы народовъ зависѣли только отъ превосходства ихъ физической силы, то надъ оставшимся свободнымъ міромъ висѣла бы всегда опасность страшнаго нашествія большевиковъ, успѣвшихъ подчинить себѣ 600 милліоновъ людей. Но надъ этимъ колоссомъ, стоящимъ на глиняныхъ ногахъ, возвышается другая подлинно непобѣдимая сила Божіей правды, которую исповѣдывали и предъ которой преклонялись люди, жившіе еще въ Ветхомъ Завѣтѣ, прежде чѣмъ Крестъ, какъ знаменіе Христовой побѣды, возсіялъ надъ всей вселенной.

Вотъ что мы читаемъ во ІІ-й книгѣ Эздры (Гл. III-IV). Трое молодыхъ тѣлохранителя, охранявшихъ царя Дарія во время его сна, послѣдовавшаго за большимъ пиромъ, рѣшили каждый написать свое слово о томъ, что всего сильнѣе на свѣтѣ и положить записку подъ изголовье Царя. Когда послѣдній пробудился, онъ собралъ совѣтъ изъ своихъ сатраповъ и военачальниковъ и приказалъ прочитать написанное его тѣлохранителями предъ всѣмъ собраніемъ. Одинъ написалъ, что сильнѣе всего – вино, «Оно приводитъ въ омраченіе умъ всѣхъ людей, дѣлаетъ одинаковымъ царя и сироты, раба и свободнаго, бѣднаго и богатаго».

Разгоряченные виномъ, друзья и братья обнажаютъ мечи другъ противъ друга, а отрезвившись, не помнятъ, что они дѣлали.

Второй написалъ, сильнѣе всего – царь, владѣющій множествомъ подданныхъ, которые во всемъ повинуются ему и платять дань. Онъ имѣетъ въ своемъ распоряженіи весь народъ и воиновъ. которыхъ посылаетъ, когда хочетъ, на войну и получаетъ отъ нихъ принесенную ими военную добычу.

Наконецъ, выступилъ третій, – это былъ Зоровавель, который сказалъ: «о мужи, не великъ ли царь и не сильно ли вино? Но кто господствуетъ надъ ними и владѣетъ ими? Не женщины ли?».

«Жены родили царя и весь народъ, который владѣетъ моремъ и землею. Женщина способна подчинить себѣ могущественнаго властелина, котораго трепещетъ вся страна.

«Я видѣлъ, сказалъ онъ, Апамину, царскую наложницу, сидящую по правую сторону царя. Она снимала вѣнецъ съ головы и возлагала на себя, а лѣвою рукою ударяла царя по щекѣ». И царь не только не гнѣвался на нее, но «смотрѣлъ на нее, закрывши ротъ, ожидая какъ милости ея улыбки. О мужи, какъ же не сильны женщины, когда онѣ такъ поступаютъ?» – спросилъ онъ и всѣ невольно переглянулись.

Но однако «надъ всѣмъ одерживаетъ побѣду истина. Велика истина и сильнѣе всего. Вся земля взываетъ къ истинѣ, и небо благословляетъ ее, и всѣ дѣла трясутся и трепещутъ передъ нею. Оиа есть сила, и царство, и власть и величіе всѣхъ вѣковъ. Благословенъ Богъ истины»! заключилъ онъ свое слово, признанное наиболѣе мудрымъ и царемъ и его совѣтниками.

На этой несокрушимой силѣ Божіей истины и правды покоятся и наши надежды въ эти судьбоносные дни, когда все, на что мы уповали прежде, поколеблено въ нашихъ глазахъ.

Вѣрою въ нее одушевлены были и наши доблестные мученики, растерзанные большевицкою властью, ихъ же имена вѣсть одинъ Богъ, когда они, презрѣвши всѣ соблазны и угрозы своихъ мучителей, мужественно шли на страданія и смерть.

Духъ преодолѣлъ немощь плоти и сдѣлалъ ихъ истинными побѣдителями въ борьбѣ съ слугами сатаны. Будемъ вѣрить, что кровь ихъ, напоившая Русскую Землю, будетъ для нея источникомъ новой свѣтлой жизни подобно тому, какъ кровь первыхъ христіанскихъ мучениковъ стала сѣменемъ христіанства.

Движимые чувствомъ неумирающей любви къ нашимъ страстотерпцамъ, поклонимся ихъ жертвенному подвигу и поручимъ ихъ Тому, Кто держитъ въ своихъ рукахъ вѣсы вѣчной правды и Кто сказалъ: «Мнѣ отмщеніе, Азъ воздамъ» (Рим. XII, 19).

Да хранится всегда память ихъ съ похвалами и да не престанетъ Русскій народъ возносить о нихъ свои молитвы изъ рода въ родъ, изъ вѣка въ вѣкъ.

 

«Православная Русь». 1952. № 22. С. 3-5.

 

[1] Имеются в виду президентские выборы в США 1952 г., проходившие 4 ноября в один из наиболее напряжённых моментов холодной войны, в которых победил ген. Дуайт Эйзенхауэр. – ред.

 

***

Через кровь и через трупов груды,
Лобызая в бледноватые уста,
Отправляет опять внук Иуды
На Голгофу распинать Христа

Верю я, что близок свет денницы
Сердечко, ожидай! Я верю и молюсь!
После тяжких дней Страстной Седмицы
Бог воскреснет, и воскреснет Русь!


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: