Мысли объ уединеніи.

Для чего нужно христіанину уединеніе? Для чего удаляться, бѣгать людей, когда человѣкъ созданъ для общества? Для чего искать уединенія, когда сама природа наша побуждаетъ насъ къ общительности? Такъ, еслибы всѣ люди единодушно стремились къ небу, если бы въ мірѣ не было соблазновъ и искушеній на каждомъ, можно сказать, шагу, если бы о каждомъ кружкѣ людей можно было сказать, что онъ собранъ для добрыхъ цѣлей, во имя Божіе, – тогда не ища нарочно уединенія, легко было бы пріобрѣсти наклонность къ благочестію и спастись.

Но духъ міра противоположенъ духу Христову; потому и заповѣдуетъ Евангелистъ: не любите міра, ни яже въ мірѣ; аще кто любитъ міръ, нѣсть любви Отчи въ немъ (1 Іоан. II, 15). Не говоритъ онъ: не любите людей, бѣгайте всѣхъ людей; а: не любите міра – т. е. не увлекайтесь духомъ не-христіанскимъ, удаляйтесь отъ сообщества съ людьми порочными, удаляйтесь обычаевъ и правилъ развращающихъ душу, бѣгайте грѣха и поводовъ ко грѣху. А какъ избѣгнуть ихъ? Какъ уберечься отъ многоразличныхъ соблазновъ міра, не удаляясь отъ нихъ? Не говоря уже о томъ, что мы крайне слабы и немощны, когда настоитъ нужда противодѣйствовать увлеченію грѣховными примѣрами, – внѣшнія чувства наши – слухъ, зрѣніе – невольно пораждаютъ въ душѣ нашей порочныя мысли и чувствованія, когда мы не уклоняемся отъ слушанія не-добрыхъ рѣчей или видѣнія предметовъ, раздражающихъ страсти.

Не часто ли бываетъ, что одно какое-нибудь слово, одинъ неосторожный взглядъ мгновенно измѣняютъ въ человѣкѣ доброе расположеніе и дѣлаютъ его преступникомъ закона? А бесѣды злы вообще тлятъ обычаи благи, по ученію Апостола. Сколько есть несчастныхъ, которые страдаютъ и тѣломъ и душею отъ того, что увлеклись дурными примѣрами, не остереглись во-время отъ сообщества съ людьми, преданными страстямъ, потерявшими нравственный стыдъ, забывшими достоинство чести и совѣсти, отъ того, что не хотѣли въ уединеніи сами собою обдумать своего положенія, размыслить о своемъ состояніи!

Конечно, уединеніе вовсе не исключаетъ общенія съ людьми благочестивыми, благонамѣренными; такое общеніе весьма много способствуетъ развитію въ насъ добрыхъ навыковъ, облагороживаетъ и возвышаетъ человѣка; оно одобряется и словомъ Божіимъ, какъ полезное и необходимое для блага рода человѣческаго. Другъ другу помогаемъ, яко градъ твердъ: се что добро или что красно еже жити братіи вкупѣ, т.е. совокупно, единодушно, общими силами заботиться объ усовершенствованіи себя въ познаніяхъ и доброй жизни. Вотъ почему издревле, съ первыхъ временъ христіанства, пустыни заселялись отшельниками и образовались многочисленныя обители общежительныя въ разныхъ странахъ свѣта, и въ нашемъ отечествѣ.

Впрочемъ и при общеніи благочестивомъ уединеніе необходимо для христіанина. 1) Оно имѣетъ весьма благотворное вліяніе на успѣхъ самоиспытанія. Чтобы узнать, въ какомъ состояніи мы находимся, какія въ насъ господствуютъ наклонности, какъ много успѣли совершить добраго, какъ далеко отстали на пути добродѣтелей, сколько сделали зла себѣ и ближнимъ, – для этого надобно сосредоточить свое вниманіе исключительно на себѣ и притомъ ввиманіе не поверхностное, а глубокое. А возможно ли оно безъ уединенія? Возможно ли имѣть самособранность духа, когда вокругъ насъ не будетъ безмолвія? 2) Уединеніе весьма благотворно для богомыслія и молитвы. Люди мыслящіе, занимающіеся учеными трудами, опытно знаютъ, что не иначе можно обдумать основательно какую-либо важную истину, какъ устранивши отъ себя всѣ препятствія, развлекающія вниканіе въ предметъ. Но что можетъ быть выше бесѣды съ Богомъ, т. е. молитвы? Здѣсь нужно совершенно отрѣшиться отъ земли, устремиться всѣми силами души горѣ, забыть все для Бога, чтобы Онъ внялъ мольбѣ нашей, и не оскорбился нашею разсѣянностію, иначе сказать, здѣсь нужно уединеніе.

Говоря это, мы никакъ не ослабляемъ важности общественной молитвы церковной; кто удаляется отъ ней, тотъ отчуждаетъ себя отъ тѣла Церкви, лишается благодатныхъ даровъ, въ храмѣ Божіемъ подаваемыхъ, и подвергаетъ себя опасности духовной погибели; но при церковной молитвѣ непремѣнно должна быть и частная молитва, уединенная. Господь нашъ Іисусъ Христосъ, утвердившій своимъ примѣромъ необходимость общественной молитвы, посѣщая храмъ Іерусалимскій, Самъ же подалъ намъ примѣръ и уединенной молитвы (Матѳ. XXVII, 37). Онъ далъ и заповѣдь: ты же егда молишися, вниди въ клѣть твою и затворивъ двери твоя, помолися Отцу твоему иже въ тайнѣ, и Отецъ твой видяй въ тайнѣ, воздастъ тебѣ явѣ (Матѳ. V, 6). 3)

Уединеніе укрѣпляетъ благочестивый характеръ. И въ жизни обыкновенной люди разсѣянные, любящіе общеніе съ другими безъ всякаго разбора, бываютъ не тверды въ своихъ правилахъ, слабы волею и не умѣютъ въ случаяхъ трудныхъ сохранить присутствіе духа, и это отъ того, что они не привыкли обсуживать своихъ поступковъ, не имѣя довольно времени заняться своею душею, вникнуть въ себя. И наоборотъ, люди самособранные и въ житейскомъ быту бываютъ тверды и разсудительны, потому что имѣютъ время укрѣпить себя въ характерѣ. Чтожъ сказать о жизни духовной, которая представляетъ намъ столько трудностей, столько борьбы и съ самими собою и внѣшними препятствіями? Какъ много надобно здѣсь осторожности, обдуманности, твердости воли! А эти качества пріобрѣтаются при усильныхъ, уединенныхъ молитвенныхъ подвигахъ, какъ видимъ изъ опыта. Не удивительна ли благочестивая твердость воли Антонія Великаго, Василія Великаго, св. Златоуста и весьма многихъ другихъ Святыхъ Божіихъ ? Но она воспитана, между прочимъ, уединеніемъ.

Понимая важность и пользу уединенія для спасительнаго благочестія, пусть каждый изъ насъ, по мѣрѣ возможности, изберетъ для себя, если не нѣсколько часовъ, то часъ – другой хотя въ продолженіи сутокъ, для уединеннаго самоуглубленія, для самоиспытанія и бесѣды съ Богомъ, чтобы болѣе и болѣе укрѣпляться въ силахъ нравственныхъ и преуспѣвать въ духовной жизни.

 

«Духовная Бесѣда». 1859. Т. 7. № 32. С. 191-194.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: