Архіепископъ Стефанъ (Архангельскій) – Слово въ недѣлю предъ Просвѣщеніемъ.

Возлюбленные братья и сестры о Господѣ! Св. матерь наша Церковь настоящіе дни, въ особенности день завтрашній посвящаетъ торжественному воспоминанію крещенія Господа нашего Іисуса Христа. Размышляли ли вы когда-либо о томъ, почему св. Церковь такъ торжественно празднуетъ, по-видимому, не столь важное событіе въ жизни Христа Спасителя, какъ Его крещеніе отъ Іоанна во Іорданѣ? Іоаннъ крестилъ, какъ извѣстно, крещеніемъ покаянія для прощенія грѣховъ (Мрк. 1, 4; Лк. 3, 3); Спаситель, какъ безгрѣшный, не имѣлъ нужды въ такомъ крещеніи, а потому Его крещеніе, какъ бы для Него не нужное, и можетъ показаться кому-либо событіемъ не особенно важнымъ въ ряду другихъ событій въ Его живни какъ для Него Самого, такъ и для насъ? Но, очевидно, не такъ думаетъ о крещеніи Господнемъ св. Церковь, если воспоминаніе о немъ ставитъ въ рядъ самыхъ свѣтлыхъ, великихъ своихъ празднествъ! Свѣтелъ убо мимошедшій праздникъ, свѣтлѣйшій же, Спасе, приходящій... Ясенъ убо мимошедшій праздникъ, славнѣйшій же настоящій день! Такъ воспѣваетъ св. Церковь, сравнивая въ своихъ пѣснопѣніяхъ праздники Рождества Христова и Крещенія.

Что дѣйствительно событіе это одно изъ самыхъ знаменательныхъ въ жизни Христа Спасителя, мы вполнѣ убѣдимся въ томъ, если при свѣтѣ слова Божія обстоятельно вникнемъ въ смыслъ и значеніе крещенія Спасителя для Него Самого и въ послѣдствія этого крещенія для насъ, Его послѣдователей. Размышленія о семъ помогутъ намъ достойно встрѣтить и провести грядущій великій праздникъ.

Когда Іисусъ крестившись молился, повѣствуетъ св. Евангелистъ Лука, отверзлось небо и Духъ Святый нисшелъ на Него въ тѣлесномъ видѣ, какъ голубь, и былъ гласъ съ небесъ, глаголющій: Ты Сынъ Мой возлюбленный, въ Тебѣ Мое благоволеніе (Лк. 3, 21-2). Изъ этихъ словъ св. Евангелиста мы ясно видимъ, что Христосъ вступаетъ на Іорданѣ въ ближайшее общеніе съ Св. Духомъ и въ сыновнія отношенія къ Богу Отцу. Какъ предвѣчный Сынъ Божій, какъ второе Лицо Пресвятой Троицы, Христосъ Спаситель и до крещенія, какъ и всегда, пребывалъ по Божеству Своему въ единосущномъ единеніи съ Ботомъ Отцемъ и Св. Духомъ. Слѣдовательно, Христосъ на свое человѣческое естество принялъ на Іорданѣ Духа Св. въ видѣ голубя и какъ человѣкъ именуется здѣсь возлюбленнымъ Сыномъ Божіимъ. Правда, Христосъ нареченъ Сыномъ Всевышняго (Лк. 1, 32) еще въ утробѣ Пресвятой Дѣвы. Но это сыновство Его по человѣческой природѣ было пока дѣломъ благодати Божіей, т. е. такимъ даромъ, который требовалось впослѣдствіи заслужить собственнымъ подвигомъ, усвоить личнымъ совершенствомъ, сдѣлать себя достойнымъ его безгрѣшіемъ и святостію своей жизни. Иначе сказать, это было сыновство подобное тому сыновству, какое имѣлъ Адамъ при созданіи своемъ (Лк. 3, 38; ср. Быт. 2, 7), обязанный потомъ полнымъ послушаніемъ Богу оправдать свое высокое званіе сына Божія. Какъ извѣстно, первый Адамъ не устоялъ въ положеніи чада Божія и чрезъ грѣхъ самъ сдѣлался чадомъ гнѣва (Еф 2, 3) и всѣхъ потомковъ своихъ сдѣлалъ чадами плоти и крови (Іоан. 1, 13), не могущими наслѣдовать царствія Божія (1 Кор. 15, 50). О второмъ Адамѣ, Христѣ Спасителѣ, Евангелистъ замѣчаетъ наоборотъ, что Онъ по своему человѣчеству вмѣстѣ съ возрастомъ преуспѣвалъ въ премудрости (Лк. 2, 52), или что то же, въ добродѣтели и святости, такъ какъ премудрость на языкѣ Святаго Писанія означаетъ не только совершенство ума, но и совершенство сердца и воли (Пс. 110, 10; Кол. 1, 9-10). Это преуспѣяніе Спасителя въ добродѣтели святости продолжалось 30 лѣтъ (Лк. 3, 23), и притомъ такъ, что ни разу не прерывалось ни единою тѣнію грѣха, ни единымъ преслушаніемъ воли Божіей (Іоан. 8, 29; 15, 10; ср. Филип. 2, 8), и потому сопровождалось неизмѣнною и все возрастающею къ Нему любовію Отца Небеснаго (Лк. 2, 52). Если при началѣ и впродолженіе своего общественнаго служенія (Лк. 4, 13; Мѳ. 16, 22-3). Спаситель выдерживаетъ искусныя и сильнѣйшія нападенія сатаны, старавшагося дать ложное направленіе Его мессіанской дѣятельности, Его дѣлунвашего спасенія, то нѣтъ никакого сомнѣнія, что и въ 30-ти лѣтній періодъ частной своей жизни Спаситель выдерживалъ на пути своего личнаго совершества не менѣе хитрыя и не менѣе сильныя искушенія того же сатаны, имѣвшія цѣлію вовлечь и новаго Адама, подобно Адаму древнему, въ грѣхъ и преступленіе воли Божіей. Спаситель, воспринявшій естество человѣческое, во всемъ подобное нашему (Евр. 2, 17), кромѣ наслѣдственной грѣховной порчи (Лк. 1, 35), или, лучше сказать, во всемъ подобное Адамову (такъ какъ и Адамъ не имѣлъ грѣховной перчи въ своемъ первоначальномъ богосозданномъ естествѣ), имѣлъ, конечно, и свободную волю, т. е. имѣлъ возможность, какъ разсуждаетъ св. Григорій Нисскій, подобно Адаму, уклониться съ пути святости и послушанія Богу на путь грѣха и преступленія воли Божіей. Страшно подумать, что съ нами, со всѣмъ родомъ человѣческимъ, было, если мы на мигъ допустимъ, что змій успѣлъ бы соблазнить и новаго Адама, какъ соблазнилъ древняго! Божество, соединившееся сь Нимъ, должно было бы отступить отъ Него и вмѣстѣ отъ всѣхъ насъ, и всѣмъ намъ предстояла бы посему уже окончательная, уже никѣмъ и ничѣмъ не отвратимая вѣчная погибель, къ торжеству врага нашего, діавола! Но соблазнился древяій Адамъ; новый же Адамъ, Христосъ Спаситель нашъ, будучи искушенъ во всемъ остался кромѣ грѣха (Евр. 4, 15). Побѣдоносно отразивъ всѣ козни врага, какъ отражалъ ихъ и потомъ, Онъ какъ Побѣдитель, святый, непричастный злу, непорочный (Евр. 7, 26), предсталъ на Іорданѣ Отцу Своему, чтобы здѣсь, въ дѣлѣ Своего личнаго-нравственнаго совершенства, окончательно сокрушить враждебную главу змія (праздн. церк. пѣсн.) и принять отъ Отца Своего торжественное свидѣтельство въ Своей совершенной непричастности злу и въ Своей безусловной чистотѣ и святости. Всевлобннй змій, уязвившій всемірный родъ (церк. пѣсн.) и дѣлавшій послѣднія усилія приразиться къ Святому святыхъ, такимъ образомъ посрамленъ и сокрушенъ въ водахъ іорданскихъ. Поправъ врага въ дѣлѣ собственнаго совершенства, Онъ, Спаситель нашъ, теперь молится Отцу Своему за насъ, братій Своихъ, еще плѣнниковъ врага, будучи готовымъ стать нашимъ Ходатаемъ и Искупителемъ, чтобы, какъ воспѣваетъ св. Церковь, къ первому насъ устроити свобожденію и вмѣсто рабовъ сыны Божіи содѣлати (церк. пѣсн.), и такимъ образомъ явиться Побѣдителемъ ада и змія уже не въ Своей только личной жизни, не за Себя только одного, а и за весь родъ человѣческій: вотъ иду, – Я желаю исполнить волю Твою, Боже (Пс. 39, 8-9), – иду, чтобы принести Себя въ жертву, чтобы претерпѣть крестъ и смерть за спасеніе грѣшнаго человѣчества! Въ этотъ-то моментъ торжества Своей святости и Своего самопожертвованія Спаситель и по человѣчеству Своему является вполнѣ достойнымъ той любви Отца небеснаго, какую Онъ имѣлъ отъ Него по Божеству Своему, какъ предвѣчный и Единородный Сынъ Божій. И вотъ отверзаются небеса, яже Адамъ затвори себѣ и сущимъ съ нимъ (церк. пѣсн.), Отецъ небесный съ благоволеніемъ взираетъ на новаго Адама и торжественно воспринимаетъ Его и по человѣчеству Его въ сыновнія къ Себѣ отношенія и въ тѣснѣйшее единеніе съ Духомъ Святымъ. Духъ Св. сходитъ на Него въ видѣ голубя и, по предреченнымъ пророчествамъ, не мѣрою (Іоан 3, 84), но болѣе всѣхъ соучастниковь Его (Евр. 1, 9) исполняетъ человѣческую Его природу премудростью и разумомъ, совѣтомъ и крѣпостію, вѣдѣніеме, благочестіемъ и страхомъ Божіимъ (Ис. 11, 2-3), т. е. всѣми Боясественными силами, какія необходимы были Христу для совершенія Имъ дѣла нашего спасенія и которыя свидѣтельствовали, что святая человѣческая природа Христа Спасителя вполнѣ укрѣпилась въ добрѣ и вполнѣ достойна общенія съ Божествомъ. И такъ какъ Христосъ Спаситель по человѣчеству Своему заслужилъ Себѣ такое же благоволеніе Отца Своего небеснаго, какое Онъ всегда имѣлъ по Божеству, то Отецъ торжественно и именуетъ Его возлюбленнысъ Своимъ Сыномъ. Самое Божество Христа Спасителя, очевидно, до сего времени скрытое въ глубинахъ Его человѣческаго духа, хотя и ѵпостасно соединенное съ нимъ, теперь вполнѣ вступаетъ въ область Его сознанія, такъ что съ этого времени пришелъ часъ Его (Іоан. 2, 4) пользоваться Своими Божественными свойствами, какъ напр. всевѣдѣніемъ, всемогуществомъ, и Онъ является теперь полнымъ благодати и истины и славы, какъ Единородный Сынъ Божій (Іоан. 1,14).

Въ виду всего этого, возлюбленные братіе и сестры, теперь понятнымъ становится, намъ, почему крещеніе Христа Спасителя есть одно изъ важнѣйшихъ событій какъ въ Его личной жизни, такъ и въ судьбѣ всего человѣчества. Для Христа это событіе было завершеніемъ Его славной побѣды надъ зміемъ-искусителемъ въ собственной Своей личной жизни, торжественнымъ удостовѣреніемъ Его личной безгрѣшности и совершенной святости и столь же торжественнымъ воспріятіемъ Его человѣческаго естества въ тѣснѣйшее общеніе съ тріѵпостаснымъ Божествомъ, а вмѣстѣ съ тѣмъ окончаніемъ Его частной жизни въ Назаретѣ, началомъ Его славнаго служенія спасенію роди человѣческаго и торжественнымъ посвященіемъ на великую должность всемірнаго Наставника, Ходатая и Искупителя. Для насъ крещеніе Господа есть, какъ воспѣваетъ св. Церковь, начало нашего избавленія отъ горькаго мучительства вражія, начало нашего просвѣщенія и освященія, нашего сыноположенія Богу и отверзстія намъ рая, его же затвори преступленіе лестію зміевою вкушеніемъ древа иногда, нашего возведенія къ свѣтлости божественной (праздн. церк. пѣсн.). Отселѣ дѣло нашего спасенія начато: оно ввѣрено надежному Вождю, исполнившему Себя святости и совершенства и исполненному отъ Духа Св. полнотою силъ на побѣду крѣпкаго врага. Посему св. наша матерь Церковь въ своихъ пѣснопѣніяхъ созерцаетъ наше спасеніе не только начавшимся на Іорданѣ, но и какъ бы уже и здѣсь же завершившимся, и потому то она этотъ праздникъ называетъ и славнѣйшимъ свѣлтѣйшимъ и славнѣйшимъ даже Рождества Христова. Какъ же поэтому ей свѣтло не торжествовать воспоминаніе крещенія Господня, и какъ намъ, чадамъ ея, не исполняться радости, веселія и ликованія?

Какъ святый и непорочный, какъ торжественно воспринятый въ сыновнія отношенія въ Отцу небесному, Христосъ могъ бы съ Іордана же вознестись человѣчествомъ Своимъ въ отверзшіяся Ему небеса и воспріять Себѣ подобающую Ему славу. Но Спаситель нашъ для того и явился на Іорданъ, чтобы не одному взойти съ него къ престолу Отца небеснаго, но вмѣстѣ съ нами, братіями своими (Ис. 8; 17-8; ср. Пс. 21, 23), пока еще плѣнниками змія-искусителя. Небо до времени снова закрылось, и Вождь нашего спасенія, исполненный Духа Святаго (Лк. 4,1), и облеченный во всеоружіе Божіе (Еф. 6, 11), идетъ сразиться за насъ, вырвать насъ изъ челюстей змія и, очистивъ отъ зміиной заразы грѣха и смерти, привести къ тому же Іордану, въ которомъ Самъ крестился, дабы и мы подучили въ немъ ту первозданную чистоту и святость, съ которыми Онъ вошелъ въ его воды, приняли на себя, какъ и Онъ, Духа Святаго и услышали гласъ Отца небеснаго, называющаго насъ, какъ и Его, Своими сынами возлюбленными и отверзающаго намъ Свои небесныя обители...

Быть можетъ, нѣкоторые спросятъ, когда и какъ это съ нами было? Когда это мы крестились во Іорданѣ, когда на насъ сходилъ Духъ Святый? Когда мы стали сынами Божіими? Было это, возлюбленные братья и сестры во время нашего еще безсознательнаго младенчества. Іорданомъ была для насъ купель крещенія. Въ этомъ таинственномъ Іорданѣ каждый изъ насъ избавился отъ власти діавола (Евр. 2, 15), очистился отъ наслѣдственной зміиной заразы и всякой скверны, сдѣлался святымъ (1 Кор. 6, 11), новымъ твореніемъ (2 Кор. 5, 17; Гал. 6, 15), способнымъ къ добродѣтели (Еф. 2, 10; 4, 24), безсмертію (Филип. 3, 21) и вѣчной блаженной жизни (Іоан. 5, 29; 10, 28; 1 Сол. 4, 17). – Какъ на Христа Спасителя послѣ крещенія сошелъ Духъ Св. тѣлеснымъ образомъ, въ видѣ голубя, а отверестыя небеса готовы были принятъ Его, какъ возлюбленнаго Сына Божія, такъ и на насъ послѣ нашего крещенія тѣлеснымъ же образомъ, только не въ видѣ голубя, а въ видѣ св. мѵра, сходилъ Тотъ же Духъ Божій, наполная насъ Своими благодатными дарами, вполнѣ достаточныыи для жизни духовной, – для собственнаго возрасстанія въ добродѣтели и святости и для служенія спасенію ближнимъ нашихъ. Это нисшествіе на насъ Духа Божія запечатлѣло очищенное и обновленное въ крещеніи существо наше Божественною печатію, сдѣлало насъ Божественнаго естества причастниками (2 Петр. 1, 4), а посему и возлюбленными дѣтьми Божіими (Іоан. 1, 12-5; Еф. 1, 5), которымъ такъ же, какъ и Христу, отверзлись небесныя двери царствія Божія (Кол. 1, 13). – Какъ же намъ, возлюбленные братья и сестры о Господѣ, во Христа крестившимся, не торжествовать вмѣстѣ съ Церковью въ день Его крещенія, не радоваться, не ликовать, когда мы изъ слугъ діавола сдѣлались въ крещенін дѣтьми Божіими, изъ скверныхъ и нечистыхъ чистыми и святыми; изъ жертвъ смерти и ада наслѣдниками безсмертія и царствія небеснаго!?

Во кто изъ васъ, возлюбленные, можетъ въ нынѣшніе дни ликовать и радоваться искренно, отъ всего сердца? Для кого изъ насъ грядущій великій праздникъ есть не бремя, возложенное лишь обычаемъ, или не бездушное зрѣлище священной церемоніи, въ этотъ день бываемой? – Такъ какъ св. Церквовь торжествуетъ завтра въ честь Христа, положившаго крещеніемъ своимъ начало нашего спасенія, то поэтому можетъ и будетъ истинно радоваться лишь тотъ, кому дорого свое спасеніе, полученное имъ при крещеніи, кто слѣдовательно христіанинъ не но имени только, а и на самомъ дѣлѣ, – т. е. кто, вышедши изъ безсознательнаго дѣтства, въ которомъ чрезъ крещеніе былъ призванъ въ число христіанъ, постарался узнать, а узнавъ сознательно принялъ и добровольно возложилъ на себя великіе обѣты, данные за него при крещеніи, кто въ чистой непорочной совѣсти и праведной святой жизни хранятъ въ себѣ великіе дары обновленія своего и печать Св. Духа и этимъ оправдываетъ свое высокое званіе сына Божія. Такой христіанинъ дѣйствительно будетъ радоватьса и сегодня и особенно завтра, потому что эти дни болѣе, чѣмъ какіе-либо другіе, напоминаютъ ему о тѣхъ великихъ дарахъ обновленія и обоженія, которыми онъ дорожитъ болѣе всего въ своей жизни. – Но какая радость можетъ быть для тѣхъ, которые, пришедши въ сознательный возрастъ, до сего времени не возложили еще, да и не хотятъ возлагать на себя обѣтовъ крещенія, которые нисколько не цѣнятъ полученныхъ въ немъ даровъ, а если и цѣнятъ, то къ усвоенію ихъ относятся нерадиво, безпечно, думаа, что Христосъ все за нихъ сдѣлалъ, – избавилъ отъ власти діавола, очистилъ, освятилъ, усыновилъ Отцу и доставилъ царство небесное, и что сами они спокойно могутъ предаваться нечистой и грѣховной жизни и нисколько не обременять себя работою надъ своимъ нравственнымъ совершенствомъ, собственнымъ трудомъ надъ дѣломъ своего спасевія. Нѣтъ, возлюбленные, намъ даны великіе дары заслугъ Христовыхъ лишь подъ условіемъ, что мы заслужимъ ихъ собственнымъ усиленнымъ трудомъ (Мѳ. 11, 12), непрерывною работою надъ своимъ совершенствомъ, постояннымъ послушаніемъ волѣ Божіей и возрастаніемъ въ добродѣтели и святости (Филип. 3, 13-4; 4, 8). Какъ Самъ Спаситель нашъ 30 лѣтъ возрасталъ и укрѣплялся въ святости и добродѣтели, поборая всѣ бывшія за это время искушенія, всѣ козни сатаны, и лишь послѣ того, какъ наконецъ совершенно укрѣпился въ добрѣ, вступилъ въ принадлежавшія Ему отъ рожденія права Сына Божія; такъ и наша вся жизнь должна быть направлена къ тому, чтобы постояннымъ отраженіемъ всѣхъ искушеній врага, чистотою и святостію своей жизни оправдать свое усыновленіе Богу и свое обоженіе. Бакъ у Христа Спасителя Божество Его было сокрыто въ глубинахъ Его человѣческаго духа, пока наконецъ, благодаря Его неуклонному стремленію къ добру и чрезъ то большему и большему стяжанію любви Отца Своего, оно возсіяло на Іорданѣ полнымъ блескомъ славы во всемъ существѣ Его; такъ и привитое къ намъ въ купели крещенія Божественное начало, дѣлающее насъ сынами Божіими, первоначально скрывается въ безсознательныхъ глубинахъ нашего существа и подобно сѣмени (1 Іоан. 3, 9) можетъ расти, развиваться и проникать оттуда во все существо наше лишь тогда, когда мы съ своей стороны прилагаемъ всѣ усилія, всѣ старанія, чтобы удобрять почву для этого сѣмени – т. е. существо свое – добрыми мыслями, словами и дѣлами, а отнюдь не засорять ее плевелами грѣховъ и пороковъ (Мѳ. 13, 24-30). Какъ Спаситель нашъ имѣлъ свободную волю, и ѵпостасно соединенное съ Нимъ Божество не влекло его непреодолимо къ добру и не отвращало насильно отъ грѣха, такъ что подчиненіе Имъ своей человѣческой свободной воли благой и совершенной волѣ Божіей есть дѣло Его собственнаго самоопредѣленія и потому личной заслуги. Такъ и въ насъ живущее Божественное начало хотя и влечетъ насъ къ цѣломудренной, праведной и благочестивой жизни, но не непреодолимо, хотя и отвращаетъ отъ нечестія и житейскихъ страстей, но безъ всякаго насиліа, такъ что все зависитъ отъ того, куда мы сами направимъ свою свободу. Если мы направимъ ее, возлюбленные, къ выполненію обѣтовъ, данныхъ нами при крещеніи, къ соблюденію завѣта, заключеннаго нами тогда съ Господомъ и Спасителемъ нашимъ, – мы усвоимъ себѣ въ вѣчное достояніе полученное нами въ крещеніи Божественное начало, а потому, какъ дѣти Божіи, какъ братья и сонаслѣдники Христу, сдѣлаемся участниками вѣчной Его славы на престолѣ Отца небеснаго (Апок. 3, 21). Если же мы свою свободу употребимъ лишь на то, чтобы нерадѣніемъ, бевпечностью, плевелами похоти плоти, похоти очей и гордости житейской заглушить въ себѣ сѣмя Божественной жизни и, то всеосвящающая вода крещенія, въ которой мы нѣкогда крестились, и печать Св. Духа, которою мы тогда запечатлѣлись, послужатъ лишь къ нашему осужденію, къ нашей вѣчной погибели (Мѳ. 25, 26-30; Евр. 6, 4-8; 10, 26-31).

Размысливъ какъ слѣдуетъ о всемъ этомъ, возлюбленные братья и сестры, будемъ ли всегда оставаться безпечными о своемъ спасеніи, будемъ ли всегда своею преданностью этому міру грѣховному, его грѣховнымъ утѣхамъ, его суетнымъ чаяніямъ и обѣтованіямъ заглушать въ себѣ Божественное сѣмя, всѣянное въ насъ при крещеніи, и тѣмъ добровольно лишать себя высокаго званія сыновъ Божіихъ, радостей обѣтованія жизни вѣчной, наслѣдія славы Христовой? Если мы въ суетѣ мірской забыли, возлюбленные, о томъ, что мы нѣкогда въ купели крещенія, какъ невѣста, сочетались Христу и обѣщались быть вѣрными сему Божественному жениху своему, то вспомнимъ объ этомъ хотя въ торжественный праздникъ Крещенія Господня. Вспомнимъ, что мы сочетались Христу не для того, чтобы презирать всѣ данныя намъ при крещеніи блага, стяжанныя кровію Христовою, и, называясь христіанами, вести жизнь грѣховную, языческую, но для того, какъ услышимъ въ завтрашнемъ апостольскомъ чтеніи, чтобы отвергнувши нечестіе и мірскія похоти, цѣломудренно, праведно и благочестиво жили въ нынѣшнемъ вѣкѣ, ожидая блаженнаго упованія и явленія славы великаго Бога и Спасителя нашего Іисуса Христа, Который далъ Себя за насъ, чтобы избавитъ насъ отъ всякаго беззаконія и очиститъ Себѣ въ народъ особенный, ревностный къ добрымъ дѣламъ (Тит. 2, 12-4).

Св. Церковь, въ память крещенія и Господня и нашего собственнаго нынѣ и завтра изведетъ насъ на воды Іордана, совершивъ чинъ освященія водъ, – нынѣ здѣсь, въ храмѣ, а завтра на рѣкѣ, и гласомъ отъ Господа будетъ взывать къ намъ: пріидите вси и пріимите духа премудрости, духа разума, духа страха Божія, явльшагося Христа! Пріимемъ же возлюбленные братья и сестры, вмѣстѣ съ имѣющеюся освятиться силою и наитіемъ Св. Духа водою, этого предлагаемаго намъ духа премудрости, разума и страха Божія, т. е. духа святой добродѣтельной жизни, направивъ свою волю къ исполненію тѣхъ обѣтовъ, какіе мы дали при крещеніи, къ пріобрѣтенію той чистоты и той святости, которыми Христосъ освятилъ воды Іордана! Самъ же Духъ Святый да укрѣпитъ нашу рѣшимость къ тому и да совершитъ возрастаніе въ насъ Божественнаго сѣмени въ древо великое (Мѳ. 13, 31-2), въ мѣру возраста исполненія Христова (Еф. 4, 13), да сдѣлаемся возлюбленными сынами Отца небеснаго, наслѣдниками вѣчной славы Христовой въ обителяхъ небесныхъ, что и да будетъ со всѣми нами! Аминь.

 

Сказанное въ Харьковскомъ Каѳедральномъ Соборѣ 5-го января 1903 г.

 

Епископъ Стефанъ.

 

«Вѣра и разумъ». 1903. Т. 1. Отд. церк. Ч. 1. № 1. С. 1-10.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: