Характеръ богослуженія св. Четыредесятницы

Дни Великаго поста преимущественно предъ другими постами суть дни сокрушенія о грѣхахъ и раскаянія; поэтому св. Церковь, какъ чадолюбивая мать, приготовивъ вѣрующихъ къ подвигамъ поста и покаянія, не оставляетъ ихъ своимъ руководствомъ и въ эти дни, служащіе «къ очищенію душамъ и тѣломъ, къ воздержанію страстей, къ надеждѣ воскресенія»[1]. Великопостнымъ богослуженіемъ она то побуждаетъ насъ къ посту и покаянію, то изображаетъ самое состояніе души, кающейся и плачущей о своихъ грѣхахъ. Такому общему содержанію великопостнаго богослуженія вполнѣ отвѣчаетъ внѣшній видъ и обстановка его. Даже зовъ ко храму, звонъ, производится особеннымъ образомъ. Медленные удары колокола, своею заунывностью напоминающіе стонъ, наводятъ «на душу, преданную страстямъ, смущеніе, невольно напоминаютъ вѣрующимъ о послѣдней трубѣ и вѣчности»[2]. Церковное облаченіе священнослужителей бываетъ проще и печальнѣе обыкновеннаго; часто употребляется только одна епитрахиль; освѣщеніе храмовъ слабѣе, кажденіе ѳиміамомъ и отверзтіе царскихъ вратъ рѣже. Такимъ образомъ внѣшнимъ видомъ и обстановкою богослуженія «св. Церковь поучаетъ насъ, что и во внутреннемъ храмѣ кающейся души должно быть мѣсто не радости и торжеству, а одному только смиренію и сѣтованію о грѣхахъ»[3]

Непрестанно руководствуя православныхъ христіанъ въ освящающихъ подвигахъ поста и покаянія, св. Церковь предлагаетъ намъ въ эти дни больше, чѣмъ въ другое время, посвящать часовъ и на молитву. Въ богослуженіе она вводитъ теперь самыя умилительныя пѣснопѣпія, въ которыхъ все направлено къ тому, чтобы заставить грѣшника войти въ себя и сильнѣе почувствоватъ духовную скорбь и сокрушеніе о грѣхахъ. Съ этою же цѣлію во дни Великаго поста оставляется всякая торжественность богослуженія: пѣснопѣнія почти умолкаютъ или слышатся изрѣдка; почти вся служба проходитъ въ чтеніи, при чемъ съ особенною настойчивостью предлагается нашему вниманію Псалтирь, которая теперь вся прочитывается въ недѣлю дважды, – и это потому, что большая часть псалмовъ исполнена молитвенными воздыханіями. Всякую службу положено сопровождать поклонами съ молитвою св. Ефрема Сирина: «Не даждь ми, Господи и Владыка живота моего, духа праздности, т. е. бездѣйствія въ дѣлѣ спасенія моего, и духа унынія, когда стану чувствовать тяжесть подвиговъ покаянія; когда же буду преодолѣвать свои немощи, не дай мнѣ духа любоначалія, чтобы я не впалъ въ гордость и не погубилъ плодовъ моего покаянія, ни духа празднословія, чтобы не согрѣшить языкомъ. Но даруй мнѣ, Господи, духъ смиренномудрія, чтобы восторжествовать надъ страстями плоти и духа и прейти отъ смерти къ жизни; а для этого, прежде всего, дай мнѣ, Господи, зрѣть моя согрѣшенія, чтобы исповѣдать ихъ предъ отцомъ духовнымъ. Положи, Господи, храненіе устамъ моимъ и сердцу, да не осуждаю братій моихъ, но да прощу имъ отъ всего сердца согрѣшенія предо мною и не посмѣюсь согрѣшеніямъ ихъ предъ Тобою».

Желая сильнѣе возбудить въ насъ сознаніе своей грѣховности и чувство нашего недостоинства предъ Богомъ, св. Церковь удаляетъ отъ вѣрующихъ не только мірскія радости, но умаляетъ источникъ духовныхъ и святыхъ радостей. Во дни св. Четыредесятшщы она совершаетъ литургію не полную, которая есть торжественнѣйшее христіанское богослуженіе и оставляется только для субботъ и воскресныхъ дней, а Преждеосвященныхъ Даровъ, которая состоитъ собственно изъ вечерни и часовъ. Часы опять-таки значительно отличаются отъ обыкновенныхъ, такъ какъ на нихъ положены каѳизмы, при окончаніи которыхъ священникъ выходитъ изъ алтаря и, творя земные поклоны, воспоминаетъ милости Господа, дарованныя нѣкогда роду человѣческому въ третій, шествій и девятый часы дня, прося исполненія этихъ милостей и надъ нами. По окончаніи часовъ, пѣвцы, подражая благоразумному разбойнику, взываютъ: «помяни насъ, Господи, егда пріидеши во царствіи Твоемъ» – и перечисляютъ тѣ добродѣтели, украсившись которыми, мы можемъ надѣяться на полученіе этого царствія. На вечернѣ, послѣ первой пареміи, священникъ, обратившись къ народу и держа въ рукахъ кадильницу и горящую свѣчу, возглашаетъ: «свѣтъ Христовъ просвѣщаетъ всѣхъ», чѣмъ указываетъ на тайный смыслъ чтеній вѣтхозавѣтныхъ, въ которыхъ такъ же сіяетъ свѣтъ Христовой истины, какъ и въ Писаніяхъ новозавѣтныхъ. Послѣ второй пареміи вѣрующіе, падши на колѣна, просятъ Господа принять ихъ молитвы съ благоволеніемъ, какъ благоуханіе кадила, какъ угодную Ему жертву. Вмѣсто «Иже херувимы», при перенесеніи святыхъ Даровъ на престолъ поется пѣснь, которая прямо указываетъ на Жертву тайную дориносимую и приглашаетъ насъ причаститься Ея съ вѣрою и любовію. Въ концѣ литургіи, вмѣсто обыкновенной заамвонной молитвы, священникъ читаетъ особенную, въ которой проситъ, чтобы благій Господь, введшій насъ «въ пречестные дни сіи», далъ намъ «подвигомъ добрымъ подвизатися, теченіе поста совершити, вѣру нераздѣльну соблюсти, главы невидимыхъ зміевъ сокрушити... и неосужденно достигнути поклонитися святому Воскресенію». Однимъ словомъ, на время поста св. Церковь Православная смотритъ какъ на путешествіе новаго Израиля въ пустынѣ, проводя чрезъ которую своихъ чадъ, она желаетъ имъ явиться побѣдителями враговъ спасенія и съ торжествомъ войти въ свѣтлые дни Пасхи, какъ въ землю обѣтованную[4].

 

«Руководство для сельскихъ пастырей». 1901 г. № 7.

 

[1] Заамвониая молитва на Преждеосвященной литургіи.

[2] Дебольскій: «Дни богослуженія Прав. Каѳ. Воет. Ц.», ч. 2., стр. 29-30.

[3] Царевскій: «Св. Четыредесятница». – Прав. Соб. 1891 г., стр. 455.

[4] Воскресное Чтеніе. т. VI, стр. 395.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: