Протопросвитеръ Николай Дорохольскій – О крестномъ знаменіи.

Крествое знаменіе является у насъ самымъ употребительнымъ обрядомъ и молитвеннымъ знакомъ. Если посмотрѣть совнѣ, то кажется, что и религіозность наша выражается больше всего въ этомъ священномъ знакѣ. Такъ установилось у насъ издревле. Изображеніемъ на себѣ крестнаго знаменія мы выражаемъ свою вѣру въ Распятаго за насъ Христа, выражаемъ свою любовь къ нему, такъ какъ часто прибѣгая къ этому священному знаку, мы этимъ самымъ свидѣтельствуемъ о томъ, что Крестъ для насъ любезенъ и дорогъ. Но не только себя мы ограждаемъ этимъ священнымъ знаменіемъ. Ограждаемъ другихъ людей – своихъ ближнихъ, ограждаемъ многіе предметы своего жизненнаго обихода, какъ напримѣръ: пищу, питье, постель и проч. Мы въ своей жизни какъ-бы осуществляемъ завѣтъ св. Кирила Іерусалимскаго (живш. въ IV в.), который въ одномъ своемъ поученіи говоритъ: «Да не стыдимся исповѣдывать Распятаго съ дерзновевіемъ, да изображаемъ рукою знаменіе креста на челѣ и на всемъ: на хлѣбѣ, который вкушаемъ, на чашахъ, изъ которыхъ пьемъ. Да изображаемъ его при входахъ, при выходахъ, когда ложимся спать и встаемъ, когда находимся въ пути и отдыхаемъ. Онъ – великое предохраненіе, данное бѣднымъ въ даръ и слабымъ (въ защиту) безъ труда. Ибо это благодать Божія, знаменіе для вѣрныхъ и страхъ для злыхъ духовъ» (Оглас. поуч. 13, 36).

Древность употребленія крестнаго знаменія несомнѣнна. За это ясно говоритъ уже одно то обстоятельство, что крестное знаменіе издревле употребляется почти во всѣхъ христіанскихъ вѣроисповѣданіяхъ. Правда, способъ совершенія его неодинаковъ. Иначе крестятся католики, иначе армяне, иначе православные и иначе старообрядцы. Однако идея и мысль, лежащія въ основѣ этого обряда одна и та же у всѣхъ – вѣра въ Ряспятаго за насъ Христа, и эта вѣра объединяетъ всѣхъ христіанъ. То обстоятельство, что крестное знаменіе издревле вошло въ употребленіе почти во всѣхъ христіанскихъ вѣроисповѣданіяхъ свидѣтельствуетъ о томъ, что оно не случайно появилось въ христіанской жизни, что оно не измышлено однимъ какимъ-либо человѣкомъ, а вызвано къ жизни насущною потребностью, есть преданіе апостольское и видимое выраженіе вѣры цѣлой Церкви Христовой. И въ самомъ дѣлѣ, что можетъ быть болѣе дорого, болѣе любезно и болѣе священно для христіанъ, какъ не то орудіе, которое послужило дѣлу нашего спасенія? Любовь наша ко Христу переходитъ и на то орудіе, которое Онъ избралъ, чтобы совершать наше спасеніе. Естественно, что вѣрующіе христіане всегда и вездѣ желаютъ имѣть напоминаніе о крестной жертвѣ Спасителя. Съ этою цѣлью каждый христіанинъ отъ самого крещенія носитъ у себя на груди крестъ, съ этою цѣлью мы видимъ кресты у себя въ храмахъ, домахъ, на дорогахъ и въ другихъ мѣстахъ; съ этою же цѣлью мы такъ часто полагаемъ на себѣ крестное знаменіе.

Крестное знаменіе, употребляемое у насъ, служитъ предметомъ соблазна для сектантовъ и старообрядцевъ. Первые совершенно отрицаютъ его на темъ основаніи, что на него нѣтъ никакго указанія въ св. Писаніи, а вторые, крестясь двумя перстами, наше перстосложеніе называютъ еретическимъ новшествомъ, которое якобы было не извѣстно христіанской древности. Если мы обратимся къ твореніямъ отцовъ и учителей первыхъ вѣковъ христіанства, то у нихъ найдемъ свидѣтельства, указывающія на то, что крестное знаменіе въ ихъ время было общераспространеннымъ обрядомъ и что оно явилось не вдругъ и не въ ихъ время, а есть наслѣдіе апостольскаго времени. Кромѣ свидѣтельства св. Кирилла Іерусалимскаго, которое мы уже приводили, мы приведемъ свидѣтельства другихъ отцовъ Церкви того же четвертаго вѣка и послѣдующихъ. Такъ св. Іоаннъ Златоустъ въ одномъ своемъ поученіи говоритъ: «когда знаменуешься крестомъ, то представляй всю знаменательность креста... Не просто перстомъ должно изображать его, но должны сему предшествовать сердечное расположеніе и полная вѣра». Св. Епифаній Кипрскій говоритъ объ одномъ знакомомъ ему христіанинѣ, что онъ «взявъ сосудъ съ водою, собственнымъ своимъ перстомъ напечатлѣлъ на немъ крестное знаменіе». Еще свидѣтельства объ употребленіи христіанами крестнаго знаменія встрѣчаемъ въ послѣдующее время – у блаж. Іеронима, блаж. Ѳеодорита, церковнаго историка Созомена, св. Григорія Двоеслова и у св. Андрея Критскаго (въ нач. VIII в.){1}.

Приведенныя свидѣтельтва важны для насъ въ томъ отношеніи, что они вэяты у св. отцовъ, жившихъ въ разныхъ мѣстахъ и въ теченіе сряду нѣсколькихъ вѣковъ, а потому ясно говорятъ о повсемѣстномъ распространеніи обряда крестнаго знаменія между христіанами. А такую универсальность могъ пріобрѣсти только такой обрядъ, который ведетъ свое начало оть самихъ св. Апостоловъ. Обрядъ, возникшій въ силу какихъ-либо особыхъ обстоятельствъ въ одномъ какомъ-либо мѣстѣ, не могъ-бы получить такого повсемѣстнаго распространенія. Кромѣ того, приведенныя свидѣтельства указываютъ на то, что крестное знаменіе съ первыхъ вѣковъ христіанства долгое время совершалось только однимъ перстомъ. Отсюда ясно, что наше троеперстное перстосложеніе и старообрядческое двуперстное не есть самое древнее, что то и другое вошло вь употребленіе въ сравнительно позднѣйшее время. А потому нечего поднимать изъ-за него такихъ споровъ, а тѣмъ болѣе не слѣдуетъ приписывать этому обряду значенія какого-нибудь догмата. Отсюда слѣдуетъ, что хотя крестное знаменіе издревле было очень важнымъ обрядомъ у христіанъ, однако этотъ обрядъ не отличался устойчивостью: онъ отъ времени до времени измѣнялся подъ вліяніемъ разныхъ историческихъ обстоятельствь въ Церкви, а потому имѣетъ свою исторію. Изъ приведенныхъ уже свидѣтельствъ свв. Іоанна Златоуста и Епифанія Кипрскаго видно, что въ первые вѣка христіанства самымъ общераспространеннымъ было одноперстіе. Затѣмъ, начиная съ ІV вѣка, въ Греческой Церкви входитъ въ употребленіе двуперстіе для нагляднаго обличенія ереси монофизитовъ, которые, на одноперстное совершеніе крестнаго знаменія указывали какъ на доказательство правоты своего ученія о томъ, что въ Іисусѣ Христѣ одно естество божеское, поглотившее человѣческое. Двуперстное совершеніе крестнаго знаменія отселѣ стало употребляться православными греками для явнаго указанія, что въ Іисусѣ Христѣ два естества – божеское и человѣческое. Свидѣтельства объ употребленіи православными этого перстосложенія мы находимъ у позднѣйшихъ церковныхъ писателей. Такъ, одинъ грекъ XII вѣка обличалъ латинскихъ епископовъ въ томъ, что они благословляли пятью перстами, а знаменали себя однимъ перстомъ, «между тѣмъ персты въ знаменованіяхъ должны быть располагаемы такъ, чтобы ими обозначались два естества (во Христѣ) и три лица въ Божествѣ». Монахъ Петръ Дамаскинъ, жившій въ XII вѣкѣ, между прочимъ писалъ, что «въ крестномъ знаменіи два перста убо и едина рука являютъ распятаго Господа нашего Іисуса Христа, во двою естеству и въ единомъ составѣ познаваема»{2}.

Приводя указанныя свидѣтельства, намъ нечего смущаться тѣмъ обстоятельствомъ, что они какъ будто подтверждаютъ ученіе о дкуперстіи нашихъ старообрядцевъ. Предки наши, принявъ христіанство отъ грековъ въ IX вѣкѣ, застали у послѣднихъ употребленіе двуперстія ири крестномъ знаменіи и въ такомъ видѣ совершеніе крестнаго знаменія усвоили и сами. Въ этой формѣ крестнаго знаменія старообрядцы такъ и застыли, не подозрѣвая, что оно имѣетъ цѣлую свою исторію, и что въ первые вѣка оно совершалось однимъ перстомъ, потомъ по требованію обстоятельствъ церковной жизни стало совершаться двуперстно, а, наконецъ, послѣ XII вѣка стало входить въ употребленіе и троеперстное совершеніе крестнаго знаменія. Послѣднее появилось тоже не случайно, а въ виду того обстоятельства, что несторіане, раздѣлявшіе два естества въ Іисусѣ Христѣ и учившіе, что божеская природа Его обитаетъ въ человѣческой какъ въ храмѣ, на употребленіе двуперстія при крестномъ знаменіи начали указывать, какъ на доказательство въ пользу своего ученія. Церковь, строго охраняя свои догматы, рѣшила отчасти пожертвовать обрядомъ и замѣнила двуперстіе, оставшееся признакомъ несторіанства, троеперстіемъ – обрядомъ, указывающимъ на главный догматъ христіанства о св. Троицѣ.

Приведенныя нами историческія справки о способахъ совершенія крестнаго знаменія показываютъ, что оно, какъ обрядъ, время отъ времени, по требованію историческихъ обстоятельствъ, измѣнялось, и что ни одну изъ разсмотрѣнныхъ нами формъ крестнаго знаменія нельзя осуждать, такъ какъ каждая изъ нихъ имѣетъ въ своей сущности какую-либо христіанскую идею. Единоперстіе, двуперстіе и троеперстіе – всѣ эти формы являются священнымъ обрядомъ, въ свое время одинаково почитаемымъ. – Измѣненіе ихъ или, лучше сказать, замѣна одного другимъ происходила не въ какомъ-либо законодательномъ порядкѣ, не при помощи соборныхъ постановленій или какихъ-либо предписаній, а такъ мало-по-малу входила въ жизнь путемъ обычая и притомъ не механически, а вполнѣ сознательно и осмысленно. Христіане знали, какую мысль выражаетъ новый обрядъ и мало-по-малу усвоили его. Такъ обряды являлись нагляднымъ выраженіемъ, оболочкой или своего рода одеждой христіанскаго ученія или догматовъ. Поэтому смотрѣть на нихъ, какъ на что-то постоянное и неизмѣнное нѣтъ никакихъ основаній. Если мы прослѣдимъ исторически употребленіе многихъ обрядовъ въ Церкви, то увидимъ, что одни изъ нихъ совершенно вышла изъ употребленія, другіе отчасти измѣнены, а нѣкоторые вытѣснены новыми. Въ этомъ, между прочимъ, проявляется жизненность Церкви и это показываетъ, какое значеніе имѣютъ въ ея жизни обряды. Одни догматы суть столпы, на которыхъ покоится все зданіе Церкви, а обряды только внѣшнія украшенія этого зданія, могущія принимать ту или другую форму. Но не смотря на это, все-таки нельзя смотрѣть на церковные обряды и на крестное знаменіе въ частности такъ легкомысленно, какъ смотрятъ на нихъ сектанты: особенно, если эти обряды освящены апостольскою древностью. Крестное знаменіе, какъ-бы оно нн совершалось, одинъ изъ самыхъ древнихъ и самыхъ употребительныхъ у всѣхъ христіанъ обрядовъ. Оно, совершаемое съ вѣрою, есть великое духовное оружіе, которымъ мы побѣждаемъ зло, отгоняемъ отъ себя нашего исконнаго врага, освящаемъ себя и ограждаемъ во время грозящихъ намъ бѣдъ и несчастій. Сектанты издѣваются надъ этимъ обрядомъ, называютъ его простымъ маханіемъ руки, но мы должны дорожить имъ и должны совершать его съ особеннымъ благоговѣніемъ, чтобы каждый посторонній человѣкъ, видя это, могъ заключить, что мы совершаемъ не какое-либо механическое дѣйствіе, а выражаемъ свою вѣру въ Распятаго. Тѣло наше, какъ необходимая оболочка нашего духа, нуждается въ освященіи; оно хочетъ выражать вовнѣ то, что покоится въ глубинѣ нашей души. Чѣмъ же оно можетъ выражать это, какъ не священнымъ обрядомъ и однимъ изъ важнѣйшихъ изъ нихъ – крестнымъ знаменіемъ? Намъ кажется, что однимъ изъ поводовъ для нападенія со стороны сектантовъ на наше крестное знаменіе является неблагоговѣйное и небрежное совершеніе его многими православными. Дѣйствительно, очень много теперь можно встрѣтить христіанъ, которые совершаютъ не крестное знаменіе, а именно безсовнателѣно и механически махаютъ рукою. Они этимъ явно показываютъ, что не чтутъ этого священнаго обряда, в что онъ ничего не говоритъ ихъ уму и сердцу. Но если такъ небрежно относиться къ этому священному обряду и такъ злоупотреблять имъ, то лучше людямъ невѣрующимъ и индифферентистамъ совершенно не употреблять его, чтобы тѣмъ не вводить въ соблазнъ немощныхъ въ вѣрѣ. Крестъ – великая святыня всего христіанскаго міра, Крестъ – могучее духовное оружіе для всякой вѣрующей души, Крестъ – великій символъ самой высшей христіанской любви и самого высшаго христіанскаго подвига. Пусть же и изображеніе его, совершаемое нашею рукою, будетъ нагляднымъ выраженіемъ нашей глубокой вѣры въ Распятаго на немъ.

 

Священникъ Н. Доорохольскій.

 

«Православная Подолія». 1915. № 9. Ч. Неофф. С. 459-465.

 

{1} Приведенныя свидѣтельства позаимствованы изъ соч. проф. Н. Каптерева: «Патріархъ Никонъ и Царь Алексѣй Михайловичъ», Серг. Посадъ, 1909 г, т. I, стр. 183.

{2} Проф. Н. Каптеревъ, т. I, стр. 190-191.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: