Архіепископъ Никандръ (Молчановъ) – ТЩАНІЕМЪ НЕ ЛѢНИВИ, ДУХОМЪ ГОРЯЩЕ, ГОСПОДЕВИ РАБОТАЮЩЕ.

Три вселенские святителя предстоящие Христу. Фреска монастыря Пива в Черногории (XVII в.)

 

Слово, сказанное въ семинарскомъ храмѣ въ день храмоваго праздника Трехъ Святителей, 30 января 1901 года, въ Симбирскѣ.

Тщаніемъ не лѣниви, духомъ горяще, Господеви работающе

(Римл. 12, 11).

Вотъ слова, на которыхъ хотѣлось бы остановить ваше благочестивое вниманіе и поставить ихъ точкою отправленія для нашей бесѣды съ вами, по случаю настоящаго праздника въ семъ разсадникѣ духовнаго просвѣщенія.

Въ настоящемъ случаѣ насъ занимаетъ вопросъ – что нынѣ особенно требуется отъ носителей духовнаго просвѣщенія, чтобы служеніе ихъ было плодотворно, при настоящихъ условіяхъ и обстоятельствахъ общественной и народной жизни?

Для отвѣта на этотъ вопросъ, нужно предварительно, хоть кратко, коснуться упомянутыхъ обстоятельствъ, условій и требованій.

Въ области умственной и въ области вѣры современнаго христіанскаго общества, получившаго извѣстное образованіе, особенно часто стали замѣчаться, и притомъ не со вчерашняго дня, съ одной стороны, холодность и равнодушіе къ вѣрѣ и Церкви, а съ другой — излишнее вольномысліе и легкомысліе о предметахъ вѣры и благочестія христіанскаго, откуда они стали уже переходить и въ среду простого народа. Явленіе это не есть прямое отрицаніе религіи, христіанства и Церкви, но своеобразное пониманіе ихъ, примѣнительно къ господствующему духу времени и болѣе занимающимъ современнаго мірского человѣка практическимъ и житейскимъ интересамъ и вопросамъ существованія. Но уже по самому такому характеру этого явленія, полускрытному, полуобманчивому, повидимому близкому къ истинному христіанству, имъ прикрывающемуся, но на самомъ дѣлѣ, въ существѣ, отъ него весьма далекому и отличному, – явленіе это представляется даже болѣе опаснымъ въ религіозно-нравственномъ и церковномъ отношеніяхъ, чѣмъ открытое невѣріе. Это – своего рода скрытый, замаскированный врагъ вѣры и Церкви, котораго не всякій сразу разглядитъ, не всякій пойметъ, что скрывается подъ его внѣшнею благообразною личиною, и чѣмъ онъ угрожаетъ въ будущемъ. – Что же это такое?

На религію нѣкоторые изъ христіанъ, и даже очень многіе, смотрятъ теперь не какъ на дѣйствительный союзъ Бога съ человѣкомъ, не какъ на существенную потребность сердца человѣческаго, безъ чего человѣкъ духовно жить не можетъ, и что, вмѣстѣ съ вѣрой въ живаго Бога, должно опредѣлять собою высшія убѣжденія его ума, главное направленіе его воли и всю внутреннюю его настроенность, съ подчиненіемъ себѣ всѣхъ второстепенныхъ задачъ его жизни. Эти люди готовы принимать религію лишь въ той мѣрѣ, въ какой она не препятствуетъ обычному, въ духѣ времени, теченію жизни человѣка, не измѣняетъ ея строя, сложившихся привычекъ и наклонностей цѣлаго общества и отдѣльныхъ лицъ. Церковь съ ея принадлежностями, уставами и благодатными средствами такіе люди не считаютъ Божественнымъ установленіемъ въ собственномъ смыслѣ, какъ понимаетъ ее православіе. Хожденіе въ храмъ Божій для участія въ общественной молитвѣ и богослуженіи не признаютъ насущною потребностію души своей, не видятъ здѣсь духовнаго общенія съ Богомъ и благодатнаго освященія, а потому бываютъ въ храмѣ весьма рѣдко и притомъ для цѣлей большею частію совсѣмъ постороннихъ. Потребности въ молитвѣ они не чувствуютъ, смысла и значенія богослуженій не понимаютъ и не хотятъ знать, считая все это, если иногда дѣломъ и нужнымъ и полезнымъ, то только, будто-бы, для людей неразвитыхъ, для простого народа, какъ младенца въ вѣрѣ и духовномъ развитіи, и потому нуждающагося во внѣшнихъ средствахъ для своего духовнаго и религіознаго воспитанія.

Не станемъ пускаться въ дальнѣйшія подробности. Всякому внимательному наблюдателю нетрудно убѣдиться и видѣть, насколько неправильно и односторонне подобное отношеніе многихъ членовъ современнаго православнаго общества къ вѣрѣ и Церкви, къ Божественному ученію и правиламъ церковной жизни; какая отсюда возникаетъ опасность для современнаго православія и религіозныхъ убѣжденій другихъ лицъ, еще не зараженныхъ подобными религіозными предразсудками и заблужденіями. На такой, и подобной ей, почвѣ создавалось и создается религіозное сектантство, отпаденія отъ вѣры и Церкви и т. д. Подобныя явленія не могутъ не останавливать на себѣ самаго серьезнаго вниманія представителей истиннаго ученія Церкви, истинныхъ носителей духовнаго просвѣщенія, не могутъ не заставлять ихъ глубоко задумываться надъ подобными печальными въ церковной жизни явленіями.

Какъ же помочь горю? Какъ уврачевать эти духовные недуги современнаго общества?

Для болѣе надежнаго врачеванія, по обычному порядку, принято прежде всего узнавать причину, вызвавшую извѣстный недугъ, а потомъ уже опредѣлять и средства или способы врачеванія. – Главная и общая причина равнодушія и холодности къ религіи во всѣхъ ея проявленіяхъ и незнанія ея со стороны многихъ членовъ современнаго общества, – это, такъ называемый, матеріально-практическій характеръ и направленіе нашего времени, причемъ въ сынахъ вѣка сего развивается крайнее пристрастіе къ міру, исключительное увлеченіе мірскою жизнію, погоня за наживой, за земными, мірскими благами, съ цѣлью устроить и обезпечить только личное благосостояніе, питать и услаждать лишь свое самолюбіе, свой эгоизмъ. Объ общественномъ благѣ нынѣ многіе любятъ только поговорить, но не принимать его близко къ сердцу, не заботиться о немъ на дѣлѣ. При такихъ условіяхъ жизни и стремленіяхъ людей вѣка сего, идущихъ въ разрѣзъ съ требованіями Божественнаго и церковнаго ученія, естественно нужно ожидать, что люди эти пойдутъ не по пути Церкви и Евангелія, а своею особою дорогою, которая, если прямо и не отрицаетъ послѣднія, то не хочетъ знать ихъ, или ложно понимаетъ ихъ и кривотолками объясняетъ, относясь совершенно равнодушно и холодно къ ихъ внутренней истинѣ и святости. Для большаго своего оправданія люди вѣка сего даже дерзаютъ возводить обвиненія на самую Церковь и ея служителей. Первую укоряютъ въ томъ, будто она наполнена только пустою обрядностію и сухимъ формализмомъ; будто не имѣетъ въ себѣ нравственной силы и духа жизни для благотворнаго вліянія на христіанъ и потому, будто бы, не способна удовлетворять духовнымъ потребностямъ современнаго общества. Вторыхъ обвиняютъ въ умственной отсталости, неразвитости, не воспитанности, нерадѣніи о своемъ долгѣ, косности, неучительности, и потому также, будто бы, неспособныхъ отвѣчать на запросы умственной и религіозно-нравственной жизни образованнаго христіанина и оказывать на него благотворное нравственное вліяніе. Говорятъ, что служители Церкви такъ же, какъ и всѣ, погрузились въ матеріальные интересы жизни, въ погоню за наживой, за матеріальнымъ благосостояніемъ, денежною обезпеченностію и т. д. и въ жертву этому готовы принести и приносятъ высшіе духовные интересы своего служенія и своей миссіи.

Къ сожалѣнію, со скорбію сердца, приходится сознаться, что послѣдній упрекъ имѣетъ нѣкоторую долю справедливости. Мрачный духъ вѣка сего начинаетъ понемногу проникать и въ среду служитетелей Церкви, духовенства, и ихъ увлекать своимъ вѣяніемъ. Приходится наблюдать, что нѣкоторые изъ членовъ клира какъ бы забываютъ о своемъ священномъ пастырскомъ долгѣ, о своей просвѣтительной, апостольской миссіи, о своемъ призваніи не отъ міра сего, ставя все это, невидимому, на второстепенное положеніе, а выдвигая на первый планъ внѣшне-матеріальные интересы жизни, и, въ соревнованіи другъ передъ другомъ, достойномъ лучшаго дѣла, безъ особо уважительныхъ причинъ, стремятся лишь отыскивать лучшія и лучшія, со стороны матеріальнаго обезпеченія, мѣста и приходы для своего пастырскаго служенія, разрываютъ преждевременно духовный союзъ съ своею паствою, покидаютъ ее, для которой они еще ничего хорошаго не успѣли сдѣлать, предоставляя это сдѣлать другому, другой третьему и т. д., и т. д.

Правда, такіе случаи бываютъ рѣдки, а мѣстами и единичны, но тѣмъ не менѣе печальны. И эти нечастые случаи даютъ, однако-же, поводъ недоброжелателемъ Церкви и ея служителей возводить это въ общее явленіе и высказывать огульное порицаніе всему духовенству за подобное забвеніе имъ своего священнаго долга, своего святаго призванія. Тѣмъ болѣе, значитъ, намъ приходится задумываться надъ этимъ явленіемъ и принимать тѣ или другія мѣры къ его устраненію. Итакъ, постараемся врачевать раны и устранять недостатки, начиная прежде всего съ себя самихъ, а потомъ уже переходя и къ другимъ.

Для насъ значительное утѣшеніе доставляетъ въ данномъ случаѣ то обстоятельство, что указаный недугъ нѣкоторыхъ служителей Церкви не есть всеобщій и органическій; онъ представляетъ собою пока только исключеніе изъ общаго правила, отраженіе духа вѣка сего, которымъ, незамѣтно для себя самихъ, увлекаются нѣкоторые и впадаютъ въ болѣзнь, подобно тому какъ, при нездоровомъ повѣтріи, заболѣваютъ неосторожные. Но нужно его во – время замѣтить, какъ начавшійся больной наростъ на тѣлѣ своемъ, и поспѣшить устраненіемъ его отъ себя. На этотъ случай апостолъ даетъ намъ такое руководственное правило: внемли себѣ и ученію (I Тим. 4, 16), говоритъ онъ. «Внимай себѣ», «познай, самого себя», – и тогда легко тебѣ будетъ замѣчать свои недостатки, быстро устранять ихъ, а могущіе являться вновь – предупреждать. Самонаблюденіе и самопознаніе нужно поставить постояннымъ правиломъ своей жизни и своего служенія. Тогда послѣднее будетъ плодотворно.

Далѣе апостолъ говоритъ: внемли ученію. Соблюденіе этого дастъ возможность носителю духовнаго просвѣщенія быть освѣдомленнымъ во всѣхъ предметахъ, подлежащихъ его вѣдѣнію и его обязанноностямъ. А такъ какъ въ здѣшнемъ разсадникѣ духовнаго образованія проходятся всѣ предметы, могущіе съ пользою послужить къ устраненію и врачеванію духовныхъ недуговъ современнаго общества, то вы, юные носители духовнаго просвѣщенія, изучайте ихъ нелѣностно, со всѣмъ стараніемъ и тщательностію, или, какъ выражается апостолъ, тщаніемъ не лѣнивы; изучайте ихъ во всей широтѣ и глубинѣ, восполняя недостающее и уясняя непонятное, чтобы, потомъ, быть въ состояніи дать отвѣтъ всякому вопрошающему словесе о нашемъ упованіи (I Петр. 3, 15); обращайте особенное вниманіе на тѣ стороны предметовъ, которыя ближе касаются духовныхъ запросовъ современнаго общества. Въ этомъ пусть помогаютъ вамъ и ваши наставники, съ такою же нелѣпостію имѣющіе заботиться о вашемъ образованіи.

Но и въ этомъ дѣлѣ, какъ и во всякомъ другомъ, тоже можно равнодушно, холодно и безучастно, хотя и безъ опущеній, отбывать свою повинность и наставникамъ и воспитанникамъ, не влагая въ нее души и жизни. Поэтому, опять въ руководство и побужденіе наше выдвигаются другія слова апостола духомъ горяще. Мало быть нелѣностнымъ, – нужно горѣть, пламенѣть духомъ, вносить пламенную ревность въ занятіе христіанскимъ дѣломъ образованія себя или другихъ, книжнаго изученія предметовъ, или практическаго служенія, исполненія служебнаго долга. Когда этотъ огонь духа и ревностныхъ, одушевленныхъ занятій будетъ горѣть въ дѣятельности, въ преподаваніи наставниковъ, тогда онъ способенъ будетъ сообщиться и воспитанникамъ, и въ нихъ можетъ зажечь ту же пламенную ревность и одушевленность въ занятіяхъ. А въ дальнѣйшемъ, когда этотъ, противоположный безучастности, холодности и равнодушію, огонь христіанской ревности и одушевленія усвоится будущими носителями духовнаго просвѣщенія, тогда онъ непремѣнно долженъ проявиться и пусть проявляется въ ихъ будущемъ служеніи, въ ихъ будущей просвѣтительной дѣятельности, въ какомъ бы видѣ она ни обнаруживалась, – въ видѣ ли пастырскаго служенія, или церковно-народнаго учительства, или на какомъ бы то ни было поприщѣ общественной жизни. Итакъ, вездѣ и всюду постарайтесь явиться, по заповѣди апостола, тщаніемъ не лѣниви, духомъ горяще, Господевы работающе (Рим. 12, 11).

Послѣднія слова показываютъ, что ваше служеніе, гдѣ бы и въ чемъ бы оно ни выражалось, должно совершаться всегда, какъ передъ Господомъ, ради славы Божіей. А вы знаете, что работать Господу нужно со страхомъ и радоваться Ему съ трепетомъ. Поэтому, если не будете держаться въ жизни и будущемъ служеніи вашемъ указаннаго апостольскаго наставленія, то лишшее пріимите осужденіе, какъ грозно вѣщаетъ объ этомъ Апокалипсисъ всѣмъ теплохладнымъ христіанамъ (Апок. 3, 15-16). Наоборотъ, когда вы, отодвинувъ на задній планъ самолюбивыя стремленія, матеріальные расчеты и интересы житейскіе, суету мірскую и погоню за наживой, обуявшія людей вѣка сего, – будете нелѣностно, а съ ревностію, проникнувшись живымъ одушевленіемъ, какъ передъ Господомъ, проходить свое служеніе, какъ пастыри, учители, или иного рода общественные дѣятели и руководители другихъ, держа высоко передъ собою знамя духовнаго служенія своего, служенія не отъ міра сего; тогда вы въ состояніи будете побѣдить и уврачевать и духовные недуги современнаго общества и изъ среды его изгнать эту холодность и равнодушіе къ вѣрѣ, отсутствіе твердыхъ нравственныхъ убѣжденій и устоевъ, неуваженіе и недовѣріе его къ Церкви и ея служителямъ, незаинтересованность его религіозными и церковными вопросами, непониманіе смысла и значенія православнаго богослуженія и молитвы и т. д., и т. д.

Если вы съ раннихъ лѣтъ сами полюбите и будете дорожить Церковію, богослуженіемъ, постараетесь тщательно изучить и узнать все это не понаслышкѣ; то вы поймете, что именно Церковь, а не какое-нибудь другое учрежденіе, полна жизни, жизненной силы и животворныхъ началъ; поймете, что богослужебные обряды православной Церкви исполнены глубочайшаго смысла и значенія, что въ православномъ богослуженіи символически отражается вся исторія домостроительства Божія о спасеніи людей, важнѣйшія событія исторіи искупленія нашего Сыномъ Божіимъ, которыя вы въ состояніи будете какъ бы пережить самолично; увидите, какъ въ живыхъ примѣрахъ, образцахъ и священнодѣйствіяхъ церковныхъ раскрываются предъ нами различныя догматическія и нравственныя истины; почувствуете, какъ сообщаются намъ новыя нравственныя силы, благодатное обновленіе и подъемъ духа; ясно узнаете, что чтенія и пѣснопѣнія церковныя представляютъ образцы высокой священной поэзіи и своими высокохудожественными образами и картинами, а также своими сладко-звучными мелодіями способны возбуждать въ человѣкѣ, съ одной стороны, чувства глубокаго умиленія, а съ другой – возносить молитвенный духъ его въ премірную область блаженныхъ духовъ и давать ему возможность заранѣе предвкушать сладость и блаженство небесной жизни. Тогда вы въ состояніи будете и другихъ научить не скучать за богослуженіемъ православной Церкви, не порицать ее съ чужихъ словъ, не зная ея существа и ея жизни, и не смотрѣть на нее, какъ будто бы на простую совокупность безсодержательныхъ, пустыхъ обрядовъ и сухого, безжизненнаго формализма. Когда вы въ состояніи будете вложить душу и сердце и въ священнодѣйствія богослуженій, и въ чтеніе и пѣніе церковное, и въ народное учительство и въ разнообразное служеніе нуждамъ и пользѣ ближняго своего, т. е. способны будете оживить все это, – тогда вы снимете съ духовнаго сословія налагаемое на него теперь огульно пятно осужденія, будто оно и лѣниво, и косно, и неучительно, и необразованно, и и только, будто-бы, механически отбываетъ свою повинность ради куска хлѣба, ради матеріальнаго обезпеченія.

Вотъ ваша жизненная задача, вотъ ваша нравственная и служебная обязанность, да не лишшее пріимите осужденіе!

Итакъ, явитесь же, по апостолу, тщаніемъ не лѣниви, духомъ горяще, Господеви работающе.

Еще вопросъ: какъ всего этого достигнуть, когда подобныя свойства дѣятельности, быть можетъ, составляютъ природное дарованіе лишь нѣкоторыхъ счастливыхъ натуръ, нѣкоторыхъ избранниковъ? – Нѣтъ, это достигается путемъ воспитанія и собственныхъ стараній. Любовь къ дѣлу или къ чему бы то ни было есть самое свободное чувство человѣка: ее нельзя принудить, ее нельзя остановить. Но извѣстно, что степень и сила любви не даются намъ въ готовомъ видѣ, а воспитываются нами. Любовь, какъ способность, прирождеиа каждому человѣку; какъ сѣмя добродѣтельной жизни и служенія ближнимъ, она есть даръ Божій. Но развить этотъ даръ Божій въ великую силу, охватывающую всю жизнь, все существо человѣка и являющуюся для него постояннымъ побужденіемъ къ добродѣтельной жизни, къ служенію ближнимъ, — зависитъ отъ самого человѣка, при содѣйствіи благодатныхъ средствъ Св. Церкви нашей. Такъ было со всѣми святыми; такъ было съ апостолами, которые говорятъ о себѣ, что ни жизнь, ни смерть, ни настоящее, ни будущее, ни начала, ни силы, ни ина тварь какая не можетъ разлучить ихъ отъ любви Божіей во Христѣ Іисусѣ Господѣ нашемъ. Сначала апостолы и святые были, конечно какъ и мы, обыкновенными людьми, а потомъ – вотъ какую любовь, каковую пламенную ревность во Христѣ пріобрѣли, что запечатлѣли и засвидѣтельствовали ее не словами только, а всею своею жизнію и самою смертію.

Точно также и ближайшіе ваши небесные покровители, нынѣ воспоминаемые Церковію Святители, какія степени любви къ Богу и ближнимъ, какое самоотверженіе и терпѣніе воспитали въ себѣ и проявили въ своей жизни!.. Св. Василій Великій развилъ въ себѣ особенную любовь къ Богу своимъ воспитаніемъ, духовнымъ образованіемъ, размышленіями о премудрости и благости Божіей, проявившейся съ устройствѣ вселенной и въ дарахъ природы. А Св. Григорій Богословъ такую силу любви къ ближнимъ проявилъ, воспитавъ ее въ себѣ постепенно, что цѣлые періоды жизни своей посвящалъ на служеніе нуждамъ бѣдныхъ больныхъ, увѣчныхъ, сиротъ, оставленныхъ другими и т. д., и т. д. А Св. Іоаннъ Златоустъ, въ несправедливыхъ гоненіяхъ на него и въ своихъ неповинныхъ страданіяхъ среди архипастырскаго служенія своего, обнаружилъ необыкновенное терпѣніе и самоотверженіе, столь трогательныя и поучительныя для всѣхъ насъ... Вотъ примѣры и образцы, способные вразумлять насъ, ободрять и увлекать... Такъ и вы, носители духовнаго просвѣщенія, обладая предоставленными вамъ средствами, если возъимѣете горячее желаніе и рѣшимость, – несомнѣнно, можете достигнуть указанной желаемой нами святой цѣли.

Въ этомъ Господь вамъ и да поможетъ Своею благодатію, по молитвамъ святыхъ покровителей вашихъ, вселенскихъ учителей. Аминь.

«Симбирскія Епархіальныя Вѣдомости». 1901. № 4. Отд. Неофф. С. 117-128.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: