Архіепископъ Амвросій (Ключаревъ) – Бесѣда о христіанской осторожности относительно направленія нашего вѣка.

Будьте единомысленны между собою; не высокомудрствуйте,

но послѣдуйте смиреннымъ; не мечтайте о себѣ (Рим. 12, 16)

 

Это наставленіе святаго апостола Павла я признаю по духу нашего времени весьма полезнымъ для васъ, благородныя дѣвицы, особенно для оканчивающихъ курсъ ученія и воспитанія и выходящихъ на широкое поле жизни. Нашъ вѣкъ насѣялъ на этомъ полѣ много такого, чего не видѣли прошедшіе вѣка. Всегда было невѣріе между людьми, но никогда оно не получало такой силы и такого широкаго распространенія въ христіанскомъ мірѣ, какъ нынѣ. Всегда самонадѣянный умъ человѣческій враждовалъ съ истиною Христовою, но никогда его гордыня и самоувѣренность не проявлялись въ такой степени, какъ нынѣ. Всегда были пороки и соблазны, но никогда они не представлялись въ такомъ обольстительномъ видѣ, особенно для людей образованныхъ, какъ нынѣ. И отъ этихъ опасностей не спасаетъ вѣрующихъ современное образованіе, такъ какъ въ немъ-то и заложены нашимъ вѣкомъ сѣмена невѣрія и нравственнаго растлѣнія. Люди образованные и писатели изъ руководителей народовъ въ нравственной жизни во многихъ христіанскихъ странахъ превратились въ развратителей народовъ и въ начинателей общественныхъ безпорядковъ, смятеній и преступленій.

Вы, по вашему общественному положенію, принадлежите къ высшему и руководящему сословію нашего народа. Что знали вы по слухамъ изъ за стѣнъ этого заведенія, то вы ближе другихъ увидите своими глазами. Вы скорѣе другихъ услышите эти восторженныя рѣчи о небывалыхъ успѣхахъ науки въ наше время и о необычайныхъ опытахъ приложенія знанія къ жизни. Вы будете получать съ разныхъ сторонъ призывы къ участію въ этомъ горячемъ стремленіи нашихъ молодыхъ поколѣній къ современной научной и общественной дѣятельности и къ тѣмъ удовольствіямъ, которыя такъ щедро разсыпаетъ предъ юностію наше время. Вы вступите неизбѣжно въ этотъ шумный водоворотъ разнообразныхъ ученій, мнѣній, преній, смѣлыхъ предпріятій и обольстительныхъ надеждъ и ожиданій.

Примите же съ должнымъ благоговѣніемъ и любовію это кроткое, отеческое наставленіе святаго Апостола, поучающее и всѣхъ насъ осторожности относительно направленія нашего вѣка: «будьте единомысленны между собою; не высокомудрствуйте, но послѣдуйте смиреннымъ; не мечтайте о себѣ».

Здѣсь три отдѣльныхъ мысли. Разсмотримъ каждую порознь.

«Будьте единомысленны между собою». Кому и когда это было сказано Апостоломъ? – Римлянамъ, во время еще непобѣдимой силы всемірной Римской имперіи, въ ея столицѣ, при блескѣ языческой образованности, при множествѣ гордыхъ философовъ и разнообразіи философскихъ школъ, при богатствѣ и роскоши общественной жизни; сказано, наконецъ, едва возникающему христіанскому обществу, которому въ самомъ началѣ грозило гибелью окрѣпшее въ теченіе вѣковъ язычество. И вотъ для борьбы противъ такихъ страшныхъ силъ Апостолъ предлагаетъ такое, повидимому, слабое оружіе: «единомысліе между собою». Кто были члены общества, которымъ заповѣдуется блюсти единомысліе? Извѣстно изъ исторіи, что во главѣ юной римской церкви (какъ и всякой другой) стоялъ епископъ, съ нимъ пресвитеры, какъ учители вѣры и совершители таинъ Божіихъ, потомъ вѣрующіе изъ разныхъ сословій, отъ рабовъ и бѣдныхъ гражданъ до лицъ служившихъ въ домѣ кесаря, и, наконецъ, пламенѣвшіе любовію ко Христу, разбросанные по римскимъ тюрьмамъ, исповѣдники и мученики. Въ чемъ они должны были хранить единомысліе? Въ исповѣдываніи вѣры во Христа Спасителя, проповѣданной Апостолами, въ соблюденіи евангельскихъ заповѣдей, въ послушаніи пастырямъ, въ благоговѣйномъ общеніи въ молитвахъ и таинствахъ, наконецъ, въ единодушной ревности – страданіями и смертію доказать любовь свою ко Христу и запечатлѣть вѣрность своему исповѣданію. И вотъ это сокровище церковнаго единомыслія Апостолъ заповѣдуетъ хранить отъ расхищенія врагами вѣры Христовой.

Но угрожаетъ ли эта опасность христіанамъ нашего времени, когда міръ просвѣщеннаго язычества остался только въ преданіяхъ исторіи? – Угрожаетъ, и болѣе, чѣмъ когда-либо въ древности. Нынѣ философскимъ ученіямъ, бывшимъ въ прежнія вѣка внѣ Церкви, за ея оградою, открылся доступъ въ самыя нѣдра христіанства; сами христіане стали предпочитать философскіе взгляды чистому исповѣданію догматовъ вѣры и постановленіямъ Церкви. Свобода мысли и слова, т. е. своемысліе и разномысліе въ дѣлахъ вѣры, поощряется современными учеными и даже обращается въ законъ, покровительствуемый въ нѣкоторыхъ странахъ христіанскими правительствами, подъ именемъ невѣрно понимаемой свободы совѣсти. Такимъ образомъ наше положеніе становится болѣе опаснымъ, чѣмъ положеніе древнихъ христіанъ, окруженныхъ міромъ языческимъ и подвергавшихся преслѣдованіямъ и гоненіямъ. Насъ убиваютъ не физически, а нравственно: не совнѣ, а извнутри, не пытками и терзаніями плоти, а растлѣніемъ ума и развращеніемъ сердца.

«Будьте единомысленпы между собою». Какимъ же образомъ нынѣ мы можемъ исполнить эту заповѣдь Апостола? Обратите особенное вниманіе на это выраженіе: «между собою». Его легко было понять и примѣнить къ жизни немногочисленнымъ христіанамъ зарождающейся римской церкви, тѣсно сплоченнымъ опасностями и попеченіемъ членовъ другъ о другѣ. Но нынѣ, при милліонахъ православныхъ христіанъ, разсѣянныхъ по разнымъ странамъ міра, какъ со всѣми сохранить единомысліе въ исповѣданіи вѣры и исполненіи ея предписаній? – Для искренно вѣрующихъ и нынѣ это не трудно. Когда вы стоите при богослуженіи въ храмахъ въ праздничные дни, или вмѣстѣ съ народомъ приступаете къ святой Чашѣ пріобщенія, вы сознаете, что это ваши братія, проникнутыя одною съ вами вѣрою и любовію къ общему всѣхъ Спасителю и единодушно стремящіеся къ внутреннему общенію съ Нимъ. Обратитесь мыслію ко всей нашей отечественной Церкви: всюду въ тѣ же дни и часы она дышетъ и живетъ, и движется въ міръ горній, «къ Іерусалиму небесному и тьмамъ ангеловъ, къ торжествующему собору и церкви первенцевъ, написанныхъ на небесахъ» (Евр. 12, 22-23). Представьте себѣ и всю вселенскую православную Церковь: она вся въ одно время «едиными устами и единымъ сердцемъ» возсылаетъ славословіе Тріединому Богу, Творцу, Промыслителю и Спасителю нашему. Вотъ съ кѣмъ будьте единомысленны. Въ частной жизни примыкайте къ кружкамъ людей любящихъ святую Церковь, строго и въ чистотѣ хранящихъ ея ученіе, покорныхъ ея уставамъ, – и вы будете дѣйствительно единомысленны со всею Церковію. Не то будетъ съ вами, если вы склоните свой слухъ къ обольстительнымъ рѣчамъ людей современнаго противухристіанскаго направленія, когда отдадите имъ ваше довѣріе и сочувствіе сердца: вы затеряетесь въ обществѣ людей, преслѣдующихъ частныя отрасли (спеціальности) естествозванія, не имѣющихъ между собой никакой внутренней связи, кромѣ единодушнаго стремленія къ наслажденіямъ жизни, прикрывающихъ себя знаменемъ «науки», безъ яснаго сознанія общихъ основаній, связующихъ раздробленныя части человѣческаго знанія въ одно стройное цѣлое.

«Не высокомудрствуйте». Что такое высокомудріе? Для уясненія понятія о немъ нужно сначала опредѣлить, что такое мудрость. Мудрость, по ученію слова Божія, есть ревность къ познанію истины и заботливость объ осуществленіи ея въ жизни. Но ни совершенное познаніе истины, ни устроеніе жизни по ея требованіямъ, для разстроенной грѣхомъ природы человѣческой, невозможны безъ руководства Божественнаго откровенія и безъ помощи благодати Божіей. Посему покорность ума и сердца нашего наставленіямъ слова Божія и подчиненіе воли и свободы нашей волѣ Божіей, при скромномъ мнѣніи о себѣ и сознаніи своихъ немощей, называется смиренномудріемъ. Противоположность этому христіанскому настроенію духа составляетъ самонадѣянность ума, горделивость сердца и противленіе воли человѣческой закону Божію. Это – высокомудріе. Оно увлекаетъ человѣка, омраченнаго самомнѣніемъ, на путь познанія и жизни по своимъ соображеніямъ и по своему произволу. Это и есть путь свободныхъ мыслителей (либераловъ) христіанскаго міра, – необыкновенно расширенный и утоптанный въ наше время.

Предоставляя здравомыслящимъ философамъ бороться съ высокомудренными философскими ученіями нашего времепн на началахъ ихъ науки, мы посмотримъ на эти ученія съ точки зрѣнія апостольской, призвавъ въ помощь прирожденныя намъ и просвѣтленныя въ насъ свѣтомъ Христовымъ чувство истины, голосъ сердца и свидѣтельство совѣсти.

Нынѣ господствуютъ два направленія въ области свободнаго мышленія. Одно, признавая дѣйствительно и несомнѣнно существующимъ только міръ видимый, вещественный, совершенно отрицаетъ все, что мы разумѣемъ подъ именемъ міра духовнаго, куда относится бытіе Бога и чистыхъ духовъ, духовная природа нашей души и ея безсмертіе (матеріализмъ). Другое, появившееся позднѣе, признаетъ достовѣрнымъ и истиннымъ только то, что принимается чувствами и доказывается внѣшнимъ опытомъ, оставляя безъ вниманія и изслѣдованія все сверхчувственное и духовное въ ученіи христіанскомъ, или принимая все сюда относящееся съ сомнѣніями, ограниченіями и произвольными толкованіями (сенсуализмъ и позитивизмъ). Оба эти направленія, одно отрицая, а другое оставляя безъ вниманія міръ духовный и духовную жизнь, – приводятъ къ однимъ выводамъ и послѣдствіямъ.

По обоимъ этимъ ученіямъ человѣкъ считаетъ себя полноправнымъ и единственнымъ господиномъ природы, не признавая никого и ничего выше себя. Въ области міра неорганическаго и животнаго все неразумно и уму его покорно. Силою знанія онъ не только распоряжается всѣмъ живущимъ на землѣ во всѣхъ царствахъ природы, но извлекаетъ изъ нѣдръ ея мощныя и грозныя силы и направляетъ ихъ себѣ на служеніе. Всѣ ринулись на изученіе природы. Умы, поистинѣ великіе и геніальные, дѣлаютъ поразительныя открытія и изобрѣтенія. Открытія умножаются, примѣненіе знанія къ жизни даетъ необычайный просторъ и могущество человѣку и его дѣятельности. Природа безгранична, жизнь ея неисчерпаема, знанію нѣтъ предѣловъ, открытіямъ, усовершенствованіямъ и всякаго рода успѣхамъ человѣческимъ – нѣтъ конца, – и вотъ по всему образованному міру раздается кличъ побѣды нашего вѣка надъ всѣми препятствіями, заграждавшими человѣчеству пути къ совершенству и благополучію. Мы много сдѣлали, говорятъ люди нашего времени, но какая свѣтлая будущность предстоитъ человѣчеству впереди! Кто можетъ положить предѣлъ возрастанію и расширенію его жизни, его силъ, его благоденствія (прогрессу)? Какъ при этомъ не возгордиться?...

Когда один ученые – естествоиспытатели – неустанно разрабатываютъ богатства природы, другіе ученые того же направленія – философы – рѣшаютъ неотразимые для человѣка вопросы: что такое природа и что такое самъ человѣкъ?

Природа, неизмѣнно дѣйствующая по однимъ непреложнымъ законамъ, безостановочно продолжаетъ производить самыя разнообразныя существа, надѣляя ихъ свойствами, способностями и инстинктами изумительными, представляя въ цѣломъ стройность, гармомію и красоту. Что же она такое? Чтобы быть вѣрными своимъ началамъ, положительные философы могли дать на этотъ вопросъ одинъ отвѣтъ: природа есть необъятная, великолѣпная машина. Откуда она произошла? Мы не создавали ее, другого существа, высшаго ея, которое могло бы создать ее, не видимъ и, слѣдовательно, незнаемъ. Очевидно, она произошла сама отъ себя, когда и какъ – трудно сказать, но несомнѣнно – путемъ саморазвитія, выдвигая изъ нѣдръ своихъ постепенно зародыши организмовъ и, по времени, совершенствуя ихъ и сообщая имъ большія силы и лучшія формы. Кто же движетъ эту жизнь въ природѣ и развиваетъ ея дѣятельность? Нѣкая присущая ей воля, конечно, безсознательная (послѣднее слово науки). Такимъ образомъ, философы міра христіанскаго пали ниже философовъ языческихъ. О послѣднихъ апостолъ Павелъ говоритъ: они поляли напечатлѣнную въ природѣ вѣчлую силу Творца и Его Божество, но не познали духовнаго существа Его и превратили славу Его въ образы, подобные тлѣнному человѣку и животнымъ; «называя себя мудрыми, обезумѣли» (Рим. 1, 20-23). Что же сказать о философахъ, приписывающихъ происхожденіе природы и всѣ чудеса ея дѣятельности неразумной машины? Они не видятъ на ней и печати высочайшей силы и разума!

Откуда же человѣкъ? И онъ вмѣстѣ со всѣми животными выдвинутъ изъ нѣдръ той же природы, и путемъ различныхъ превращеній явился тѣмъ, что онъ есть, т. с. совершеннѣйшимъ животнымъ. Не будемъ говорить о томъ, какъ это ученіе о человѣкѣ противорѣчитъ его сознанію себя по душѣ существомъ духовнымъ, его разуму, свободѣ, безкорыстному стремленію къ познанію вѣчной истины, къ достиженію нравственной правоты и вѣчнаго блаженства. Всѣ эти высокія свойства природы человѣческой положительные мыслители, недостойными истинныхъ философовъ натяжками и увертками, стараются объяснить, хотя и безуспѣшно, изъ свойствъ матеріи и ея механическихъ законовъ. Но всего противуестественнѣе и всего обиднѣе для природы человѣческой утѣшеніе, во всѣхъ трудахъ, лишеніяхъ и страданіяхъ земной жизни, которое они указываютъ людямъ послѣ смерти вмѣсто «упованія», дарованнаго христіанамъ (I Солун. 4, 13). Вы, конечно, умрете, говорятъ они, – наука не надѣется найти средства для избавленія отъ смерти, – и съ концомъ этой жизни лично для васъ все кончится, но за васъ будутъ блаженны будущія поколѣнія, которыя будутъ пользоваться высшими благами жизни сравнительно съ вами. И они будутъ, какъ вы, устилать землю своими костями и погибать безвозвратно, но они, какъ и вы, будутъ питать благородную надежду изъ своихъ костей сдѣлать ступени для восхожденія къ совершенству будущихъ поколѣній. Ваше и всѣхъ послѣдующихъ поколѣній личное желаніе вѣчной жизни за гробомъ каждому для себя есть самообманъ (иллюзія), вложенный въ васъ природою для того только, чтобы вы не ослабѣвали въ вашей работѣ для блага человѣчества. Большаго отъ всѣхъ успѣховъ науки вы для себя не надѣйтесь. – Итакъ, по этому ученію, земная жизнь всего человѣчества есть вѣчиая каторга безъ надежды, утѣшенія и освобожденія. Это сознали и сами мыслители послѣдняго времени, создавшіе новое ученіе о безотрадности и безнадежности жизни человѣческой, – одобряющіе самоубійство (пессимизмъ). Такъ-то они мечутся изъ одной крайности въ другую, отъ преувеличенныхъ надеждъ на свѣтлое будущее до отчаянія за судьбу человѣчества. Ясно, что они блуждаютъ во тьмѣ, лишившись свѣта Христова.

Жалко видѣть, какъ наши слегка образованные люди, не знакомые съ философіею и богословіемъ, повторяютъ безсознательно эти чужія мысли, – разрозненныя и отрывочныя, и предаваясь восторгамъ отъ успѣховъ современнаго просвѣщенія, но не видя темныхъ сторонъ его, заражаютъ духомъ невѣрія и отрицанія и простыхъ, неученыхъ людей, неимѣющпхъ возможности разобраться во лжи и противорѣчіяхъ. Но мы христіане. Намъ Господь нашъ Іисусъ Христосъ далъ самое ясное и твердое начало, какъ оселокъ, для испытанія и опредѣленія достоинства всякихъ человѣческихъ воззрѣній и ученій: «по плодамъ ихъ узнаете ихъ; не собираютъ съ терновника виноградъ и съ репейника смоквы» (Матѳ. 7, 16). Это значитъ, что человѣкъ по природѣ своей не можетъ довольствоваться праздными мыслями, а стремится осуществить ихъ на дѣлѣ для своихъ цѣлей, и качество дѣла покажетъ достоинство его мыслей. И вотъ мы видимъ подлинные плоды цѣпкаго репейника и колючаго терновника современныхъ ложныхъ ученій. Они закрываютъ для нашего ума и сердца міръ духовный со всѣмъ царствомъ небожителей и царемъ ихъ Богомъ, – міръ, который движется къ намъ и влечетъ насъ къ себѣ. Отсюда происходитъ пораженіе всѣхъ нашихъ способностей для принятія впечатлѣній изъ міра духовнаго и тѣхъ стремленій человѣческаго духа, которыя составляютъ сущность религіи у всего человѣчества. Отсюда отрицаніе, или искаженіе Божественнаго откровенія и пренебреженіе къ Церкви Христовой – доказавшей въ теченіе тысячелѣтій благотворное дѣйствіе на всѣ отрасли человѣческой жизни. Невѣріе и отрицаніе лишаютъ мыслителей въ отвлеченныхъ изслѣдованіяхъ, по важнѣйшимъ вопросамъ жизни человѣческой, твердости и устойчивости; а въ примѣненіи къ нравственной дѣятельности эти изслѣдованія отличаются мертвенностью и разрушеніемъ. Отсюда идеалы художниковъ облекаются плотяностію и пропитываются страстностію, низводятся къ картинамъ и сценамъ обыденной, мелочной жизни, которыя не возвышаютъ умы любителей искусствъ къ созерцанію духовной красоты и нравственнаго совершенства, а погружаютъ иногда глубже въ жизнь порочную и суетную, чѣмъ соблазны, встрѣчаемые въ дѣйствительности. Въ частности полные матеріалисты по воззрѣніямъ и склонностямъ отличаются отупѣніемъ совѣсти, равнодушіемъ къ преступленіямъ (нѣсть страха Господня съ ними Сир. 16, 1), – эгоизмомъ въ отношеніяхъ къ ближнимъ, жаждою обогащенія и неразборчивостію въ средствахъ пріобрѣтенія, погрязновеніемъ въ чувственныхъ удовольствіяхъ, утратою здравыхъ понятій о великомъ значеніи нашей земной жизни и, въ случаѣ неудачъ, порывами къ самоуничтоженію.

Іисусъ Христосъ сказалъ: «оправдывается премудрость отъ чадъ своихъ» (Матѳ. 11, 19), т. е. во внѣшнемъ поведеніи обнаруживается внутреннее расположеніе ума и сердца человѣческаго. И вотъ чада современной премудрости со всею откровенностію выдаютъ свое внутреннее высокомѣріе и горделивость. Мы говоримъ о томъ тщеславіи и самовосхваленіи, которыми преисполнены рѣчи современныхъ дѣятелей и не столько великихъ ученыхъ, сколько ихъ рабскихъ послѣдователей. Мало того, что они вообще о нашемъ вѣкѣ съ упоеніемъ говорятъ: «о, нашъ вѣкъ сдѣлалъ больше всѣхъ вѣковъ предшествовавшихъ вмѣстѣ взятыхъ, занимавшихся безплодными отвлеченными изслѣдованіями»; но и въ частныхъ случаяхъ, при какомъ-либо новомъ изобрѣтеніи, или замѣчательномъ сооруженіи, даже при постройкѣ новаго увеселительнаго заведенія, возглашаютъ: «это наша гордость, этимъ мы справедливо можемъ гордиться!» Все это тяжело ложится на христіанское чувство. Но не много нужно труда, чтобы съ христіанской точки зрѣнія и на основаніи здраваго смысла оцѣнить всю суетность и легкомысліе этого тщеславія.

Во первыхъ, нѣтъ гордости «справедливой». Природа, изучаемая современными учеными, не ими создана, и способности, которыя они при этомъ обнаруживаютъ, не ими пріобрѣтены, а отъ нѣкоего высшаго начала и источнпка, какъ его ни назовите (христіане говорятъ: «отъ Бога»). Успѣхи ихъ трудовъ зависятъ отъ условій, которыя не всегда въ ихъ власти (христіане говорятъ, что они зависятъ отъ воли и благословенія Божія): что-же въ ихъ великихъ пріобрѣтеніяхъ остается на ихъ долю? Только труды, но и они – оправдаются-ли благотворными послѣдствіями, – это не всегда извѣстно. И вотъ подобнымъ горделивымъ людямъ апостолъ Павелъ говоритъ: «что ты имѣешь, чего бы не получилъ? А если получилъ, что хвалишься, какъ будто не получившій?» (1 Кор. 4, 7). Какое же чувство прилично христіанину при достиженіи успѣха въ трудѣ? – Благодареніе Богу и кроткая радость о дарованной милости Божіей въ успѣхъ дѣла. «Хвалящійся хвались о Господѣ» (1 Кор. 1, 31).

Далѣе, – современные дѣятели въ упоеніи своими успѣхами забываютъ ту великую истину, что нѣтъ полнаго совершенства въ дѣлахъ человѣческихъ, и что слѣдомъ за успѣхами нерѣдко идутъ неудачи и даже несчастія. Такъ, не было прежде такихъ удобныхъ путей сообщенія, но не было и такихъ несчастій, какъ крушеніе цѣлыхъ поѣздовъ и частые случаи смерти и тяжкихъ увѣчій, какія постигаютъ служащихъ при желѣзныхъ дорогахъ. Не было такихъ успѣховъ промышленности, но не было и такихъ тяжелыхъ работъ для бѣдныхъ людей изъ за куска насущнаго хлѣба, какъ работы въ каменно-угольныхъ копяхъ и на заводахъ, которыя напоминаютъ участь осужденныхъ преступниковъ – и еще угрожаемыхъ взрывами газовъ, отъ которыхъ люди гибнутъ сотнями. Не было такихъ успѣховъ во врачебномъ искусствѣ, какъ нынѣ, но не было и нервныхъ болѣзней, происходящихъ отъ изысканной жизни, и годъ отъ году умножающихся умопомѣшательствъ. Не было такихъ удивительныхъ орудій для войны, но не было и такихъ опасеній за избіеніе и изувѣченіе милліоновъ людей и за бѣдствія ихъ семействъ. Не было такихъ удобствъ жизни, но не было и такой бѣдности и нищеты, какую нынѣ видитъ просвѣщенный міръ рядомъ съ богатствомъ и роскошью. Все это должно умѣрить гордость ученыхъ, а христіанскаго мыслителя озабочиваетъ вопросомъ: куда ведетъ путь современной жизни и что ожидаетъ человѣчество въ будущемъ, – рай на землѣ, или нѣчто другое? Погребенныя въ землѣ древнія цивилизаціи наводятъ на печальныя размышленія; а продолжающееся распространеніе матеріализма отнимаетъ надежду на свѣтлое будущее. Что значатъ эти восторженные возгласы въ рѣчахъ писателей современнаго направленія: «нынѣ вѣкъ электричества, пара, желѣзныхъ дорогъ, машинъ, аэростатовъ, телеграфовъ, телефоновъ и пр.»? – То, что нынѣ вѣкъ матеріализма въ наукѣ и жизни, и ничего болѣе.

«Не высокомудрствуйте, но послѣдуйте смиреннымъ». Кто эти смиренные, которымъ Апостолъ повелѣваетъ намъ послѣдовать, удаляясь отъ высокомудрія? – Это тѣ истинные, живые члены Церкви Христовой, съ которыми онъ требуетъ отъ насъ единомыслія. Называетъ же онъ ихъ смиренными не по недостаткамъ ихъ въ познаніи истины, и не по нравственной немощи, но именно по внутренней ихъ силѣ и могуществу, въ сравненіи съ гордыми философами: такъ какъ христіанамъ было извѣстно, что «Богъ избралъ безумное міра, чтобы посрамить мудрое, и немощное міра избралъ Богъ, чтобы посрамить сильное, и не знатное міра и уничиженное и ничего не значущее избралъ Богъ, чтобы посрамить значущее» (1 Кор. 1, 27-28). Прошли вѣка, смѣнялись народы и ихъ руководители, возникали и исчезали новыя направленія въ области знанія; отъ горделивыхъ мудрецовъ вѣка возникали противъ этихъ смиренныхъ – порицанія, преслѣдованія, гоненія, но они живы и сильны силою своего «кроткаго и смиреннаго» Учителя – Христа, давшаго имъ въ божественной истинѣ и благодати Святаго Духа «сильныя оружія на разрушеніе твердынь» (2 Кор. 10, 4), т. е. всѣхъ ложныхъ человѣческихъ системъ и ученій.

Намъ теперь нѣтъ надобности объяснять, какія великія блага хранятъ въ душахъ своихъ твердые послѣдователи ученія Христова, свободные отъ увлеченій вѣка: это скажутъ каждому его сердце и совѣсть. Также нѣть нужды доказывать и то, какія тяжкія цѣпи съ ума и сердца снимутъ обратившіеся отъ матеріалистическихъ заблужденій къ вѣрѣ и Церкви. Это также покажетъ имъ собственный опытъ. Намъ нужно только дать отвѣтъ на два вопроса. Первый: препятствуетъ-ли вѣра христіанская успѣхамъ современныхъ наукъ, въ чемъ упрекаютъ христіанство? Второй вопросъ: справедливо-ли христіанъ, твердыхъ въ вѣрѣ, обвиняютъ въ слѣпой враждѣ къ современному научному направленію и даже въ склонности къ преслѣдованіямъ людей этого направленія (фанатизмѣ)?

Что видитъ въ природѣ христіанинъ и матеріалистъ? Для христіанина это храмъ Бога живаго, въ которомъ Его вседѣйствующею силою и промышленіемъ все раждается, питается, живетъ и радуется жизни. При созерцаніи дивной красоты созданій Божіихъ христіанинъ и въ сердцѣ своемъ чувствуетъ приливъ жизни и радости. Вздохъ, обращенный къ Создателю въ чувствѣ благодарности, свидѣтельствуетъ о заложенномъ въ духѣ человѣка сознаніи его сродства съ Богомъ и стремленіи къ вѣчной жизни въ союзѣ съ Нимъ. Это чувствуетъ и земледѣлецъ, перекрестясь выходящій въ поле съ восходомъ солнца, и естествоиспытатель, собирающій на лугахъ растенія и рѣдкихъ насѣкомыхъ, и изслѣдователь горныхъ высотъ и ихъ богатствъ, и мореплаватель среди красотъ необъятнаго моря. Что же долженъ чувствовать матеріалистъ, при своихъ научныхъ работахъ, согласію съ направленіемъ своего духа? Думаемъ, что нѣчто похожее на то, что ощущаетъ служащій на фабрикѣ, который приходитъ наблюдать за своимъ дѣломъ. Машина въ ходу, колеса вертятся, работа идетъ, собираются издѣлія, подводится счетъ прибытковъ. Онъ изучаетъ строеніе фабрики, и, не помышляя о великомъ Художникѣ, Который построилъ ее, гордится только своимъ умомъ и тѣмъ, что онъ понимаетъ ее и можетъ направлять свои дѣйствія и произведенія въ свою пользу. Если же онъ скажетъ, что и ему нечужды безкорыстныя эстетическія наслажденія красотами природи, то этимъ онъ только докажетъ, вопреки своему ученію, что и въ немъ есть душа, стремящаяся въ область представленій и ощущеній, превышающихъ механическое движеніе и отправлепіе матеріи, что напрасно онъ стѣсняетъ горизонтъ своей мысли, направляя взоръ свой въ центръ міровой матеріи, въ ту темную бездну, въ которой онъ ничего не видитъ, откуда, по его ученію, выдвигается все существующее (эволюція). Изъ этого видно, что христіанинъ-естествоиспытатель въ изученіи природы находитъ двойной интересъ. Онъ видитъ въ природѣ, по древнему выраженію, первую книгу, въ которой Богъ открылъ себя человѣку, и въ изслѣдованіи твореній Божіихъ сближается съ умомъ творческимъ и находитъ великое духовное утѣшеніе въ созерцаніи Того, Кто разсыпалъ въ видимомъ мірѣ чудеса Своей премудрости и всемогущества. Такимъ образомъ, сверхъ вещественной пользы отъ изученія природы онъ находитъ еще питательную для своего духа возможность сближенія такъ называемаго естественнаго откровенія съ сверхъестественнымъ, библейскимъ, и возможность восходить отъ созерцанія міра видимаго къ невидимому и достигать сближенія съ послѣднимъ. Итакъ, матеріалистъ есть поденный работникъ въ природѣ, не видящій ничего дальше своего привычнаго частнаго мастерства (спеціальности), а христіанинъ есть созерцатель природы въ ея цѣломъ и стройномъ движеніи, направляемомъ перстомъ Божіимъ. А по высшему христіанскому ученію и опытамъ христіанской жизни, онъ есть не только обладатель, но въ лицѣ святыхъ Божіихъ и повелитель природы чудодѣйственною силою Божіею.

Упрекъ въ нетерпимости и враждѣ къ современному развитію наукъ и общественнаго благоустройства, дѣлаемый нынѣ строгимъ христіанамъ, есть плодъ недоразумѣнія и легкомыслія порицателей. Только крайности и односторонности въ современномъ направленіи возбуждаютъ опасенія и вызываютъ предостереженія со стороны христіанскихъ мыслителей. Не изученіе природы и не употребленіе ея силъ и законовъ на улучшеніе человѣческаго благосостоянія, а погруженіе въ матеріальную жизнь природы съ забвеніемъ духа и его высшей жизни, – не великія усовершенствованія въ разныхъ отрасляхъ общежитія, которыми всѣ мы съ благодарностію пользуемся, а излишества и прихоти въ удобствахъ жизни, питающія роскошь, суетность и тщеславіе, не богатство, а безсердечіе въ пользованіи имъ, – не удовольствія, а плотское и порочное ихъ направленіе, – не многосторонняя ученость, а гордость и невѣріе, – вотъ что заслуживаетъ справедливаго осужденія съ христіанской точки зрѣнія.

Но по истинѣ удивительнаго отношенію именно къ нашему вѣку, послѣдняя мысль апостольскаго наставленія: «не мечтайте о себѣ». Какъ будто нарочито она къ намъ направлена. Кто нынѣ подъ вліяніемъ горделивости и самонадѣянности нашего вѣка не мечтаетъ о себѣ, т. е. не почитаетъ себя болѣе даровитымъ, чѣмъ каковъ онъ на самомъ дѣлѣ, заслуживающимъ болѣе достойнаго его положенія, чѣмъ то, въ какомъ онъ поставленъ, способнымъ къ болѣе высокимъ дѣламъ и должностямъ, чѣмъ какія ему поручены? Развѣ только истинно смиренный христіанинъ свободенъ отъ такого самообольщенія и самонадѣянности. И какъ дорого расплачиваются нынѣ люди гордые за свои ошибки въ выборѣ занятій не по силамъ, въ предпріятіяхъ необдуманныхъ, въ перемѣнѣ скромнаго, но твердаго положенія на случайное и не вѣрное, въ борьбѣ съ препятствіями и затрудненіями не взвѣшенными и не осмотрѣнными! Все это достаточно можно видѣть въ ежедневныхъ опытахъ современной жизни.

Но для васъ, благородныя дѣвицы, особенно должно быть полезно наставленіе Апостола, какъ предостереженіе отъ невѣрныхъ сужденій по возбужденному нынѣ, такъ называемому, «женскому вопросу». Нынѣ и женщины возмечтали о себѣ, что онѣ должны быть равноправны съ мужчинами, – не по призванію, какъ учитъ христіанство, къ вѣрѣ во Христа, ко всѣмъ нравственнымъ подвигамъ и степенямъ совершенства и блаженства въ будущей жизни, гдѣ нѣсть мужескій полъ, ни женскій (Гал. 3, 22), – а ко всѣмъ трудамъ, должностямъ и отличіямъ общественнымъ, какими пользуются исключительно мужчины. Невозможно дать вамъ въ этомъ отношеніи точныя и подробныя наставленія, которыми могла бы руководиться каждая изъ васъ въ отдѣльности. Но есть особая практическая наука, такъ называемое «христіанское благоразуміе», т. е. вѣрный взглядъ на жизнь, складывающійся при чистомъ сердцѣ, при усвоеніи и памятованіи наставленій и заповѣдей Христа Спасителя; это особый христіанскій разумъ, который апостолъ Павелъ, въ высшемъ его развитіи, называетъ «умомъ Христовымъ» (1 Кор. 2, 16). Не выходите изъ предѣловъ христіанскихъ понятій о человѣкѣ, его природѣ, назначеніи, обязанностяхъ, добродѣтеляхъ и порокахъ, о неустранимыхъ особенностяхъ женщины по ея призванію, природнымъ свойствамъ и склонностямъ, съ утратою которыхъ она перестаетъ быть тѣмъ, чѣмъ должна быть; объ измѣнчивости обстоятельствъ нашей жизни, о нашей слабости и безпомощности въ удаленіи отъ Бога и вѣры въ Его благое промышленіе о насъ. Есть краткое, но знаменательное и много объясняющее въ этомъ отношеніи наставленіе святаго апостола Петра, данное въ руководство женщинамъ христіанкамъ, бывшимъ въ супружествѣ за язычниками. Онъ не учитъ ихъ (даже при унизительномъ положеніи, въ какомъ были женщины у язычниковъ) отыскивать свою равноправность съ мужчинами вслѣдствіе своего новаго призванія къ высшей жизни въ христіанствѣ, а, оставляя ихъ въ естественномъ семейномъ ихъ положеніи, указываетъ великую силу и вліяніе на язычниковъ христіанскаго ихъ поведенія. «И вы, жены, говорить Апостолъ, повинуйтесь своимъ мужьямъ, чтобы тѣ изъ нихъ, которые не покоряются слову, житіемъ женъ своихъ безъ слова пріобрѣтаемы были (Христу), когда увидятъ ваше чистое, богобоязненное житіе» (1 Петр. 3, 1-2). Таково же, разумѣется, должно быть положеніе и дѣвицы въ нашемъ обществѣ. Всѣ вызыватели женщинъ на несвойственную вамъ общественную дѣятельность безъ словъ будутъ вразумляемы вашею вѣрностью ученію Христову и «богобоязненнымъ житіемъ вашимъ». А направленіе жизни и устройство судьбы вашей, при руководствѣ любви къ вамъ и опытности родителей и благонамѣренныхъ друзей христіанскаго направленія, – предоставляйте Господу, отъ Котораго стопы человѣка исправляются (Пс. 36, 23), и молитесь съ вѣрою: «укажи мнѣ, Господи, путь, по которому мнѣ идти, ибо къ Тебѣ я возношу душу мою» (Пс. 142, 8).

Заключимъ нашу бесѣду словами Христа Спасителя нашего: «будьте мудры, какъ зміи, и просты (незлобивы), какъ голуби» (Матѳ. 10, 16) и наставленіемъ великаго истолкователя ученія Христова, святаго апостола Павла, особенно нужнымъ въ наше время, когда христіанъ обвиняютъ въ отчужденіи отъ современной образованности: «все испытывайте, хорошаго держитесь» (1 Сол. 5, 21). Аминь.

 

Предложена въ Харьковскомъ Институтѣ благородныхъ дѣвицъ въ день годичнаго акта 10 мая 1890 г.

 

«Прибавленія къ Церковнымъ Вѣдомостямъ». 1896. № 22. С. 747-756.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: