Информационное Сообщение: 2/15 сентября начал свою работу Архиерейский Собор РПЦЗ под председательством Первоиерарха РПЦЗ Митрополита Филарета Второго.

Из соборных решений:

Разъяснения Архиерейского Собора РПЦЗ (2016) относительно Постановления Святейшего Патриарха Тихона, Священного Синода и Высшего Церковного Совета Православной Российской Церкви от 7/20 ноября 1920 года за № 362.

(О не правомерном отношении со стороны раскольнических и самочинных религиозных сообществ, отпавших от РПЦЗ (в том числе целищевского и агафангеловского), к Постановлению Святейшего Патриарха Тихона, Священного Синода и Высшего Церковного Совета Православной Российской Церкви от 7/20 ноября 1920 года за № 362 №362)

На основании Постановления №362 (от 7/20 ноября 1920 года) Святейшего Патриарха Тихона, Священного Синода и Высшего Церковного Совета Православной Церкви в 1922 году учрежден Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей в Сремских Карловцах (Сербия), о чем свидетельствует следующий документ: Указ №1 (31 августа /13 сентября 1922 г.) Временного Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей: «Ввиду нарушения деятельности Высшей Всероссийской Церковной Власти и в целях сохранения правопреемства Высшей Церковной Власти, на основании постановления Святейшего Патриарха Всероссийского и Священного при нем Синода, в соединенном присутствии Высшего Церковного Совета, от Ноября 1920 года, о преподавании правил касательно организации Высшей Церковной Власти в случае нарушения или прекращения деятельности Св. Патриарха и высших церковных органов, образовать Временный Священный Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей…». 

Сербия, Сремские Карловци (Церковные Ведомости. 1922. № 12-13. С. 4-5).

В настоящее время у православных верующих среди русского рассеяния по всему миру и в России существует множество мнений относительно правомерности применения Постановления № 362 в современных условиях. Среди множества ошибочных мнений по этому вопросу, прежде всего, следует выделить два особо распространенных и полярно противоположенных мнения. Эти два неправильных мнения бытовали, к сожалению, среди некоторых архиереев РПЦЗ и в итоге привели их к отпадению от Церкви. Примером неправильного и при этом диаметрально противоположенного отношения к Постановлению № 362 могут быть недавние действия двух бывших архиереев РПЦЗ: Анастасия (Суржик) и Владимира (Целищева). Эти архиереи, возглавляющие с октября 2015 года отпавшие от РПЦЗ раскольнические организации, руководствуются ошибочными представлениями о Постановлении №362. В частности Вл. Анастасий, образуя свое самочинное сборище, выразил пожалуй самое распространенное среди большинства учредителей расколов РПЦЗ мнение по поводу правомерности применения Постановления № 362. Его мнение сводится к тому, что этот документ якобы дает право несогласному со своим церковным начальством архиерею организовать независимое от центральной церковной власти религиозное сообщество, даже если между разделяющимися архиереями имеется возможность беспрепятственного общения. Сторонники этого мнения допускают существование нескольких канонических частей Русской Православной Церкви в условиях, когда между ними имеется возможность наладить отношения. Подобного же мнения придерживается и первоиерарх-самозванец (иначе не скажешь) вл. Агафангел (Пашковский), совершенно безосновательно, объявивший себя главой РПЦЗ. Архиерейский Собор, комментируя ошибочное мнение о Постановлении №362 многих архиереев раскольников, отмечает, что оно противоречит не только его содержанию, но Правилу 34 Святых Апостолов, которое гласит, что у одного народа может быть только одна каноническая Церковь и один законный глава: «епископамъ всякаго народа подобаетъ знати перваго въ нихъ и признавати его яко главу, и ничего превышающаго ихъ власть не творити безъ его разсужденія: творити же каждому только то, что касается до его епархіи и до мѣстъ ея. Но и первый ничего да не творитъ безъ разсужденія всѣхъ. Ибо тако будетъ единомысліе и прославится Богъ о Господѣ во Святомъ Духѣ, Отецъ и Сынъ и Святый Духъ». Поэтому Постановление Святейшего Патриарха Тихона Священного Синода и Высшего Церковного Совета Православной Российской Церкви от 7/20 ноября 1920 года за № 362, находясь в полном соответствии с Апостольскими Правилами, не предполагает существование обособленных организационных структур Русской Православной Церкви, если между ними имеется возможность беспрепятственного общения. А в чрезвычайных ситуациях, даже при невозможности проведения канонических Архиерейских Соборов, Постановление №362 позволяет выстраивать законную иерархичность Русской Православной Церкви, как в условиях вынужденной церковной разобщенности, так и в условиях возможности общения между духовенством и епархиями. Очень важно заметить, что при наличии возможности нормального церковного общения, Постановление №362 предписывает только одно - подчинение центральной церковной власти, но не предусматривает независимое существование и уход от нее каких либо отдельных церковных образований. Поэтому в настоящее время существование автономных и обособленных от РПЦЗ юрисдикций Русской Православной Церкви не правомерно, по крайней мере, с девяностых годов прошлого столетия, когда разрушился «железный занавес» между Россией и всем миром, и когда остатки Катакомбной Церкви присоединились к Зарубежной Церкви согласно Постановлению № 362. С того момента РПЦЗ представляла единственную каноническую Русскую Церковь, не причастную к ересям сергианства и экуменизма. Следовательно, в сложившихся на сегодня условиях, при наличии в Русской Православной Церкви единственной канонической законной церковной власти в лице РПЦЗ, и при наличии возможности общения с ней, любые независимые от этой церковной власти образования, объявляющие себя Русской Церковью или частью Русской Церкви со ссылками на Постановление №362, не каноничны. Последним примером такого неправомерного применения Постановления №362, как уже отмечалось, являются самочинные действия управляющего Дальневосточной Епархий РПЦЗ епископа Анастасия (Суржик), который в октябре 2015 года отделился от единства с архиереями, которые не стали на путь канонического произвола и остались в границах Церкви. При этом Архиерейский Собор отмечает, что в отличие от действий епископа Анастасия, действия Преосвященного Мартина епископа Южно-Российской епархии, обозначенные его официальным заявлением (от 27 февраля/12 марта 2014 г) о принятии им решения временно (до решения Архиерейского Собора или Синода) окормлять территорию Крыма, не могут квалифицироваться как раскольнические, ибо эти действия были направлены не на отделение от центральной церковной власти, а на укрепление организационной структуры РПЦЗ в чрезвычайных условиях, предусмотренных Постановлением №362, на которое еп. Южно-Российской Епархии ссылался. В официальном заявлении Вл. Мартин так описывает условия, в которых он вынужден был руководствоваться этим Постановлением: «после принятия Парламентом Крыма Декларации о независимости, Крым, в преддверии референдума 16 марта, стал независимым государством, который не имеет с Украиной дипломатических отношений. Граница между независимыми территориальными субъектами закрыта и представляет очаг военной напряженности». Учитывая эти условия и то, что окончательное решение вопроса по Крыму вл. Мартин оставлял за Синодом или Собором, можно было бы ожидать, что самой большой претензией к нему со стороны своих собратьев архиереев мог бы быть вопрос - насколько кризисная ситуация 2014 года, связанная с Крымом, соответствовала условиям применения Постановления №362? Если бы Архиепископ Владимир (Целищев), являвшийся на тот момент председателем Синода, был заинтересован сохранить целостность РПЦЗ, то он, даже усмотрев со стороны вл. Мартина какие-то нарушения, мог бы ограничиться предупреждением или братским порицанием, не идя на поводу украинских архиереев, требовавших запрета епископа Южно-Российской Епархии с совершенно сергианскими обоснованиями. Малороссийские архиереи требовали запретить вл. Матрина в служении за то, что он анафематствовал русофобскую украинскую власть и поддержал прошениями на ектиниях православно-монархические устремления той части ополчения в Новороссии, которая выступила против внешней оккупации Украины со стороны прозападных антихристианских сил, чтобы воссоздать Новороссию в виде зачатка Православного Российского Царства. И хоть было совершенно очевидно, что на том этапе времени имперцы были обречены на поражение, находясь в абсолютном меньшинстве и в оппозиции, как к украинским, так и к российским властям, однако все эти обстоятельства не отменяли долга Русской Церкви поддержать смелый порыв, направленный на воссоздание Православного Царства. Казалось бы, что украинские архиереи на своей территории должны были первыми стать на сторону имперских, а не русофобских устремлений, но они сами не исполнили своего архипастырского предназначения, и в сергианском духе обратились к Синоду с требованием запретить епископа Южно-Российской епархии, обосновывая свою просьбу тем, что «Еп. Мартин продолжает свою провокационную деятельность, итогом которой стало вынесение анафемы Президенту Украины, и внесение изменений в Ектении на богослужениях, что может стать началом открытого гонения на РПЦЗ в Украине» (Обращение преосвсвященных еп. Алексия и еп. Тихона Предселателю Архиерейского Синода РПЦЗ преосв. Владимиру, Архиепископу Сан-Францисскому и Западно-Американскому от 29 юля / 11 августа 2014 г.). Это откровенно сергианское требование вначале поддержал виртуальный «электронный синод» (2014), а затем «разбойничий собор» (2015) под председательством арх. Владимира (Целищева). Ради исполнения своих сергианских целей, собравшиеся на Украине архиереи, разбойнически отвергли участие в соборе всех епископов, которые в повестку дня поставили вопрос о церковном суде над вл. Владимиром за его канонические преступления и умышленную фальсификацию итогов голосования в синодальных постановлениях, согласно § 106 ПОЛОЖЕНИЯ О ЦЕРКОВНОМ СУДЕ Русской Православной Церкви Заграницей: «Суд над Первоиерархом (Председателем Синода) производится всем составом членов Архиерейского Собора под председательством старейшего архиерея-члена Собора по инициативе не менее одной трети его членов, представивших Собору конкретные обвинения, или же по мотивированному постановлению Архиерейского Синода под председательством старейшего его члена». (Утверждено определением Собора Епископов Русской Православной Церкви Заграницей от 3/16 и 4/17октября,1956 года).

Суда над вл. Владимиром по конкретным официальным обвинениям требовала не треть, а половина архиереев РПЦЗ. При этом ради сохранения церковного единства архиереи, требовавшие Церковного Суда над вл. Владимиром, готовы были даже отказаться от своего вполне обоснованного предложения перенести Архиерейский Собор из Украины (где шла гражданская война) в Россию. Об этом свидетельствуют заблаговременно (еще до намеченной даты проведения Собора) опубликованные в интернете официальные заявления этих архиереев, в которых излагается их намерение участвовать в очередном Архиерейском Соборе на Украине заочно согласно Положению о РПЦЗ. Однако эти заявления епископов, также как многие другие, были разбойнически отклонены, а сами епископы подверглись клевете и необоснованным обвинениям в том, что якобы отказались от участия в архиерейском соборе на Украине. На самом же деле архиереи , требовавшие суда над вл. Владимиром, были не допущены к участию в этом соборе, да и сам собор под председательством Вл. Владимира даже в принципе не мог быть каноническим. Поспешность и беззаконие, проявленные американскими и украинскими архиереями по отношению к своим бывшим собратьям, могут свидетельствовать только об одном - о причастности архиепископа Владимира (Целищева) и иже с ним архиереев к ереси сергианства. Сергианствующие архиереи предпочли принести в жертву прозападному бандеровскому режиму единство не только с епископом Южно-Российской епархии, но и единство со всеми владыками, которые выступили за восстановление попираемой церковной соборности против папистских действий арх. Владимира, который не нашел ни чего лучшего, как сочинить очередную ложь о том, что выступившие против него архиереи имеют прокоммунистические взгляды. Причиной созыва Архиерейского Собора РПЦЗ в России (октябрь 2015 г. ) явилось то, что «солтановский разбойничий собор» поставил себя вне церковных канонов. Об этом свидетельствует не только каноническое безобразие «солтановского собора», но и его отношение к Постановлению № 362 Святейшего Патриарха Тихона и Священного Синода и Высшего Церковного Совета от 20 ноября 1920 года. В частности, архиереи, участвовавшие в разбойничьем соборе, пытаясь обосновать обвинения в адрес канонической РПЦЗ, утверждали, что Указ №362 в настоящее время не имеет канонической силы, ибо еще в 1922 году «утратил свое значение после образования РПЦЗ» (разъяснения секретаря синода епископа Амвросия на официальном сайт целищевского синода. Март 2016). Такое заявление не просто абсурдно, но является еще одним подтверждением того, что целищевский раскол ставит себя вне канонического бытия и вне церковного Устава, каковым для Зарубежной Церкви является «Положение о РПЦЗ», утвержденное определениями Собора Епископов Русской Православной Церкви Заграницей от 26 сентября/9 октября,1956 года; 27 сентября/10 октября, 28 сентября/11 октября, 29 сентября/12 октября и 2/15 октября 1956 года; и определениями Собора от 5/18 июня 1964 г). В этом уставном «Положении о РПЦЗ» Правило №1 гласит: «Русская Православная Церковь Заграницей есть неразрывная часть поместной Российской Православной Церкви, временно самоуправляющаяся на соборных началах до упразднения в России безбожной власти, в соответствии с Постановлением Св. Патриарха, Св. Синода и Высшего Церковного Совета Российской Церкви от 7/20 ноября 1920 г. за № 362» . Из Первого Правила Положения о РПЦЗ следует, что легитимность Постановления №362 это одно, а образование организационной структуры РПЦЗ это совершенно другое. И одно другому не мешает быть до сего дня действительным. Если бы Постановление №362 утратило свою силу при образовании РПЦЗ еще в 1922 году, что пытаются доказать архиереи-целищевцы, то последующие Архиерейские Соборы Зарубежной Церкви не обозначили бы это Постановление в первом пункте своего Устава. О том, что Постановление № 362 действует даже независимо от образования РПЦЗ, свидетельствуют факты существования после революции Катакомбной Церкви в России, которая основывала свою деятельность тоже на Постановлении №362. Это Постановление предназначалось и предназначается до сего времени для упорядочения жизнедеятельности Русской Церкви в определенных условиях, а не только для образования РПЦЗ. Да и в самой РПЦЗ существует множество подтверждений того, что Постановление №362 не утратило свое действие и значение с образованием Зарубежной Церкви после 1922 года. Об этом свидетельствует «Временное Положение о Русской Православной Церкви Заграницей» и протоколы совещаний в Сремских Карловцах с 18/31 октября по 5/18 ноября 1935 г. (см.: Церковная жизнь. 1935. № 11–12. С. 164–178). Русская Зарубежная Церковь на основе этих уставных документов, принятых Архиерейским Собором 1936 г., управлялась в форме четырех митрополичьих округов до 1942 г., и когда в условиях мировой войны Архиерейский Синод открыл пятый – Средне-Европейский митрополичий округ, то со ссылкой на Указ № 362. Таким образом, церковной соборностью было подтверждено, что действие этого Указа не отменялось с образованием Зарубежной Церкви. Послевоенная ситуация вынудила РПЦЗ перейти на епархиальную форму управления. Но и при такой организационной структуре РПЦЗ действия Постановления №362 не отменял ни один Архиерейский Собор своими решениями, но напротив - Архиерейские Соборы 1956 и 1964 годов подтвердили и закрепили действительность этого постановления в самом Первом Правиле Устава РПЦЗ. Поэтому непризнание целищевским расколом этого факта, ставит это сообщество вне бытия основного закона РПЦЗ. Но самочиние вл. Владимира (Целищев) и иже с ним выбивает из под себя не только каноническую основу своего существования, но и духовно-нравственную, причем до такой степени, что уже не может именоваться Русской Церковью по духовно –нравственным критериям. Настоящая Русская Церковь в лице своих архиереев не может культивировать у своей паствы откровенно ненавистнические и предвзято утрированные взгляды о русском народе, который , по их мнению, навсегда похоронен и даже не воскреснет. Ярким подтверждением этого ненавистничества и русофобии могут служить не только высказывания самих архиереев, но и покровительство ими деятельности иеромонаха Николая (Мамаева), окормляющего организацию с аббревиатурой БАРС (Балтийский Авангард Русского Сопротивления), кумирами которой являются Адольф Гитлер и другие вожди нацизма. В полном соответсвии со своими кумирами-учителями целищевское самочиние воспитывает презрение к русской нации, о чем свидетельствуют следующие цитаты: «У русского народа нет будущего, и он сам это прекрасно понимает… Подлое, кощунственное племя и в своей подлости будет продолжать мнить себя великим народом…» . Это цитаты из публикации «Что делать…» наряду с подобными высказываниями выставляются на официальном сайте целищевского прихода БАРС вместе с портретами и цитатами вождей нацизма. Более того на своем сайте кинегсбергский приход проповедует, то что Адольф Гитлер являлся посланником Божиим. Если бы о вожде нацизма официальный рупор целищевского прихода говорил как о каре Божией, или как о наказании Божием за богоотступничество и цареубийство, то это было бы одно, но когда о Гитлере говорят как о посланнике Божием, то это совсем другое – это уже извращение православных представлений о мессианстве с попустительства, а может даже с поощрения вождей целищевского бесчиния. Пребывание с такими «вождями» в духовном единстве означает ни что иное, как отпадение от Православия. Архиерейский Собор подчеркивает, что БАРС это не светская организация, но организация, которая сама официально позиционирует себя как приход, построенный по орденскому типу на подобие иезуитских рыцарских орденов. А чтобы оскал крестоносцев БАРСа был не так заметен, они маскируются под видом последователей белого движения.

В связи с этим Архиерейский Собор считает своим долгом разъяснить неискушенным, что идеалами белого движения никогда не были вожди нацизма и орденские союзы рыцарей, объединенные ненавистью к русской нации. «Подлое кощунственное племя», - это высказывание «рыцарей ордена» целищевского прихода не о социуме, а о племени, т. е. о нации. В отличие от них, вожди белого движения не испытывали ненависти к русской нации, но боролись с коммунизмом, а о заблудшем народе молились так же, как и святые новомученники и исповедники российские: «Прости и вразуми его, ибо не ведает, что творит». А у религиозных общин целищевского раскола, подобных БАРСУ, иное отношение к русскому народу и иное духовное содержание. Примечательно, что в словаре символов и аббревиатуры дается следующее толкование обозначению БАРС: «В христианстве - это дьявол, грех, второе лицо Сатаны, Антихрист, символ вожделения» (Источник: http://slovariki.org/slovar-simvolov/428).

Если прозападная религиозная организация, возглавляемая Владимиром (Целищевым), уже не верит в воскресение русского народа и относится с откровенной ненавистью к русской нации, и поощряет такие якобы христианские общины как БАРС, то эта организация не имеет никакого права даже именоваться Русской Православной Церковью по духовно-нравственным критериям. А с точки зрения Канонических Правил, целищевский раскол поставил себя вне Русской Православной Церкви еще в 2015 году безобразиями «разбойничего собора» на Украине, о чем в том же году засвидетельствовал Архиерейский Собор РПЦЗ, который впервые за всю историю существования Зарубежной Церкви состоялся на Курской земле при храме в честь Курской Коренной иконы Знамения Матери Божией. И в настоящее время в 2016 году очередной Архиерейский Собор РПЦЗ собрался на земле, где была обретена путеводительница (одигитрия) всего православного русского рассеяния икона Знамения Божией Матери Курская Коренная. Поэтому не случайно среди главных вопросов повестки дня Архиерейского Собора стал вопрос о роли и значении для всего православного русского рассеяния Постановления Святейшего Патриарха Тихона, Священного Синода и Высшего Церковного Совета Православной Российской Церкви от 7/20 ноября 1920 года за № 362 в современных условиях. После вышеизложенных разъяснений Архиерейский Собор определяет:

В условиях существования для Русской Православной Церкви потенциальных угроз как внутренних так и внешних, отмена Постановления №362 было бы не оправдано по определению Первого Правила Положения о РПЦЗ «до упразднении в России безбожной власти», т. е., (по мнению участников Архиерейского Собора) до установления в России Православно-Монархической идеологии в качестве господствующей для русского народа и в качестве цементирующей основы для государства. А до того времени актуален вопрос о правомерности применения этого Постановления в том или ином случае, но не вопрос о целесообразности его существования. Архиерейский Собор считает, что действительность и каноничность Постановления №362 с момента его принятия и до настоящего времени не может подлежать сомнению. Явившись основой образования РПЦЗ и Катакомбной Церкви, Постановление №362 остается до сих пор действительным и является для Русской Православной Церкви гарантом канонического бытия и единства в чрезвычайных условиях. При этом фундаментальное место Постановления №362 в «Положении о РПЦЗ» нисколько не препятствует изменению и дополнению уставных положений Церкви в соответствии с вызовами времени и меняющимися историческими условиями. Поэтому Архиерейский Собор РПЦЗ, не ставя под сомнения действительности Постановления № 362, считает необходимым внести дополнения и поправки к действующему «Положению о РПЦЗ», как это неоднократно делалось на некоторых предыдущих Архиерейских Соборах РПЦЗ.


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку:





КАНОН - Свод законов православной церкви