СВЯТЫЕ НОВОМУЧЕНИКИ И ИСПОВѢДНИКИ РОССІЙСКІЕ (Служба совершается въ ближайшее воскресенье къ 25 январю ст. ст.).

НОВОМУЧЕНИКИ РОССИЙСКИЕ ЗА ХРИСТА СМЕРТЬ ПРИНЯВШИЕ,

икона из Богоявленского храма в Бостоне, написаная иконописцем Николаем Александровичем Папковым.

 

«Благословенъ Богъ! И въ нашъ вѣкъ произрасли мученики, и мы удостоились видѣть людей закалываемыхъ за Христа, людей проливающихъ святую кровь, которая орошаетъ всю Церковь» (Бесѣда 3-я на 1-ю книгу Паралипоменонъ св. Іоанна Златоуста).

И мы въ наше время вмѣстѣ съ златоустымъ проповѣдникомъ можемъ сказать то же о Новыхъ Мученикахъ и Исповѣдникахъ Россійскихъ, предстоящихъ нынѣ въ ликѣ угодниковъ Божіихъ предъ престоломъ Царя Славы и ходатайствующихъ за родъ нашъ.

Сонмъ Новыхъ Мучениковъ Россійскихъ состоитъ изъ представителей всѣхъ сословій и званій Земли Русской — начиная отъ царя-мученика и до послѣдняго бездомнаго странника, лучшихъ чадъ нашего Отечества, которымъ суждено было своей святой кровью оросить всю Русскую Церковь.

Гоненіе на Церковь Христову въ Россіи началось еще до захвата власти богоборцами. Уже съ 1905 года въ газетахъ стали появляться сообщенія о первыхъ жертвахъ грядущаго гоненія.

Въ Ялтѣ, въ 1905 г., за безстрашныя обличенія царившихъ тогда въ городѣ революціонныхъ настроеній, въ своемъ домѣ, на глазахъ у жены и трехъ малолѣтнихъ сыновей, былъ заколотъ кинжалами священникъ о. Владиміръ Троепольскій. Его послѣднія слова, обращенныя къ убійцамъ, были: «Богъ проститъ!»

Въ селѣ Городищи Царицынской обл., 30 ноября 1906 г., также въ своемъ домѣ, былъ убитъ священникъ о. Константинъ Хитровъ. Убійцы не пощадили никого изъ его домашнихъ: о. Константинъ, его матушка, пятилѣтній сынъ Сергѣй и малолѣтній Николай, всѣ были найдены съ проломленными черепами.

Въ 1910 г. въ Тифлисѣ былъ убитъ экзархъ Грузіи архіепископъ Никонъ.

Эти первыя жертвы, по сравненію съ тѣмъ, что суждено было перенести Русской Церкви позднѣе, являлись какъ бы маленькими царапинками на ея тѣлѣ. Съ приходомъ къ власти большевиковъ она уже вся обагрилась кровью мучениковъ.

Во время Всероссійскаго Собора 1917-1918 г. въ Москву, къ св. патріарху Тихону, со всѣхъ концовъ необъятной Россіи потекли сообщенія о новыхъ мученикахъ и исповѣднихъ, претерпѣвшихъ муки и смерть за Христа. 31 марта 1918 г. на заупокойной литургіи въ храмѣ Московской Духовной Семинаріи св. патріархомъ Тихономъ были помянуты 15 священномучениковъ поименно «и иныхъ многихъ священнаго, иноческаго и мірскаго чина, ихъ же имена Ты, Господи вѣси».

Первомученикомъ русскаго духовенства сталъ протоіерей Петроградской епархіи о. Іоаннъ Кочуровъ. За безстрашную проповѣдь онъ подвергся избіенію, а затѣмъ его полуживого долго волокли по шпаламъ, пока онъ не предалъ свою душу Богу.

25-го января 1918 г. въ Кіевѣ былъ замученъ благостный старецъ-святитель митрополитъ Владиміръ.

4-го іюля 1918 г. въ Екатеринбургѣ былъ злодѣйски убитъ Государь Императоръ Николай II со всемъ своимъ Августѣйшимъ семействомъ и съ вѣрными слугами, ставшими мучениками христіанскаго долга. Палачи не пожалѣли даже ни въ чемъ неповинныхъ дѣтей. Не стало на Руси кроткаго и боголюбиваго царя — взятъ былъ отъ народа «удерживающій» и кровь христіанская потокомъ хлынула на Русскую Землю. Четыре дня спустя послѣ убіенія царственныхъ страстотерпцевъ, св. патріархъ Тихонъ въ одномъ изъ московскихъ храмовъ по поводу ихъ блаженной кончины говорилъ: «...мы знаемъ, что онъ (Государь), отрекаясь отъ престола, дѣлалъ это, имѣя въ виду благо Россіи и изъ любви къ ней. Онъ могъ бы, послѣ отреченія, найти себѣ безопасность и сравнительно спокойную жизнь за границей, но не сдѣлалъ этого, желая страдать вмѣстѣ съ Россіей. Онъ ничего не предпринялъ для улучшенія своего положенія, безропотно покорился судьбѣ... и вдругъ, онъ приговаривается къ разстрѣлу. ...Наша совѣсть примириться съ этимъ не можетъ и мы должны во всеуслышаніе заявить объ этомъ, какъ христіане, какъ сыны Церкви. Пусть за это насъ называютъ контр-революціонерами, пусть заточатъ въ тюрьму, пусть насъ разстрѣливаютъ. Мы готовы все это претерпѣть въ упованіи, что и къ намъ будутъ отнесены слова Спасителя нашего: «Блажени слышашіи слово Божіе и хранящіи е».

Замѣчательны слова преп. Серафима Саровскаго о будущемъ царѣ-мученикѣ: «Того царя, который меня прославитъ — я прославлю». Это пророчество подтвердилось въ 1903 г. при прославленіи преп. Серафима, когда Государь написалъ: «Немедленно прославить».

На слѣдующій день послѣ Екатеринбургскаго злодѣянія въ Алапаевскѣ были убиты великая княгиня Елизавета Ѳеодоровна, родная сестра царицы-мученицы, тайно постриженная въ иночество, ея сподвижница монахиня Варвара и князья царской крови: Іоаннъ Константиновичъ, Игорь Константиновичъ, Константинъ Константиновичъ, Владиміръ Палей, Михаилъ Сергѣевичъ и рабъ Божій Ѳеодоръ Ремезъ. Ихъ живыми сбросили въ шахту и тамъ забросали гранатами. Великая княгиня до конца помогала умиравшему князю Іоанну Константиновичу, дѣлала ему перевязку, пѣла надгробныя или хвалебныя Богу пѣсни, пока для нея самой уже не зазвучали райскіе напѣвы. Около тѣла святой были обнаружены двѣ неразорвавшіяся гранаты, а на груди ея лежала икона Спасителя.

Св. мощи преподобномученицъ Елизаветы и Варвары были вывезены за границу отступавшей Бѣлой арміей, и въ 1981 г., передъ прославленіемъ Новомучениковъ Россійскихъ, ихъ гробницы, хранящіяся въ Іерусалимѣ въ русскомъ женскомъ монастырѣ въ Геѳсиманской веси, были открыты для поклоненія.

Годы Гражданской войны 1918-1922 явились для Русской Церкви годами поистинѣ кровавыми, наибольшее число мучениковъ приходится именно на этотъ періодъ.

Въ Воронежѣ въ 1919 г. было одновременно убито 160 іереевъ во главѣ съ архіепископомъ Тихономъ (Никаноровымъ). Послѣ отступленія Бѣлой арміи изъ города, они, слѣдуя примѣру архипастыря, не захотѣли оставлять свою паству и всѣ сподобились мученическаго вѣнца. Самого престарѣлаго святителя большевики повѣсили на царскихъ вратахъ церкви монастыря св. Митрофана. Вмѣстѣ съ нимъ въ томъ же монастырѣ были замучены 7 инокинь, онѣ были брошены мучителями въ котелъ съ кипящей смолой.

Съ декабря 1918 г. по іюнь 1919 г. въ Харьковѣ было убито 70 іереевъ Харьковской епархіи.

Въ Перми въ 1919 г., послѣ занятія города Бѣлой арміей, были обнаружены тѣла разстрѣлянныхъ и замученныхъ 42 священнослужителей. Весной, когда снѣгъ растаялъ, они были найдены закопанными въ семинарскомъ саду, многіе носили на себѣ слѣды пытокъ.

Въ г. Тобольскѣ въ 1921 г. было убито 100 іереевъ.

Здѣсь приведены лишь нѣсколько примѣровъ бывшихъ въ то время массовыхъ разстрѣловъ духовенства, дошедшіе до насъ благодаря тому, что упомянутые города были на короткое время освобождаемы Бѣлой арміей и поэтому свѣдѣнія объ этихъ мученикахъ были собраны самыя точныя. То же происходило и на всей остальной Землѣ Русской; повсюду лилась потокомъ кровь христіанская.

Муки, какія претерпѣвали св. страстотерпцы, мало чѣмъ отличались отъ мученій христіанъ первыхъ вѣковъ, и изощренная жестокость современныхъ гонителей также не уступала жестокости ихъ предшественниковъ. — Вотъ примѣры.

Епископа Соликамскаго Ѳеофана (Ильменскаго) мучители вывели на земерзшую рѣку Каму, раздѣли его донага, заплели волосы въ косички, связали ихъ между собой, затѣмъ, продѣвъ въ нихъ палку, приподняли святителя въ воздухъ и начали медленно опускать его въ прорубь и поднимать, пока онъ еще живой не покрылся коркой льда толщиной въ два пальца и такъ предалъ свою душу въ руки Божіи. Все это звѣрство было совершено на глазахъ у многочисленныхъ свидѣтелей — пасомыхъ Владыки, которые оплакивали и молились за своего архипастыря — новаго священномученика Ѳеофана, святого Пермскаго края. Память его 11 декабря.

Въ 1918 г. въ г. Самарѣ, не менѣе звѣрскимъ способомъ, былъ убитъ епископъ Михайловскій Исидоръ (Колоколовъ): его посадили на колъ!

Въ г. Херсонѣ, въ томъ же году, три іерея были распяты на крестахъ.

Наущаемые діаволомъ — первопричиной всѣхъ гоненій на Церковь во всѣ вѣка, новые мучители подвергали свои жертвы всѣмъ тѣмъ видамъ мукъ, кои употребляли іудеи, язычники и мусульмане въ первые и послѣдующіе вѣка гоненій.

Къ симъ угодникамъ Божіимъ можно отнести слова Апостола о первыхъ мученикахъ Церкви Божіей: ...отъ нихъ же многіе «убіени быша, претрени быша, убійствомъ меча умроша, не пріемше избавленія, да лучшее воскресеніе улучатъ» (Евр. 11, 35-37).

Муки за Христа и саму смерть новые мученики встрѣчали безстрашно, радовались тому, что въ страданіяхъ уподобляются своему Искупителю.

Многіе передъ смертью молились за своихъ мучителей, благословляли своихъ убійцъ, призывали ихъ къ покаянію.

Первомученикъ митрополитъ Владиміръ Кіевскій, передъ разстрѣломъ, воздѣвъ руки вверхъ, такъ молился Богу: «Господи! прости моя согрѣшенія — вольная и невольная, и пріими духъ мой съ миромъ». Потомъ онъ благословилъ обѣими руками своихъ убійцъ и сказалъ: «Господь васъ благословляетъ и прощаетъ». И послѣ этого, когда митрополитъ не успѣлъ еще опустить рукъ, онъ былъ убитъ тремя выстрѣлами.

Іеромонахъ Аѳанасій монастыря «Спасовъ скитъ», выведеный на казнь, сталъ на колѣни, помолился, перекрестился, поднявшись съ колѣнъ, благословилъ стоявшаго противъ него съ ружьемъ большевика и поднялъ руки вверхъ. Палачъ хладнокровно застрѣлилъ только что благословившаго его пастыря.

Архіепископъ Астраханскій Митрофанъ передъ разстрѣломъ благословилъ своихъ мучителей, за что одинъ изъ нихъ началъ бить его рукояткой револьвера по рукамъ, затѣмъ схвативъ святителя за бороду, съ силой пригнулъ его голову къ землѣ, такъ что порвалъ ему ротъ, и послѣ подобныхъ издѣвательствъ застрѣлилъ мученика въ високъ.

Протоіерей Іоаннъ Восторговъ, извѣстный на всю Россію проповѣдникъ, настоятель собора Василія Блаженнаго въ Москвѣ, передъ разстрѣломъ благословилъ всѣхъ приговоренныхъ вмѣстѣ съ нимъ и первымъ подошелъ къ вырытой ямѣ.

Епископъ Балахнинскій Лаврентій (Князевъ) во время разстрѣла призывалъ солдатъ къ покаянію, проповѣдывалъ имъ, стоя подъ прицѣломъ, о будущемъ спасеніи Россіи. Русскіе солдаты разстрѣливать его отказались, былъ разстрѣлянъ китайцами.

Епископъ Никодимъ Бѣлгородскій передъ разстрѣломъ, помолившись, благословилъ солдатъ-китайцевъ, и тѣ отказались стрѣлять. Тогда ихъ смѣнили новыми и Владыку вывели къ нимъ, переодѣтаго въ солдатскую шинель.

Съ 1920-хъ годовъ, ввиду того, что свободный міръ все чаще сталъ заявлять протесты противъ безпощаднаго гоненія на Церковь въ Россіи, гоненіе начало пріобрѣтать форму видимой законности. Появились суды и судьи. Подобно тому какъ въ древности идолопоклонники требовали отъ христіанъ отреченія отъ Христа и поклоненія твари, такъ и на судахъ безбожниковъ отъ мучениковъ требовали отреченія отъ своего Творца и поклоненія твари — матеріи, обѣщая за это свободу и разныя матеріальныя блага.

Нѣкоторые не выдерживали и отпадали отъ Церкви, находились даже священники, которые отрекались отъ Христа публично. Выявились пастыри-наемники, пытавшіеся вопреки велѣніямъ своей совѣсти осуществить идею «симфоніи» Церкви съ богоборческой властью.

Въ 1922 году ими былъ учиненъ въ Церкви расколъ; раскольники стали именовать себя «Обновленческой» или «Живой» церковью. Возглавители этого безблагодатнаго сборища не ограничились въ своихъ дѣйствіяхъ нарушеніемъ каноновъ и измышленіемъ новыхъ ересей, но, уподобившись Іудѣ-предателю, сами стали истинныхъ пастырей предавать на беззаконныя судилища.

Такъ, напримѣръ, когда чекисты пришли арестовать Петроградскаго митрополита Веніамина, то привелъ ихъ къ нему его же бывшій ученикъ, священникъ Александръ Введенскій, впослѣдствіи обновленческій лжемитрополитъ. Войдя къ митрополиту, Введенскій попытался взять у него благословеніе. «О. Александръ, мы же съ вами не въ Геѳсиманскомъ саду» — спокойно сказалъ ему Владыка и съ тѣмъ же спокойствіемъ выслушалъ объявленіе объ арестѣ.

Въ 1923 г. состоялся разбойничій соборъ «Обновленческой церкви». Въ постановленіи этого собора писалось: «Церковнымъ людямъ не слѣдуетъ видѣть въ совѣтской власти власть антихристову. Наоборотъ, соборъ обращаетъ вниманіе, что совѣтская власть, государственными методами, одна во всемъ мірѣ, имѣетъ цѣль осуществить идеалы Царствія Божія».

И это писалось тогда, когда этой властью, на глазахъ у всего вѣрующаго народа, были замучены и убиты десятки святителей, тысячи священниковъ, монаховъ и мірянъ.

Бóльшая часть вѣрующихъ, сразу же опознавъ наемниковъ, вкравшихся въ церковную ограду, перестали посѣщать захваченные ими храмы, согласно словамъ царственнаго Пѣснописца: «Возненавидѣхъ церковь лукавнующихъ, и съ нечестивыми не сяду» (Псал. 25, 5), и ходили только въ тѣ церкви, гдѣ за богослуженіемъ возносилось имя св. патріарха Тихона.

Другимъ предлогомъ къ гоненію на православныхъ христіанъ въ Россіи явилось изъятіе большевиками церковныхъ цѣнностей.

Въ странѣ наступилъ сильный голодъ; пользуясь имъ, безбожники рѣшили усилить гоненіе. Ленинъ по этому поводу писалъ: «Именно теперь и только теперь, когда въ голодныхъ степяхъ ѣдятъ людей и на дорогахъ валяются сотни, если не тысячи труповъ, мы можемъ (и поэтому должны) провести изъятіе церковныхъ цѣнностей съ самой бѣшенной и безпощадной энергіей, не останавливаясь передъ проявленіемъ какого угодно сопротивленія»... и далѣе: «Чѣмъ большее число представителей реакціонной буржуазіи и реакціоннаго духовенства удастся намъ по этому поводу разстрѣлять, тѣмъ лучше».

Подъ предлогомъ изъятія церковныхъ цѣнностей въ 1922 г., только по опубликованнымъ даннымъ, было разстрѣляно и замучено 2.691 священномученикъ, 1.962 преподобномученика, 3.447 преподобномученицъ.

Въ Петроградѣ въ ночь съ 12 на 13 августа 1922 г. былъ разстрѣлянъ глубоко почитаемый всѣмъ простымъ трудовымъ людомъ Петроградской епархіи митрополитъ Веніаминъ (Казанскій), вмѣстѣ съ нимъ были разстрѣляны епископъ Венедиктъ, архимандритъ Сергій (Шеинъ) и еще нѣсколько видныхъ церковныхъ дѣятелей.

Когда на судѣ митрополиту предложили сказать свое послѣднее слово, то онъ, пользуясь имъ, сталъ доказывать судьямъ всю невиновность осужденныхъ съ нимъ, приводя при этомъ обстоятельныя доказательства въ пользу каждаго. Судья потребовалъ сказать что-нибудь о себѣ. «О себѣ? Что же я могу вамъ о себѣ сказать? Развѣ лишь одно... Я не знаю, что вы мнѣ объявите въ вашемъ приговорѣ — жизнь или смерть, — но, что бы вы въ немъ не провозгласили, — я съ одинаковымъ благоговѣніемъ обращу очи свои горѣ́, возложу на себя крестное знаменіе (при этомъ митрополитъ широко перекрестился) и скажу: Слава Тебѣ, Господи Боже, за все»!

Подобные судебные процессы велись почти во всѣхъ городахъ Россіи.

13 апрѣля 1922 года, за отказъ выдать безбожникамъ церковные сосуды, освященные Святыми Дарами, были приговорены къ разстрѣлу 11 московскихъ священниковъ. Къ этому же процессу былъ привлеченъ святѣйшій патріархъ Тихонъ. За смѣлыя выступленія на судѣ патріархъ подвергся аресту и заключенію въ Донскомъ монастырѣ, безъ права принимать посѣтителей; только одинъ разъ въ день ему разрѣшалось выходить на балконъ и издали благословлять народъ.

Черезъ полгода въ Москвѣ состоялся повторный судебный процессъ въ связи съ дѣломъ по изъятію церковныхъ цѣнностей, къ суду было привлечено 118 обвиняемыхъ.

Обновленцы объясняли массовые разстрѣлы вѣрующихъ непримиримымъ отношеніемъ патріарха и всей «тихоновской» Церкви къ совѣтской власти. На одномъ изъ своихъ «соборовъ» они постановили лишить святѣйшаго патріарха сана и даже монашества. Обновленческій лжемитрополитъ Петръ въ большевистской газетѣ «Извѣстія» требовалъ, чтобы патріархъ Тихонъ и его соратники понесли «должную кару». Мучители уже готовили свою расправу надъ святѣйшимъ, но, видно, отъ Господа ему былъ уготованъ иной вѣнецъ. Самъ патріархъ искренно желалъ мученической смерти, того скораго перехода въ селенія Отца Небеснаго, коего сподобились священномученики Владиміръ Кіевскій, Веніаминъ Петроградскій и прочіе святители, пастыри и міряне. Для него это было вожделѣннымъ концомъ его страдальческой жизни. Но Господь судилъ иначе, крестомъ святѣйшаго явилось управленіе Русской Церковью въ самый кровавый періодъ ея существованія. По силамъ былъ сей крестъ лишь сильному въ смиреніи патріарху Тихону. Кротко и безропотно несъ онъ послушаніе, данное ему Церковью — патріаршество, изнемогая порой подъ этой непосильной ношей, но не сдаваясь. Не разъ большевики требовали отъ него рѣшеній, противныхъ его совѣсти, грозя при этомъ разстрѣломъ вѣрныхъ ему собратьевъ архипастырей и пастырей. На его глазахъ былъ убитъ самый близкій ему человѣкъ — многолѣтній келейникъ святѣйшаго Іаковъ, котораго знала и пришла провожать вся Москва. На самого патріарха было устроено покушеніе, и онъ на слѣдующій день послѣ него, съ ножевой раной въ спинѣ, служилъ и проповѣдывалъ въ Троицкомъ подворьѣ.

Сколько пришлось пережить его любвеобильному сердцу, вѣдаетъ одинъ лишь Богъ. 25 марта 1925 года, въ самый день праздника Благовѣщенія, почилъ отъ земныхъ дѣлъ великій печальникъ Земли Русской святѣйшій Тихонъ, патріархъ Московскій и всея Руси. Передъ смертью онъ, подобно св. Іоанну Златоусту, трижды воздалъ хвалу Творцу своему и, занеся третій разъ руку для крестнаго знаменія, тихо отошелъ ко Господу. Взятъ былъ отъ Церкви земной святѣйшій патріархъ Тихонъ и возсіялъ въ Церкви Небесной новый священномученикъ Тихонъ, святитель Московскій.

Послѣ кончины патріарха во главѣ Русской Церкви всталъ митрополитъ Крутицкій Петръ. По имени было и житіе его. Онъ оказался тѣмъ камнемъ, о который разбивались всѣ тщетныя попытки большевиковъ подчинить себѣ Церковь. На многократныя предложенія властей пойти на взаимныя уступки онъ неизмѣнно отвѣчалъ отказомъ, а посылаемыхъ къ нему агентовъ съ этими предложеніями выпроваживалъ за дверь со словами: «Вы все лжете, ничего не дадите, а только обѣщаете». 10 декабря 1925 года онъ былъ арестованъ. Съ тѣхъ поръ митрополитъ Петръ къ прямому управленію Церковью уже не вернулся, и до самой своей кончины, которая послѣдовала въ 1936 году, находился въ различныхъ тюрьмахъ и ссылкахъ, претерпѣвая голодъ, холодъ и поношенія отъ своихъ мучителей.

Вмѣстѣ съ митрополитомъ Петромъ была арестована группа единомышленныхъ съ нимъ іерарховъ, проживавшихъ въ Москвѣ. Въ этотъ періодъ гоненія на Церковь, въ 1926 г., въ различныхъ ссылкахъ находилось 117 епископовъ. Русская Церковь осталась безъ своихъ архипастырей. Старшимъ изъ всѣхъ остававшихся на свободѣ былъ викарій Ярославской епархіи архіепископъ Угличскій Серафимъ (Самойловичъ), онъ и всталъ во главѣ Церкви. Большевики къ нему начали предъявлять тѣ же требованія, какія предъявляли митрополиту Петру, для этого его вызвали въ ГПУ и продержали тамъ три дня. Не добившись отъ него согласія на ихъ предложенія, чекисты пробовали запугать Владыку. — А если мы васъ отсюда не выпустимъ, кто возглавитъ Церковь? — «Самъ Господь Іисусъ Христосъ» — послѣдовалъ достойный отвѣтъ святителя. Впослѣдствіи архіепископъ Серафимъ былъ сосланъ на Соловки, прошелъ и черезъ другіе страшные лагеря и скончался въ ссылкѣ, въ Коми, на крайнемъ сѣверѣ.

Русская Церковь шла неуклоннымъ крестнымъ путемъ, тѣмъ путемъ, какимъ увѣнчалось воплощеніе Господа Іисуса Христа на землѣ, единственнымъ путемъ, ведущимъ людей ко спасенію, — путемъ скорбнымъ. Прямые продолжатели дѣла Христова, архипастыри и пастыри, подавали своимъ пасомымъ высокій примѣръ для подражанія, избирая именно сей путь, отвращаясь отъ путей широкихъ и легкихъ.

И какъ разъ тогда, когда Церковь уже готова была торжествовать побѣду, когда всѣ попытки гонителей поработитъ Ее себѣ оказались тщетными, изъ тюрьмы былъ выпущенъ на свободу митрополитъ Сергій (Страгородскій). Самъ фактъ его освобожденія въ тотъ моментъ, когда повсюду шли аресты, возбудилъ среди вѣрующихъ тревогу, которая усилилась, когда онъ созвалъ новый Синодъ, состоявшій изъ бывшихъ обновленцевъ, и получилъ право жить въ Москвѣ, каковымъ онъ не пользовался даже до своего ареста. Вставъ во главѣ Церкви, онъ сразу же началъ исполнять тѣ требованія безбожниковъ, за неисполненіе которыхъ прежніе іерархи поплатились своей свободой.

Въ 1927 г. имъ было написано посланіе (декларація), въ которомъ митрополитъ Сергій выражалъ совѣтскому правительству благодарность за вниманіе къ духовнымъ нуждамъ православнаго населенія, и называлъ радости совѣтской власти радостями Церкви. Большинство приходовъ, получивъ «декларацію», отсылали ее обратно митрополиту Сергію; на Уралѣ, за рѣдкими исключеніями, всѣ приходы вернули декларацію.

Въ Церкви произошелъ новый расколъ, а для большевиковъ появился новый поводъ къ усиленію гоненія — непризнаніе митрополита Сергія и его, продиктованной ими, деклараціи.

Какъ въ свое время поминовеніе имени св. патріарха Тихона за богослуженіемъ служило для мучителей поводомъ къ осужденію своихъ жертвъ въ ссылку или на казнь, такъ теперь, наоборотъ, за непоминовеніе митрополита Сергія многіе сподоблялись мученическихъ вѣнцовъ.

Такъ, епископъ Никольскій Іероѳей (Афоникъ) былъ арестованъ за отказъ повиноваться митрополиту Сергію. Вѣрующій народъ, живой стѣной окруживъ своего любимаго Владыку, не давалъ чекистамъ увести его, тогда они на глазахъ у всѣхъ убили святителя выстрѣломъ въ голову.

«...Какъ много появилось новыхъ страдальцевъ, писалъ митр. Сергію архіеп. Серафимъ (Самойловичъ), которыхъ страданія еще болѣе усугубляются сознаніемъ того, что эти страданія явились слѣдствіемъ вашей новой политики». На подобныя письма митр. Сергій либо не отвѣчалъ вовсе или отвѣчалъ лишеніемъ архіерея его каѳедры или запрещеніемъ въ священнослуженіи.

Всѣ новыя назначенія и перемѣщенія епископовъ шли теперь черезъ ГПУ, Церковь почти полностью подпала подъ власть безбожниковъ, и то, чего они не смогли добиться черезъ обновленцевъ, добились благодаря митр. Сергію.

Въ другомъ своемъ письмѣ митр. Сергію архіеп. Серафимъ обвиняетъ его въ тяжкомъ грѣхѣ «увлеченія малодушныхъ и немощныхъ братій нашихъ въ новообновленчество». И дѣйствительно, дѣйствія митр. Сергія мало чѣмъ отличались отъ дѣйствій обновленцевъ. Онъ также, подобно имъ, не гнушался и предательства своихъ собратьевъ. Такъ, епископъ Остальскій Аркадій, жизнь котораго — одни сплошныя страданія за Христа (его приговорили къ разстрѣлу, который затѣмъ замѣнили 10 годами сѣверныхъ лагерей, ссылали на Соловки, требовали отреченія отъ священнослуженія, обѣщая за это прекращеніе преслѣдованія), — однажды, возвращаясь изъ ссылки и будучи тайно въ Москвѣ, рѣшилъ обратиться къ митрополиту Сергію за совѣтомъ, какъ ему дальше быть и что дѣлать. Митрополитъ Сергій, прежде бесѣды, потребовалъ отъ епископа Аркадія немедленной явки въ ГПУ.

ГПУ само по себѣ не могло сломить многихъ исповѣдниковъ; укрѣпляемые благодатью Божіею, они мужественно претерпѣвали всѣ мученія, а требованія мучителей повиноваться ихъ велѣніямъ вмѣняли ни во что; но теперь, когда самъ законный глава Церкви, не повинный ни въ ереси, ни въ прямомъ нарушеніи каноновъ, началъ призывать къ этому повиновенію, многіе, не рѣшаясь идти противъ «мудрѣйшаго» Сергія, каковымъ онъ почитался среди духовенства, и боясь тѣмъ самымъ впасть въ преслушаніе Церкви, пошли за нимъ и всѣ годы своего заключенія въ тюрьмахъ и ссылкахъ, годы честной борьбы, зачеркнули.

Лучшая же часть епископата, духовенства и мірянъ, сразу почувствовавъ новый соблазнъ, вкравшійся въ Церковь, не пожелали слѣдовать ему и порвали всякое общеніе съ митрополитомъ Сергіемъ. Однимъ изъ первыхъ отошелъ отъ него епископъ Викторъ (Островидовъ) и съ нимъ Воткинская и частично Вятская епархіи. Вслѣдъ за тѣмъ отошли епископъ Димитрій Гдовскій, епископъ Сергій Нарвскій, епископъ Алексій Воронежскій и епископъ Алексій Серпуховскій.

Въ началѣ 1928 года ушли также: митрополитъ Агаѳангелъ Ярославскій, второй по завѣщанію патріарха мѣстоблюститель послѣ митрополита Кирилла, архіепископъ Серафимъ Угличскій, митрополитъ Іосифъ Петроградскій и многіе другіе. Въ письмѣ епископу Димитрію митрополитъ Іосифъ писалъ, что въ началѣ 1928 года отъ митрополита Сергія отдѣлилось 26 епископовъ.

Этотъ періодъ въ исторіи Русской Церкви, періодъ великаго предательства, совершившагося въ самыхъ нѣдрахъ ея, далъ также цѣлый сонмъ новыхъ мучениковъ. Всѣ не признававшіе митрополита Сергія и не желавшіе налагать на себя добровольную узду послушанія безбожникамъ, рано или поздно подвергались арестамъ.

Въ 1929 году были арестованы 15 отдѣлившихся отъ митрополита Сергія епископовъ. Арестъ святителей происходилъ слѣдующимъ образомъ: агентъ ГПУ являлся къ епископу и задавалъ вопросъ: «Какъ вы относитесь къ деклараціи митрополита Сергія?» Если онъ отвѣчалъ, что не признаетъ ее, агентъ заключалъ: «Значитъ вы контрреволюціонеръ». И епископъ арестовывался.

Одновременно подъ тѣмъ же предлогомъ начались массовые аресты духовенства.

Протоіерея Владиміра Захарьевича, настоятеля церкви въ селѣ Боровиха Кіевской губ., арестовали, посадили въ одиночную камеру, на допросахъ все время требовали признанія митрополита Сергія; когда же онъ категорически отказался, ему перебили руки и ноги и бросили въ тюремную камеру, гдѣ онъ и скончался.

Настоятеля церкви въ селѣ Дацкѣ Кіевской губ. протоіерея о. Николая Джозовскаго за непризнаніе митрополита Сергія арестовали, и по дорогѣ, въ лѣсу, звѣрски замучили: ему отрѣзали пальцы, выдергивали волосы изъ головы, кололи и рѣзали и потомъ разстрѣляли.

Мучители и ласками и угрозами пытались добиться отъ своихъ жертвъ признаніе пагубной деклараціи и ея автора. Передъ полуживымъ отцомъ Ѳеодоромъ Андреевымъ, извѣстнымъ Петроградскимъ проповѣдникомъ, слѣдователь, на допросѣ, пытался красочно изобразить всѣ «прелести» процвѣтанія Церкви, признанной коммунистической властью и пользующейся свободными правами.

— «Не надо намъ вашихъ совѣтскихъ правъ, оставьте намъ святое наше безправіе» — отвѣтилъ отецъ Ѳеодоръ.

Съ начала 1930-хъ годовъ ссыльные святители начинаютъ призывать народъ къ уходу въ катакомбы, по примѣру древнихъ христіанъ. Церковь Христова, сія непорочная Невѣста, не имѣющая никакой части съ веліаромъ, по слову св. Тайнозрителя, взявши орлиныя крылья, скрывалась въ пустынѣ и тамъ питалась (Откр. 12, 14).

Возглавилъ этотъ уходъ въ «пустыню» виднѣйшій іерархъ того времени, митрополитъ Казанскій Кириллъ (Смирновъ). Святитель-молитвенникъ, стойкій и безкомпромиссный ревнитель чистоты вѣры, твердостью своего духа онъ воскресилъ передъ нами образы великихъ отцовъ Церкви — хранителей Православія, такихъ какъ св. Игнатій, св. Поликарпъ, св. Аѳанасій Великій и многихъ другихъ исповѣдниковъ и священномучениковъ, украсившихъ лучшія времена христіанства.

Еще въ началѣ своего архипастырскаго служенія онъ былъ отмѣченъ св. прав. Іоанномъ Кронштадтскимъ, который завѣщалъ отпѣвать себя молодому тогда Гдовскому епископу Кириллу; на Всероссійскомъ Соборѣ 1917-1918 г.г. на первомъ голосованіи, при выборахъ кандидатовъ въ патріархи, онъ получилъ по количеству поданныхъ за него голосовъ, второе мѣсто послѣ митрополита Антонія (Храповицкаго); св. патріархъ Тихонъ въ своемъ завѣщаніи указалъ на него, какъ на перваго своего достойнаго преемника-мѣстоблюстителя патріаршаго престола. Иными словами, это былъ святитель особо отмѣченный Богомъ и черезъ то глубоко почитаемый среди вѣрующаго народа, къ его голосу внимательно прислушивались всѣ, кому дорога была Истина.

Съ 1919 г. по 1941 г., т. е. вплоть до своей кончины, онъ на свободѣ уже почти не былъ. Безпрестанныя ссылки, тюрьмы, допросы, на которыхъ и ласками и угрозами его вынуждали встать на путь предательства интересовъ Церкви, всѣ эти испытанія онъ претерпѣлъ доблестно, ни въ чемъ не преступивъ велѣній своей чуткой совѣсти.

Когда возникшій въ Церкви соблазнъ началъ грозить совращеніемъ даже самыхъ преданныхъ Церкви чадъ, изъ далекаго Туруханскаго края раздался голосъ сего свѣтильника, призывающій вѣрующихъ держаться пути, избраннаго Церковью, а не ходить стезями человѣческими. Съ митрополитомъ Сергіемъ онъ порвалъ всякое церковное общеніе и всего себя отдалъ на дѣло созиданія катакомбной Церкви.

Онъ не искалъ подобно митрополиту Сергію человѣческаго заступничества для «сохраненія Церкви», а молился чтобы самому сохраниться въ лонѣ Ея. «Духъ Святый, писалъ онъ въ одномъ изъ своихъ посланій, всегда въ Церкви пребывающій, да ведетъ насъ сквозь горнило нынѣшнихъ тяжкихъ искушеній къ вящшему выявленію Своей Правды, да никакоже умалимся ниже малою частію нашего упованія, ниже помысломъ растворимся въ окружающемъ насъ лукавствѣ міра сего».

Послушныя его голосу истинныя чада своей Матери-Церкви и по сей день претерпѣваютъ отъ мучителей жестокія гоненія, до сихъ поръ низлагаемыя не погибаютъ, во всемъ являя себя, какъ служители Божіи въ великомъ терпѣніи, бѣдствіяхъ, нуждахъ, тѣсныхъ обстоятельствахъ, подъ ударами, въ темницахъ (2 Кор. 4, 8-9; 6, 4-5).

Ихъ доблесть озаряетъ новою славою Русскую Церковь, явивъ міру безчисленный сонмъ вѣнценосныхъ страстотерпцевъ. А вмѣстѣ съ ней и вся Вселенская Церковь пожинаетъ плоды ихъ побѣды. Новые мученики соединили небо съ землею въ общей радости, ибо вмѣстѣ съ воинствующей Церковью, о нихъ нынѣ веселится и Церковь торжествующая.

Торжество прославленія Святыхъ Новомучениковъ и Исповѣдниковъ Россійскихъ состоялось зарубежомъ 1 ноября / 19 октября 1981 года.

Житія русскихъ святыхъ: 1000 лѣтъ русской святости. Собрала мон. Таисія (Карцева). Томъ первый: Январь–Іюнь. 2-ое изде. Jordanville 1983. С. 73-87.


«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку:



КАНОН - Свод законов православной церкви

Сайт для детей и родителей: