Священномученик Архидиакон Никифор (Кантакузин) – Непобедимый борец с католичеством с униатством

Священномученик Архидиакон Никифор Парасхес-Кантакузин, председатель антиуниатского Брестского церковного Собора 1596 - выдающийся деятель Православной Церкви. Поразительный пример жизни по вере, и бесстрашной, бескомпромиссной верности Церкви, возможной только благодатным содействием Духа Святого, даруемым за подвиг любви к Богу.

Никифор родился в 1537 г. в Трикали в Фессалии, происходил с бывшей императорской семьи Кантакузинов. Образование он получил в Италии в Падуанском университете, где учились многие православные греки. Немалое число православных, обучавшихся в те времена в Италии, попадало под влияние западной культуры и уходило из Церкви, причем некоторые становились активными противниками Православия. С Никифором этого не произошло, хотя некоторое время он после окончания университета оставался в Падуе, где преподавал греческий язык. В каких-то общих чертах юность Никифора напоминает, по-видимому, жизненный путь св. Максима Грека, также проведшего молодость в Италии.

Свою верность православию Никифор выразил тем, что принял сан дьякона и стал служить в православном соборе Св. Марка в Венеции, где пробыл семь лет, занимая должность проповедника. В этот период, как видно, он не спешил возвращаться на родину. Это может быть связано с разными причинами. Во всяком случае, в Венеции существовала многочисленная греческая колония, где печатались, как известно, различные книги для православных, и Никифор мог быть полезен своим соотечественникам, трудясь в Венеции. К тому же, у него, очевидно, были определенные ученые склонности, удовлетворить которые можно было в Венеции. Несомненно, что за долгие годы жизни в Италии он хорошо изучил католицизм и западную культуру, что принесло большую пользу в его дальнейшей деятельности. Наконец, в начале 80-х годов, он оказывается в Константинополе. Что послужило толчком к его возвращению, неизвестно. Однако вскоре он начинает занимать видное положение в Константинопольской патриархии.

Нигде в известных документах не говорится о том, был ли Никифор монахом. Однако известный нам путь его жизни позволяет утверждать, что своей семьи у него не было. По всей вероятности, он был, все же, монах или целибат. Во всяком случае, несомненно, что к своему призванию Никифор шел постепенно, приготовляемый Промыслом Божиим.

Подобно тому, как св. Максим Грек, получив широкое западное образование, стал выдающимся просветителем московской Руси в первой половине XVI века, так и Никифор Парасхес, овладев западной культурой и изучив католицизм на опыте жизни в Италии, стал выдающимся борцом против унии.

Итак, нам пока с достоверностью неизвестно, произносил ли Никифор монашеские обеты. Однако совершенно очевидно, что его жизнь по существу целиком была посвящена Церкви, борьбе за правду Церкви. Всею своей душой Никифор принадлежит Царству не от мира сего.

В его жизни есть еще одна неясность: почему он навсегда остался в чине дьякона. При своих выдающихся способностях Никифор мог достичь высших церковных степеней. Его полномочия и размах деятельности выходили далеко за рамки скромного дьяконского сана. В период Брестской унии противники упрекали его именно в том, что он осуществляет деятельность, не соответствующую его сану, хотя Никифор действовал исключительно по послушанию Патриарху, как его полномочный представитель в качестве экзарха.

Дьяконский сан Никифора имеет, по нашему мнению, очень простое и вполне убедительное объяснение: смирение, вот что могло естественно удерживать Никифора от искания более высокого сана. Некоторые исследователи, правда, считают, что он оставался дьяконом, предпочитая дипломатическую и педагогическую деятельность, а не пастырскую. Однако вполне понятно, что происхождение иерархических ступеней нисколько не мешает ни дипломатической, ни педагогической деятельности.

С самого начала своей деятельности в Константинополе Никифор проявил необычную энергию в защите учения и традиций Православия.

Архидиакон Никифор активно участвовал в борбе с реформой грегроинаского календаря – был отправлен в качестве патриаршего посланника для поддержки Русинов в Речи Посполитой в их противостоянию Новой Пасахлий. В Речи Посполитой тогда происходило ужасное гонение на приверженцев старого стиля. Благодарю Его подивгу Православным подданые польского короля сумели вымусит на своим короле – право для остания при Святоотеческой Пасхалий и Церковном Календаре.

Также поездка в город Яссы в Молдавии за сбором средств в патриаршую казну привела к необходимости выступить за сохранение старого календаря. Уже в этот момент Никифор оказался втянутым в униатский вопрос, т.к. попытки введения унии имели место как в Польше, так и в Молдавии. По-видимому, этот эпизод так же послужил поводом к обвинениям Никифора в антипольской деятельности позднее, когда он попал в руки своих врагов после унии 1596 года.

В этот же период он познакомился с такими видными деятелями как князь К.Острожский и канцлер Я.Замойский. Оба эти человека сыграли в дальнейшем решающую роль в судьбе Никифора. Они приглашают Никифора преподавать в основанных ими школах. Естественно, что Никифор принял приглашение православного К.Острожского и отверг просьбу католика Я.Замойского. Несмотря на конфессиональные расхождения и проблему календаря, у Никифора сложились в этот период хорошие отношения с польским канцлером.

Никифор проявляет исключительную активность в делах Константинопольского Патриархата в период заточения Патриарха Иеремии на острове Родос. Ему пришлось столкнуться с крайним упадком дел в Патриархии. Он употребляет все свои силы на восстановление законной власти и порядка в Церкви и терпит поражение. Его отправляют в ссылку на остров Кипр. Он оклеветан перед русским послом, что имело значение, поскольку русское влияние на дела Константинопольского Патриархата в то время было весьма велико.

Но оказалось, что остановить Никифора трудно. Он бежит из заключения и вновь включается в борьбу. Перипетии этой борьбы мы не станем излагать, поскольку наша задача состоит в другом. Существенно то, что Никифор проявляет себя как человек замечательной воли, огромной энергии и преданности Церкви.

Он очень чтил Патриарха Иеремию, которого называл человеком святой жизни. Патриарх Иеремия был возвращен на престол благодаря усилиям Никифора. Перед его восстановлением патриарший престол пустовал, и управлять расстроенными делами Патриархата пришлось Никифору. Однако возвращение Иеремии на престол в конце 1587 года не освободило Никифора от тяжелых обязанностей по налаживанию дел в Патриархии. Дело в том, что за время отсутствия Иеремии Патриархия была разорена и имела огромные долги.

Въ 1588–1590 годахъ, во время путешествия Патриарха Иеремии на Русь, Никифор исполнял обязанности Местоблюстителя Патриаршего престола. По всей вероятности это единственный случай в истории Православия, когда диакон явлался Местоблюстителем Патриаршей Кафедры. Прозвище "мудрейший", которое было присвоено Никифору, соответствовало его дарованиям и размаху деятельности. Он пользовался любовью и полным доверием Патриарха Иеремии несмотря на многочисленных врагов, пытавшихся скомпрометировать его в глазах Патриарха. Особые права, которые Никифор получил в качестве экзарха, были утверждены грамотой двух Патриархов - Иеремии и Мелетия Александрийского в 1592 г.

После возвращения Патриарха в 1592 году (только за четыре года до заключениія Берестейской унии) был назначен Экзархом Молдавии и Речи Посполитой. Назначение Экзархом в Западной Руси было тяжелым испытанием. Православная Церковь на территории Польши в то время находилась в крайне затруднительном положении. Для успешного выполнения своего служения Экзарха были необходимы не только блестящия административныя способности и богословская образованност, но и высокия моральныя добродетели, а также большое личное мужество. Одним из первых канонических деяний нового Экзарха было созыв в августе 1595 года Собора в Яссах (Молдавия), который однозначно отверг возможност унии с Римом (на Нем был низложен про-римский митрополит Георгий Могила). Тогда же святой Никифор разсылает послания духовенству западно-русских земель, в котором призывает не повиноваться епископам-отступникам Ипатию Потею и Кириллу Терлецкому, которые 23 декабря 1595 года подписали актъ унии с католической церковью. Несмотря на препятствия, которые делало правительство польского короля Сигизмунда III, не желая допускать греческое духовенство на Собор в Бресте, Никифор прибыл на территорию своего экзархата. Появление патріаршаго Экзарха на Соборе усилило позицию православных: святой Никифор имел на руках грамоты Патриарха Иеремии, которыя позволяли ему председательствовать на Поместных соборах. Патриарх наделил святого Никифора, как «мужа, исполненннго всякой науки», властью председательствовать на всех соборах в пределах Вселенского Патриархата и от его имени решать на соборе все вопросы, касающаяся веры и строя Церкви.

В период пребывания Никифора в Молдавии, там сложилась острая ситуация. Осуждение унии прозвучало 17 августа, а в сентябре к Яссам подошел польский военный отряд под начальством Я.Замойского, давно знакомого с Никифором. Но в октябре сюда подошли 42-тысячные войска татар и турок, окружившие поляков. Неподалеку находилась еще одна 40-тысячная турецкая армия. Никифор вступил в переговоры с турками и сумел добиться отвода татарского войска. Таким образом, польский отряд был спасен.

На молдавском господарском престоле, благодаря Никифору, был утвержден Иеремия Могила, брат отстраненного епископа Георгия. Это был польский кандидат. Другим кандидатом был турецкий ставленник, но именно христианин Иеремия получил помощь от экзарха. Из этих событий видно, что Никифор отчетливо отделял дела церковные от политических и национальных вопросов. Непреклонный в вопросе унии, навязываемой Римом и польским правительством, он выступает как миротворец с идеей спасения польского отряда, явно присланного в Яссы с целью давления на противников унии.

Возможно, что Никифор, собиравшийся в это время ехать в Польшу по делам унии, рассчитывал на признательную оценку его действий со стороны польского правительства. Но вопреки таким ожиданиям события быстро приобретают драматический характер. Оказывается, именно гетман Замойский коварно предложил Никифору заехать в пограничный город Хотин для встречи с ним. На самом деле это была ловушка. Никифор приехал в Хотин и был тут же арестован как турецкий шпион. Замойский, разумеется, в Хотин не приехал.

Никифор провел в заключении полгода. Опасаясь его влияния на православных, польское правительство и король Сигизмунд III не собирались выпускать Никифора. И экзарху не оставалось другого выхода, как бежать из заключения.

Никифор действительно бежал: ночью он был спущен по веревке с крепостных стен. Однако это бегство было особого характера. Сам Никифор впоследствии говорил, что, спускаясь по стене, он испытал чувства апостола Павла, когда того спустили в корзине в Дамаске. Эти особые чувства были вызваны решением, которое принял Никифор. Как испытавший ни чем не мотивированное насилие со стороны польских властей, Никифор, конечно, понимал, что дальнейшее общение с польскими властями не сулит ему ничего доброго. Для беглеца было бы естественным, освободившись от стражи, отправиться в безопасное место, к себе домой, и больше не попадаться в руки коварных врагов. Но Никифор поступил самым неожиданным образом. Он отправился не в Константинополь, а вглубь польских пределов с целью выполнить свой долг по защите Православия от унии.

Прибытие Никифора в Брест на собор, куда он явился под покровительством князя К.Острожского, имело решающее значение для дальнейшего развития событий. Именно Никифор с его громадным опытом и умом сумел организовав православных и провести заседания православной стороны так, что решения православного собора получили законную силу, а униаты были осуждены. Усилия Никифора практически нейтрализовали успехи унии, несмотря на всю мощь соединенных усилий папы и короля.

Донесения в Рим папского нунция и приставленного к Никифору иезуита Петра Аркудия, свидетельствуют о растерянности, беспокойстве, ожесточении католиков. Никифор, по их мнению, был очень опасен. Он подрывал авторитет короля, присвоил себе неподлежащую власть и т.д. Естественно, что король и польская Католическая Церковь были чрезвычайно раздражены всей непреклонной деятельностью экзарха.

После Собора Архидиакон Никифор продолжал свое пребывание на западно-русских землях. Он понимал, что его присутствие в Речи Посполитой укрепляет ряды противников унии с Римом. Он разсылал грамоты, убеждая тех, кто сомневался, освобождал священников от послушания униатскому архиерею. Деяния святого Никифора вызывали неудовольствие польского короля. Более того, он приказал арестовать Экзарха, обвиняя его в шпионажн в пользу Турции и России.

В феврале 1597 года в Варшаве открылся сейм, на котором разсматривались вопросы законности Берестейской унии, выдвинутые на разсмотрение представителями православных. Униаты на этом сейме опротестовывали решение Православного Собора в Брестн, обвиняли святого Никифора и других православных иерархов в отсутствии у них достаточных полномочий для проведения Собора и отлучение епископов-униатов от Церкви. Без всякаго приговора Никифор был отправлен в Мальборкский замок. Через два года после процесса Никифор умер в темнице от голода. Его смерть долго скрывалась поляками, но Господь открыл его мученический подвиг. Смерть Никифора утаивалась поляками, но есть документы, которые свидетельствуют о его насильственной смерти – которая наступила в 1599 г. В XIX в. российски историк П. Н. Жукович обнаружил письмо униатского митрополита Ипатия (Поцея) Яну Сапеге с упоминанием «изменника Никифора, издохшего в Мальборке». К сожалению, князь Константин Острожский не проявил достаточных усилий, чтобы освободить своего соратника.

Уже вскоре мученической кончиы Архидиакона Никифора извенстый ревнитель Св. Православия Афонскагий монах ІИоанн Вишенский в своем послании к митрополиту и епископам Югозападной Руси, принявшимъ унию, свидетельствовал о Его общеизвестной в народе русском святости: Албо мнимаете и Никифоровъ языкъ, которого затворили есте и не слышите его, вашу не правду обличающій, яко нынѣ мовчить и без гласенъ есть? Такъ вѣдайте, ижъ болшей теперъ на васъ крычить и обличаеть, нижли перво, коли въ затворѣ не былъ. Затворили есте его въ Малбурку, да не видитъ Кракова, Лвова и Варшавы и прочіихъ мѣстъ, але отъ презащнѣйшаго града горняго Іерусалима за творити есте его не могли. Тамо ему ходити и палацы небесные оглядовати чистою молитвою всегды волно. Затворили есте его отъ лица кролевского, воеводского и васъ всѣхъ роскошниковъ свѣта сего, яко да васъ не видитъ, але отъ лица Отца и Сына и Святаго Духа и тмы тмамъ предстоящимъ позору аггелского затворити есте его не могли, тамо ему смотрѣти свѣтлость славы неприступнаго божества и премирныхъ силъ небесныхъ всегды волно; не затворенъ ли былъ Іоаннъ въ Патмѣ островѣ, але въ томъ затворѣ Сына въ нядрѣхъ Отчіихъ узрѣлъ и оттоль болшей благословити и обличати ложъ началъ? Такожъ и вы мни мали есть затворомъ утолити языкъ Никифоровъ, а того не вѣдаете, ижъ тымъ вязенемъ вашихъ пановъ бѣсовъ воздушныхъ поднебес ныхъ болшей мучитъ, сѣчетъ, уморяетъ и васъ имъ служащихъ такъ явно и голосно обли чаетъ, ижъ ажъ тотъ крикъаерныхъ воздухъ, прелетѣвши небесные круги, приникнувши, у престола святыя Троицы опираетъ и ваше мучителство и неправду до конца обнажаетъ голу, безобразну, безвстыдну, якъ едину машкару и курву вшетечную всему свѣту на земли и на небеси явну чинитъ, обличаетъ васъ предъ Отцемъ и Сыномъ и Святымъ Духомъ и всѣми силами небесными, якъ за благочестіе, вѣру, законъ, правду и судъ на васъ богопро тивныхъ учиненый и предѣла учтивости своей згвалтившихъ, въ темницю затвора уверженъ есть. Обличаетъ васъ на земли, яко вы правдѣ сопротивници , гонители и мучители есте ся стали, лжи жеантихристовы поборници, вѣрные слуги и таинники, секретарѣ и заступникы быти ся показали, оного правды слышати не претерпѣвши, у вязене поганствомъ тиранскимъ есте угнали.

Итак, экзарх Никифор - несомненный мученик, всю свою жизнь неустанно боровшийся за веру. Его настойчивая борьба с унией напоминает другого, более раннего исповедника веры - святого Марка Ефесского, однако святой Марк не был мучеником. Характер мученическаго подвига Никифора сближает Его еще с одним святым, Его современником, также непреклонно стоявшим в вере и также погибшим голодной смертью от поляков – Свящмуч. Патриархом Московским Гермогеном. Но в подвиге Экзарха Никифора есть еще одна сторона - в нем полностью отсутствует какое-либо национальное пристрастие. Никифор - грек, однако ему одинаково были дороги и греки, и молдаване, и русские, и сами поляки. Он сражался за Церковь в полном сознании сверхнациональной природы Церкви, в которой нет ни эллина, ни иудея, ни скифа, ни варвара.

Экзарх Никифор сыграл большую роль в событиях Собора 1596 года в Бресте. Он фактически предопределил решения Собора и придал ему канонический характер. Именно Никифор, с его громадным опытом и умом, сумел организовать православных и провести заседания антиуниатской стороны так, что решения православного Собора получили законную силу, а униаты были осуждены. Никифор работал во благо Церкви Православной в Порте, Италии, Молдавии, Крите, Речи Посполитской и вконце на нашей Св. Руси. Во всех своих начиананях Он ставял во первых благо Церкви, всеггда действуая по строгому церковному закону – ни вчем не нарушая Св. Веры Православной.

Рассмотрев и обсудив прошение польских прихожан РПЦЗ о канонизации Архидиакона Никифора Великого Протосинкелла и Экзарха Константинопольского Престола в Молдавии и Речи Посполитой - от латинян замученного в Мальборке (Польша) в 1599 году, Архиерейский Собор РПЦЗ решением от 18 сентября 2016 г. по н. ст., единогласно постановил: причислить его к лику Святых Мучеников и установить день его прославления днем его памяти. Память священномученика Никифора совершается ежегодно 18 сентября по н. ст., т. е. вместе с воспоминанием мученической кончины другого борца за Св. Православие – Св. Преподобномученика Афанасия, игумена Брестского.


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: